Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Александр Беляев. Ариэль -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  -
ь. Жажда чудес обуревала ее. - Ну, пусть хоть стол сдвинется с места!.. И можешь ты сделать меня молодою? Или перенести меня в Англию?.. Пусть по слову твоему распустится этот увядший цветок... Ну, избавь меня по крайней мере от камней в печени! - Нельзя искушать господа понапрасну, - отвечал Ариэль, которому надоела настойчивость тетушки Флоренсы. - Как понапрасну? Камни в печени причиняют мне ужасные боли, операции же я боюсь, как... - Значит, вас бог наказал камнями в печени! Флоренса замолчала, вспоминая грехи, за которые бог мог наказать ее камнями в печени... Все-таки чудотворцы - несговорчивые люди... Предложить ему подарок? Еще обидится, скажет, что это симония - торговля чудесами. Вот если самой заполучить такое горчичное семечко веры... - Слушай, Бен, не сердись. Но, может быть, ты смог бы передать мне немножечко своей веры, хоть с пылинку? - Это зависит от вас. Верьте, и дастся по вере вашей! Тетушка Флоренса зажмурилась, сжала кулаки, покраснела от натуги. - Верю, что поднимусь на воздух! Верю, господи, верю!.. - Она приподнималась на носках... - Кажется, уже! Боже, неужели? Как страшно! Кажется, поднимаюсь! Верю, верю, верю, верю! - Она крепко зажмурила глаза. Ариэль, окончательно потеряв терпение, вдруг схватил тетушку Флоренсу, вмиг посадил ее на шкаф и выбежал из комнаты. На лестнице он едва не сбил с ног пастора. - Иди за мной, Бен! Пастор привел Ариэля в свой кабинет, усадил в кресло, долго шагал по комнате. Наконец он сказал: - Слушай, Бен, как ты это делаешь? - По вере моей, - скромно ответил тот. Пастор хотел вспылить, но сдержался. - Покажи ноги! - приказал он. Кингсли нагнулся и, кряхтя, осмотрел. Ноги как ноги. На подошвах никаких пружинок, аппаратов. - Не научили ли тебя левитации факиры? - спросил он, хотя всегда утверждал, что левитация - досужие вымыслы праздных туристов. Но теперь ему легче было поверить в чудеса факиров, - все-таки это могли быть только ловкие фокусы, - чем в чудо христианского бога. - Я не знаю, что такое левитация, - простодушно возразил Ариэль. - Ну, хорошо. Если ты сейчас обманываешь меня, то обманываешь бога, и он накажет тебя: пошлет проказу. А если не обманываешь, то желаешь ли послужить ему? - Вся моя жизнь принадлежит богу, творящему чудеса, - ответил Ариэль. - Хорошо, иди, Бен. И когда Ариэль вышел, пастор сказал: - Жребий брошен. Будь что будет! Это все-таки лучший выход из положения. Я использую Бена, что бы он ни представлял собою, обращу в христианство массу язычников, составлю блестящий отчет и уеду в Англию со славой великого миссионера, а потом мой преемник пусть разделывается тут со всем, как знает! И ему уже грезились награды, столичный ректорат, а может быть, и епископство. В кабинет вбежала Сусанна, размахивая газетами. - Отец, я всегда говорила, что твой Бен авантюрист. Вот, смотри, в газетах пишут о летающем человеке. Это, конечно, он. - Но он все-таки летает, этот человек? - И летчики летают, и жуки летают, но не выдают себя за чудотворцев! - Слушай, Сусанна! Если ты хочешь скорей вернуться в Лондон, не показывай никому газет, ничего ни с кем не говори о Бене и не вмешивайся ни во что. Прошу тебя... Это продлится всего несколько дней, и тогда, даю тебе слово, мы поедем в Англию окончательно! Ариэль уже не застал тетушки на шкафу. Призвав на помощь веру, она хотела плавно спуститься со шкафа, но упала, ушибла колени, упрекнула себя в недостатке веры и отправилась в свою темноватую комнату. Известие о чуде в церкви разнеслось по всем окрестностям. Можно было подумать, что Ариэль свел людей с ума. Тетушка все время то подпрыгивала, зажмурив глаза, то, свирепо уставив их на кастрюли или ножницы, шипела: - Поднимись! Поднимись! Верю!.. Возле кухни прыгал Джон, тщетно пытаясь подняться на воздух и выкрикивая: - Верую! Хоп!.. Мало веры. Еще! Верую! Хоп! Еще! Прибавилось веры! Верую! Хоп!.. В деревнях люди прыгали с крыш, пытались ходить по воде, фанатически кричали "верую!", ушибались, вязли в тине... Но, увы, ни у кого не находилось веры даже с горчичное зернышко, или же всесилие веры было обманом, о чем уже громко говорили наиболее пострадавшие. Терять время не приходилось. На дверях церкви пастор наклеил об®явление о предстоящем торжественном молебне по случаю дарования чуда. Глава тридцать пятая. Деловой разговор Пастор Кингсли торжествовал. Успех чуда превзошел все его ожидания. Он каждый день совершал богослужения, и небольшая церковь не могла вместить всех приходящих. Пастор говорил красноречивые проповеди о силе веры, о могуществе христианского бога, сразу получившего перевес над всеми "языческими" богами. Теперь он обращал в христианство десятками и сотнями. Отчет его приобретал все более блестящий вид. Правда, прихожане слушали проповеди не очень внимательно. На каждом богослужении все с нетерпением ожидали появления чудотворца. И Ариэль после каждой проповеди выступал перед изумленными зрителями. Новообращенные надоедали пастору вопросами, как поскорее "обзавестись верой", которая творит чудеса, почему никто другой не творит их, кроме Бена? Пастор раз®яснял, как умел, призывал к терпению, давал советы, составил даже нечто вроде руководства для укрепления веры. Люди бормотали наспех заученные молитвы, смысла которых не понимали, и мечтали о том, каких чудес они натворят, когда овладеют верой. Надо сказать, что большинство не мечтало ни о переброске гор, ни об остановке солнца, а лишь о новом доме, о новом сари, буйволе, осле, о каждодневной горсти риса, об исцелении от болезней, и никто - о царствии небесном. На сеансах чудес, которые пришлось вынести за стены церкви, не вмещавшей всех желающих, начали появляться и европейцы, сначала местные сагибы, а потом и приезжие иностранцы. Пастор заметил двоих из них, с американским акцентом, и ему бросился в глаза тот исключительный интерес, который они проявляли к Бену. "Вероятно, это журналисты. Они могут испортить все дело", - с опаской подумал пастор Кингсли. И беспокойство это было не напрасным. Однажды эти двое подошли к Ариэлю. Не обращая никакого внимания на шум и гам окружавшей его толпы, один из них сказал Ариэлю по-английски: - Не будете ли вы любезны, мистер, уделить нам несколько минут для делового разговора? К удивлению пастора, Бен быстро ответил на чистейшем английском языке: - К вашим услугам, мистеры! - И, выйдя с ними из толпы, направился к поджидавшему на дороге отличному американскому автомобилю. Пастор видел, как все трое уселись в автомобиль, но не уехали, а начали совещаться. Когда разговоры были окончены, Ариэль попрощался с ними и вышел из автомобиля. - С кем это ты разговаривал? - спросил пастор Ариэля по возвращении домой. - С двумя приезжими мистерами. - Это я видел. О чем шел разговор? - Они интересовались мною, - ответил Ариэль. - Мне скоро придется расстаться с вами, мистер Кингсли. Позвольте поблагодарить вас за приют и за все ваши заботы. Пастор подумал. Главное сделано, ведь скоро и сам он уедет, и, пожалуй, даже неплохо, что Бен еще раньше оставит его. - Ну что же, Бен, ты человек свободный и можешь располагать собой. Когда ты думаешь уехать? - Завтра. Если вы найдете это нужным, я еще могу в последний раз показать чудо. - Отлично, мальчик мой, - ласково сказал пастор и поспешил сообщить дочери приятную для нее весть. - Бен уезжает. - Ты, папа, всегда говорила вещи, которые расстраивают меня! Отец с недоумением посмотрел на дочь и подумал: "Женщина всегда остается загадкой для мужчины, даже если она твоя родная дочь!.." Глава тридцать шестая. Полет Для достойного завершения своей миссионерской деятельности в Индии пастор Кингсли решил при помощи Бена дать последнее "гала-представление": вознесение святого на небо, подобно праведнику Еноху, взятому живым на небо. Это должно произвести чрезвычайный религиозный эффект и вместе с тем явиться наилучшим способом ухода Бена. Пухлый миссионерский отчет был снабжен сводками об огромном количестве обращенных в христианство. Епископ будет доволен и по заслугам вознаградит апостольские труды Кингсли. Пастор в предвкушении успеха потирал руки. Бен охотно дал согласие, и все должно сойти отлично. Святой улетит на небо, а пастор уложит чемоданы и в тот же день уедет в Англию. В торжественный день, назначенный для вознесения, многие крестьяне и горожане уже на заре заняли большую лужайку перед церковью, чтобы лучше видеть чудо. Даже пастухи пригнали стада к роще, чтобы увидеть необычайное зрелище. Для местных сагибов были поставлены в несколько рядов стулья. К десяти часам утра у церкви собралось несметное количество народу. Многие приехали издалека на буйволах, лошадях, ослах. Люди стояли и на телегах, ребятишки гроздьями висели на деревьях. Тетушка Флоренса сшила для Бена длинную одежду, наподобие той, которую рисуют художники, изображая Христа, а Сусанна - кто бы мог это ожидать! - сплела венок из темно-алых гвоздик. В этом наряде Ариэль появился перед толпой. Вид его был чрезвычайно эффектен. Приветственные крики, жест пастора, взобравшегося на специально сооруженную кафедру, - и в толпе наступила благоговейная тишина. Из церкви, двери и окна которой были открыты, раздались торжественные звуки органа. Когда орган замолк, пастор начал речь, но толпа волновалась и, видимо, не могла дождаться ее окончания. Кингсли пришлось сократить проповедь. Ариэль вышел на середину зеленого луга, улыбнулся, поднял руки и начал медленно подниматься. Слабый ветерок колебал края его длинной одежды и локоны отросших волос. Это было захватывающее зрелище. Несколько секунд толпа как зачарованная безмолвно наблюдала за Ариэлем, потом вдруг заволновалась, зашумела. Люди падали на колени, в экстазе кричали, протягивая руки вверх "Господи, зачем ты покидаешь нас?" Они, очевидно, уже считали его богом. Матери поднимали на руки детей и кричали: "Благослови, господи!" Подлетев до высоты колокольни, Ариэль остановился в воздухе, взмахнул руками, приглашая толпу замолчать, и, когда шум утих, громким голосом сказал: - Алло! Алло! Цирк Чэтфилда - лучший в Америке и во всем мире! Алло! На днях открытие представлений в здешнем городе! Спешите покупать билеты! Там вы увидите и не такие чудеса! И, бросив в толпу венок, упавший к ногам совсем опешившей тетушки Флоренсы, Ариэль взвился в воздух, перелетел церковный шпиль и скрылся за рощей. Вскоре оттуда раздался густой автомобильный гудок. Испуганный осел протяжно заревел. "И-го! и-го! и-го!" Этот рев подхватили другие ослы. Они словно смеялись над одураченным пастором Кингсли. Глава тридцать седьмая. Законтрактованный небожитель Ариэль не видел, что случилось дальше, но последствия нетрудно было угадать - это был полный провал миссионерской деятельности пастора Кингсли, грозивший ему, быть может, даже ссылкой в глухой приход провинциальной Англии. Сын директора американского циркового треста Джемс Чэтфилд и директор управления передвижными цирками Эдвин Григг приехали в Индию с десятком передвижных цирков шапито. Чэтфилд и Григг руководили гастролями, попутно изучая "местный рынок". Но основной их задачей была вербовка в Индии исполнителей для выступлений в Америке. Ведь публике необходимо подавать все новые и новые номера, а европейские гастролеры-наездники, гимнасты, эквилибристы, фокусники мало чем отличались от американских. Экзотика могла бы иметь успех. И Чэтфилд и Григг в каждом городе и даже деревушке, через которые им приходилось проезжать, посещали базары, ярмарки, народные празднества и знакомились с местными народными зрелищами, ярмарочными акробатами, заклинателями змей, певцами, музыкантами, факирами, фокусниками, отбирая лучших из них для своего цирка. Индусы не очень соглашались покинуть родину и отправиться в далекое путешествие, но Григг показывал им на ладони американские доллары, предлагал авансы, сулил крупные заработки и таким образом подобрал уже значительную экзотическую труппу. Вместе с Чэтфилдом он уже составлял проект эффектного зрелища "Тайны Индии" с роскошной декорацией, обезьянами, попугаями, буйволами, слонами, крокодилами, факирами. Однажды Чэтфилду попался листок местной английской газеты, в которой была статья под заглавием: "Кто же, наконец, он?" В статье говорилось о таинственном летающем человеке, который от времени до времени появлялся то в одном, то в другом месте, бесследно исчезая. Чэтфилд прочитал статью и со смехом передал Григгу. - Вот они, мистер Григг, чудеса Индии! О каких только глупостях не пишут местные газеты! Очевидно, индийская публика еще более доверчива и глупа, чем американская. На такую газетную утку не осмелился бы, пожалуй, ни один наш журналист. Григг внимательно прочитал статью и сказал: - Хорошо было бы получить этого летающего человека в нашу труппу. - Еще бы! - расхохотался Джемс Чэтфилд. - Я говорю совершенно серьезно, - ответил Григг. - Мне уже приходилось беседовать с некоторыми из завербованных нами индусов о летающем человеке. И они уверяют, что это не выдумка. - Но никто из них, конечно, не видел его? - Укротитель змей... никак не могу запомнить его имя, уверял, что собственными глазами видел летающего человека, когда он похитил какого-то мальчика с ярмарки и улетел с ним неведомо куда. Чэтфилд недоверчиво покачал головой. Но ему скоро пришлось поверить в существование летающего человека. На пути циркового маршрута встречалось все больше людей, которые уверяли, что своими глазами видели летающего человека, и даже указывали местность, где он сейчас находится. Заинтересованный не на шутку Чэтфилд распорядился даже изменить маршрут, чтобы только разыскать летающего человека. Так Чэтфилд и Григг встретились с Ариэлем возле церкви и побеседовали с ним сначала коротко в автомобиле, а затем и основательно. Практические янки совсем не интересовались, что представляет собою Ариэль, как он летает, каково его прошлое. Если бы даже Ариэль сам сказал: "Я бесплотный дух. Я ангел", - Джемс Чэтфилд, не удивляясь и ни на секунду не задумываясь, ответил бы: "Олл райт! Я предлагаю вам ангажемент. Каковы ваши условия?" С такой деловой лаконичностью Чэтфилд и говорил с Ариэлем. - Мистер... мистер?.. - Бен, - ответил Ариэль. - Олл райт, мистер Бен. Мы заинтересованы тем, что вы умеете летать. Поступайте к нам на работу. Вы будете летать в Америке и получать за это хорошее вознаграждение. Ариэль знал, что Америка далека от Индии. Но за океаном он будет в безопасности. Надо получить эту самостоятельную работу по добровольному соглашению и потом прилететь сюда за друзьями. Сама судьба идет ему навстречу. И, недолго думая, он согласился. Таким ответом мистер Чэтфилд был совершенно озадачен. Уж не с ангелом ли в самом деле они имеют дело? Соглашаться, не поторговавшись, даже не поинтересовавшись, сколько ему будут платить! Неужели этот оригинал не понимает, что он "sans pair", как говорят французы, не имеет себе равного и, значит, может заломить любую сумму? А если он не ангел и не идиот, то преступник, которому хочется скорее удрать за океан, куда, очевидно, перелететь он сам не может. Недаром Григг говорил о похищении мальчика... Но не все ли равно? Главное - можно нажить большие деньги. Старый, опытный Григг скорее разгадал Ариэля: этот юноша просто не знает ни жизни, ни себе цены. - Ну, об условиях мы еще поговорим, - вмешался Григг в разговор, опасаясь, как бы директорский сынок сам не навел Ариэля на мысль о том, что он уникум. - Об оплате мы всегда сговоримся. - Я хотел бы только... Чэтфилд и Григг насторожились. - Чего вы бы хотели? - Прежде чем мы отправимся за океан, мне хотелось бы посетить два места... Повидать моих друзей и... еще одно лицо. Причем, быть может, мне потребуется ваша помощь... - Конечно, разумеется, мы к вашим услугам, мистер Бен. Все, что в наших силах! - Ну, что вы скажете, мистер Григг? - спросил Чэтфилд, когда они остались одни. - Скажу, что мы нашли клад, мистер Чэтфилд. Индия - действительно страна чудес. - Надо будет позаботиться о рекламе, - заметил Джемс. Реклама была его любимым коньком. - Этот пастор не нашел своего призвания. Ему бы цирковым режиссером быть. Придумал блестящий номер. Но почему бы нам не использовать это вознесение для нашей рекламы? Надо сговориться с Беном. Пусть до высоты в пятьдесят метров он играет в пользу пастора, а выше - в наших интересах. Ведь мы же купили Бена! Он будет восхвалять с неба наш цирк. Григг возражал, находя эту затею мало практичной и даже бестактной. Упрямый Джемс настаивал, и Григгу пришлось уступить. Старый Григг оказался прав: эта небесная реклама принесла им немало хлопот и неприятностей. Пришлось иметь дело с представителями церкви и английской администрацией. Зато в другом вопросе Григг не уступил. Чэтфилд размечтался о том, как они будут демонстрировать в Америке летающего человека, и захотел телеграммой оповестить Америку о скором прибытии летающего человека. "Мировое чудо!" Поседевший на арене цирка и прекрасно знавший психологию публики, Григг горячо возражал. Конечно, публика пойдет смотреть летающего человека, как она ходила смотреть первые полеты на аэроплане, и на этом можно нажить немало. Но люди быстро ко всему привыкают. Кто теперь будет платить деньги за то, чтобы посмотреть на летящий аэроплан? То же будет и с летающим человеком! Кто посмотрит на него один-два раза, в третий раз уже не пойдет. - Но мы успеем нажить миллионы! - горячился Джемс. - А почему нам не нажить десятки миллионов? - возражал Григг. - Как же вы думаете сделать это? Как хотите использовать Бена? - Прежде всего забудьте, что он умеет летать. Не сообщайте об этом в Америку и в пути никому не говорите. Поймите, публике приедается все, кроме одного - борьбы, состязания, с их вечной сменой неожиданных положений и неизвестностью финала. Перед редчайшими в мире животными публика останавливается лишь на минуты, а какие-нибудь глупые петушиные бои она готова смотреть часами. Страсти разгораются, люди волнуются, заключают пари. - Я, кажется, начинаю понимать вас. Пожалуй, вы правы, - подумав, сказал Чэтфилд. - На все сто процентов, - убежденно ответил Григг. Найдя бесценный клад в лице Бена, Чэтфилд и Григг решили передать ведение дел в Индии старейшему руководителю одного из цирков и немедленно вместе с Беном выехать в Америку. Когда они покинули городок, затерянный меж гор, предоставив пастору выпутываться из положения. Джемс спросил Ариэля, куда он хотел заехать. Ариэль откровенно рассказал американцам свою историю. Чэтфилд был от нее в восторге и нередко прерывал Ариэля смехом. Григг думал: "Бен-Ариэль, очевидно, жертва чьих-то козней. Кто знает, быть может, он сын богатых и знатных родителей. Это надо иметь в виду. Лолита - пустое юношеское

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования