Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Александр Бушков. Рыцарь из ниоткуда -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  -
из любопытства осмотреть багаж нового хозяина, и не более того. Как бы там ни было, свидетелей не оказалось (Карах притаился в капюшоне плаща, а плащ был на Свароге), одно можно утверждать с уверенностью - этот болван полез рассматривать топор. И Доран-ан-Тег, не терпевший таких вольностей от посторонних, смахнул ему четыре пальца, оставив один большой. Теперь вся троица таращилась на Сварога с нескрываемым ужасом, и все его распоряжения исполнялись бегом, насколько это было возможно на крохотной посудине. Он глянул на капитана, и тот проворно подбежал, вынул изо рта глиняную трубку, даже пристукнул каблуками латаных сапог. - Ваша милость? - Когда войдем в Ямурлак? - Затемно, - сказал капитан и, поколебавшись, решился: - А вы там, часом, причаливать не собираетесь? - Не собираюсь. Что, боишься? Столько лет тут плаваешь, мог бы и привыкнуть... - Всякое бывает. В Ямурлаке с незапамятных времен было тихо, да вот с недавних пор опять зашевелились. Болтают, плавает здесь какой-то, души скупает или попросту нанимает корабль, вроде вашей милости, не в обиду будь сказано, и командует плыть в Харлан. А по дороге велит причалить в Ямурлаке - и поминай как звали... Никто не возвращается. - Откуда же это известно, если никто не возвращается? - Болтают... - Что же ты не отказался? - Откажешь Брюхану, как же... Не знаю, что там насчет ловца душ, но в последние дни на реке определенно что-то происходит. - Что? - Кто его знает... Сначала в низовья прошел "Божий любимчик", а это корабль капитана Зо, доводилось слышать? Потом - "Призрак удачи" Джагеддина. А три дня назад об®явился душегуб Гронт на "Трех козырных розах". Название, правда, заменил, повесил другое, ну да у нас попадается народ бывалый, они ж его по рангоуту вмиг опознали. Все трое - люди крайне известные на всех морях, головы их в иных местах оценены в крайне солидные суммы, а в других они, наоборот, чуть ли не почетные граждане. И Гронт, что странно, шел под горротским флагом. - Замаскировался, - сказал Сварог. - Дело житейское. - Да ведь самая забубенная головушка сто раз подумает, прежде чем поднимать горротскую "кляксу"! Не любит король Стахор, когда без разрешения пользуются его флагом, и, если изловит... Значит, Гронт и в самом деле пошел на службу к Стахору. Была в нем, конечно, гнильца, но чтоб идти под "кляксу"... - Он перехватил иронический взгляд Сварога и словно бы даже обиделся: - Что, ваша милость, думаете: "чья бы корова..."? Но тут, понимаете ли, есть большая разница: грешить людям меж людьми или душу загубить на службе у Стахора... Так вот, я и говорю: три капитана, люди знаменитые и, добавим, друг друга на дух не терпевшие, вдруг об®явились в одном месте, причем не в море, на реке. Не драться же они здесь собрались, для таких дел море не в пример просторнее... - А что, по Ителу любой может плавать свободно? Заходи из моря - и плыви? - Конечно, ваша милость. Исстари заведено - середина реки свободна для плаванья, без всяких таможен и разрешений. Ведь если ли кто-то пришлый станет разбойничать по берегам, уйти В море ему будет трудновато - быстро перехватят. - Тут он спохватился, словно сообразил что-то. - Как это вы, ваша милость, таких простых вещей не знаете? И перепугался, не распустил ли язык больше дозволенного. - Память отшибло, - сказал Сварог. - Кирпич, знаешь ли, с крыши упал. Прямо на темечко. - Это, понятно, неприятность... Ну, наше дело маленькое, я в ваши дела не лезу, не подумайте. - Он оглянулся на увечного. - Сколько учили дурака - не лезь, даже если не заперто... Так про что это ты? - Про свободу плавания. - Ага. Тут, ясное дело, есть нюансы. Середина реки свободна, но если у берегов сильной державы захотят изобидеть мелкую сошку вроде нас, придется нам туго, потому что заступаться некому... Доказывай потом соседям по камере, что взяли тебя в свободных водах. Они поверят, да толку - чуть. Ну и соседи по сухопутью, понятно, при случае пакостят друг другу со всем возможным усердием, и в мирное время тоже. А нам, в Пограничье, приходится и вовсе несладко - люди мы бездержавные, обидеть всякий норовит. Между прочим, коли уж зашла речь о пиратстве - скоро будем проплывать мимо исторического места. На весь Ител славилось когда-то при прадедах. Старики болтают, будто бы там прямо из скалы появлялись пираты. Налетят, мечами посекут, ограбят - и назад в скалу. Может, и врут. А может, в старые времена там и вправду были ворота. - Куда? - Черт их знает. В неизвестные места. Вроде бы в древности хватало таких ворот, только потом их то ли лары запечатали, то ли они сгинули сами по себе. Но сейчас-то их точно нет. Сами посудите, ваша милость: откройся сейчас ворота в неизвестные места, оттуда незамедлительно поналезло бы всякого неизвестного народа. Да и здешний люд шлялся бы на ту сторону за милую душу, народ у нас такой - хлебом не корми, дай пролезть в любую щелку, особенно если там нет охраны, но есть подозрения, что можно спереть что-то полезное в хозяйстве. - Ну, насчет этого - народ везде одинаковый, - сказал Сварог. - Вот я и говорю... Видите холм? Еще развалины на вершине? Говорят, там похоронен стародавний барон. Упырь. С баронами такое тоже случается - Ямурлак под боком, вредно влияет даже на титулованных. Ходят слухи, что в полночь барон вылезает наверх, ищет, кого бы неосторожного сцапать. Что же до русалок... - Да ты, я смотрю, книгу написать можешь о здешних диковинах, - сказал Сварог. - Эх, умел бы я писать, читать-то с грехом пополам выучился... А что вы думаете? Был у нас такой Одноухий Пакрен, ходил на посудине вроде этой. Вышла у него в Снольдере небольшая неприятность по поводу контрабанды, определили ему пару лет, и сидел он в одной камере с каким-то ученым типом, которого туда упекли из-за превратностей судьбы, - политика, интриги, кто-то из фаворитов загремел в немилость, а с ним, как водится, на всякий случай подмели всех его дворецких-библиотекарей и прочих конюших. А Пакрен у нас был повернутый на сказках про Ител и от скуки рассказывал их этому библиотекарю целыми днями. Того возьми да и выпусти - политика перевернулась, фаворит опять в фаворе... Недельки через две приходят и за Пакреном - которому, между прочим, еще полтора года досиживать - и волокут прямиком к тому ученому типу. Тип тоже весь из себя в милости и процветании, пишет как раз ученый труд о сказках и преданиях. И Пакрен два месяца живет, как король, жрет-пьет самое лучшее и вспоминает сказки, каковые записывать к нему специальный канцелярист приставлен. А когда выжали его досуха, библиотекарь или кто он там похлопотал у фаворита, и вернули Пакрену его корыто, велели убираться к такой-то матери и больше не попадаться. А этот ученый тип вдобавок от радости Пакрену полный карман денег насыпал - они ж деньгам цену не знают, очкастые, да еще состоя при таком вельможе... Пакрен, не будь дурак, в Адари уже не вернулся, завел канатную мастерскую в Ронеро, в гильдию пролез, даром что одноухий... От книг тоже иногда бывает польза народу вроде нас. Вы, ваша милость, книги часом не пишете? - Бог миловал, - сказал Сварог. - Жаль. А то бы я вам столько порассказал про древние дела да исторические места... Вон там будто бы и появлялись из скалы пираты... Ваша милость, накликали! Чтоб они провалились, исторические места! Сварог посмотрел туда. Похоже, и в самом деле нарвались. Из узкой расщелины в заросших лесом скалах выплыли две длинные галеры, двухмачтовые, хищно-изящные, с зарифленными парусами, без флагов и вымпелов. Весла взмыли, слаженно ударили по воде - и галеры целеустремленно понеслись поперек реки, настигая "Гордость Адари". Слышно было, как ритмично звенят гонги, задавая темп гребцам. На палубах толпились люди в кожаных штанах, ярких, разноцветных рубашках, и лучи заката десятками солнечных зайчиков разбрызгивались на длинных, сверкающих клинках. - А ведь исчезали корабли! - охнул капитан. - Грешили на того, что скупает души, да вот что оказалось... - Не уйдем? - спросил Сварог без всякой надежды. - Куда там, полное безветрие... Ваша милость, бегите за топором! Очень он напоминает один легендарный топорик, глядишь, и отобьетесь... Сварог метнулся в каюту и выскочил с Доран-ан-Тегом. Капитан вооружился мушкетом, рулевой - громадным тесаком. Только покалеченный в дело не годился и бестолково тыкался от борта к борту. - Это обыкновенные люди, - шепнул Сварогу на ухо вдруг высунувшийся из капюшона Карах. Капитан покосился на него и разинул рот. - А ты скройся! - цыкнул Сварог на верного домового. - Капитан, да там ведь... - Сплошь бабы, ваша милость, - поддакнул капитан. - Даже без доспехов, форс держат, стервы... Действительно, у форштевней обеих галер теснились женщины - рослые, красивые девахи в высоких сапогах, кожаных штанах и ярких рубашках. Золотые ожерелья, широкие запястья с самоцветами - но мечи самые настоящие, и лица исполнены нешуточной азартной решимости. Галеры настигали, они вдруг разминулись и зашли с обоих бортов. Раздался звонкий, властный девичий голос: - Спускайте парус! Корабли шли нос в нос, галеры были повыше, и Сварог задрал голову, отыскал взглядом кричавшую - черноволосую красавицу в сиреневой рубашке, с особенно богатым ожерельем на шее. Несмотря на суровость ситуации, он невольно смерил ее оценивающим взглядом и пожалел, что их встреча случилась при столь уголовных обстоятельствах. Но пора было настроиться на серьезный лад - спортивные девочки, ловкие, мечи держат умело, и их, скажем честно, многовато для бравого экипажа "Гордости Адари". И в военно-стратегическом плане, и во всех остальных смыслах. Вот случай, когда остается лишь пожалеть, что выбор столь богатый... - Я сказала - парус! - совсем сердито крикнула черноволосая. - Девочки, шли бы вы домой, - громко сказал Сварог, перекрикивая плеск весел. - Честное слово, мы спешим, у нас срочные дела... Что вы такие задиристые? Мамы хоть знают, куда вы пошли гулять? Раздался взрыв смеха - веселого и явно издевательского. Амазонки звонко хохотали, уверенные в себе, - для чего имелись все основания. Потом в воздухе засвистели широкие ножи, почти сразу же перерубившие трос, и треугольный парус, сминаясь, соскользнул на палубу, его концы свисали с обоих бортов, бороздя воду. Голая мачта отчего-то показалась невероятно жалкой. Корабль вдруг рыскнул носом. Сварог оглянулся. На рулевого наведены несколько луков, высоких, сложных, рулевой уже бросил и штурвал, и тесак, всем видом показывая, что он человек мирный. Капитан, однако, крепился из чистой амбиции, с надеждой косясь на Сварога. Сварог пожал плечами: - Ладно, бросайте мушкет... Капитан тут же с превеликим облегчением последовал его совету. Сам Сварог топора не выпустил - он только отступил к кормовой надстройке, чтобы не зашли со спины. Черт, спиной к доскам не прижаться - Карах в капюшоне, задавишь... А они уже развернули галеры носом к бортам беспомощно дрейфующей по течению "Псевдогордости Адари", опустили принайтованные к мачтам абордажные мостики-корвусы, тяжелые крюки с треском впились в палубу, с обеих сторон стучат подкованные сапоги... Вскоре на него нацелились десятка два клинков и вдвое больше азартных сердитых глаз. Сварог усиленно пытался настроиться на боевой лад и не мог, хоть тресни. Все понимал, но не мог. - Бросай топор, - приказала черноволосая, оказавшаяся вблизи соблазнительной до жути. Видя, что Сварог никак не реагирует, она раздраженно дернула подбородком в его сторону. Длинная стрела сорвалась с тетивы, вжикнула - и отскочила, еще в воздухе разваливаясь на куски. Девицы удивленно заохали, только черноволосая удержалась, но глазищи поневоле расширились: - Колдун? Или... - И она улыбнулась дерзко, весело. - Кажется, нам повезло больше, чем я рассчитывала. Посудина никудышная, вся добыча - два будущих гребца, но я, похоже, первая, кому удалось взять в плен лара... Рыжая, стоявшая с ней рядом, вдруг вытянула меч к самой груди Сварога, и он автоматически взмахнул топором, снеся конец клинка, словно головку одуванчика. Вот тут их достало по-настоящему, даже черноволосую нахалку. Так и разинули рты. И шансы у него были серьезные - крушить направо-налево, пока не опомнились, в толчее их длинные мечи будут только мешать друг другу, и луки в ход не пустишь, они без доспехов, а на нем - кольчуга, выдержит кучу слабых колющих ударов - слабых, потому что в свалке таким мечом для рубящего просто не размахнешься, пойдут главным образом колющие тычки. И получится резня. Если бы он смог. А он не мог. Он смотрел, представляя, что останется от этого надменного личика, от этой черноволосой головки после свистящего неотразимого удара Доран-ан-Тега, - и не мог поднять руку. Они не ассоциировались для него с врагом, которого следовало победить любой ценой, - и это все губило. Сварог оглянулся на левый берег, оказавшийся гораздо ближе. Место было заметное - прямо напротив сцепленных корвусами кораблей чернела среди деревьев высокая скала, похожая на восклицательный знак, а если пошлее - на фаллос. Тем лучше. Он бочком, бочком отступил к борту, прежде чем кто-то догадался в чем дело, и успел что-то предпринять, вытянул руку с топором над бортом, не без внутренней борьбы разжал пальцы. За бортом шумно плеснуло. Топор Дорана отправился на дно, откуда извлечь его мог только сам Сварог - или любой после его смерти, но никак не раньше. - Это нужно понимать так, что ты сдаешься? - насмешливо спросила черноволосая. - Это надо понимать так, что мне вас стало жалко и не хватило духу порубить в капусту к чертовой матери, - сказал Сварог сердито. - Живи уж, красотка. Она сузила глаза: - Может, ты и не врешь, что смог бы нас изрубить... Но это лишь доказывает, что боевого духа у тебя маловато. Значит, ты побежденный, с какой стороны ни смотри. - А тебя розгой никогда не драли? - с любопытством спросил Сварог. Она так и вскинулась, от нее прямо-таки искры полетели. Сварог ответил ей невиннейшей улыбкой, и она, взяв себя в руки, глянула свысока: - Ну что ж, безоружный пленник может резвиться, как ему угодно... - Обернулась к своим: - Осмотрите корабль. Этому наглецу на всякий случай свяжите руки и ведите их всех на галеру. Сварог испугался было, что его станут обыскивать дотошно и обнаружат Караха, но Карах сидел тихонечко, как мышь под метлой, а Сварога лишь бегло охлопали, проверили, нет ли кинжала за голенищем, скрутили руки за спиной и молча показали на мостик. Он зашагал на галеру. Там его втолкнули в кормовую каюту, привязали за руки к поддерживавшему потолок резному столбу и оставили одного. Он пошевелил запястьями - веревки держали крепко, не причиняя, однако, боли. Опыт у этих очаровательных чертовок был богатый. - Ну что, Карах, влипли? - спросил он тихо. - Выберемся, хозяин. Осмотримся. Угроза не смертельная. - По-моему, угроза как раз смертельная, когда вокруг столько кошек, - проворчал Сварог. - Хроническое разбегание глаз заработать можно. Ладно, сиди тихо, запоминай дорогу по мере возможности, а там посмотрим, как тебя легализовать, и вообще... С трех сторон каюты были высокие окна, и он глянул назад. Корвусы вновь подняли, вертикально прикрепили к мачтам, а "Гордость Адари" уже погружалась в воду, заваливаясь на корму. "Называется, побыл судовладельцем, - печально констатировал Сварог. - Интересно, колебался бы капитан Зо или без всяких сентиментальных метаний души шарахнул бы по красоткам картечью со всего борта? У них самих, кстати, ни одной пушки не видно..." Стукнула резная дверь - вошла черноволосая. Стянула перевязь с мечом, повесила на затейливый крюк, по-хозяйски стуча каблуками, подошла и остановилась перед ним: - Стоишь? - Стою, - сказал Сварог. - Постою, не беспокойся. - Ты правда лар? - Правда, - сказал Сварог. - Так что можешь плясать от радости - непременно попадешь в летописи. Она фыркнула, щуря карие глаза: - В летописи я и так попаду, не беспокойся. Есть за что. Как твое имя? - Лорд Сварог, граф Гэйр, - сказал он, искренне радуясь, что наконец нашелся кто-то, у кого это имя не вызвало никакой реакции, будучи абсолютно неизвестным. - Ого... - сказала она. - Впрочем, у нас и графы найдутся... Я - Грайне, царица Коргала. - Понятно, - сказал Сварог, хотя ничегошеньки не понял. Никакого Коргала на континенте нет. А на Таларе нет царских титулов - только короли. Откуда же она тогда? И почему оба говорят на одном и том же языке? Вот только произношение у нее незнакомое - нигде вроде бы так не растягивают гласные в конце слова и не двоят "р"... - Говорят, вы могучие колдуны, - сказала она с ноткой осторожности. - Почему же ты так легко поддался? - А может, я просто развлекаюсь, - сказал Сварог. - До поры до времени. Потом как начну молниями швыряться... Она чуточку отодвинулась: - В самом деле, странно, что хозяин небесного замка путешествовал на таком корыте... - И упрямо задрала подбородок. - Все равно, я не из пугливых. Если уж на что-то решилась... Вот что. Скорее всего ты не лар. Ты - незаконный сын лара от земной женщины, говорят, такие числятся рангом пониже... - Эй, полегче на поворотах, - сказал Сварог. - Я тебе не кто-нибудь, а законный сын. - Все равно, постой пока... Она вышла. Ритмично звенели диски, галеры гуськом вошли в узкий проход меж скал, где бок о бок ни за что не уместились бы, перепутались веслами. "Бедный мой экипаж, - подумал Сварог, - ведь определят за эти самые весла..." Проход загибался вправо. Весла слаженно ударяли по воде, не поднимая брызг. Вокруг словно бы потемнело - нет, скорее поголубело, синяя, цвета ясного неба мгла сгущалась, пока совершенно не скрыла проплывавшие совсем рядом шершавые, выветрившиеся скалы. Голубизна превратилась в угольно-черную тьму. Сварогу показалось вначале, что он ослеп. Но, едва глаза немного привыкли, он увидел за окнами россыпь ярких, крупных звезд. Там, на Ителе, солнце еще не зашло. А здесь - где, хотелось бы знать? - уже стояла глубокая ночь. Выходит, речные слухи о таинственных воротах в иные миры оказались правдой? Щеку Сварогу защекотал пушистый мех. Он спросил: - Ты чего высунулся? - Запоминаю дорогу, - сказал Карах. Сварог не успел найти ответ - скрипнула дверь. Вошла Грайне со светильником, укрепила его в торчавшем из стены железном кольце. Стянула сапоги, швырнула в угол, закинула руки за голову, выгнулась, потянулась: - Ну вот мы и дома... - Это что, Сильвана? - наугад спросил Сварог. - Это Сильвана... Удивительно удачный набег получился. Посудина попалась жалкая, зато я взяла в плен лара. В последний раз здесь за нами погнался какой-то странный корабль: парусов на нем не было совсем, весел тоже, но он плыл против течения. И дымил трубой, как кухня в праздничный день, по бокам крутились колеса... Но воро

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования