Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Александр Бушков. Волчья стая -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  -
При моем же варианте полосатым остается только один, что где-то и гармонично... -- Я вот подумал: а что, если и вправду идти дальше одному? -- сказал Вадим, добросовестно изображая святое неведение.-- И я вам в тягость, и вы мне глаза не будете мозолить. Уж как-нибудь доберусь, не в Антарктиде и не на Таймыре даже... Пока я там крал бельишко, мелькнула гениальная идея: пойду к крестьянам и признаюсь, что сбежал из шантарской тюряги. Бить, может, и не будут, зато непременно найдут в округе какую-нибудь власть. Или милицию. Повезут в Шантарск, скорее всего. Конечно, чревато определенными неудобствами, но не такими уж... Ага! Можно поаплодировать себе мысленно. У Эмиля мгновенно проявились на физиономии и разочарование, и даже растерянность. Уж такого оборота он, безусловно, не ожидал... -- Не дури,-- наконец сказал Эмиль, овладев собой.-- Идти, так вместе. Добудем мы тебе одежду, в самом-то деле... -- Ладно...-- пробурчал Вадим, делая вид, что одержим раздумьями.-- А что там с "козлом" и "парашником"? -- Ну, погорячился, погорячился! -- блеснул зубами Эмиль.-- А ты на моем месте марципанами угощал бы? После известных событий? Пошли, не дури! -- Уговорили,-- Вадим притворился, что покончил с колебаниями.-- Только кончайте эти штучки, я имею в виду и хамство, и все прочее. Можете хотя бы на глазах не обжиматься? Насчет развода в Шантарске поговорим... Черт с вами. -- Конечно, поговорим,-- облегченно вздохнул Эмиль.-- Обо всем поговорим, как цивилизованные люди, в Шантарске... Стоп! Вон, видите? Глава четвертая. Триллер а-ля пейзан рюсс Он резко развернулся в сторону чащобы, выхватил нож. Теперь Вадим тоже услышал резкое железное бряканье. -- Тьфу ты, черт...-- Эмиль вымученно улыбнулся, спрятал нож и смахнул явственно видневшиеся на лбу капли пота.-- Совсем одичали, я и забыл... Там, неподалеку, из леса вышла очень спокойная корова с болтавшимся на шее ржавым колокольчиком размером с кулак -- он и гремел. Мимоходом покосилась на них и потащилась. дальше по своим немудреным делам. -- Сто лет уже ботала не слышал...-- Эмиль протянул Вадиму сигарету, демонстрируя полнейшее дружелюбие и отсутствие отныне всякой конфронтации. Покурили, сидя под деревом. Взглянуть со стороны -- царило полное согласие и единение, прежние конфликты списаны на истрепанные нервы и забыты. Вот только Вадим временами украдкой перехватывал смятенный взгляд Ники: без особого протеста согласилась, стервочка, со светлой идеей насчет отправки мужа на тот свет, но долгое промедление с реализацией идеи ее нервировало страшно... Гуманистка сраная. -- А поглядите-ка...-- сказал вдруг Эмиль. Они поднялись на ноги. Внизу, откуда-то справа, появился темно-синий "зилок" с обшарпанным кузовом, почтенный годами ветеран, каких давно уже не выпускают. Он медленно ехал по единственной неширокой улочке, выписывая зигзаги,-- из-под колес едва успела выскочить с отчаянным визгом маленькая лохматая собачонка. Грузовик, наконец, остановился почти напротив того дома, где Вадим крал одежду, встал косо, едва не вломившись углом кузова в ворота. Распахнулась дверца, наружу вывалился шофер -- даже на таком расстоянии видно было, как его шатает, болезного. Со двора тут же выскочила женщина. Слова сюда не долетали, но хватало энергичной недвусмысленной жестикуляции, чтобы понять очень быстро: имеет место втык. Мужичонка лениво отмахивался, дражайшая половина, на голову его повыше и гораздо шире, уже перешла к рукоприкладству. В конце концов сгребла за шиворот и молодецким толчком -- есть женщины в русских селеньях! -- прямо-таки закинула в калитку, откуда он больше не появился. Видно было сверху, как, далеко не сразу встав с карачек, поплелся в дом. Супруга погрозила вслед и направилась куда-то в дальний конец деревни. -- Пошли,-- распорядился Эмиль.-- Сомневаюсь я, что здесь ключи с собой забирают. А ГАИ обычно и близко нет... Они прошли той же дорогой, что давеча Вадим, миновали мычащего теленка -- Ника на скорую руку умилилась и посюсюкала,-- прислушались. Тишина и безлюдье. Эмиль первым распахнул калитку, вышел на улицу и, словно бросаясь в холодную воду, одним прыжком оказался у грузовика. Распахнул дверцу, заглянул, махнул рукой. Вадим с Никой бросились туда, обежали машину со стороны кабины. Надсадно проскрежетал стартер, мотор заработал. В окне мелькнула физиономия шофера -- кажется, он так до конца и не сообразил, что происходит на его глазах. Вадим пропустил Нику вперед -- чтобы был барьер меж ним и Эмилем,-- на всякий случай, запрыгнул последним, захлопнул разболтанную дверцу. Грузовик сорвался с места, свернул направо, деревня осталась позади. Навстречу протарахтел обшарпанный синий "Беларусь", тащивший большой металлический прицеп, но тракторист не обратил на встречных ни малейшего внимания. Оказавшись на росстани, Эмиль, не колеблясь, помчался по средней дороге -- видимо, оттого, что она была самой широкой из трех. По здешним меркам -- магистраль. Вадим высунул локоть в окно и закурил, довольный краткой передышкой, когда не нужно ежесекундно ожидать удара ножа под ребро. -- Хреново,-- сквозь зубы процедил Эмиль. -- Что такое? -- встревожилась Ника. -- Бензин почти на нуле, вот что... -- А заправка? -- Какие тут заправки. Где-нибудь на центральной усадьбе, но поди найди ее. В кузове канистры нет, я смотрел... Через пару километров на пути попалась столь же крохотная деревушка, Эмиль сбросил скорость, проехал ее медленно, крутя головой. Пояснил вскользь: -- Хоть название бы спросить, вдруг и сможем привязаться... Но ни единого аборигена они так и не увидели. И ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего заправку, не встретилось. Впрочем, неизвестно еще, как бы на заправке отнеслись к их единственной кредитке, сотне баксов... Эмиль все чаще косился на приборную доску -- Вадим по привычке подумал, что бензина еще достаточно, коли не вспыхивает лампочка, но потом сообразил, что никакой лампочки в этой "Антилопе-Гну" оказаться не может, это вам не иномарка с кучей удобных мелочей... -- Ну-ка, назад посмотри,-- бросил Эмиль. Вадим высунулся в окно. Зеленое пятно нагоняло с нехорошей быстротой. -- Есть там что? -- Ага,-- сказал он удрученно.-- Мотоцикл. Чешет, как бешеный... -- Неужели так быстро спохватились? Что-то не похоже не нашу глубинку... Сколько там народу? Вадим снова высунулся: -- Вроде... Точно, один. -- Ну, это не столь уж печально...-- оскалился Эмиль.-- Я-то думал -- полдюжины с дрекольем. И прибавил газу. Мотор пару раз чихнул, но пока что тянул исправно. Тяжелый грузовик мотало на поворотах, временами колеса вылетали с раскатанной колеи. Мотоцикл не отставал. Его стрекот слышался все ближе. -- Эмиль! -- вскрикнул Вадим, втягивая голову в кабину.-- Он в форме, точно! -- Военный? -- Милиционер, похоже. -- Тьфу ты,-- фыркнул Эмиль, но скорости не сбавил, наоборот, притоптал газ.-- Оказался поблизости на нашу голову... Мотоцикл сблизился с ними настолько, что теперь не было нужды высовываться -- в зеркальце заднего вида с отколотым верхним краем прекрасно видно, что на старомодном зеленом мотоцикле восседает милиционер с непокрытой головой, отчаянно машет рукой и что-то кричит. Гонка продолжалась. Мент не отставал. -- Эмиль...-- сказал Вадим потерянно.-- У него кобура на поясе, еще стрелять начнет... -- Замучается стрелять в такой позиции...-- Эмиль пытался наддать, но машина, похоже, выдавала все, на что оказалась способна. Тогда он начал петлять, загораживая мотоциклу дорогу. И на какое-то время в этом преуспел -- зеленый мотоцикл возникал то справа, то слева, шарахался, седок что-то остервенело орал, но потом настал момент, когда двигатель принялся чихать уже беспрерывно, машину сотрясло пару раз, словно на глубоких рытвинах. Мотор безнадежно заглох. Хорошо еще, милиционер не стрелял -- трудновато было бы, правую руку с газа не снимешь, а левой вряд ли попадешь по колесам... Эмиль вывернул катившую по инерции машину на обочину, затормозил. Вполголоса распорядился: -- Не дергайтесь, не лезьте с речами. Посмотрим, чем обернется, авось... Первым выпрыгнул на дорогу. Мотоцикл пронесся мимо, метрах в трех затормозил. Милиционер шустро соскочил, извлек из коляски фуражку и нахлобучил, тщательно поправив, чтобы сидела лихо, как у царских казаков. Одернул китель, загоняя складки под ремень, похлопал по кобуре и бодренько прикрикнул: -- Па-апрашу документики! Вадим тоже вылез, уставился на служивого. Тот был постарше их с Эмилем, лет сорока,-- самая простецкая белобрысая физиономия, расплывшаяся в довольной улыбке загнавшего дичь охотника. Стандартный, классический мент. Только помятая форма старого образца, советского, да и фуражка без орла, с отмененным гербом СССР. Впрочем, и в Шантарске в последнее время милиционеры помоложе, рядовые и сержанты, взяли моду цеплять на фуражки бог весть где раздобытые кокарды старого образца, полагая их более красивыми и внушительными, нежели новые, триколорные... Зато кобура многозначительно распухла -- был там пистолет, никаких сомнений... Форма хоть и помята, но пуговицы со старым гербом сияют, словно очередная теледурочка, открывшая для себя "Олвейз-классик". -- Ай-яй-яй...-- протянул старшина (лычки тоже сияли, как ясно солнышко), оглядел их так, что стало ясно: беседа надолго затянется и ничего хорошего не сулит.-- Вы зачем это Васькин грузовик угнали? Это уже статья, господа хорошие, уголовная статеечка... С совершенно неуместным в данную минуту злорадством Вадим отметил, что Эмиль пребывает в полной растерянности, не в силах соврать что-нибудь подходящее. И, неизвестно чем побуждаемый, решил вступить В игру: -- Да разве это Васькин грузовик? -- Васькин, Васькин...-- с ласковой укоризной заверил мент, похлопывая по кобуре.-- Натурально, Васькин. Ну что, мне в воздух стрелять или сами пойдете до камеры? -- Подождите,-- опомнился Эмиль.-- Давайте я вам все об®ясню подробно... -- Да я сам все вижу подробно. Попались, граждане хорошие, от рабоче-крестьянской милиции не уйдешь... Ника вдруг шагнула к нему и протянула зеленую бумажку: -- Давайте как-нибудь договоримся? -- предложила она, изобразив обаятельную улыбку. У самой, как-никак, был изрядный опыт общения с шантарскими гаишниками. Но зеленый Франклин, моментально превративший бы в умилительного агнца самого злобного дорожного волка, здесь, похоже, всегдашнего магического действия не оказал. Городская была магия, незнакомая местным слугам правопорядка... -- Вы мне, гражданочка, всяку дрянь не суйте,-- неподкупно отмахнулся старшина.-- А то еще одну статеечку к вам пришпилю.-- Он опять похлопал по кобуре.-- Тут ваши штучки не проходят...-- И внезапно расплылся в вовсе уж масленой улыбке.-- А я ведь знаю, хорошие мои, откеда вы сбежали, Зна-аю доподлинно! Думали, мы тут лаптем щи хлебаем? И не удалось вам смыться, граждане хорошие, как ни крутились! Сердце у Вадима не то что упало, согласно известному выражению,-- шумно провалилось куда-то вниз, затихло, совершенно не чувствовалось. Ника непроизвольно ойкнула. Старшина же, оглядев их с неприкрытым злорадством, протянул: -- Что, голуби, загрустили? Назад вас определим, в два счета и в лучшем виде, уж я вам обещаю. А поднимайте-ка ручки... Х-хэк! Эмиль крутнулся, ударил, ушел в сторону с невероятной быстротой, ударил вновь... Старшина отлетел, как сбитая кегля, звучно ударился затылком о коляску, сполз по ней на землю и упал лицом вниз, разбросав руки. Все произошло в считанные секунды. Ника так и стояла с баксами в руке, не успев руку опустить... Зато Эмиль не терял времени даром. Моментально присел на корточки, полез в кобуру. Выпрямился, затейливо выругавшись, швырнул в сторону черный пистолет, отлетевший неожиданно далеко, упавший как-то очень уж медленно. Ощерился: -- Игрушка. Анискин долбаный, на понт взять пытался... В такой глуши, поди, им и табельного не полагается... Или потерял по пьянке, как в том кино... -- Но откуда он знал? -- спросила Ника дрожащим голосом.-- Он же так прямо и сказал... -- От верблюда,-- огрызнулся Эмиль.-- Некогда голову ломать. Сматываться надо -- статейка получается и впрямь серьезная... Нападение при исполнении. С таким и в Шантарске не сразу справишься, а уж здесь, где мы на положении последних бичей, беспаспортных и бесправных... -- Нет, откуда он узнал? -- повторила Ника.-- Значит, у н_и_х есть люди в округе? -- У него спроси...-- Эмиль присел на корточки, порылся в карманах бесчувственного милиционера.-- Ни денег, ни корочек, ничего полезного. С-сука... Вадим, возьми какую-нибудь ветошку, протри все в кабине, чтобы не осталось пальчиков. Живо! На сей раз Вадим бегом бросился выполнять приказ -- не тот случай, чтобы обижаться на тон и дискутировать. -- Тщательней! -- прикрикнул Эмиль.-- Руль, рычаги, дверцу -- все! И принялся осматривать мотоцикл. Вадим вытащил из-под сиденья большую тряпку, вонявшую бензином и черную от масла, старательно взялся за работу, оставляя темные разводы на дверцах. Когда он закончил, Ника присела на корточки над старшиной, все еще лежавшим в прежнем положении, осторожно потрогала, выпрямилась с помертвевшим лицом: -- Эмиль... По-моему он -- того... -- Сейчас заплачу,-- бросил Эмиль, не оглядываясь на нее.-- И салют устрою... Черт, и у этого бензина -- хрен да маленько... Как они так ездят, козлы? Ладно, сколько сможем, столько и проедем. Садитесь, живо! -- Он ударил ногой по рычагу, мотоцикл мгновенно завелся. Вновь наступил критический момент... Вадим держал ушки на макушке, но Эмиль, не глядя на него, прыгнул за руль, Ника уже сидела в коляске. Тогда и он забрался на второе сиденье, обеими руками уцепился за большую черную петлю, мысленно ругая себя за очередной приступ малодушия: тут бы голубков и оставить, с мотоциклом худо-бедно управился бы... Глава пятая. "Язык" Бензина хватило, как скупо пояснил потом Эмиль, километров на двадцать. За это время они разминулись со встречным грузовичком -- стареньким "газиком",-- обогнали, не останавливаясь, куда-то шагавших по своим примитивным делам двух мужичков, видели слева еще одну деревню, побольше, куда, конечно же, не стали заворачивать, миновали небольшое озеро -- вокруг него виднелось с полдюжины ярких легковушек, сидели рыбаки с удочками, посередине озера кто-то плавал в черной резиновой лодке. Мотоцикл заглох, когда озеро осталось далеко позади, на узенькой лесной дороге. Сняв крышку и заглянув в бак, Эмиль печально покривил губы и ничего не сказал, все было ясно и так. Все места, где могли остаться отпечатки пальцев, протерли полами бушлатов, зашагали прочь. Довольно скоро Ника робко спросила: -- А что теперь? Эмиль едва не взорвался, но опомнился в последний момент, с наигранной бодростью пожал плечами: -- Дальше бредем, Марковна... Места пошли населенные, ну, относительно населенные, однако это внушает... Между прочим, помнит кто-нибудь, какой сегодня день? Нет? Я тоже не помню. Очень может быть, что и выходной -- то-то рыбаки к озеру стянулись. -- А какая нам выгода от выходного? -- угрюмо бросил Вадим. -- Некоторая... В выходной всегда легче убегать от властей -- чем мы в данный момент и занимаемся. Ничего, найдут этого козла, может, и скоро, но с нами его связать будет трудновато. В этом захолустье на выходные казенная жизнь замирает вовсе, вряд ли станут поднимать хай вселенский... -- Он широко улыбнулся.-- А то и спишут моментально на того сопляка, отчего лично я плакать не буду, не тянет что-то... Но самое печальное -- я до сих пор не могу определиться на местности. Что Каразинский район, что Мотылинский -- если только дизик не напутал -- отнюдь не Монако, хоть и Франции не равняется... "Не так уж он спокоен,-- отметил Вадим.-- Разболтался, значит, нервничает. Хорошо бы свернуть за поворот, а там -- город... Есть же тут какие-то города, хоть и маленькие. В городе вряд ли посмеет". -- Стоп! -- Эмиль остановился, поднял руку.-- А ну-ка, в лес! Они торопливо свернули с дороги, укрылись за толстой сосной. Звуки, приближавшиеся с той стороны, куда они направлялись, в конце концов смог опознать даже Вадим -- стук копыт и грохот телеги, доводилось их видеть раньше, не такой уж он урбанист, чтобы не распознать телегу... Она показалась на дороге -- серо-белая невидная лошадка трусила не спеша, не обращая внимания на громкие матерные понукания. Бразды правления находились в руках столь же невидного мужичонки, словно сошедшего с экрана: сапоги, ватник, простецкая хмельная физиономия. Свесив ноги на левую сторону, он покрикивал скорее по обязанности, а за спиной у него в телеге помещались два ящика с темными бутылками, звеневшими и погромыхивавшими. Одна, початая, пребывала у мужика в левой руке, он как раз к ней приложился. На телеге он был один... Эмиль мотнул головой Вадиму -- и первым вышел на дорогу, махнул рукой, крикнул: -- Эй, притормози! В общем, ничего пугающего в его облике не было. -- штык-нож он заранее спрятал в обширный боковой карман и застегнул его на пуговицу. Мужичонка, кажется, ничуть не удивившись, натянул вожжи: -- Стый, холера! Лошаденка флегматично остановилась, повесила голову. -- Здорово,-- сказал Эмиль. -- Коли не шутишь...-- охотно отозвался мужичонка.-- Стой-стой, где-то я тебя видел... Семенов свояк? -- Да нет,-- сказал Эмиль терпеливо.-- Раньше вроде бы не встречались... Мы геологи, заблудились немного. -- А чего тут блудить? -- на конопатой физиономии мужика изобразилось крайнее удивление.-- Не джунгли. Вон там -- Парнуха, там -- Чебаки... Вы где стоите? -- В Чебаках,-- сказал Эмиль. -- Так вам что, туда надо? -- Не совсем. Нам бы до города добраться. -- До какого? -- Ну...-- Эмиль неопределенным жестом показал в пространство.-- Как он называется-то... Совсем забыл, мы тут третий день... Вадим впервые в жизни осознал, каково приходилось шпионам и диверсантам, про которых любил иногда почитывать в отроческие годы. Вот так, наверное, и выглядело, когда по ошибке сбрасывали с парашютом черт-те где, в незнакомом месте... -- Который день, говоришь? -- Третий. В хмельных глазах, смотревших вразброс, вдруг мелькнуло совершенно трезвое подозрение: -- Че-то ты мне буровишь...-- протянул он.-- Откуда в Чебаках геологи? Их там второй месяц нету... -- Ну, может, и не Чебаки...-- отчаянно импровизируя на ходу, усмехнулся Эмиль.-- Говорю тебе, мы тут люди новые, все названия в голове перемешались. Вмазали вчера крепко, знаешь ли... Мозги до сих пор кувыркаются. Есть же город поблизости, как там его... -- И врешь ты все! -- громогласно об®явил мужичонка, тыча в Эмиля худым грязноватым пальцем.-- Как проститутка Троцкий. Что я, геологов не видел? Насмотрелся. Сам месяц провод таскал у Пашки Соколо

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования