Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Александр Громов. Год лемминга -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -
есть шире... и вот сейчас я, как положено мудрому руководителю, а функционеру в особенности, воспарю над проблемой и обозрю ее всю... Прежде всего, что нам известно? По сути, пока ничего. Или очень мало. Ни одной гипотезы, даже самой вздорной, мы пока что не можем отбросить окончательно, включая и гипотезу о вмешательстве зловредных инопланетян на летающих блюдцах, соусницах и прочем гжельском фарфоре... Что с того, что вероятность исчезающе мала? Ни за что не поверю, что за многие столетия игры в "орел-решку" подброшенная монетка ни разу не встала на ребро... Забавно, что огромном ворохе столь же маловероятных гипотез, поступивших от Нетленных Мощей, инопланетной гипотезы все-таки не было. Постеснялся, наверное. Что вообще происходит в бардачном нашем мире? Хм, из глобальных тенденций, пожалуй, можно назвать лишь две: перенаселение и научно-техническая депрессия, а об остальных, как водится, можно будет судить только энное число лет спустя - тенденции ли они вообще или стохастические аномалии? Обе тенденции не вчера возникли, и вообще непонятно, как они могут стронуть первый камень лавине необ®яснимых самоубийств. Ну, допустим перенаселение... горы сотрутся, прежде чем удастся уговорить нищих мусульман и католиков не плодить себе подобных в десятикратном об®еме, это-то давно известно! Опять же, истощение ресурсов, истребление природной среды, прочие вопросы эмоций и философии... и к какому месту моих построений при кажете их присобачить? Во-первых, по-моему, сколь смех Демокрита гадок, столь же плач Гераклита тошнотворен, а во-вторых, мои эмоции никого не интересуют. Ни для кого не секрет, что человек делает с планетой примерно то же самое, что раковая опухоль с пораженным ею организмом, - ну и что с того? Меня-то это сейчас касается каким боком? Если бы плотность населения как-то влияла на динамику самоубийств, Китай наполовину обезлюдел бы еще в прошлом веке, а Голландия в позапрошлом. Техническая депрессия - еще хуже того... Тут даже не знаешь, с какой стороны подступиться. Какая связь между суицидом и тем фактом, что психика человеческая, несмотря на поистине титанические усилия промышленности и рекламы, впервые дала сбой, оказалась не способна - временно, полагаю, - выдумывать человеку новые потребности, ограничившись свободным выбором среди тех, что уже выдуманы и реализованы? Пожалуй, по этому вопросу нет смысла заказывать социологические материалы, главное и так на виду: человек скучающий и человек жвачный, слитые в одном подвиде сапиенсов, попрыгунчики среди них еще не худший вариант... Что, скучно жить вдруг стало, айда гуртом топиться? Мне почему-то жить не скучно... Я залпом допил остывший кофе, отдернул руку, потянувшуюся к мочке уха - щипать, и несколько минут предавался бесполезному самоуничижению. Глуп я, по всей очевидности, вот что. И построения мои смехотворны - детский сад, штаны на лямках... И это печально. Тот факт, что Лебедянский и Воронин умнее меня, я еще могу как-то пережить, привык со Школы еще, - но ведь до сих пор я и себя числил в сравнительно умных, пусть не в гениях, но не в дураках же! Или у функционера все мозги автоматически оттекают к заднице? Вот еще что любопытно: появится ли усилиями фармакологов в туманном будущем хоть какое-нибудь лекарство против глупости человеческой? Разумеется, кроме радикальных средств вроде мышьяка. И все же проблема эта социологическая, хоть тресни. Сволочь Нетленные Мощи, подсунул свое дерьмо... И что теперь прикажете - набить ему морду? Испросить у Кардинала позволения вызвать Домоседова на дуэль на скальпелях? Филин мне нужен, вот кто. Филин. Вернее, не сам покойник - плевать мне на него, - а его пропавшие наработки. Он-то раскусил фактор Т - нюхом чую, позвоночным столбом ощущаю! - а найдя, вычислив его, пытался решить задачу противодействия. Не успел... Попробуйте разубедить меня в том, что против фактора Т непременно отыщется тот или иной метод лечения либо профилактики, - а я посмотрю, как у вас это получится. Иначе просто не может быть. По стенкам, по потолкам бегал бы я сейчас от головной боли, если бы решения задачи - медицинского, административного, да какого угодно, хоть шаманского! - не существовало в принципе. Филин... Нет, даже не он, а Штейн, чьи яйцеголовые эксперты копаются сейчас в компьютерном хардвере Филина, оттягали себе экранированный зал на минус пятом этаже, свезли туда террикон аппаратуры, и все мало. Самый для меня главный человек - Штейн. Оторвавшись от текста, я еще раз позвонил Гузю. У него как раз закончилось совещание по поводу вакцины против миковируса, поэтому он был относительно свободен, полон желания загрузить меня под завязку, и в конце концов я, поняв, что не избежать мне испить сию чашу, битых два часа мотался с ним по Конторе, щедро раздавал фитили и пряники и вообще делал то, что мне надлежало делать. На двери группы перспективных исследований сегодня красовалась бумажка с новым шедевром: "Если Вселенная управляется простыми универсальными законами, разве чистое мышление оказалось бы неспособно открыть эту совокупность законов? М. Шварцшильд". Я аж зубами заскрипел. Чистое мышление! Драть вас!.. Остроумцы! Когда же я, запаренный, решительный и полный боевой злости, вернулся к себе, Фаечки не было на месте, а в моем рабочем кабинете сидел Кардинал. - Здравствуйте, Павел Фомич, - сказал я и сглотнул. Встреча с Кардиналом, да еще в моей Конторе, подействовала на меня угнетающе. Я думал, что в запасе у меня еще несколько дней. Он улыбался. - Здравствуй, Миша, здравствуй. Да ты не стой, ты проходи, садись вон туда, мальчик ты мой хороший, ты уж меня извини - я твое кресло занял, покойно мне в нем... Не возражаешь, что я на "ты"? - Какие могут быть возражения? - сказал я с искренней горячностью. - Побойтесь бога, Павел Фомич! Он почти весело помотал головой. - Ну-ну, не пеняй на старика, Мишенька. Рад я тебя видеть, честное слово, рад. Все спецсвязь да "шухерная" линия - я уж и забыл, когда мы с тобой в последний раз сидели вот так... А бога никакого нет, уж ты мне поверь. Ужасно жаль, правда. Не вздумай дожить до моих лет, Миша, вот что я тебе скажу. Меня, если ты помнишь, дважды из клинической вытягивали, и тот туннель я видел, вот как тебя вижу, ан нет на том конце ничего. Чернота... Я не бога боюсь, а... - Он не договорил, запнувшись на полуслове, и его улыбка вдруг сделалась какой-то искусственной, как будто повисла в воздухе отдельно от лица. - Порадуешь ли меня чем-нибудь, Мишенька? Я кратко изложил ход дела на довольно сухом канцелярите. - Одним словом, мрут? - спросил он. Я кивнул. Я не мог говорить. Улыбка Кардинала исчезла - теперь он смотрел на меня с любопытством. - И что ты обо всем этом думаешь, Мишенька? Я решился. - Возьмите у меня это дело, Павел Фомич. Очень прошу. - Ну? Отчего же? - Не потяну. Не мой профиль. Ну при чем тут санитария, в самом деле! Домоседов... - Я замялся. - Ну-ну? Что Домоседов? Ты говори, я слушаю. Обвел меня и тебя, так? - Так, - сказал я, чувствуя себя идиотом. - Люблю, когда ты валяешь дурочку, - благодушно сказал Кардинал, - ох люблю... Ты же не полный олух, Мишенька, так какого же рожна тебе надо? Уж два и два ты всегда сложить умел, а значит, задавал себе вопрос: почему при всех усилиях Домоседова выдать суицид за разгул криминала МВД и нацбез еще не воют дурным воем? Кряхтят, а терпят - ведь с недавних пор журналистская братия начала гвоздить довольно крепко... И тогда ты вспомнил, что есть такой никчемный старик Павел Фомич, по прозвищу Кардинал, и что кардинальные решения по его части... - Он сладко улыбнулся своей шутке. - Ты все прекрасно понял, Мишенька: ну да, Нетленный спихнул тебе это дельце с моего согласия и даже, скажу больше, по моему прямому приказу. Уж прости, мне не хотелось напрямую тобой командовать, а вот посмотреть, как ты себя поведешь, напротив, было интересно... Домоседов не годится: запаниковал, да и вообще пора его менять, только стреляться я ему не дам, пусть уж дотянет свой срок, он заслужил. Видел бы ты, какую он у меня сцену разыграл - куда там Сальвини! Чуть в ногах не валялся... Что, перед тобой тоже? Это он зря: он ведь талантливее тебя, Миша, уж прости старика за прямоту. Но правда, зачем ему гробиться на этом деле? - А мне? - спросил я. Кардинал хитренько улыбнулся. Эту свою улыбочку он демонстрировал только своим: ну просто очень старый добрый дедушка. Помню, какой-то любитель астрономии еще в Школе сравнивал его со слабой галактикой, в которой видимой массы - плюнуть и растереть, зато невидимая - колоссальная. Когда-то я покрывался холодным потом от одной только мысли о том, что где-то в мире - а вдруг? - может существовать человек еще более могущественный, чем этот благосклонный ко мне старичок. - А ты, Мишенька, другого поля ягода, - сказал Кардинал, и я напрягся. - У тебя не талант к нашим делам, у тебя просто великолепный нюх. И еще ты везучий счастливчик, я за всю свою жизнь второго такого везунчика не встречал, а уж я-то людей повидал столько, что тебе и во сне не снилось. Клинически-то невезучих мы еще в Школе отсеиваем, но ты и среди остатка - феномен. Может, поделишься опытом: как это у тебя получается? Я округлил глаза. - Что вы такое говорите, Павел Фомич... Это я-то везучий?! Он смотрел на меня уже без всякой улыбки. - Ты, Миша, ты. У тебя, мой мальчик, есть голова и чутье, а у Домоседова - только голова и осторожность. На своем месте он хорош, пока ничего не случается. Пойми, мальчик: или решение задачи найдешь ты, или его вообще никто не найдет, а если и найдет, то поздно... _Ты!_ - вдруг рявкнул он с силой, которую никто не смог бы предположить в этом лысом старичке, да так, что от неожиданности я чуть не подпрыгнул. - _Ты еще смеешь думать, что у тебя не получится?_ - Не знаю! - Впервые в жизни я заговорил с Кардиналом в раздраженном тоне. В затылке настойчиво кололо, но я уже не мог остановиться. - Что смогу - сделаю, у меня люди уже на ушах стоят! А получится или нет - не знаю! Я везучий, только когда мне везет. А если решения нет вообще? Может такое быть? За неуспех-то я отвечу, научен! Ну а что, если путей к решению окажется несколько? У нас не будет времени искать оптимальный! Жизни и жизни!.. Кто в конце концов определит, был наш путь целесообразен или нет?!. - Последние слова я почти проорал. Я знал ответ. И Кардинал знал, что я его знаю. Но он все же ответил мне: - Я. Глава 5 Педагогическая фонема Истинным стимулом человеческой жизни является завтрашняя радость. А.С. Макаренко - Итак, об®ект снова ускользнул от вас? Любопытно, что вы теперь скажете в свое оправдание? - Мне нечего сказать, шеф. - Говоривший был долговяз, худ и скверно выбрит - мешали чирьи. Он покачал головой, непроизвольно сглотнул и добавил: - Я полностью осознаю свою вину и меру ответственности. Сидящий за столом невесело усмехнулся. - Ваш предшественник, помнится, был несколько обстоятельнее в об®яснениях. Однажды он так убедительно доказывал, что найти и взять человека, где бы он ни находился, - лишь вопрос времени, что я ему почти поверил... Что с вами - повышенная скромность или просто несообразительность? Впрочем, можете не отвечать. Отрадно уже то, что вы понимаете меру своей ответственности за провал операции. Ваш предшественник нашел и упустил об®ект трижды; вы - пока - только дважды. Еще раз промахиваться не советую. Гм... надеюсь, вы хотя бы сделали выводы из поведения об®екта? - Половина аналитиков только этим и занимается, шеф. Выявлено около двадцати локализованных районов, где об®ект может попытаться укрыться: прежде всего места лично ему хорошо известные, связанные, например, с воспоминаниями детства или со сферой профессиональных интересов, а также сравнительно малолюдные районы с развитой коммуникационной сетью, - замечено, что он к ним тяготеет. Составлен достаточно подробный психологический макет, что дало нам еще несколько районов. Местные органы усилены и приведены в оперативную готовность. - А геологические и геодезические экспедиции? Они там, знаете ли, любят набирать рабочих абы откуда... - Учли в первую голову, шеф. Проверка стопроцентная. - Ладно и так. Не думаю, чтобы это немедленно что-то дало, однако чем черт не шутит... Да, кстати, попыток пересечь границу об®ект не предпринимал? - Вероятно, нет, шеф. Мне кажется, он понимает, что его найдут и там, тогда как у него самого будет куда меньше степеней свободы. Нет, он умный человек, шеф. Похоже, он хорошо просчитывает наши ходы. Впрочем, погранохрана предупреждена на всякий случай. - Допустим... Это все? - Имеется частное мнение одного аналитика, шеф. Простите, я должен об этом сказать. По-моему, полный бред, но он настаивает... Ему, видите ли, кажется, что вычислить и захватить об®ект, основываясь на привычной нам логике, принципиально невозможно. Якобы иррациональность поступков об®екта выходит далеко за рамки... У него там целая теория насчет интуиции, внечувственного восприятия, единого информполя и чуть ли не связи с дьяволом. - А он не дурак, ваш аналитик. Вы сами как думаете? - Что вам сказать, шеф... Бред, конечно. На уровне эмоций - да, пожалуй. Взять хотя бы вчерашний провал: лучший снайпер группы промазал по неподвижно мишени со ста шагов! Не беспокойтесь, он стрелял оперенной ампулой с транквилизатором... А об®ект за четверть секунды до выстрела вдруг срывается с места как сумасшедший, бежит зигзагами и безошибочно находит единственную слабину в кольце! Сейчас мои люди по сотому разу гоняют запись, спорят, что могло его спугнуть. А по-моему - ничего. Прямо мистика. Сидящий за столом поднял глаза. - Я надеюсь, вы не собираетесь использовать этот аргумент как оправдание на случай следующего провала? Тот, кто стоял перед ним, выдержал дозволенную паузу, напрягшись так, что, казалось, его чирьи сейчас прорвутся все разом, и всем своим видом давая, понять, что то главное, ради чего он был вызван сюда, и что только что неявно было сказано, усвоено им в основе и подтекстах. В точно выверенный момент он заговорил, сам удивившись тому, как твердо и веско звучат его слова: - Мы возьмем его, шеф. Ручаюсь, при наихудшем раскладе об®екту осталось гулять не более двух, максимум трех недель. У него нет ни малейшего шанса. - Вы в этом уверены? - Абсолютно уверен, шеф. Сидящий за столом помолчал, с любопытством рассматривая струйку пота на лице подчиненного, сорвавшуюся с виска и прочертившую извилистый след между чирьями. Все они потеют, подумал он. Особенно тот... прежний. Их жизнь смешна и ничтожна, и они изо всех сил делают ее еще смешнее и ничтожнее, а вот поди ж ты - боятся. Дрожат, упрямо лезут вверх, работают локтями - и потеют... - Вот еще что, - сказал он. - От моего имени доведите до сведения всех имеющих касательство: любой, кто даст свежую информацию об этом человеке, получит повышение по службе. Любой, кто снова выведет нас на след, будет повышен по службе минимум на два разряда. Надеюсь, это вам поможет. В случае успешного захвата весь личный состав группы получит помимо этого годичные оплаченные отпуска в любое место земного шара по выбору. За провал ответите вы лично. Головой. Как ваш предшественник... У вас есть еще вопросы? x x x Представление на Малахова Михаила Николаевича, 2001 г. рождения, выпускника Школы 2-й экземпляр - в архив Школы (База данных "Промах") 3-й экземпляр - в личное дело Малахова М. Н. Малахов М.Н., 19 лет, в поле зрения наблюдательного совета с 2007 г., в интернате с 2011 г. (зимний набор), в 2013 г. переведен в основной состав учащихся, в 2014 г. допущен к изучению дисциплин второго цикла, в 2018 г. допущен к изучению дисциплин третьего цикла. Стандартные отсевочные тесты третьего уровня: прошел. Спецтесты H-W: прошел. Спецтесты J11-J26: прошел. Спецтесты DJ1-DJ3: прошел. Выпускные испытания: прошел. Контакты вне Школы: допустимые. Физическое здоровье: соответствует требованиям. Работоспособность: соответствует требованиям. Специализация: медицина, санитария. Психика: устойчивая. РНС: 42,8 ед. ИСО: 129,5 ед. Интеллектуальный уровень: соответствует требованиям. Логические способности: невысокие, на уровне отсевочного предела. Интуитивные способности: исключительно высокие. См. База данных "Редкие земли". Общая суб®ективная оценка: условно положительная. Результаты голосования по кандидатуре: За: 6. Против: 5. Наблюдательный совет Школы не считает возможным допустить выпускника Школы Малахова М.Н. к продолжению образования в рамка базисной программы как не набравшего достаточного числа голосов выпускной комиссии. Кандидат Малахов М.Н. выпускается по группе "Б". См. База данных "Аларм" архива Школы. 24.06.2020 1 Кирпичная дорожка хитро петляет, спускаясь по склону. Кое-где петли проложены не по делу, а чтобы живописнее было. Огибает гладкие валуны, понатыканные там и сям и делающие вид, будто торчали тут всегда, хотя на самом деле они привезены черт-те откуда. Слева между деревьями, старыми уже в те времена, когда вместо ландшафтного парка в низине теснились огороды, мелькает пойма Сходни - в липких проталинах, в зябнущих на ветру шеренгах тщедушных деревцев, обозначивших аллеи, упирающиеся в противоположный склон с точно такими же кирпичными дорожками, что взбираются по крутизне речной террасы к городку аттракционов, шумному летом, а зимой бездействующему за нерентабельностью. Недоделанная рекреационная зона выглядит неряшливой, словно небритой. Зазевавшись на спуске, поскальзываюсь. Меня успевают поддержать под локоть. - Долго еще? - бурчу я. - Вон там, Михаил Николаевич. Видите горбатый мостик? - Сопровождающий из опергруппы показывает рукой. - Вижу. - Кирпич дорожки кончился, и я со вздохом принимаюсь чавкать ботинками по раскисшей оттепельной глине. Мостик деревянный, со слащавенькими резными выкрутасами. Бзиковый парковый декор. На берегу дрожит человек в мокром гидрокостюме, о нем, кажется, забыли, и он сейчас начнет материться. Пригнан, пробился сквозь уличные пробки и торчит на шоссе наверху громадный фургонище с криминалистической техникой. С десяток зевак полиция держит на расстоянии от мостика. Толпы, к счастью, нет: не та погода, чтобы получать удовольствие от прогулок по парку. Хоть в малом повезло, и на том спасибо. Холодно, по пойме гуляет ветер. От маслянистой, никогда не замерзающей воды резкий запах. Самое главное в городе - это река, думается

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования