Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Александр Казанцев. Фаэты -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  -
нс Гордый и... Чичкалан с Лианой, которые и слышать не мотели, чтобы остаться на Земле. Я согласился на это лишь ради того, чтобы реальностью Мара победить чудовищное суеверие Чичкалана. К тому же мы ведь должны были вернуться, и, конечно, вместе с ним и Лианой. Пусть же разочаруют их сыпучие пески, камни и кратеры Мара, пусть смутят. условия жизни "богов" в подземных городах с бесконечными галереями и искусственным воздухом. Они должны вернуться просвещенными людьми, чтобы просветить и своих собратьев. По поводу нашего возвращения на Землю мне привелось серьезно поговорить с Моной Тихой. - Уверен ли ты, сын мой, возглавлявший Миссию Разума, что такая миссия нужна людям? - спросила она меня, пристально глядя в мои глаза. - Возможно ли распространить наше влияние на достаточную часть человечества? - Я уверен лишь в том, что пришедшие с Миссией Разума не должны выступать в роли богов. Мона Тихая нахмурилась: - Да, я выступила здесь в роли богини. Но только для того, чтобы научить людей владеть собственным телом по системе Оги, распространенной на Маре. Ты же не смог достичь успеха, взявшись за переустройство их жизни. Слишком малую часть человечества можно убедить жить правильно. Знай, что, чем больше будет развиваться человечество, восходя к вершинам Знания, тем меньше права имеем мы, их братья по разуму, навязывать им свои пути и тем труднее было бы нам убедить их, решись мы на это. - Но разве не должны мы вернуться, чтобы оставить хотя бы послание грядущим поколениям? - О чем послание? - О гибели Фаэны и о сынах Солнца, посетивших Землю в тяжелую пору захвата ею Луны. - Зачем? - Чтобы человечество никогда не пошло путем своих предков фаэтов. - А если будущие люди не признают себя потомками фаэтов? Если их знатоки знания будут доказывать в грядущем самостоятельное происхождение человечества? - Все равно, - горячо возразил я. - Это не имеет значения. Дело не в кровных связях, а в путях развития разума. Истинное назначение разума - в оказании помощи, подобной той, какую оказали обитатели Мара землянам, применив распад вещества для предотвращения катастрофы, а не для самоуничтожения, как это случилось с фаэтами, из которых лишь ничтожная часть была безумна, но погибли все. Мона Тихая задумалась, потом подняла на меня свои серые спокойные глаза: - Ты прав. Людей следует предупредить об этом. Но как? Где ты оставишь такой памятник, который не сотрется в веках, которому поверят просвещенные потомки современных дикарей? - У меня есть некоторые мысли. Может быть, нам создать исполинское сооружение, само строительство которого должно говорить о могущественнейших технических средствах тех, кто оставит послание людям будущего? - Они скажут: если древние построили подобное сооружение, значит, они могли это сделать, и не поверят в пришельцев с другой планеты. - Тогда... я посоветуюсь на Маре со знатоками космоса. - Ты сам стал виднейшим знатоком космических полетов. - Потому у меня и возник этот план. Но чтобы выполнить его, я должен, буду посвятить себя на Маре истории гибели Фаэны. Я обязан описать ее на основе наших легенд и дополнить ее правдивым рассказом о собственном путешествии на Землю. Выполнив все это, я вернусь сюда... Но вернусь во всеоружии космической техники, которая позволит создать памятник нашего посещения, способный дождаться того времени, когда люди смогут найти его и понять все, что в нем заключено. И вот я в последний раз оглядываюсь на Землю, задержавшись на ступеньке лестницы, ухватившись за поручень люка и откинувшись всем телом назад. Чудесная зелень лесов, которой никогда мне не увидеть на Маре, щедрость земной природы, неиссякающий фонтан жизни в бесконечных ее проявлениях. Могучие и послушные человеку животные, засеянные поля на горном склоне, блеск голубой реки, текущей в беспредельный океан!.. Разве не для счастья человека существует все это на планете, где ему выпало счастье родиться? Зачем же в этом блаженном крае ненависть, борьба, жестокость? Прощай, Земля, прощайте, люди, создающие, может быть, горькую, но великую свою историю! Я не могу вести всех вас за руки, как милых сердцу инков, но я хочу, чтобы ваша судьба никогда не стала такой, как у фаэтов. Пусть лучше примером космической дружбы и взаимопомощи будет украшена ваша история. Но кто может заглянуть вперед? x x x Линс Гордый занял место пилота. Оказывается, он мог это сделать! Вовсе не ради нашей помощи ждали нас Мона Тихая и ее спутник. Они давно могли бы улететь одни. Если запасы топлива не позволяли им разыскивать нас на другом материке, то для возвращения на Мар горючего было достаточно. Но они не для того полетели с Луны на Землю, чтобы улететь с нее без нас, выполнивших здесь свою Миссию. Корабль чуть заметно вздрогнул. Я почувствовал пожатие руки. Со мной рядом стояла Эра и смотрела в иллюминатор. Вниз уходили леса и большая поляна с толпой провожающих нас людей, которые запишут в преданиях, как "Летающая колесница" превратилась в жемчужину в небе и исчезла. * КНИГА ТРЕТЬЯ. СОЛНЕЧНОЕ ПЛЕМЯ * Кто не умеет сдерживать своей фантазии - тот фантазер; у кого необузданная фантазия соединяется с идеями добра - тот энтузиаст; у кого беспорядочная фантазия - тот мечтатель. И. Кант * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СЛЕДЫ * Человеку свойственно ошибаться, а глупцу настаивать на своей ошибке. Цицерон ГЛАВА ПЕРВАЯ. РАСКОПКИ Галактион Александрович Петров, доктор исторических наук, видный археолог, руководил раскопками сибирских курганов еще до того, как они были залиты Енисейским морем. Строители Енисейской плотины спешили, и археологам приходилось соревноваться с ними, чтобы не ускользнули от них тайны древних сибирских народов. А тайны были важными. Петров прославился работами, которые показали, что в древности бассейн Енисея был заселен статными голубоглазыми бородачами с высокими лбами и русыми волосами. Галактион Александрович был самозабвенно предан науке и спешки в научных выводах не терпел, потому каждое его слово ценилось. Сам он внешне был под стать древним жителям Сибири, ростом велик, правда чуть грузен, волосами рус, как новгородцы или суздальцы, однако бороды не носил, как его европейские предки или их енисейские родичи, жившие здесь тысячи лет назад. Поскольку времени для раскопки курганов становилось все меньше, экспедиции Петрова был придан в помощь студенческий строительный отряд. В него вошли младший брат Галактиона Александровича, учившийся в Томском политехническом институте, и студентка Томского университета Эльга Веденец, мечтавшая стать археологом. И еще из того же Томска приехали школьники, а среди них младшая сестренка Эльги Таня, "цыпленок цапли", как говорил о ней Далька. Петров-младший во всем уступал брату: и в росте, и в солидности, и в авторитете. Даль был без ума от Эльги, да и она втайне отвечала ему взаимностью. Девушку с ее чудесными волосами, уложенными в тяжелый пучок на затылке, не портили даже неуклюжий комбинезон и тяжелые кирзовые сапоги. Она умела выглядеть привлекательной в самой неподходящей обстановке, даже в дождь среди раскисшей глины раскопок. А когда она гарцевала на коне, Дальке казалось, что такие всадницы и скакали здесь когда-то по степи. Даль Александрович Петров, будущий инженер, интересовался не только местной археологией. Он был осведомлен о многих удивительных находках по всему миру и имел по этому поводу собственное мнение. Но из-за невозможности лично участвовать в исследовании памятников древних майя, загадочных истуканов острова Пасхи или древнейших фресок Сахары деятельно помогал брату в родной Сибири. Подвижный, острый, живой, как капелька ртути, он с детства любил песенку со словами "кто ищет, тот всегда найдет!" И уверен был, как истый романтик, что непременно найдет то, о чем мечтал. И случилось так, что слова песенки оказались пророческими. В этот сухой, по-степному жаркий день находка взволновала всех, прежде всего Эльгу. Девушка аккуратно счищала кисточкой остатки земли с древней глиняной статуэтки и не давала ни Тане, ни Дальке подойти близко, пока Галактион Александрович сам не рассмотрит сокровище, которому наверняка несколько тысяч лет. Странная статуэтка, по-видимому, изображала женщину, была стилизована, а главное, покрыта сетью линий и знаков неведомой письменности. Но Далька усмотрел в ней иное! - Щелевидные очки! - завопил он. - Это же ведь как в японских "догу"! Эльга только покачала своей великолепной головкой. Таня застыла с открытым ртом. Галактион Александрович взял в руки статуэтку и задумался. Она походила на слегка изогнутый широкий нож с рукояткой в виде человеческой головы в огромных очках с горизонтальным полосками. Далька, захлебываясь от волнения, убеждал: - Повторение японской загадки! На острове Хонсю найдены статуэтки "догу", которым пять тысяч лет. Их делали из обожженной глины предшественники японцев "Догу" на древнем языке означает "одеяние, закрывающее с головой". По-современному - скафандр. - Уж лучше старое русское слово "балахон", - заметил Галактион Александрович, снимая с себя пыльник и вытирая лицо уже несвежим платком. - Они жили в каменном веке, - продолжал Далька, - а статуэтки свои одевали в костюмы, напоминающий космические! Кто мог стать прототипом для этих древних скульптур? Металла древние художники не знали, но тщательно воспроизводили на статуэтках люки для осмотра механизмов, дыхательные фильтры с дырочкам в герметическом шлеме, щелевидные поляризующие очки на нем! - Если отбросить романтическую шелуху, - изрек Галактион Александрович, - то находка наша представляет интерес именно в связи со статуэтками "догу". - Вот как? - почтительно удивилась Эльга, кокетливо щурясь то на одного, то на другого брата. - Айны, почти исчезнувшая народность, предшественники японцев. Европейские черты лица айнов всегда были загадкой, - ровно заговорил, как читал лекции, Галактион Александрович. - Бородатые, с иконописными лицами старорусского письма, они напоминали наших мужичков времен крепостничества. Щелевидные очки, может быть изобретенные когда-то против степной пыли теми, у кого глаза от природы не были узкими, могли быть перенесены отсюда на Японские острова. Это, пожалуй, чуть приоткрывает завесу над загадкой переселения народов. Не исключено, что именно отсюда пришли предки айнов, расселяясь и на равнины Европы, и на просторы Дальнего Востока. - Да нет же! - запротестовал Далька. - Предки айнов на Японских островах видели пришельцев из космоса и лепили с них своих божков, поскольку считали их за богов. По времени все это совпадает. Вспомним Сахару. Там на скалах в Тассили древние художники изображали существа в скафандрах. В герметических шлемах! А рядом - непомерно вытянутое существо с растопыренными руками, рогатым шлемом и хвостом! Даль говорил и размахивал руками, даже стал в позу, изображавшую странную фигуру с фресок Тассили. К палатке руководителя раскопок, около которой шел разговор, постепенно стали подходить студенты из строительного отряда и школьницы, подружки Тани. Всем было интересно увидеть находку и послушать, что о ней говорят. - Какое это имеет отношение к нашим раскопкам? - поморщился Галактион Александрович. - Непосредственное! - вспыхнул Далька. - Здесь мы нашли статуэтку с такими же очками, как и "догу" в Японии. И в Японии рядом с "догу" нашли скульптурное изображение сахарского "Великого бога марсиан". А вот я нашел... копию марсианского робота с фресок Тассили. - Где нашел? - удивленно, но со скрытой радостью спросила Эльга. - На острове Пасхи. Всеобщий хохот был ответом. Даже Галактион Александрович улыбнулся. Но Далька ничуть не смутился. - Вовсе не обязательно быть на острове Пасхи, достаточно иметь фотографии, снятые там. Вот смотрите. - И он вытащил из заветного кармана куртки бумажник, туго набитый фотографиями и вырезками. - Полюбуйтесь. Вот "Великий бог марсиан", а вот его японская скульптурная копия. А вот та же копия, но уже с проработанными деталями: герметическим шлемом, щелевидными очками и спиральным орнаментом. - Почему спиральным? - спросила Таня. - Очень просто, - снисходительно ответил девочке Даль. - Если искать символ, который был бы понятен всем разумным существам, где бы они ни жили во Вселенной, то это спираль! - Почему спираль? - не отступала Таня. - Фу-ты! Неужели не ясно? - потерял терпение Далька. - Да потому, что галактики спиральной формы наблюдаются всеми цивилизациями космоса. - А остров Пасхи? - напомнила девочка. - Пожалуйста, будьте любезны! - Далька вынул из бумажника развернутую репродукцию фрески Тассили из книги Анри Лота и положил рядом с ней вынутую из специального карманчика фотографию наскального рисунка с острова Пасхи. - Здорово! - послышались голоса. Галактион Александрович небрежно взглянул на фотографию и пожал плечами. Эльга с почтительным вопросом смотрела ему в лицо! Таня переводила смеющийся взгляд с Дальки на рисунки и обратно. Галактион Александрович поднял руку: - На мой взгляд, неуместно смешивать научные исследования по строгому методу с преждевременными выводами на основе увиденных картинок. - Почему ты считаешь более научным предположить, что предки айнов жили здесь, а потом расселились на восток и на запад, а не желаешь считаться со множеством следов, которые оставили на Земле инопланетяне в древности? - Потому что таких следов нет. - Как же нет? Никто еще в строго научном плане, о котором ты говорил, не рассматривал этих следов. Разве можно пренебречь сказаниями древних народов в Южной Америке, Месопотамии, Индии, Японии?.. Везде речь идет об одном и том же - дети неба спустились на Землю с другой звезды, помогли людям, научили письменности, земледелию, ремеслам. Потом улетели и обещали вернуться. В Южной Америке это даже повело к трагедии завоевания индейцев испанскими конкистадорами. Ацтеки, майя, инки приняли их за вернувшихся с неба благодетелей людей, сынов Кетсалькоатля, или Кон-Тики. - Какие сказки! Умерь свою фантазию. Даль. По-моему мнению, все это чепуха. - Ты заменяешь аргументы мнением! - Мнение весомее любых аргументов в том случае, когда оно основано на однозначных научных выводах. Науке не нужны фантазеры. - У меня факты, а не плоды воображения. В Южной Америке имеются не только предания, сказки, как ты говоришь. Там до сих пор сохранились древнейшие Ворота Солнца с неземным календарем, в котором двести девяносто дней в году! Нельзя забыть пирамиду храма надписей в Паленке, гробницу в ней с надгробной плитой, где высечен чертеж ракеты в разрезе. А в ней - человек. - Ритуальное изображение кукурузы, под которой человек размышляет о бессмертии. - Только этот человек погребен в саркофаге, почему-то сделанном в форме ракеты! А нефритовая маска его лица говорит о многом! - О чем? - спросила Таня, переводя сияющий взгляд с одного спорщика на другого. - У него нос начинается выше бровей. Нам неизвестна такая раса. Может быть, в крови захороненного древнего майя была инопланетная примесь. - Поистине прав был Салтыков-Щедрин, говоря, что ничем не ограниченное воображение создает мнимую действительность. - Какая же мнимая? Действительность заставляет нас вообразить себе инопланетян на Земле, а не наоборот. - Никто никогда не докажет мне, что гости из космоса побывали на Земле, ибо нет возможности для смертного существа преодолеть межзвездное расстояние в сотни и тысячи световых лет. Планеты же Солнечной системы, по новейшим данным, увы, не населены, - с раздражением закончил Галактион Александрович. Но Далька не сдавался: - Тебе мало следов, которые есть на Земле? А в космосе? - Что-то я не слышал о следах в космосе. - А между тем именно там гости иных миров должны были оставить нам память о себе. И может быть, оставили. - Почему? - спросила Таня. Эльга укоризненно взглянула на нее и покачала головой. Но девочка выразила общий вопрос всех собравшихся. - Прекрасно! Отвечу! - запальчиво произнес Далька. - Любопытно будет послушать, - иронически заметил Галактион Александрович. - Только не забудь о своем дежурстве на кухне. Кто-то хихикнул. - С тех пор как был запущен первый советский искусственный спутник Земли, - тряхнув лохматой головой, продолжал Даль, - появилась новая наука - слежение за спутниками. Сложный комплекс астрономических, радиоастрономических, электронно-вычислительных устройств, компьютеров. Оказалось, что множество тел бороздит ближний космос. Почти о каждом можно сказать, когда и кем оно было запущено. Но только почти... Есть такие спутники Земли, которые не запускали ни в СССР, ни в США. - Обыкновенные спутники-шпионы, - зябко пожала плечами Эльга, ощутив степной ветерок. - Разве на Западе признаются в их запуске? Смешно!.. - Логика - оружие науки! - подхватил Галактион Александрович и одобрительно посмотрел на свою помощницу. Та опустила глаза, смутилась. Ей ведь хотелось только подразнить Дальку. - Да, но среди неопознанных спутников есть, по крайней мере, один, как пишет доктор наук Чикагского университета, специалист слежения за спутниками француз Жак Балле, - не отступал Далька. - Есть, по крайней мере, один, который движется в сторону, противоположную вращению Земли. - Ну и что? - простодушно спросила Таня. - Запустить такой спутник куда сложнее, чем обычный, Вращение Земли обычно помогает обрести первую космическую скорость. А если оно мешает, надо затратить энергии много больше... - Ну вот что, - оборвал Галактион Александрович. - Мы нашли ценнейшие статуэтки. Однако они не дают нам права размахивать руками в космосе. А "Черный Принц" - всего лишь приблудившийся метеорит. - "Черный Принц"! - удивилась Эльга, вскинув свои тонкие брови. - Да. Так называют этот об®ект на Западе, - небрежно пояснил Галактион Александрович. - Мы привыкли, что археологи копаются в земле, - снова вступил Далька. - Это потому, что люди на поверхности своей планеты живут в пыли, пылят, вздымают пыль. - И он указал рукой в степь. Там по дороге двигался столб пыли, растягиваясь следом за грузовиком медленно оседавшим шлейфом. - Но настанет день, и археологи станут искать уже не только в почве, но и в космосе, сделают науку археологию космической. - И мы полетим к "Черному Принцу"! - счастливым голосом крикнула Таня. Все рассмеялись. Однако космос космосом, а кухня кухней. Нужно было чистить картошку. Таня с девочками вызвались помогать Дальке. Ловко вырезая из картофелин фигуры, приближающиеся к сферам (не считаясь с отходами!), Далька увлеченно рассказывал про загадочные каменные шары величиной с многоэтажный дом, рассыпанные по лесам и болотам Коста-Рики, как на звездной карте, оставленной пришельцами. Варя на второе кашу, Петров-

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования