Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Александр Казанцев. Фаэты -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  -
еку", на этот раз отказались от моторок. Никакого шума - торжественная тишина! Доносившиеся по воде звуки и всплески весел только подчеркивали чуткую тишь. Таня приехала на свадьбу сестры сразу после окончания университета. Она вглядывалась в напряженное лицо Дальки. Как он изменился: губы крепко сжаты, глаза какие-то пронзительные, брови чуть ли не срослись. На нее смотрит, а видит ли? Она была права. Даль смотрел на Таню, а видел Эльгу. Укоризненный взор девушки вернул его к действительности. Вот Танька молодец, успела закончить университет - молодой историк! А он так и застрял на четвертом курсе политехнического. Положим, не зря застрял... А чего это стоило? С помощью кибернетики он стал овладевать мертвым языком, который, что бы ни говорил Галактион, не мог быть выдуман из озорства или злобного умысла. И Эльге первой прошептал Даль выученные им еще в первые месяцы работы странные слова и даже продемонстрировал, как звучит во втором аппарате длинное повествование на этом ярком и трудном языке. Одному Дальке его не одолеть! Вот если бы Эльга согласилась... Бесхитростный расчет Дальки был прост. Он хотел вместе с Эльгой зубрить неведомые слова, всегда быть с ней рядом и говорить между собой на их собственном "тайном языке". Но Эльга не без ехидства напомнила ему про поцелуйчики и Таню. Это было несправедливо! Он только раз поцеловал девушку, да и то случайно! Даль вспылил, а Эльга холодно заявила, что не может служить антинаучным целям, как бы красочно они ни выглядели. У Галактиона Александровича уже сложилось определенное мнение о муляжах из космоса, а она выбрала себе путь в науке рядом с ним. Оказывается, не только в науке! И даже в жизни! Значит, неверно понял Даль многоречивые взгляды ее прищуренных глаз! Но не только Даль, никто на свете не догадывался о сокровенной тайне гордой Эльги, не знало ее слезах и мучениях. После "измены" Дальки, который писал ей сумасшедшие письма, а сам целовался с Таней, Эльга решила жестоко отплатить ему. Однако все выжидала. А Даль, как она решила, прикидывался, будто ничего особенного не произошло! Увлекся языком фаэтов и даже Эльгу старался склонить к его изучению. Совсем другого ждала она от него. Так он и не раскаялся и не сказал Эльге самого главного. К подчеркнутому вниманию Эльги к своему шефу - профессору Петрову - Даль отнесся, казалось бы, совершенно равнодушно. Этого Эльга простить не могла. Скрытная и гордая, она носила все это глубоко в себе, а потом вдруг согласилась выйти замуж за Галактиона Александровича. Ревность ослепила ее, заставила решиться на непоправимое. Не знала она жизни! Не знала, что ревность еще никогда и никому не принесла счастья. Даль, узнав о решении Эльги, "открыл себе глаза и закрыл душу", замкнулся и целиком ушел в мертвый язык, "квазиэсперанто" (придуманный, но не международный), как назвал его Галактион Александрович. Только академик Песцов внимательно следил за усилиями Дальки и даже знал несколько фраз фаэтов. Ему прямо с голоса диковинного аппарата Даль переводил записанный для землян рассказ. Охотник до всяких сюрпризов. Песцов согласился на озорной замысел Дальки и греб теперь вместе с ним на свадебной лодке. Следом скользил "челн предков". На веслах в нем сидели: отец Галактиона Александровича, проректор Томского политехнического института Александр Анисимович Петров, нестареющий властный крепыш с бритой головой и живыми глазами, отличавшийся несгибаемой волей старшего сына и энергией младшего, и отец Эльги Сергеевны - Сергей Борисович Веденец, редактор газеты "Красное знамя", по сравнению с проректором человек умеренный, но умевший видеть все с неожиданной стороны. У него была невероятно густая копна волос и кривоватый, длинный нос. Их жены сидели рядом: детский врач Агния Елисеевна Петрова, статная, стареющая красавица, с усталым лицом, и Раиса Афанасьевна Веденец, суетливая полная дама, прежде работавшая у мужа в редакции, а потом воспитавшая трех дочерей и теперь мечтавшая о внуках. Наконец добрались до низкого берега. Ближе к воде росли кусты, а дальше виднелась березовая роща. Там среди прозрачных белых стволов и должно было состояться свадебное пиршество. Ваня и Даль потащили за дужки термос-камеру, а бабка Анисья шла за ними, переваливаясь с ноги на ногу, и причитала: - Пошто не в ногу шагаете? В аккурат высыплете мне пельмени! В березняке уже горел костер, разведенный приехавшими раньше зваными гостями, почтенными учеными людьми. Бабка Анисья забраковала костер: на нем котел не вскипятишь. А разгораться костер не хотел. Нетерпеливая молодежь предлагала плеснуть в него бензину, но катер давно ушел, и бензина, к счастью, не было. Эльга, привыкшая к полевой жизни, могла бы мигом все наладить, но ей, как невесте, не позволяли ничего делать, она болезненно морщилась. Галактион Александрович ревниво следил за выражением ее лица и был недоволен тем, что она сердится. Наконец бабка Анисья с помощью Вани и Даля все-таки развела костер. В котле уже закипала вода. Все расположились на траве вокруг расстеленной скатерти. Многим сидеть на земле было непривычно и неудобно, но именно они больше всего смеялись, уверяя, что устроились чудесно. Наконец вода в котле окончательно закипела, и бабка Анисья, священнодействуя, стала опускать в него замороженные пельмени, фарш для которых приготовлялся не в мясорубках, а мясо рубили сечками в корытцах. Говядины и свинины было поровну, а баранины добавлялось две трети от говядины. И еще - мускатных орехов и всяких специй по дедовским рецептам. Пока пельмени всплывали, мужчины наполнили чарки и подняли их за счастье молодых. Первый раз закричали: - Горько! Эльга смотрела в землю и никак не желала подчиниться древнему обычаю. Но ей пришлось уступить. Громче всех кричал "горько" Далька. Она это заметила. Таня тоже... Потом Таня сбивалась с ног, обнося всех тарелками с дымящимися пельменями, которые бабка Анисья с пришептыванием вылавливала из котла шумовкой. -- Еще порцию позвольте. - Хотите соус кетчуп? Или со сметанцей? - Ай да бабка Анисья! Ну и мастерица! Чуть язык не проглотил! Пельмени полагалось есть не досыта, а до отвала. Когда стали пробовать петь, бабка Анисья сделала знак Тане, что нужно сделать перерыв. - Пусть осядут маленько, - сказала она, имея в виду пельмени в желудках. Тут поднялся Далька. - Все одарили молодых, кто чем мог, - начал он. - Надо и мне преподнести свадебный подарок. - Зачем же его сюда тащить? - спросил Галактион Александрович. - Можно и дома... - Мой подарок невесомый, хотя, может быть, и весит необычайно много. - Загадки? - спросил Ваня Крутых. - Дозволь мне в подарок новобрачным, которых об®единяет не только супружество, но и общая научная работа, преподнести перевод на русский язык послания инопланетян, оставленного в глубокой древности для людей в космическом аппарате "Черный Принц". - Это уже не загадки, а шутки, - нахмурился Галактион Александрович. - Вы послушайте, - посоветовал академик Песцов. Гости перестали звенеть вилками и ложками, приготовились к забавному розыгрышу. Но Даль был серьезен. Впрочем, так и требовалось при розыгрыше. - Космический аппарат был оставлен в космосе более десяти тысяч лет назад марсианами, которые перед тем посылали на Землю Миссию Разума,- об®явил он. - Здоровье марсиан! - крикнул Ваня Крутых, поднимая чарку. На него зашикали. - Миссия Разума возглавлялась марсианином, носившим имя Инко Тихий. На Земле его называли Кетсалькоатлем, а потом Кон-Тики. - Ну, знаете ли, это даже не остроумно! - задохнулся от возмущения Галактион Александрович. Эльга щурилась на Дальку, словно изучая его или прикидывая, на что еще способна его фантазия. Таня слушала с открытым ртом. Леонид Сергеевич попросил пельменей. Остальные гости начинали прислушиваться. - Пусть то, что я сообщаю сейчас, ляжет первым камнем в фундамент новой науки космической археологии, которая была заложена в лаборатории профессора Петрова, куда доставили найденные в "Черном Принце" аппараты! - Кто их там оставил и для какой цели? Кон-Тики, что ли? - поинтересовался Веденец. - Нет, очевидно, уже не Кон-Тики. "Черный Принц" был оставлен позже, для того чтобы сообщить о Миссии Разума, возглавлявшейся Кон-Тики в пору захвата Землей Луны. - Час от часу не легче, - вздохнул Галактион Александрович. - О каких марсианах можно говорить всерьез, если все посещения Марса автоматическими станциями и космонавтами говорят о том, что на этой планете, чахлой и скупой, нет никаких разумных существ или их следов? Там даже кислорода нет, чтобы им дышать. И о каком захвате Луны можно говорить, если математики доказали, что она не могла быть захваченной Землей, несомненно столкнулась бы с ней. - Столкнулась бы, не вмешайся высокий разум! На поверхности Луны марсиане взорвали ядерные устройства страшной силы. Их реактивная отдача не дала Луне упасть на Землю, заставила ее перейти на круговую орбиту. - Так его, так его, так! - засверкал глазами старый профессор Петров. - Это как же? Ты сам выдумал или в "Черном Принце" все так записано? - Я перескажу сейчас все, что записано в говорящем аппарате "Черного Принца", все о злоключениях Миссии Разума марсиан, о Кетсалькоатле и Кон-Тики. - Он действительно переплыл океан на плоту? - ехидно поинтересовался кто-то из скептиков. - Да, он закончил океанское плавание на плоту, - подтвердил Далька, - чтобы добраться до прилетевшего за ним корабля, его корабль погиб во время поднятия Анд и опускания Атлантиды. - Какая спекуляция! - простонал Галактион Александрович. - Все же стоит дослушать свадебный подарок, - загадочно напомнил академик Песцов. Гости притихли. Даль с воодушевлением стал рассказывать о необыкновенных приключениях на Земле мариан, как называли себя потомки фаэтов. Он закончил свое повествование на том, как Кон-Тики встретился со своей матерью на ступеньках великолепного храма и корабль мариан наконец покинул Землю. Некоторое время все молчали. Потом Веденец по привычке журналиста стал допрашивать: - Что ж они, и улетели, и более не возвращались? - Из всех известных следов посещения Земли инопланетянами самое достоверное - "Черный Принц" с заключенным в нем посланием людям. - А зачем это послание? - добивался Веденец. - Рассказу о Миссии Разума предшествует еще одно повествование о гибели Фаэны. - Фаэны? А это что такое? - Я так перевел название погибшей планеты, чтобы оно созвучно было нашему привычному Фаэтону. - Фаэтон никогда не существовал, - резко возразил Галактион Александрович. - Как знать? - вставил академик Песцов. - Астероиды-то все осколочной формы. - Почему же они все остались на круговой орбите, если планета взорвалась? - теряя самообладание, повысил голос Галактион Александрович. - Это исключено! - Потому что планета не взорвалась, а разрушилась в результате взрыва ее водяной оболочки, - отпарировал Даль. - Это противоречит воззрениям физиков! Вода не взрывается! - Кто рискнет подписаться под таким утверждением? - спросил академик Песцов. - Во всяком случае, великий физик двадцатого столетия Нильс Бор не брался так утверждать. Известно его высказывание о возможности взрыва океанов в результате цепной реакции, вызванной взрывом в глубине океана сверхмощного ядерного устройства. - Он ссылался при этом, что большинство физиков иного мнения, - не сдавался Галактион Александрович. - Правильно, ссылался и добавил, что если даже они правы, то все равно ядерное оружие надо запретить. - Это что же? Речь идет о ядерной войне фаэтов, как вы их назвали? - вмешался Веденец. - Не знаю, так это или нет с точки зрения физики, которая, кстати сказать, со временем меняется, но с общечеловеческой точки зрения, которая неизменна в веках, такую возможность людям надо учесть. - Кто же возражает? - отозвался Галактион Александрович. - Мне показалось, что вы возражаете. А ведь речь идет о том, чтобы бороться за запрет ядерного оружия, которое, как мы слышим сейчас, способно погубить не только цивилизацию, но и планету, на которой та развилась. - На Западе в это никто не поверит, - сказал Галактион Александрович. - А надо бы, - заметил Песцов, - если не поверить, то допустить подобную возможность. Ядерное оружие действительно способно было погубить и планету Фаэна, и всех, кто на ней жил. - И все погибли? - с ужасом спросила Таня. - Не все. Горстка уцелела. Те, кто находился в космосе: на Земле и на космических базах близ Марса. - Так, может быть, я не от обезьяны происхожу? - вдруг обрадовалась Таня. - Можно говорить лишь "исключено или не исключено", - осторожно прокорректировал академик Песцов. - Но даже и так это звучит серьезным предостережением людям. - Я за такое предостережение! - заявил Веденец. - Сказка ложь, да в ней намек, - заметил проректор Петров. Галактион Александрович схватился за голову. - Как ты мог придумать всю эту галиматью? - набросился он на брата. - И преподнести ее в такой день? - Я лишь пересказал суть послания "Черного Принца". Его аппараты впервые зазвучали в твоей лаборатории. Помнишь газовую зажигалку? - Это же сказки! Отец верно сказал! Нелепые сказки, придуманные фантазерами, не пожалевшими сил закодировать их в дурацкий язык, который можно изучать лишь глупцу! И нужны эти сказки их создателям не для предостережения человечеству, а для отвлечения его внимания. - Сказки? Хорошо, пусть будут сказки. Первая из них о гибели Фаэны, вторая о Миссии Разума. Но есть еще и третья сказка. - Еще и третья? - заинтересовался Веденец. - Да. Сказка о братьях. И не только о братьях Петровых, которые едят пельмени на берегу Оби. Но еще и о братьях по разуму (если не по крови!), открыть которых должна космическая археология. - Тост за новую, самую универсальную науку - космическую археологию! - провозгласил академик Песцов. - Наука изучает факты. Так пусть она и разберется, где факты и где сказки! (Советский астроном Ф. Ю. Зигель выдвинул гипотезу, что Марс, Луна и гипотетический Фаэтон составляли когда-то трехпланетную систему с общей орбитой вокруг Солнца. Катастрофа Фаэтона превратила его в астероиды и нарушила равновесие трех тел. Марс и Луна вышли на более близкие к Солнцу орбиты и стали нагреваться. При этом меньшая по размерам Луна потеряла всю атмосферу, Марс - большую ее часть. В дальнейшем Луна прошла в опасной близости к Земле и была захвачена ею.) * ЧАСТЬ ВТОРАЯ. "ПОИСК" * Все высокое и прекрасное в нашей жизни, науке и искусстве создано умом с помощью фантазии и многое - фантазиею при помощи ума. Н. И. Пирогов ГЛАВА ПЕРВАЯ. ЗВЕЗДНАЯ МУМИЯ Ни Таня, ни Эльга за весь долгий путь до Марса не могли привыкнуть к волнующей серебристой тьме за иллюминаторами "Поиска", как по предложению Даля Петрова был назван космический корабль Крутогорова. Пассажиры научились пользоваться башмаками с магнитными подошвами, чтобы не отрываться от пола кабины и не плавать беспомощно в воздухе. Таня беспокоилась, что ее походка в башмаках, прилипающих к полу, похожа на вышагивание цапли. Она не могла забыть обидного прозвища "цыпленок цапли", как ее когда-то называли. Даль мало обращал внимания не только на Таню, но и на Эльгу, поглощенный предстоящей встречей с Фобосом. Спутник Марса должен был появиться из-за огромного горба планеты, занимавшего теперь большую часть иллюминатора. Командир корабля Крутогоров первый заметил и показал Галактиону Александровичу, руководителю экспедиции, звездочку у края диска планеты. Диск этот еще несколько дней назад был виден с белыми шапками на полюсах, затемненный с одной стороны. Теперь он уже не умещался в иллюминаторе. - А вдруг Фобос обитаем? - спросила Таня. - Какая чепуха! - поморщился профессор Петров. - Я согласился возглавить археологическую экспедицию на Марс только потому, что, как и профессор Шкловский, уверен в давнем исчезновении марсиан. Нам предстоит на Марсе датировать их исчезновение десятками или сотнями тысяч. лет, если не миллионом. - И Дальке не с кем будет разговаривать, - чуть насмешливо произнесла Таня. - Увы! - пожал плечами Галактион Александрович. - Я вынужден был уступить его напору, хотя боюсь... что переводчик, знающий лишь мертвый язык былых обитателей Марса, а не письменность, которая могла их пережить, не окажется в археологической экспедиции на первом месте. Время, отпущенное для подготовки, не тратили даром. Космические археологи стали самыми всесторонними специалистами - историками, врачами, техниками. Скоро звездочка, составлявшая вместе с Фобосом двойную звезду, превратилась в ярко сверкающее колечко, чем-то напоминающее Сатурн. А еще через некоторое время уже можно было рассмотреть, что спутник представляет собой огромное колесо с округлым ободом в виде тороида с цилиндрическими спицами, соединяющими его со ступицей в центре, от которой в звездный туман и тянулась серебристая нить. - То типичная орбитальная станция, - хрипловатым басом заметил Крутогоров. - Вдаль уходит, стало быть, оранжерея, где когда-то выращивали овощи для экипажа. - А если и сейчас выращивают? - спросила Таня. Крутогоров покачал головой. - Должно, метеорит еще давно в станцию угодил. Взгляните-ка на разрушения. Теперь и все заметили, что кольцевой обод был неполным. Часть его отсутствовала. Не было и тех спиц, которые должны были соединять разрушенную часть с центром. - Так и должно было быть! - воскликнул Даль. - Ведь фаэты, переселяясь на Марс, сбросили на его поверхность запасы металла, разобрав для этого часть станции. - Даль! - вмешался Галактион Александрович. - Я попросил бы тебя помнить условие, при котором ты был включен в экспедицию, - не путать науку со сказками. Очевидно, мы имеем случай разрушения станции метеоритом, что говорит о весьма длительном ее существовании, ибо по теории вероятностей такое прямое попадание крайне редко. - Я молчу, - сказал Далька и тихо добавил: - До поры до времени. Эльга сощурилась на него, а Таня одобрительно кивнула. Тут Эльга обратила внимание на крохотную странную звездочку, словно меняющую свое положение среди других звезд. - Может быть, это их корабль! - насторожилась Таня. Крутогоров снова покачал головой. Он стоял у звездной стереотрубы и видел то, что еще неизвестно было остальным. - Не корабль это, - почему-то вздохнул он, - а, похоже, мумия. - Мумия? - насторожилась Эльга Сергеевна. Крутогоров уступил место у окуляра сначала ей, а потом Галактиону Александровичу и наконец Тане. - Трудно поверить! - воскликнула Таня. - Она как живая! Будто заметила наш корабль и летит на него, как бабочка на огонь! Эльга зябко передернула плечами. - В к

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования