Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Зарубежная фантастика
      Роджер Желязны. Девять принцев Амбера -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  -
о ждать. Наконец, служанка вернулась, улыбнулась и изрекла: - Идите за мной, пожалуйста. Она примет вас в библиотеке. Я пошел за ней: три лестничных пролета вверх, а затем по коридору мимо двух закрытых дверей. Третья слева была открыта, и служанка остановилась, приглашая войти. Я остановился на пороге. Как и в любой другой библиотеке, повсюду здесь были книги. На стенах висели три картины - два пейзажа и одна марина. Пол застлан тяжелым зеленым ковром. Рядом с большим столом стоял столь же большой глобус, с его поверхности на меня смотрела Африка. Позади стола и глобуса во всю стену протянулось окно со стеклом по меньшей мере восьмисантиметровой толщины. Но остановился на пороге я не поэтому. На женщине, сидевшей за столом, было платье цвета морской волны с глубоким вырезом спереди, у нее были длинные волосы в локонах, по цвету напоминающие нечто среднее между закатными облаками и пламенем свечи в темной комнате, а ее глаза я это чувствовал, знал, за большими очками, в которых она, по-моему, не нуждалась, светились такой же голубизной, как озеро Эри в три часа пополудни ясным летним днем. Цвет же ее сжатых коралловых губ удивительно гармонировал с волосами. Но все же и не поэтому я остановился на пороге. Я знал ее, эту женщину, знал, но абсолютно не помнил, кто она такая. Я вошел в комнату, тоже слегка сжав губы в улыбке. - Привет. - Садись, - ответила она, указывая рукой на стул с высокой спинкой и подлокотниками, как раз такой, что в нем можно было удобно развалиться. Я сел, и она принялась внимательно изучать меня. - Хорошо, что с тобой все в порядке. Я рада тебя видеть. - Я тоже. Как поживаешь? - Спасибо, хорошо. Должна сознаться, что не ожидала увидеть тебя здесь. - Знаю, - чуть иронически ответил я, - но я здесь, чтобы поблагодарить тебя за сестринскую заботу и ласку. С иронией я говорил специально, чтобы посмотреть на ее реакцию. В эту минуту в комнату вошла собака ирландский волкодав, - который дошел до самого стола и плюхнулся рядом с ним на пол. - Вот именно, - ответила она с той же иронией, - это самое малое, что я могла для тебя сделать. В следующий раз будь за рулем осторожнее. - Обещаю тебе, что в будущем я буду принимать все меры предосторожности. Я понятия не имел, в какие игры мы играем, но так как и она не знала, что я этого не знаю, я решил выудить из нее что только возможно. - Я подумал, что тебе будет небезынтересно, в каком я сейчас состоянии, потому и пришел. - Да, - ответила она. - Ты что-нибудь ел? - Позавтракал, два часа тому назад. Она позвонила служанке и приказала накрыть стол. Затем осторожно обратилась ко мне. - Я так и думала, что ты сам выберешься из Гринвуда, когда поправишься. Правда, я не ожидала, что это будет так скоро и что ты явишься сюда. - Знаю. Потому-то я и пришел. Она предложила мне сигарету, и я вежливо сначала дал прикурить ей, потом закурил сам. - Ты всегда вел себя неожиданно, сказала она после несколько затянувшейся паузы. - Правда, в прошлом тебе это помогало, но не думаю, что ты что-нибудь выгадаешь сейчас. - Что ты хочешь этим сказать? - Ставка слишком высока для блефа, а мне кажется, что ты именно блефуешь, явившись ко мне вот так запросто. Я всегда восхищалась твоей смелостью, Корвин, но не будь дураком. Ты ведь знаешь, как обстоит дело. Корвин? Запомним это наряду с "Кори". - А может и не знаю, - ответил я. Ведь на некоторое время я был выключен из игры, верно? - Ты хочешь сказать, что ни с кем не связался? - Просто еще не успел. Она наклонила голову в сторону, и ее удивительные глаза сузились. - Странно. Но возможно. Не верится, но возможно. Может быть, ты и не врешь. Может быть. И я попробую тебе поверить сейчас. И если ты действительно не врешь, то ты поступил очень умно и к тому же обезопасил себя. Дай мне подумать. Я затянулся сигаретой, надеясь, что она скажет еще что-нибудь. Но она молчала, думая о своем участии в этой игре, о которой я ничего не знал, с игроками, которые были мне неизвестны, и о ставках в которой я не имел никакого понятия. - Одно то, что я пришел сюда, уже говорит кое о чем. - Да. Знаю. Но ты слишком умен, поэтому говорить это может слишком о многом. Подождем. Тогда увидим. Подождем чего? Увидим что? Галлюцинацию? К этому времени нам принесли бифштексы и кувшин пива, так что на некоторое время я был избавлен от необходимости делать загадочные замечания и тонко намекать на то, о чем не имел ни малейшего представления. Бифштекс был прекрасный - розовый внутри, сочный, и я смачно захрустел свежим поджаренным хлебом, запивая всю эту роскошь большим количеством пива. Она засмеялась, нарезая свое мясо маленькими ломтиками и глядя, с какой жадностью я поглощаю пищу. - Что мне в тебе нравится, так это жажда жизни, Корвин, - сказала она. - И это одна из причин, по которой мне так не хотелось бы, чтобы ты с ней расстался. - Мне тоже, - пробормотал я. И пока я ел, я представил себе ее. Я увидел ее в платье с большим вырезом на груди, зеленом, как может зеленеть только море, с пышной юбкой. Звучала музыка, все танцевали, позади нас слышались голоса. Моя одежда была двухцветная - черная и серебряная, и... Видение исчезло. Но то, что я сейчас вспомнил, было правдой, моим прошлым, в этом я не сомневался, и про себя я выругался, что помню только часть этой правды. Что она говорила мне там, тогда, Когда звучала музыка, все танцевали и слышались странные голоса? Я налил из кувшина еще пива и решил испробовать на ней свое видение. - Я вспоминаю одну ночь, - сказал я, - когда ты была вся в зеленом, а я носил свои цвета. Как все тогда казалось прекрасно, и музыка... На лице ее появилось слегка мечтательное выражение, щеки порозовели. - Да, - ответила она, - Какие прекрасные были тогда времена... Скажи, ты действительно ни с кем еще не связался? - Честное слово, - сказал я. Что бы это ни значило. - Все стало значительно хуже, - сказала она. - И в Тени сейчас больше ужасов, чем даже можно себе представить... - И? - Он все в тех же заботах, - закончила она. - О. - Да, - продолжала она, - и ему хотелось бы знать, что ты намереваешься делать. - Ничего. - Ты хочешь сказать? - По крайней мере, сейчас, - поспешно добавил я, потому что глаза ее слишком уж широко открылись от изумления, - до тех пор, пока точно не буду знать, в каком положении находятся сейчас дела. - А-а. Мы доели наши бифштексы и допили пиво, а кости отдали собакам. Второй ирландский волкодав зашел в комнату незадолго до этого и тоже улегся у стола Потом мы пили кофе, маленькими глоточками, и я почувствовал по отношению к ней самые настоящие братские чувства, которые, однако, быстро подавил. - А как дела у других? - наконец спросил я. Ведь такой вопрос ни к чему меня обязывал, а звучал он достаточно безопасно. На минуту я испугался, что она спросит меня, кого я имею в виду. Но она просто откинулась на спинку стула, подняла глаза к потолку и сказала: - Как всегда, пока ничего нового не слышно. Возможно, ты поступил мудрее всех. Но как можно забыть... все величие?.. Я опустил глаза долу, потому что не был уверен в их выражении. - Нельзя, - ответил я. - Просто невозможно. Засим последовало долгое и неуютное для меня молчание, разрушенное вопросом. - За что ты ненавидишь меня? - спросила она. - Что за ерунда, - ответил я. - Ведь что там ни говори, как я могу тебя ненавидеть? Это, казалось, пришлось ей по душе, и она обрадованно обнажила в улыбке белые зубы. - Хорошо. И спасибо тебе большое, - сказала она. - Кем бы ты ни был, но ты настоящий джентльмен. Я поклонился и расшаркался. - Ты вскружишь мне голову. - Ну, что там ни говори, а это навряд ли. И я почувствовал себя неуютно. Ненависть и ярость вновь пробудились во мне, и я подумал, знает ли она, против кого они могут быть направлены. Я чувствовал, что знает, и с трудом удерживался от желания спросить ее об этом в лоб. - Что ты думаешь делать? - спросила она в конце концов, и мне ничего не оставалось, как туманно ответить: - Ну, конечно, ты ведь мне не веришь... - Как мы можем тебе верить? Я решил запомнить это "мы". - Вот видишь. Так что в настоящее время я просто воспользуюсь твоим покровительством, и буду только рад жить здесь, где тебе не составит труда не выпускать меня из виду. - А дальше? - Дальше? Там видно будет. - Умно, очень умно, - сказала она. - И ты ставишь меня в неловкое положение. (Честно говоря, мне просто некуда было больше идти, а на деньги, которые я выудил у доктора, долго было не прожить). - Да, ты конечно, можешь остаться, но я хочу предупредить тебя, - тут она поиграла каким-то брелком, висевшим на шее, - что это ультразвуковой свисток, специально для собак. У Доннера и Блитцера четыре брата, все они великолепно выдрессированы и сбегаются на мой свист. Так что поостерегись появляться там, где твое присутствие нежелательно. Если они нападут все вместе, то даже ты не выстоишь долго против этой атаки. В Ирландии и волков не осталось после того, как там завели эту породу. - Знаю, - механически ответил я и тут же понял, что действительно это знаю. - Да, - продолжала она. - Эрик будет доволен, что ты - мой гость. Это вынудит его оставить тебя в покое, а ведь именно этого ты хочешь, "не-се-па?". "Уи, мадам". Эрик! Это что-то значило! Я знал Эрика, и почему-то было очень важно, что я его знал. Правда, это было давно. Но Эрик, которого я знал, все еще был для меня очень важен. Почему? Я ненавидел его, и это была одна из причин. Ненавидел его настолько, что даже мысль об его убийстве была не в диковинку. Возможно, что я когда-то даже пытался это сделать. И между нами существовала какая-то связь, это я тоже знал. Родственная? Да, да именно это. Причем ни мне, ни ему не нравилось, что мы... братья... Я помнил... помнил... Большой, сильный Эрик - с его важной кудрявой бородой и глазами - такими же, как у Эвелины! На меня нахлынула новая волна воспоминаний, в висках отчаянно запульсировало, лоб покрылся испариной. Но на лице ничто не отразилось, я медленно затянулся сигаретой и прихлебнул пива, одновременно сообразив, что Эвелина действительно была моей сестрой! Только вот звали ее иначе. Я никак не мог вспомнить ее настоящее имя, но только не Эвелина - это уж точно. Что ж, придется вести себя еще осторожнее, - решил я. - В конце концов, не так уж трудно вообще не называть ее по имени до тех пор, пока не вспомню. А кто же я сам? И что, наконец, все это значило? Эрик, внезапно ощутил я, был как-то связан с той моей автокатастрофой. Она должна была закончиться моей смертью, но только я выжил. Не он ли и организовал ее? Да, подсказывали мои ощущения. Это не мог быть никто другой, только Эрик. А Эвелина помогала ему, платя Гринвуду, чтобы меня держали в бессознательном состоянии. Лучше, чем быть мертвым, но... Внезапно я понял, что, придя к Эвелине, я попался Эрику прямо в руки, стал его пленником, на которого можно напасть в любую минуту, если, конечно, я здесь останусь. Но она сказала, что раз я ее гость, то Эрику придется оставить меня в покое. Было о чем задуматься. Я не имел права верить всему, что мне говорили. Мне придется все время быть настороже. Возможно, действительно будет лучше, если я уйду отсюда, пока память полностью ко мне не вернется. Но в глубине души что-то меня подхлестывало. Почему-то казалось жизненно важным как можно скорее узнать в чем дело, и действовать, как только все узнаю. У меня было чувство, что время дорого. Очень дорого. И если опасность была ценой моей памяти, то быть посему. Я остаюсь. - И я помню, - сказала Эвелина... Тут я понял, что она говорила со мной уже несколько минут, а я даже не слушал. Может, потому, что болтала она о пустяках, и я автоматически не слышал, а может потому, что меня захлестнула волна собственных воспоминаний. - Я помню тот день, когда ты победил Джулиана в его любимых состязаниях, и он швырнул в тебя стакан с вином, и проклял тебя. Но приз все-таки выиграл ты. И он внезапно испугался, что позволил себе лишнее. Но ты просто рассмеялся и выпил с ним другой стакан. Я думаю, он до сих пор раскаивается, что не сдержался тогда - ведь он всегда такой хладнокровный, и мне кажется, что он здорово завидовал тебе в тот день. Ты помнишь? Мне кажется, что с тех самых пор он почти во всем старается подражать тебе. Но я ненавижу его по-прежнему, и надеюсь, что когда-нибудь он все же споткнется. Теперь-то, я думаю, это будет скоро... Джулиан, Джулиан, Джулиан. Да и нет. Что-то насчет состязания и спора на приз, и то, что я нарушил его почти легендарное самообладание. Да, в этом было что-то знакомое,.. нет, все же я точно не помнил, в чем там было дело. - А Каин, как здорово ты высмеял его! Он ненавидит тебя, ты ведь знаешь... Насколько я понял, я не пользовался особой популярностью. И Каин тоже мне был знаком. Очень знаком. Эрик, Джулиан, Каин, Корвин. Имена эти плыли в моем мозгу, разрывали голову. - Это было так давно... - невольно вырвалось у меня. - Корвин, - сказала она, - давай перестанем играть в жмурки. Ты хочешь от меня большего, чем просто безопасности, я это знаю. И у тебя еще хватит сил, чтобы не остаться в стороне, если ты поведешь себя правильно. Я не могу даже догадаться, что у тебя на уме, но может быть мы еще сумеем договориться с Эриком. Это "мы" явно прозвучало фальшиво. Она пришла к определенным выводам относительно того, какую пользу я могу ей принести при данных обстоятельствах, каковы бы они ни были. Было ясно, что она увидела возможность урвать и для себя лакомый кусочек. Я слегка улыбнулся. - Скажи, ведь ты поэтому и пришел ко мне? - продолжала она. - У тебя есть какие-то предложения Эрику, и ты хочешь, чтобы переговоры вел посредник? - Может быть, - ответил я, - Только мне еще надо все хорошенько обдумать. Ведь я совсем недавно поправился. И мне хотелось быть в удобном, надежном месте, если придется действовать быстро, на тот случай, если я, конечно, решу что мне лучше всего вести переговоры с Эриком. - Думай, о чем говоришь, - рассердилась она. - Ты ведь знаешь, что я доложу о каждом твоем слове. - Ну конечно, - подтвердил я, ничего на самом деле не знающий, и тут же попробовал перехватить инициативу, - если, конечно, ты сама не решишь, что тебе лучше иметь дело со мной. Ее брови сдвинулись, между ними пролегли крохотные морщинки. - Я не совсем понимаю, что ты мне предлагаешь. Я ничего не предлагаю - пока. Просто я ничего не скрываю и не лгу, а говорю, что точно еще ничего не знаю. Я не уверен, что хочу договориться с Эриком. Ведь в конце концов... Тут я сделал многозначительную паузу, потому что сказать, по существу, мне больше было нечего, хотя я чувствовал, что пауза эта не совсем убедительна. - А что, у тебя есть другие предложения? Внезапно она вскочила, схватившись за свой свисток. - Блейз! Ну конечно же! - Сядь и не смеши меня, - ответил я. Неужели я пришел бы к тебе вот так, запросто, проще говоря, отдался бы на твою милость, если бы речь шла о каких бы то ни было предложения Блейза? Рука, сжимавшая свисток, опустилась. Она расслабилась и снова села. - Может быть, ты и прав, - сказала она после продолжительного молчания, - но ведь я знаю - ты игрок в душе, и ты можешь предать. Если ты пришел сюда, чтобы покончить со мной, то это было бы действительно глупо. Ведь кто-кто, а ты должен знать, что сейчас я вовсе не такая важная птица. Да и кроме того, мне почему-то всегда казалось, что ты хорошо ко мне относишься. - Так оно и есть, - с готовностью ответил я, - тебе не о чем беспокоиться. Успокойся. Однако странно, что ты заговорила о Блейзе. Приманка, приманка, приманка! Мне так много надо было знать! - Почему? Значит, он все-таки связался с тобой? - Я предпочитаю промолчать, - ответил я в надежде, что это даст мне какие-то преимущества, тем белее, что, судя по разговору, можно было себе представить, какую позицию занимает Блейз. - Если бы это было так, я бы ответил ему то же самое, что и Эрику - "Я подумаю". - Блейз, - повторила она. - Блейз, - сказал я сам себе, Блейз, ты мне нравишься. Я забыл почему, и я знаю, что есть причины, по которым так не должно быть, но ты мне нравишься. Я это знаю. Некоторое время мы сидели молча, и я почувствовал сильную усталость, но ничем этого не показал. Я должен быть сильным. Я знал, что должен быть сильным. Я сидел совершенно спокойно и, улыбаясь, сказал: - Хорошая у тебя здесь библиотека. И она ответила: - Спасибо. - Блейз, - вновь повторила она после очередной паузы. - Скажи, ты действительно думаешь, что у него есть хотя бы один шанс? Я пожал плечами: - Кто знает? По крайней мере, не я. Может, он и сам этого не знает. Вдруг я увидел, что она уставилась на меня широко открытыми изумленными глазами. Даже рот чуть приоткрылся. - Как это не ты? - еле выговорила она. - Слушай, ведь ты не собираешься попытаться сам? Тогда я рассмеялся, чтобы как-то сгладить ее вспышку. - Не болтай глупостей, - сказал я, хохоча, - при чем здесь я? Но что-то в глубине души отозвалось на ее слова, какая-то струна, и молнией мелькнула мысль: "Почему бы и нет!" Внезапно мне стало страшно. Казалось, мой ответ, что бы он ни значил, все же успокоил ее. Она тоже улыбнулась в ответ и махнула рукой в сторону встроенного в стену бара. - Я бы с удовольствием выпила ирландского. - Да и я не откажусь. - я встал и налил два бокала. - Знаешь, - проговорил я, вновь удобно устраиваясь на стуле, - все-таки мне приятно сидеть с тобой вот так, наедине. Хотя, может, это и не надолго. По крайней мере, у меня возникают приятные воспоминания. Она улыбнулась и засияла. - Ты прав, - ответила она, прихлебывая вино. - Вот я сижу сейчас с тобой, и мне так легко представить, что мы оба в Амбере. Бокал чуть не выпал из моих рук. Амбер! Это слово горячей волной окатило меня. Затем она тихо заплакала, и я поднялся, полуобнял ее за плечи, чуть прижав к себе. - Не плачь, малышка, не надо. А то мне самому становится как-то не по себе. Амбер! В этом названии заключалось что-то жизненно важное, пульсирующее, живое. - Подожди, еще настанут хорошие дни, мягко добавил я. - Ты действительно веришь в это? - Да, - громко ответил я. - Да, верю! - Ты сумасшедший! Может быть, поэтому ты всегда был моим любимым братом. Я почти верю во все, что ты говоришь, хотя я и знаю, что ты сумасшедший! Зат

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования