Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Зарубежная фантастика
      Рональд Руэл Толкиен. Хоббит или туда и обратно -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -
бственный голос : - Теперь я знаю, каково куску бекона, когда вилка снимет его со сковородки и положит назад на полку. - Нет, не знаешь! - возразил ему голос Дори. - Сало все равно рано или поздно опять попадет на сковородку, и ему это известно. А мы, смею надеяться, не попадем. И потом, орлы не вилки! - И скалы не опилки! Ой! - произнес Бильбо, садясь, и с беспокойством посмотрел на орла, который примостился неподалеку. Интересно, какую еще он болтал чепуху и не обиделся ли орел. Не следует обижать орлов, если ты всего лишь маленький хоббит и лежишь ночью в горном орлином гнезде. Но орел точил клюв о камень, отряхивал перья и не обратил на его слова никакого внимания. Вскоре подлетел другой орел. - Повелитель приказал тебе принести пленников на Большой Уступ! - прокричал он и улетел. Первый орел взял Дори в когти и исчез в ночном мраке, оставив Бильбо одного. Бильбо начал было размышлять, что означает слово "пленники" и скоро ли он попадет вместо кролика орлам на ужин, но тут орел вернулся за ним, схватил за куртку на спине и взмыл вверх. На этот раз лететь пришлось недалеко. Бильбо очутился на широком уступе. Он лежал, замерев от страха. Сюда не вела ни одна тропа, сюда можно было только прилететь, а отсюда - улететь или спрыгнуть в пропасть. Остальные путешественники уже сидели там, прислонившись спиной к скале. Повелитель орлов тоже был там и беседовал с Гэндальфом. Выходило, что Бильбо никто не собирался есть. Волшебник и главный орел, судя по всему, были знакомы и даже в дружеских отношениях. Дело в том, что Гэндальф, частенько бывавший по роду своих занятий в горах, однажды оказал услугу орлам, вылечив их повелителя от раны, нанесенной стрелой. Так что "пленники" означало лишь "пленники гоблинов" и ничего более. Прислушиваясь к их беседе, Бильбо понял, что теперь-то они окончательно покинут ужасные горы. Гэндальф просил Великого орла, чтобы орлы перенесли его самого, гномов и Бильбо как можно дальше, это сократило бы им путь через равнину. Однако Повелитель орлов не соглашался относить их туда, где поблизости живут люди. - Они станут стрелять в нас из больших тисовых луков, - пояснил он, - подумают, что мы прилетели за их овцами. И у них есть для этого основания. Нет! Мы рады были вырвать у гоблинов из рук игрушку и рады отблагодарить лично вас, но рисковать жизнью ради гномов не согласны. - Хорошо, - сказал Гэндальф, тогда отнесите нас просто как можно дальше к югу, по вашему усмотрению. Мы вам и так многим обязаны. А сейчас мы умираем с голода. - Я уже умер, - пропищал Бильбо слабым голосом, но его никто не услышал. - Этому горю помочь нетрудно, - сказал Повелитель орлов. Немного погодя вы могли бы увидеть яркий веселый огонь костра на уступе скалы и темные фигурки около него - это гномы готовили ужин. От костра шел дивный аромат жаркого. Орлы принесли на скалу хворосту, кролика, зайцев и барашка. Гномы ловко справились со всеми приготовлениями. Бильбо так ослаб, что не мог помогать, да и в любом случае толку от него было бы мало : он не умел свежевать кроликов и разделывать мясо, так как мясник всегда доставлял ему мясо разделанным - только жарь. Гэндальф тоже прилег отдохнуть. Так закончились приключения в Туманных Горах. Вскоре желудок Бильбо приятно отяжелел, хотя в душе он и предпочел бы хлеб с маслом, а не куски мяса, зажаренного на палочках. Он почувствовал, что готов заснуть. Свернувшись на жестких камнях, он уснул и спал крепче, чем когда-либо на перине у себя дома. +++ Небывалое пристанище На другое утро хоббита разбудило взошедшее солнце. Он встал с намерением посмотреть на часы и поставить на огонь чайник... но тут же обнаружил, что он вовсе не дома. Он сел и стал с тоской думать о том, как приятно было бы сейчас умыться и почистить зубы... Ни умыться, ни почистить зубы, ни получить на завтрак чаю, жареного хлеба и копченой свинины ему не удалось. Пришлось довольствоваться холодной бараниной и кроликом, после чего они начали собираться в путь. Теперь ему позволили взобраться орлу на спину и держаться за перья. Гномы прокричали прощальные слова, обещая когда-нибудь отблагодарить Повелителя орлов, - и пятнадцать громадных птиц взмыли в небо. Солнце все еще стояло низко, воздух был свежий, туман лежал в долинах и вился вокруг вершин. Бильбо приоткрыл глаза и увидел, что земля далеко внизу, а горы остались позади и все уменьшаются в размерах. Бильбо опять зажмурился и еще крепче вцепился в перья. .. - Не щиплись! - сказал недовольно орел. - Что ты трусишь, как кролик? Хотя ты и впрямь смахиваешь на кролика. Прекрасное утро, приятный ветерок. Что может быть лучше полета? Бильбо хотел ответить: "Теплая ванна и поздний завтрак на лужайке перед домом", но не посмел и только самую чуточку отпустил пальцы. Через какое-то время орлы, должно быть, завидели ту цель, к которой направлялись, и начали опускаться. Они опускались большими кругами по спирали, довольно долго, так что хоббит не вытерпел и опять открыл глаза. Земля теперь была гораздо ближе, внизу виднелись деревья - кажется, дубы и вязы, - обширные луга и речка. И прямо на пути у реки, которой из-за этого приходилось делать петлю, из земли торчал вверх каменный холм, скала, словно передовой пост далеких гор или гигантский обломок, заброшенный сюда на равнину каким-то невообразимым великаном. Сюда-то, на верхушку скалы, сели один за другим орлы и опустили своих пассажиров. - Счастливый путь! - закричали они. - Куда бы он ни лежал! И пусть примет вас в конце родное гнездо! У орлов принято так говорить, когда они хотят быть любезными. - Да несет вас попутный ветер туда, где плывет солнце и шествует луна, - ответил Гэндальф. Он знал, как полагается вежливо ответить. Верхушка скалы представляла собой площадку, от нее вниз, к реке, вели ступеньки и вытоптанная тропа. Реку в этом месте можно было перейти вброд по большим плоским камням. Компания задержалась здесь, чтобы обсудить свои планы. - Я с самого начала намеревался по возможности благополучно переправить вас через горы, - начал волшебник. - Благодаря моему умелому руководству и, что не столь важно, удачному стечению обстоятельств, с этой задачей я справился. В конце концов, это не мое приключение. Я, может быть, приму в нем еще разок участие, но сейчас меня ждут другие неотложные дела. Гномы застонали от огорчения. Бильбо не мог сдержать слез. Они- то уж разлакомились, решив, что Гэндальф останется с ними до самого конца и будет всегда вызволять их из затруднений. - Я же не собираюсь исчезать сию минуту, - сказал Гэндальф. - Подожду еще денек-другой. Возможно, я помогу вам выпутаться из теперешнего положения, да мне и самому нужна кое-какая помощь. У нас нет еды, нет вещей, нет лошадей, и вам неизвестно, где вы находитесь. Это я сейчас об®ясню. Вы сейчас на несколько миль севернее той тропы, которой должны были следовать, если бы не сбились второпях с горной дороги. В здешних местах людей мало, но недалеко отсюда живет Некто. Он и выбил ступеньки в скале, которую, если не ошибаюсь, называет Каррок. Сюда он заходит редко и уж во всяком случае не днем, дожидаться его здесь бесполезно. И даже опасно. Мы должны сами его разыскать. Если при встрече все обойдется мирно, я с вами распрощусь и пожелаю, как орлы, счастливого пути, куда бы он ни лежал. Гномы умоляли не бросать их, сулили драконово золото, серебро и драгоценности, но он оставался неумолим. - Там увидим, - отвечал волшебник на все уговоры. - Хочу думать, что я и так уже заслужил часть вашего золота. То есть вашим оно будет, когда вы его сумеете добыть. Наконец они отстали от него. Выкупались в речке, которая у брода была мелкой, чистой, с каменистым дном, и, обсушившись на солнышке, почувствовали себя освеженными, хотя ушибы и царапины еще болели, и, конечно, они проголодались. Перейдя вброд на тот берег (хоббит ехал у кого-то на спине), путешественники зашагали по высокой зеленой траве вдоль раскидистых дубов и высоких вязов. - А почему скала называется Каррок? - спросил Бильбо, шедший теперь рядом с волшебником. - Он называет ее Каррок, потому что так ему хочется. - Кто называет? - Некто, о ком я говорил. Очень важная персона. Прошу, будьте с ним вежливы. Пожалуй, я буду представлять вас постепенно, по двое. И не вздумайте его раздражить, а то бог знает, что может получиться. Предупреждаю - он очень вспыльчив и прямо-таки ужасен, когда рассердится, но в хорошем настроении вполне мил. Гномы, услыхав, о чем волшебник толкует с Бильбо, столпились вокруг них. - И к такой личности вы нас ведете? Разве вы не могли подыскать кого-нибудь подобрее? И нельзя ли об®яснить попонятней? - забросали они его вопросами. - Именно к такой! Нет, не мог! Я и так об®яснил достаточно понятно, - сердито ответил волшебник. - Если непременно желаете знать, его имя Беорн. Он меняет шкуры. - Как! Меховщик? Который делает из кролика котика, когда не удается превратить его в белку? - спросил Бильбо. - Боже милостивый, ну конечно, естественно, само собой разумеется - нет! - вскричал Гэндальф. - Сделайте одолжение, мистер Бэггинс, не говорите глупостей. И потом, заклинаю тебя всеми чудесами света, Бильбо, не упоминай ты больше слова "меховщик", пока находишься в радиусе ста миль от его дома! Чтобы никаких таких слов, как "меховая накидка, муфта, меховой капюшон, меховое одеяло" и тому подобное! Да, он меняет шкуры, но свои собственные! Он является то в облике громадного черного медведя, то в облике громадного могучего черноволосого человека с большими ручищами и большой бородой. Одни говорят, будто он - медведь из старинного и знаменитого рода черных медведей, живших в горах, пока не пришли великаны. Другие говорят, будто он потомок людей, живших в горах до тех пор, пока там не завелся Смог и другие драконы и пока с севера не пожаловали гоблины. Не знаю, конечно, но мне кажется, что правильнее второе предположение. Во всяком случае, на нем нет ничьих чар, кроме своих собственных. Живет он в дубовой роще в просторном деревянном доме, держит скот и лошадей, которые не менее чудесны, чем он. Они на него работают и разговаривают с ним. Он их не ест и на диких животных тоже не охотится. Он держит ульи, бесчисленные ульи с большими злыми пчелами, и питается главным образом сливками и медом. В обличье медведя он скитается далеко от дома. Однажды я застал его сидящим в одиночестве на вершине Каррока ночью; он смотрел, как луна садится на Туманные Горы, и бормотал на медвежьем языке: "Придет день, все они сгинут, и тогда я вернусь назад". Потому-то я и думаю, что некогда он пришел с гор. Бильбо и гномам нашлось теперь над чем поразмыслить, так что они замолчали и перестали приставать с расспросами к Гэндальфу. Они брели и брели, то вверх, то под уклон. Припекало. Бильбо до того проголодался, что охотно поел бы желудей, если бы они уже созрели и падали на землю. Наконец во второй половине дня они заметили, что цветы стали расти так, как будто их нарочно посеяли. Каждый сорт отдельно. Особенно много было клевера: целые моря красного клевера, короткого белого, сладко пахнущего медом, розового. В воздухе стояло сплошное жужжание и гудение. Повсюду трудились пчелы. И какие! Крупнее шершней.Бильбо в жизни ничего похожего не видел. "Такая ужалит, - подумал он, - так я вдвое распухну ! " - Уже близко, - сказал Гэндальф. - Начались пчелиные угодья. Вскоре показалась гряда могучих древних дубов, а за ними - высокая живая колючая изгородь, через которую не пролезть и не увидеть, что за ней. - Вам лучше обождать здесь, - сказал волшебник. - Когда позову или свистну, следуйте за мной. Но только помните - парами, с промежутком в пять минут. Бомбур у нас самый толстый, он сойдет за двоих и будет последним. Пойдемте, мистер Бэггинс! Где-то тут должны быть ворота. С этими словами волшебник двинулся вдоль изгороди, забрав с собой оробевшего Бильбо. Вскоре они увидели высокие и широкие ворота, а за ними - сад и низкие деревянные постройки: несколько бревенчатых с соломенными крышами амбаров, конюшен и сараев и длинный низкий жилой дом. С южной, внутренней, стороны высокой изгороди рядами стояли бесчисленные островерхие ульи, крытые соломой. В воздухе слышался несмолкаемый гул гигантских пчел, которые беспрестанно влетали в ульи и вылетали оттуда, вползали и выползали. Волшебник и хоббит толкнули тяжелые скрипучие ворота и пошли по широкой дорожке к дому. Прямо по траве к ним подбежали рысцой холеные гладкие лошадки с очень умными мордами, внимательно посмотрели на вошедших и ускакали к строениям. - Они доложат ему о приходе чужих, - промолвил Гэндальф. Наконец путь им преградил дом, который вместе с двумя пристройками образовывал двор. Посредине двора лежал ствол большого дуба, подле валялись отрубленные сучья. Тут же стоял громадный человек с густой черной бородой и черными волосами, с могучими голыми руками и ногами. На нем была шерстяная туника до колен, он опирался на громадный топор. Лошадки стояли рядом, уткнув морды ему в плечо. - Ух! Вот они! - сказал человек лошадям. - На вид не страшные, ступайте! - Он громко захохотал. - Кто вы такие и что вам надо? - спросил он нелюбезно. Он возвышался над Гэндальфом, как скала. Что же касается Бильбо, то он свободно прошел бы у человека под ногами, даже не задев головой края серой туники. - Я Гэндальф ! - заявил волшебник. - Первый раз слышу! - пробурчал человек. - А это что за фитюлька? - спросил он, насупив черные мохнатые брови и наклоняясь, чтобы разглядеть хоббита. - Это мистер Бэггинс, хоббит безупречной репутации, из очень хорошей семьи, - ответил Гэндальф. Бильбо поклонился. Шляпы он снять не мог, ибо не имел ее. - Я волшебник, - продолжал Гэндальф. Разумеется, я о вас слышал. Вы не знаете меня, но, может быть, знаете моего кузена Радагаста? Он живет близ южной границы Черного Леса. - Как же, славный малый, хоть и волшебник. Одно время я с ним часто виделся. Ладно, теперь я знаю, кто вы или за кого себя выдаете. Что вам надо? - Сказать по правде, мы потеряли наши пожитки, заблудились и очень нуждаемся в помощи или хотя бы в добром совете. Дело в том, что в горах нам досталось от гоблинов. - Го-облинов? - переспросил человек уже менее нелюбезным тоном. - > Ого, значит, вы им попались в лапы? А зачем, спрашивается, вы к ним полезли? - Это получилось нечаянно. Они застигли нас врасплох во время ночлега в горах. Мы совершали переход из западного края в здешний. Но это долгая история. - Тогда проходите в дом и расскажите хоть часть, коли на это не уйдет целый день, - сказал человек, открывая дверь внутрь. Следуя за ним, Гэндальф и Бильбо очутились в просторном холле, где посредине был сложен очаг. Несмотря на летнюю пору, пылали поленья, и дым поднимался кверху к почерневшим балкам, ища выхода в крыше. Они миновали этот темноватый зал, освещенный лишь огнем очага да светом, падавшим через потолочную дыру, и вышли через небольшую дверку на веранду, стоящую на деревянных сваях. Обращенная на юг, она еще хранила дневное тепло, солнце пронизывало ее косыми лучами и золотым дождем падало в сад, заросший цветами до самых ступенек веранды. Они сели на деревянные скамьи; Гэндальф приступил к рассказу, а Бильбо раскачивал коротенькими ножками, не достававшими до полу, посматривал на цветы в саду и гадал, как они называются, - половины из них он никогда раньше не видал. - Я шел в горах с одним-двумя друзьями... - начал волшебник. - Одним-двумя? Я вижу только одного, да и того еле могу разглядеть, - прервал его Беорн. - По правде говоря, мне не хотелось вам мешать, я боялся, что вы заняты. Если позволите, я подам сигнал. - Подавайте, так и быть. Гэндальф пронзительно свистнул, и тут же Торин и Дори показались из-за угла дома на садовой дорожке, а через минуту стояли перед ними и низко кланялись. - Вы хотели сказать - с одним-тремя! - заметил Беорн. - Это уже не хоббиты, а гномы! - Торин Оукеншильд, к вашим услугам! Дори, к вашим услугам! - проговорили оба гнома, снова кланяясь. - Спасибо, я в ваших услугах не нуждаюсь, - ответил Беорн. - Зато вы, видно, нуждаетесь в моих. Я не очень-то долюбливаю гномов. Но коли вы и вправду Торин, сын Трейна, внук Трора, а ваш спутник вполне порядочный гном, и вы враги гоблинов и не замышляете никаких каверз в моих владениях... кстати, как вы здесь очутились? - Они шли в земли своих отцов, что лежат к востоку за Черным Лесом, - вставил Гэндальф. - Мы по чистой случайности оказались в ваших владениях. Мы переходили Верхний Перевал и думали попасть на дорогу, проходящую южнее ваших земель. И тут на нас напали злые гоблины. Об этом я и собирался вам рассказать. - Ну, так и рассказывайте, - нетерпеливо сказал Беорн, не отличавшийся вежливостью. - Разразилась страшная гроза. Каменные великаны перебрасывались обломками скал, поэтому мы укрылись в пещере - я, хоббит и еще несколько гномов... - По-вашему, два - это несколько? - Нет, конечно. Но нас было больше... - Куда же они подевались? Убиты, с®едены, вернулись домой? - Н-нет. Они, очевидно, постеснялись явиться все сразу, когда я свистнул. Видите ли, мы просто боимся быть вам в тягость. - Давайте свистите! Раз уж все равно навязались в гости, так одним-двумя больше - погоды не делает, - проворчал Беорн. Гэндальф опять свистнул - и в то же мгновение перед ними предстали Нори и Ори. - Вот это да! - сказал Беорн. - Быстро, ничего не скажешь. Где вы прятались, у Гэндальфа в табакерке? Пожалуйте сюда. - Нори, к вашим услугам, Ори, к ва... - начали они, но Беорн их прервал: - Благодарствую. Когда ваши услуги понадобятся, я их сам попрошу. Садитесь и давайте продолжать, а то не успеем дослушать историю до ужина. - Как только мы заснули, - продолжал Гэндальф, - цель в задней стене пещеры раздвинулась, оттуда выскочили гоблины и схватили хоббита, гномов и вереницу наших пони... - Вереницу? Да вы что - бродячий цирк? Или везли с собой горы поклажи? Или для вас шестеро значит вереница? - Нет, нет! По правде говоря, с нами было больше шести пони, так как нас тоже было больше... ага, вот еще двое. В эту минуту появились Балин и Двалин и поклонились так низко, что вымели бородами каменный пол. Громадный человек нахмурился, но гномы до того старались быть вежливыми, так кивали, кланялись, перегибались в пояснице и махали перед его коленями своими капюшонами с истинно гномовской вежливостью, что Беорн перестал хмуриться и отрывисто расхохотался. Уж очень они были смешные! - И в самом деле, цирк, - сказал он. - Входите, господа весельчаки, входите. Как ваши имена? Услуги мне сейчас не нужны, только имена. Садитесь и перестаньте так суетиться. - Балин и Двалин, - ответили гномы, не смея обидеться, и, опешив, сели прямо на пол. - Дальше! - приказал Беорн волшебнику. - На чем я остановился? Ах, да. Меня не схватили. Я убил парочку гоблинов вспышкой из посо

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования