Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Михаил Березин. Пляска дервиша -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  -
Наличие болонки, как ни странно, ее успокоило. Фрау Сосланд крякнула, схватила таксу, словно кусок бревна, и взгромоздилась на переднее сиденье. Джаич тут же рванул с места. Стараясь поймать его взгляд, я с торжествующим видом уставился в зеркало заднего обзора. В госпоже Сосланд и близко не наблюдалось ничего худенького и изящного. Напротив, это была толстая корова, на которой джинсы и кожаная куртка смотрелись, словно смокинг на гиппопотаме. Лицо ее было старательно наштукатурено, а на ушах красовались огромные серебряные клипсы. Вдруг вспомнилась морда вчерашней шлюхи из увеселительного заведения, и меня снова чуть было не стошнило. Стоило машине тронуться с места, как Саймон и такса яростно сцепились друг с другом. Поднялся такой остервенелый лай, что ни о каком разговоре не могло идти и речи. Такса все время норовила выскользнуть из старческих рук хозяйки и тяпнуть Саймона за нос. Это ей почти удавалось. Я отодвинул Саймона в угол, и щелкающая зубами пасть таксы постоянно находилась у моего лица. Не будь фрау Сосланд нашей заказчицей, я бы, не раздумывая, разорвал таксу на куски. В конце концов Джаич нашел выход из положения. Он подрулил к большому скверу, в котором мы и должны были продолжить беседу. Но здесь мы столкнулись с новым препятствием, поскольку я наотрез отказался от предложения погулять с Саймоном где-нибудь в сторонке и дать им возможность пообщаться наедине. Ведь Лили поручила мне сопровождать Джаича повсюду. -- Привяжи Саймона покрепче к дереву и отправляйся с нами, -- предложил Джаич. -- А если его украдут? -- Да кому она нужна, эта ваша болонка? -- подала голос фрау Сосланд. -- Тогда лучше привяжите свою таксу. -- И не подумаю. Короче, требовалось решить задачку наподобие той, где волка, козла и капусту нужно было в целости и сохранности перевезти с одного берега реки на другой. Наконец, мы набрели на большую поляну. Саймона привязали с одной стороны от нее, таксу -- с противоположной, а сами заняли позицию посредине. Так чтобы нам были видны оба пса, а им друг друга видно не было. К тому же между ними пролегло расстояние не менее пятидесяти шагов. -- Теперь можно и поговорить, -- с облегчением произнес Джаич. -- А что, собственно, вы рассчитываете узнать? -- Ну, во-первых, чем вы так серьезно напуганы? -- Я бы сформулировал иначе, -- вмешался я. -- Что конкретно вас беспокоит? Чего или кого вы боитесь? Что может случиться? Джаич скривился и с досадой посмотрел на меня. Видимо, моя правота в вопросе об истинных габаритах нашей заказчицы и, следовательно, об уровне ее вменяемости ничему его, бедолагу, не научила. -- Может случиться самое ужасное и непоправимое, -- вклинилась в наше немое противостояние фрау Сосланд. -- А именно? -- Моего сыночка могут... его могут... -- Что? -- не выдержали мы. -- ...убить. -- Она принялась хлюпать носом. -- Кто может убить? -- насел тут же Джаич. -- Почему вы так решили? -- Мне не нужно решать, я чувствую... -- Она вытащила из кармана носовой платок и принялась искать на нем чистое место. -- Та-ак... Расскажите все же все по порядку. -- Я уже рассказывала этому вашему Горбанюку. Какой-то негодяй несколько раз забирался в лавку Юрико... -- А откуда вам известно, что негодяй был в единственном числе? -- ухватился я. -- Мне ничего не известно, я надеюсь. Если их было несколько -- это конец света. -- А почему вы называете вашего сына Юрико? Он грузин? Более идиотского вопроса Джаич не смог бы придумать. Видно, от оглушительного лая собак его слегка контузило. -- Никакой не грузин! Самый натуральный... негрузин. Просто с детства мы так его прозвали. Уже не помню, с чего это началось. -- А кто его так назвал, вы или ваш супруг? -- Я же говорю, что не помню. Наверное, супруг. -- Он уже умер? -- Ха, он переживет всех нас. У него сеть аптек в Израиле. Можете себе представить, какие он принимает лекарства. -- А живет он тоже в Израиле? -- Джаич явно к чему-то клонил. Только вот к чему? -- Конечно, у него там дом. -- Я так понял, что он не из нуждающихся. Я говорю сейчас о деньгах. -- Покажите мне человека, который бы не нуждался в деньгах. А моему бывшему муженьку их всегда не хватало. -- А ваш капитал... м-м-м... имеет... м-м-м... -- Вы хотите спросить об источниках нашего нынешнего состояния? И имеет ли к этому отношение мой бывший муженек? -- Да. -- Конечно, -- сказала фрау Сосланд. -- Я общипала его как могла. Но он был, разумеется, не единственным источником. -- А сколько раз вы были замужем? Очевидно, Джаич пустился на поиски других источников. Но не тут-то было. -- Мне вполне хватило одного раза, -- отрезала фрау Сосланд. -- С лихвой. -- А других детей у вас не было? -- Нет. -- Хорошо, -- похвалил ее Джаич. -- Очень хорошо. И когда вы последний раз виделись с вашим бывшим супругом? -- Приблизительно с месяц назад. Он приехал по делам и пришел повидаться с Юрико. Я как раз находилась у сына. -- Антикварная лавка принадлежит Юрико? -- Нет, нам обоим. Но последнее время всеми делами ведает он. -- Однако вы разбираетесь в... этом бизнесе? Браво! Джаич произнес слово "бизнес" без видимого содрогания. -- Разумеется. И должна вам сказать, совсем недурно. -- В лавке сейчас имеются ценные предметы ? -- Не знаю, что вы подразумеваете под словом "ценные". В лавке есть вещи, которые стоят целое состояние. Если бы в свою очередь мы представляли, что она подразумевает под словами "целое состояние". -- Но эти, как вы выразились, негодяи не проявляют к ним ни малейшего интереса? -- Пока нет. По крайней мере, видимого. -- Как вы можете это об®яснить? -- Никак. Я надеялась, что вы мне это об®ясните. -- М-да... -- Джаич призадумался. -- На ваш взгляд, ориентируется этот самый гость -- или гости -- в ценах на антиквариат? -- Думаю, он прекрасно во всем ориентируется, поскольку поливает краской лишь то, что представляет наибольший интерес. -- Вот как? Джаич выразительно посмотрел на меня. -- И это не только у Юрико. У других -- та же картина. -- У кого это, у других? -- Я имею в виду остальных антикварщиков, которые специализируются на торговле предметами старины с территории бывшего Союза. -- Вы хотите сказать, что к ним в магазины тоже проникает некий Х, чтобы пройтись по товару аэрозольными красителями? -- с удивлением уточнил Джаич. -- Ну да, конечно! -- Ко всем антикварщикам Берлина? -- По крайней мере, к тем из них, кто занимается русской культурой. Как я уже только что упомянула. -- А вы говорили об этом Горбанюку? -- Не помню. Джаич снова задумался. -- И что полиция? -- Господи! Что может сделать полиция? Они стоят на ушах. Злоумышленникам их сигнализация, что детская забава. Такого еще не бывало. Они даже заподозрили, что антикварщикам сообща захотелось поиздеваться над ними. -- М-да... Версия Джаича с участием в деле отца Юрико, если я правильно уловил логику задаваемых им вопросов, -- имелась ли в его вопросах вообще какая-либо логика? -- начинала дышать на ладан. -- Расскажите, пожалуйста, по подробнее о тех вещах, которыми торгует ваш сын. -- Что значит, по подробнее? Описать каждый предмет? Он ведь торгует всем, чем придется! Но конек, разумеется, это русский фарфор. Наша коллекция фарфора -- лучшая в Берлине. -- Кто является вашим поставщиком? Фрау Сосланд тут же насторожилась. -- У нас целый ряд поставщиков. Почему это вас интересует? -- Меня интересует все, что может пролить хотя бы какой-то свет на события. -- Наши поставщики не имеют к этому ровным счетом никакого отношения. Уверяю вас. И давайте сменим пластинку. -- А ваш бывший супруг что-то смыслит в антиквариате? -- Джаич сделал робкую попытку вернуться на проторенную тропинку. -- Нет, только в лекарствах. -- Существует такая вещь, как антикварные лекарства? Она загоготала. -- Я имею в виду, что, кроме лекарств, он вообще больше ни в чем не смыслит. -- Понятно. На Джаича было жалко смотреть. -- А почему вы все-таки решили, что вашему сыну угрожает опасность? -- протянул я ему руку помощи. Хотя он решительно этого не заслуживал. -- Господи! Я ведь уже сказала, что чувствую. И потом я вижу, что он очень напуган. Хотя он запрещает мне вмешиваться в это дело, но я стараюсь подслушать все, что только возможно. Недавно к нему в лавку приходил Жопес, и они встревожено шептались у Юрико в кабинете. Я, конечно, почти ничего не разобрала, но готова поклясться, что дело принимает угрожающий оборот. -- А кто такой этот Жопес? -- Один из антикварщиков. Его лавка расположена по соседству. -- Жопес -- это его фамилия? -- Прозвище, конечно. Фамилия -- Тухер. Эрнест Тухер. Но все знакомые, даже некоторые клиенты, называют его Жопесом. -- И что же вам удалось понять из их разговора? -- Почти ничего. Они ведь шептались. Разве только... -- Да? -- Мне показалось, что нечто подобное уже происходило в Париже. -- Когда? -- Видимо, не так давно. Там то же самое происходило с антиквариатом, и сигнализация бездействовала. -- А еще что-нибудь вам удалось услышать? Тогда или в другой раз? -- Нет. -- Не густо... А мы могли бы побеседовать с ними? Я имею в виду Жопеса и Юрико. -- Вы хотите, чтобы сын сожрал меня заживо? Он же категорически запретил мне совать нос в это дело. Я ведь уже говорила. -- Но это не его, а ваше общее дело. Лавка-то принадлежит обоим. -- Неважно! Сейчас он сам там управляется. И он настаивает, чтобы я не совала куда не надо свой длинный нос. -- Это, конечно, усложняет дело. -- А я вам потому и плачу... Послушайте, вы должны сохранить мне сына. Если вы этого не сделаете, я затаскаю вас по судам, я буду являться к вам во сне, я прокляну вас, и на ваши головы падут десять казней египетских, я... -- Она запнулась и вновь принялась хлюпать носом. -- Он -- единственное близкое мне существо, -- добавила она. -- Моя кровинушка... На протяжении разговора фрау Сосланд несколько раз принималась искать на носовом платке чистое место. Наконец-то, она его нашла. Раздались трубные звуки, и тело нашей клиентки начало содрогаться. Долго стоять посреди поляны и беседовать было не очень-то удобно. Тем более, что рядом появился ротвейлер, которого едва сдерживала на поводке девочка-подросток. Оба наших пса, в особенности такса, мгновенно изошли яростью, и это говорило о том, что пора сматываться. -- Вэл, -- сказал Джаич. -- Будем считать, что первая информация для размышлений получена. -- Что вы намерены предпринять? -- поинтересовалась фрау Сосланд. -- Вообще-то, у меня принцип не посвящать клиентов в детали, но в данном случае, учитывая ваше взвинченное состояние, придется сделать исключение. Мы понаблюдаем за лавкой исподволь. Кто вокруг отирается и так далее. Ну а дальше -- время покажет. Браво, Джаич! Можно подумать, что у нас клиентов, словно собак нерезаных. -- Вы сообщите мне о результатах? -- Мы сообщим сразу же, как только появится результат. -- По какому телефону я вас смогу разыскать? -- К сожалению, там, где мы сейчас остановились, вообще нет телефона. Мы сами вас разыщем, когда в этом возникнет необходимость. -- А если мне нужно будет передать что-то срочное? -- Позвоните Горбанюку, ему известно, как с нами связаться... Вас подвезти? -- поинтересовался Джаич с тайной надеждой, что этого делать не придется. -- Чтобы я еще раз согласилась на подобную пытку? -- Правильно, -- похвалил ее Джаич. -- Нужно, чтобы нас как можно меньше видели вместе. -- Ну, что скажешь? -- проговорил Джаич, лихо вертя баранку. Мы ехали в район города под названием Шпандау. Там облюбовали себе местечко почти все берлинские антикварщики. -- По-моему, последняя стадия паранойи, -- отозвался я. -- Еще спасибо, что мы оказались в столь дискомфортной ситуации. Были бы мы действительно на БМВ да вдобавок без Саймона, она бы из нас все жилы вытянула. -- Как бы то ни было, тебе не стоило вмешиваться в разговор. Лили поручала тебе слушать, а не языком трепать. Это был выпад, который я не мог пропустить. -- А тебе не кажется, что наиболее дебильные вопросы задавал все же ты? Сразу принялся подозревать отца Юрико. Причем здесь этот бедолага аптекарь? -- Ну, во-первых, судя по всему, он далеко не бедолага. А, во-вторых, я и не думал его подозревать. Запомни, Крайский: совершенно неважно, о чем конкретно ты говоришь. Главное -- суметь из любого закоулка разговора, словно из лабиринта, выйти на полезную тебе информацию. -- И что, вышел? -- Пока не знаю, но вполне возможно. -- Какую же информацию ты предположительно считаешь полезной? -- А вот этого я тебе не скажу. -- Не имеешь права, -- запротестовал я. -- Ведь я сейчас должен докладываться "голым пистолетам". -- Вот и доложи им обо всем, что ты видел и слышал. -- Я расскажу им, что ты от нас что-то скрываешь. -- Валяй. -- Ну и вонючий же этот твой "Партагаз"! -- возмутился я. -- Послушай, Крайский, -- сказал Джаич, -- ты слишком рано начинаешь раздражаться. Нам ведь вместе еще не один денек коротать. -- В самом деле? А я уж было подумал, что разгадка у тебя в кармане. Лавка Юрико находилась на тихой тенистой улочке. Машины здесь проезжали редко, пешеходы проходили ненамного чаще, и оставалось загадкой, как в подобном месте можно заниматься торговлей антиквариатом и при этом сводить концы с концами. От посещения лавки мы воздержались. Лишь послонялись поодаль, а потом нырнули в пивную, которая находилась на противоположной стороне улицы. Выпили по бокалу прохладного темного пива, временами поглядывая на окна лавки, а затем Джаич выпил еще два. Посреди пивной стоял удивительный стол: точь-в-точь биллиардный, только без луз. -- Это для игры в карамболь, -- пояснил Джаич. -- А как играть? -- удивился я. -- Луз-то нет. -- При случае научу, -- пообещал он. Сама пивная была не очень большой: стойка, дюжина столиков, покрытых красной клеенкой, в углу -- два игральных автомата. На стене висел телефонный аппарат. Джаич бросил в него тридцать пфеннигов и набрал номер Горбанюка. -- У нас есть представительство в Париже? -- поинтересовался он без какого бы то ни было вступления. -- Конечно, -- почти обиделся тот. Слов Горбанюка я, разумеется, не мог расслышать, но этот разговор Джаич мне потом пересказал. -- Мне нужно, чтобы ты связался с ними. Пусть просмотрят французские газеты за последние несколько месяцев. Возможно, с парижскими антикварщиками происходило что-то похожее. Проникновение в помещения, бессилие сигнализации, аэрозольные красители... Если найдут что-нибудь на эту тему, пусть немедленно переведут на русский и пришлют сюда. -- Понятно, -- отозвался Горбанюк без малейшего энтузиазма в голосе. -- А что если этим займется наше представительство в Марселе? -- А почему не парижское? -- У них там сейчас запарка с подготовкой одного очень крупного и важного для нашей фирмы проекта. -- Хорошо, пусть будет Марсель, -- милостиво согласился Джаич и повесил трубку. Все же я был вынужден признать, что в его действиях начала прослеживаться определенная осмысленность. Джаич бросил еще один взгляд в окно на дверь лавки, затем, словно решившись на что-то, направился к выходу. -- Пойдем. -- Куда? -- поинтересовался я. -- Нанесем визит Юрико. -- Но ведь тогда он свою мамашу заживо слопает. -- Ну и на здоровье. Приятного аппетита. Мы пересекли улицу, подошли ко входу в лавку, и Джаич решительно потянул дверь на себя. Не тут-то было -- она оказалась запертой. Тогда он позвонил. -- Кто это? -- послышался голос рядом с моим ухом. Джаич оттеснил меня в сторону и заговорил в домофон: -- Мы хотели бы осмотреть ваш фарфор. Скоро у моей жены день рождения и... -- Поднимите головы. -- Что? -- не понял Джаич. -- Поднимите головы. Оба. Мы посмотрели вверх и обнаружили об®ектив видеокамеры, закрепленной на стене дома. -- Я вас никогда раньше не видел, -- констатировал голос. -- Бросьте в почтовый ящик адрес, по которому я смогу вас проконтактировать. Я вам пришлю каталоги. Если вы действительно чем-то заинтересуетесь, позвоните, мы обсудим. Что вы, собственно, хотели бы приобрести? -- Видите ли, моя жена собирает старинный русский фарфор... Последовало молчание. -- Хорошо, я вышлю каталог, -- наконец, проговорил голос. -- Но мы в Берлине проездом, всего лишь один день... -- Больше ничем не могу помочь. -- Переговорное устройство отключилось. Джаич выругался. -- А ты говоришь "хакеры", -- возмущенно проговорил он. Затем вытащил ручку, вырвал из блокнота лист бумаги и нацарапал следующее: "Меня интересует старинный русский фарфор. Постарайтесь на разочаровать меня так, как это сделали антикварщики в Париже. Лео Палермский." Бросил записку в почтовый ящик, задрал башку, приветственно помахал рукой невидимому Юрико и направился к автомобилю. Мы славно провели остаток дня. Сначала я отправился на "Сэксише" штрассе, чтобы отчитаться перед "голыми пистолетами". Дом Курта Трахтенберга находился в самом начале улицы и представлял собой изящное белое строение с мансардой и модерновым фонарем у входа. Снаружи асфальт плавился, а в комнатах была освежающая прохлада. Однако "пистолетов" я застал обнаженными по пояс. Они сидели в гостиной, и каждый что-то ожесточенно строчил на портативном компьютере. Вокруг валялись пустые банки из-под колы и пива, а пепельницы были заполнены окурками сигарет. Они набросились на меня, словно свора легавых на добычу и принялись рвать на куски. С русского на английский переводил Курт. Я отчитался обстоятельнейшим образом. Их интересовало абсолютно все. Любая деталь, мельчайшие подробности. На многое я просто не обратил внимания и теперь пришлось выкручиваться за счет собственного воображения. В углу комнаты я заметил лазерный принтер. Рядом лежали стопки распечатанных страниц на английском, французском и немецком языках. Литературный эксперимент шел полным ходом. Я подумал о том, что само дело должно бы их разочаровать: какой-то хулиган забирается к антикварщику в лавку и перекрашивает фарфор. Тоже мне сюжет. Когда проскользнуло упоминание о Париже, Курт и Пью тут же воззрились на Жана Дюруа. Тот отрицательно покачал головой: ни о чем подобном он не слышал. "Наверное, утка все это с Парижем, -- подумал я. -- Нехило они, сволочи, здесь устроились." Завершив отчет, я вернулся домой, принял душ и полежал в чуланчике с томиком Фицджеральда. Джаич в это время без передыху прыгал со скакалкой. Как это у него только сочеталось с "Партагазом"? Когда стемнело, мы отправились на промысел: заняли пост в пивной напротив лавки Юрико. Теперь здесь было довольно людно, и несколько красномордых мужиков с уса

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования