Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Юлиан Семенов. Экспансия - II -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  -
ию: "великолепный инструктор-альпинист". После окончания срочной службы Перон был направлен в офицерскую школу. Здесь под руководством немецких инструкторов он не только проходил курс наук, но и написал цикл статей, а также перевел с немецкого ряд глав для инструктажа солдат. Ему, в частности, принадлежал авторизованный перевод главы о том, как надо мыть руки: для солдат это было весьма важно - новобранцы приходили из маленьких деревушек, где личная гигиена была неизвестна, жили в п о л е, мылись редко. Вот она, проблема Аргентины - вопиющая, немыслимая в первой четверти двадцатого века! (Именно в это время в маленькой деревне Ла Унион у Хуаны Дуарте родилась младшая дочь Ева - "незаконная", как и Перон.) Сталкиваясь каждый день с теми негативными явлениями, которые не могли не ранить его сердце, Перон увлекся самоанализом, прочитал множество переводных книг, в первую очередь немецких; это научило его искусству говорить с солдатами - без комплексов, доходчиво, но в то же время зажигающе. Тогда же он увлекся атлетизмом и боксом - эпидемия пришла из Соединенных Штатов; дрался отважно. Когда молодой англичанин переломил ему нос на ринге, Перон долго разглядывал себя в зеркале, а потом улыбнулся своему изображению, - он теперь нравился себе еще больше: то, о чем говорили немецкие инструкторы (шрамы на лице, столь угодные офицерской чести, - зримые признаки отваги), сделалось ныне явственным, каждый мог сказать, что перед ним настоящий офицер, боксер, эталон бесстрашия. Затем он вступил в аристократический "Жокей клаб де Буэнос-Айрес" и сразу же зарекомендовал себя блистательным наездником... Поступление в Высшую военную школу было делом вполне логичным, он сам пробил себе дорогу. Получение диплома отмечали в столичном районе Л а Бока, в царстве песни и танго, в кабачке настоящих портеньяс'. Там он познакомился с семнадцатилетней преподавательницей игры на гитаре Аурелией Тизон. Друзья звали ее Потота, - пожалуй, единственная испанка в этом итальянском районе столицы, рыжая, стремительная, Потота была душой здешней молодежи; восьмого января двадцать шестого года она была помолвлена с Пероном. _______________ ' Так в Аргентине называют жителей Буэнос-Айреса. (Восьмого января этого же года в автомобильной катастрофе погиб отец "незаконной" Евы Дуарте. Его официальная жена Эстелла Крисолиа запретила матери Евы и "незаконным детям" проводить их родного, хотя и "незаконного", отца в последний путь. Хуан Крисолиа, мэр района, мучительно посредничал между своей сестрой и матерью детей, которых так любил покойный, дав им свое имя. Человек, который тогда утешал маленькую Еву, стал ее наставником, а потом сделался советником и "серым кардиналом перонизма", был Мойсес Лебензон, сын эмигранта из Херсона.) Пятого января двадцать девятого года Аурелия Тизон стала сеньорой Перон. (Двадцатого января того же года Ева Дуарте переехала а Буэнос-Айрес - ей тогда было десять лет - и поселилась у своей сестры на улице Рок Васкеса, - сегодня она переименована в улицу Мойсеса Лебензона.) Именно в это время среди военных зрел заговор против либерального правительства Ипполито Иригойена. Поначалу, мальчиком еще, в Патагонии, Перон - как и все пеоны в округе - поддерживал концепцию политического мэтра аргентинского радикализма, вызревшего на идеях французской революции и потаенного антиамериканизма. Иригойен требовал гарантий основных прав человека; настаивал на необходимости соблюдения "моральной чистоты" аргентинской жизни, выступал против коррупции (открыто) и против помещичьей олигархии (сдержанно), поддерживал право рабочих-ремесленников на создание профсоюзов и на забастовки; повторял, что аграрная реформа необходима, дабы позволить землевладельцам (не помещикам) об®единяться для совместного использования сельскохозяйственных машин и продажи сельскохозяйственного продукта непосредственно самими производителями и - что самое главное - выступал за национализацию нефти и наиболее крупных мясобоен. При этом он настаивал на реформе армии, которую и вознамерился, наконец, провести в девятьсот тридцатом году. Армия, являющаяся государством в государстве, не могла, естественно, быть безучастной к предстоящим событиям, и если солдаты и капралы выступали за предложение президента, то верхушка - генералитет, связанный незримыми узами с земельной олигархией и владельцами нефти, крупных мясобоен, британским капиталом, - выступала, совершенно понятно, против всего того, на чем настаивал президент. Капитан Перон, назначенный для продолжения службы в генеральный штаб, был вовлечен в антиправительственный заговор генерала Хосе Урибуру - выученика прусской школы (с детства, как и Перон, генерал получил от своих немецких наставников сильнейшую ин®екцию ненависти по отношению ко всем и всяческим "марксистам", "социал-демократам" и "коммунистам"). При этом нужно отметить, что и жена Перона, и его тесть были активными членами радикальной партии Иригойена, так что капитану приходилось соблюдать конспирацию, таясь не только от своих коллег, но и от семьи, - психическая нагрузка не из легких. Риск, которому он подвергался, окупил себя; сразу же после свержения Иригойена и прихода к власти военных Перон сделался личным секретарем министра обороны. Вскоре же (поработав два месяца военным следователем в специальной комиссии) капитан Перон был направлен в качестве профессора в Высшую военную школу Аргентины. Получив звание майора, он одновременно становится ад®ютантом начальника генерального штаба. Именно там, в Высшей военной школе и генштабе, он написал свои книги "Восточный фронт первой мировой войны", "Ряд вопросов военной истории" и "Анализ некоторых аспектов русско-японской кампании 1904-1905 годов". Наиболее примечательной была работа, посвященная вопросам военной теории, потому что именно в этой книге Перон впервые превознес концепцию немецкого генерала фон дер Гольца о "вооруженном народе". (В этом же, тридцать пятом году Ева Дуарте поселилась в отеле на Кажао, между улицами Сармьенто и Кориентес, чтобы по вечерам принимать участие в спектакле, который давали в театре на улице Карлоса Пелигрини; т о л к а л ее в театр известный певец Агустин Магальди; старик, он видел в молоденькой девушке не столько талант, сколько характер, это, он полагал, - дорогого стоит; актером, тем более сейчас, когда появился кинематограф, может стать каждый; из десяти отснятых дублей вполне просто выбрать подходящий, а вот устремленный, яркий характер полуребенка Евы Дуарте, характер совершенно определенный, да еще в той стране, где место женщины было заранее определено в детской и на кухне, - это редкость куда большая, чем талант лицедейства.) Не опираясь на факты, трудно утверждать что-либо с полной определенностью, но некоторые исследователи, как, например, Джозеф Пейдж в своем двухтомном труде "Перон", опубликованном издательством Ксавьера Вергара в восемьдесят четвертом году в Барселоне, Буэнос-Айресе, Мехико и Сантьяго-де-Чили, утверждают, что, когда Перон получил назначение на работу в Чили, - а было это в тридцать шестом году, он уже стал подполковником, "теньенте коронель", - именно там, в пригородах Вальпараисо состоялся первый контакт между секретной службой рейха и молодым военным из Аргентины. Впрочем, этому посылу возражают другие исследователи, которые связывают факт выдворения Перона из Чили с тем, что левое правительство страны не хотело терпеть у себя дома человека, открыто выражавшего свое негативное отношение к республике и ее политике, приближавшейся в чем-то к позиции "Народного фронта" республиканской Испании. Но Перона, вернувшегося в Буэнос-Айрес в тридцать восьмом году, мало тревожили эти обвинения: в санатории умирала его молодая жена от рака почек. Похоронив р ы ж у ю, которая так была к нему привязана, Перон купил машину и отправился в путешествие по бескрайней Патагонии. Он проехал через Вьедму, миновал Барилоче, жил в Андах, спустился к океану, из®ездил всю Огненную землю и лишь в тридцать девятом году, накрутив двадцать тысяч километров, вернулся в Буэнос-Айрес. (Именно в этом году Ева Дуарте об®явила о своем намерении выйти замуж за кавалера Франсиско Де Паула.) Семнадцатого февраля тридцать девятого года подполковник Перон отплыл в Европу на борту итальянского трансатлантического лайнера "Конте Гранде", осуществлявшего рейсы между Европой и Латинской Америкой. С июля тридцать девятого по конец мая сорокового года Перон проходил тренировку в альпийских подразделениях итальянской армии. Здесь, в Европе, он наблюдал, как Гитлер вошел в Варшаву, оккупировал Бельгию, Голландию и Францию; именно здесь он вкусил то, чего так недоставало его стране, - жесткого, хрусткого п о р я д к а. Однако между п о р я д к о м и "новым порядком", провозглашенным фюрером, была огромная разница, в которую посвящали только избранных, кому безусловно верили; Перона тогда еще только и з у ч а л и. Рожденного в стране, где население было по своей сути интернационально, - громадная волна русских, югославских, английских, еврейских, немецких, украинских эмигрантов врастала в Аргентину легко: страна словно бы растворяла в себе пришельцев; не внуки даже, а дети эмигрантов теряли родной язык за три, от силы пять лет, становясь настоящими аргентинцами, даже распространенное сочетание букв "лл" произносили как "ж", нигде в мире так не произносят, определишь человека сразу, тайна какая-то, - Перона не могли не коробить расизм Гитлера, его слепая ненависть к славянам, болезненный антисемитизм, брезгливость по отношению к неграм. "А там недалеко и до отторжения цветных, а ведь мамочка - индианка, разве можно так, кто на свете добрее мамочки, нежнее ее и умнее?!" Когда он поделился этими своими мыслями с полковником итальянской армии Карло Алигьери, тот посоветовал: - А вы не обращайте внимания на то, что вас ранит. Вы берите то, что нравится. Вам ведь нравится что-то в том эксперименте, который начали мы, фашисты, дети великого дуче Бенито Муссолини? Вам не может не нравиться то, что мы покончили с безработицей, прекратили изматывающую душу болтовню в парламенте, а вместо этого создали вертикальные профсоюзы, подчиняющиеся лишь логике и озарению руководителя? Вам не может не нравиться, что мы заставили рабочих стоять у станков, а не болтаться по улицам под красными флагами бунтовщиков? Вам не может не нравиться, не спорьте, и то, что мы - благодаря этому - прессингу - построили для рабочих больницы, которых у них раньше не было, повысили им заработную плату и подняли социальную страховку. Вы возразите мне: "Да, но они поплатились за это потерей политических свобод!" И я вам отвечу, что они поплатились правом на болтовню и забастовки. Но их жен и детей интересует не болтовня, а жилье, хлеб, оливковое масло и кофе. И они это получили. При этом мы ограничили аристократов, контролируем банки, даем рекомендации промышленникам. Все это ныне в наших руках, подполковник, в руках дуче и Движения. И служим мы не кому-нибудь, а нации. Вот так-то. Что же касается несколько аффектированного отношения Гитлера к славянам и евреям, то это с годами пройдет, уверяю вас. Как и всякое молодое государственное образование, рейх понял, что антисемитизм есть вполне понятное для всех людей об®единяющее начало, вы же католик - не правда ли? - а инквизиция именно под этим лозунгом провела об®единение церкви... Да, конечно, жестоко, но и Ватикан отказался от гонения на евреев, как только была достигнута главная цель, столь угодная католичеству: спасение Европы от чуждых влияний. - Каких? - поинтересовался Перон. Алигьери рассмеялся: - А любых, подполковник! Любых, которые неугодны Ватикану. Не станете же вы спорить с тем, что, санкционировав аутодафе, папа думал о чем-либо другом, кроме блага большинства? Перон углубился в изучение принципов вертикальных профсоюзов Италии и Германии, много, времени уделил исследованию вопроса об отношениях между государством, капиталом и рабочим классом в условиях режимов личной власти и, конечно же, более всего интересовался открытыми (пропаганда, конституционные ограничения) методами борьбы против того, что стало ненавистным ему еще в кадетской школе, - против коммунизма. Затем он посетил Германию; там ему устроили ряд в с т р е ч, результатом которых явилась совершенно беспрецедентная поездка молодого подполковника на русско-германскую границу. Здесь, у Бреста, он наблюдал в бинокль красноармейцев, и сердце его впервые похолодело от странного, непонятного ему самому чувства изумления, страха и некоторого преклонения перед подполковником Пероном, который - единственный изо всех аргентинцев - получил право видеть врагов человечества воочию, лицом к лицу. Когда он возвращался из Бреста в Берлин, полковник абвера, сопровождавший его, предложил оформить их отношения д е л о в ы м образом. Перон не обиделся; посмеявшись, он легонько потрепал полковника по плечу, заметив: - Я уже не мальчик, и поэтому умею отказывать, но я и не старик, которому безразлично его будущее. Я - политик, мой дорогой оберст, прошу это запомнить и относиться ко мне, исходя лишь из этого моего качества. (В это время Ева Дуарте получила роль в фильме "Еще одно несчастье народа", снятом Луисом Байоном Эррера по сценарию Луиса Сандрини. Тогда же она начала работать на "Радио Архентина" в кинематографическом конкурсе, проводимом журналом "Гуйон"; Ева Дуарте интервьюировала таких заметных деятелей культуры, как Хуан Хосе Пинейро Роланд, Глориа Грэй, Натан Пинсон, и близко сошлась с ними. А в день, когда Перон, покинув Испанию, где его принимали франкисты, отплыл в Буэнос-Айрес, Ева выступила в главной роли в спектакле "Любовь Шуберта", написанном Алехандро Касона и поставленном на "Радио Прието", одной из самых мощных в то время станций страны.) Восьмого января сорок первого года, вернувшись на родину, Перон получил довольно странное назначение - в Мендосу, профессором в школу горнолыжных подразделений; многие из его друзей расценили это как ссылку. Он вспомнил шутку, услышанную им в Мадриде, - именно в это время Франко раскассировал людей, с которыми начинал путч против республики, по посольствам (не хотел, чтобы в стране жили те, кто знал о нем слишком много); быстрые и острые на язык мадриленьяс говорили тогда: "Есть два вида послов: один - "чрезвычайный и полномочный", а второй - "посол к черту"". (Именно тогда, в дни пика творческих удач Евы Дуарте, творческих, но не материальных, - жила впроголодь, экономила на хлебе и кофе, - некий человек из германского посольства, встретившись со "звездой", передал ей подарок - восемь тысяч четыреста долларов США. Равнодушно посмотрев на деньги, Ева поинтересовалась: - У вас ко мне какие-то просьбы? - Одна, - ответил немецкий дипломат, смущенно улыбаясь. - Всего лишь одна. - Изложите ее, - сказала Ева, по-прежнему не прикасаясь к деньгам. - Продолжайте и впредь быть такой же замечательной актрисой, работающей на благо дружественного рейху народа Аргентины. Это наша просьба, выполните же ее! Восемь тысяч четыреста долларов равнялись тогда тридцати трем тысячам шестистам песо - невиданное богатство, позволившее молодой женщине не только приобрести достойный ее гардероб, но и маленький автомобиль и даже снять пристойную квартиру в престижном районе.) В Мендосе у Перона завязалась дружба с генералом Эдельмиро Фареллом, - так же, как и Перон, тот прошел "альпийскую военную школу" в Италии. Вскоре Перона произвели в полковники; в мае сорок второго года он был переведен в Буэнос-Айрес и назначен инспектором горнолыжных соединений армии - с подчинением непосредственно генералу Фареллу. Именно с ним, Фареллом, он и обменялся мнением о ситуации в стране: левые подняли голову, коммунисты призвали социалистов и радикалов об®единиться в единый "Народный фронт" для того, чтобы потребовать от правительства Кастильо присоединения к союзникам и об®явления войны странам "оси", - в развитие резолюции Конгресса профсоюзов, принявшего решение бойкотировать товары Германии и Италии. - Это безумие, - сказал тогда Перон. - Я с м е ю говорить так, генерал, не потому, что я ценю идеи господина Муссолини и Гитлера, отнюдь нет, но ведь совершенно очевидно, что Аргентина может получить максимум выгод от политики нейтралитета, это заставит и Белый дом, и Кремль, и Имперскую канцелярию д е л а т ь в с е, чтобы удержать нас от войны, а следствие такого рода отношения к нам однозначно: наивыгоднейшая кон®юнктура для нашего мяса и зерна на мировых рынках, что, конечно же, даст нам немало врагов среди янки, куда больше, чем сейчас, но - ничего не попишешь, зависть есть зависть, древнейшее человеческое качество. - Вы емко выражаете мысли, - заметил тогда генерал Фарелл. - Это завидное качество редкостно среди испаноговорящих народов, мы слишком темпераментны, личностны и амбициозны, любим выпячивать на первый план свое "я" и совершенно игнорируем экономические проблемы... Скажите, Перон, а как вы отнеслись к тому, что Ортис' поддался давлению левых и распустил "Национальную фашистскую партию" вкупе с "Трудовым фронтом" наших здешних немцев? _______________ ' О р т и с - президент Аргентины в 1938-1940 годах. Перон ответил не сразу, но вовсе не потому, что хотел угадать, какое мнение угодно генералу, - нет, он уже о с о з н а л себя как личность и чувствовал свое предопределение, особенно ночью, перед тем как уснуть; более всего любил шум прибоя; если закрыть глаза, то возникает явственное ощущение восторженного рева трибун; он тогда ответил генералу медленно, ибо взвешивал каждое слово, понимая, что рискованный вопрос Фарелла был задан не случайно. - Если бы президент Ортис запретил коммунистическую партию и социалистов наравне с фашистскими организациями, я бы, безусловно, согласился с такого рода шагом. Я четко вижу возможную модель аргентинского общества - корпоративную и организованную в единое целое. Меньше болтовни - больше дел. Аргентина для аргентинцев, коими я считаю и украинцев, и немцев, и евреев, и югославов, прибывших сюда в качестве эмигрантов. Мы не можем слепо проецировать опыт Гитлера на Аргентину, наша нация в чем-то сродни американской - мешанина, но если там протестанты против католиков, те, в свою очередь, против негров, евреев и мексиканцев, то у нас такого просто не может быть - котел. И этот аргентинский котел может добиться чуда: по величине и богатству мы входим в первую десятку стран мира. Я не очень-то понимаю, отчего нам не войти в первую тройку? Да и посмотрим, как пойдут дела, - почему бы вообще не стать первой державой мира? Кто нам мешает? - Как кто? - улыбнулся генерал. - Гитлер бы сказал: русские. Или евреи. Я же говорю - мы. Потому что не чужой дядя пустил сюда британцев, а мы. Не какая-то тетя открыла дверь янки, а мы, именно мы. И если мы слишком качнемся в др

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования