Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Юлиан Семенов. Экспансия - II -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  -
нуться, хотя понимал уже, что он летит в самолете, что рядом с ним сидит Ригельт, а за плечо его трясет стюард - наверняка что-то случилось. Он спружинился, широко открыл глаза и сразу зажмурился: ослепительное солнце пронизывало салон, пыль в его лучах казалась фрагментом декорации какого-то балета; действительно, маленькие пылинки плавно, словно под музыку, перемещались в воздухе. "Они меня усыпляют, - подумал Штирлиц, - будто какие щелкунчики; единственный балет, который мне удалось посмотреть с папой, там было какое-то действие, когда все засы..." - Сеньор, - стюард снова потряс его за плечо, - вам надо заполнить пограничную анкету, мы подлетаем к Рио-де-Жанейро... Штирлиц заставил себя подняться с кресла. Ригельта рядом не было, спал возле запасного выхода: "лишен страха", чудо что за ад®ютант у Скорцени, с таким не пропадешь! - Давайте вашу анкету, - сказал Штирлиц и потер лицо пальцами. - Сейчас мы ее одолеем, голубушку. - Вы знаете португальский? - Нет. А зачем мне это? - Вопросы напечатаны на португальском, сеньор, я переведу... - Так ведь он похож на испанский... Разберусь, - улыбнулся Штирлиц. Он полез в карман, за паспортом... В левом кармане паспорта не было, хотя он был убежден, что положил его с билетом именно туда; не оказалось паспорта и в правом кармане. ""Виньу верди" - понял он сразу же, - Ригельт специально открыл бутылку без меня, ай да Ригельт, ну, молодец, ай да ад®ютант Скорцени, как же он меня работнул, а?! И ведь в туалет его не потащишь! Ну, а что произойдет, если я все же затащу его в туалет? Да нет, у меня на это не хватит сил, он здоров, как бык. Да и наверняка он сжег мой паспорт в туалете, когда усыпил меня. Он не случайно в этом самолете, теперь это ясно. Я не мог себе представить игру, но игра идет. Участвует в ней Роумэн? Нет. А кто иной мог так быстро связаться с Лиссабоном? Ну, вопрос быстроты и надежности связи - это компромисс с самим собой, с моей верой в Роумэна. Если операция планировалась, то он вполне мог организовать весь этот спектакль с его похищенной девушкой заранее, за две или три недели до того, как я п о д д а л с я ему... Хорошо, а если все же нет? Зачем ты играешь с собой? - спросил себя Штирлиц. - Я играю с собой потому, - ответил он себе, - что рухнула моя надежда: без паспорта никто меня не выпустит с аэродрома в Рио. И в Буэнос-Айресе меня не выпустят, если только я не обращусь к Ригельту за помощью. Все ясно, как божий день: я должен обратиться к нему, в этом смысл их комбинации. Их? Чьей же? Стоп, - сказал он себе, - я не зря пытался отвести Роумэна от этой комбинации. Я имел к этому какие-то основания. Какие же? Не знаю. Но я чувствую, что я не просто так отводил его, не из-за того, что он мне стал симпатичен. Нет. Нет, - повторил он, - не только поэтому. Видимо, я споткнулся на другом. Ну, а на чем? Видимо, на том, - ответил он себе, - что Ригельт ответил: "Я работаю в ИТТ"... Он очень не хотел мне этого говорить, но я знаю, как заставлять их говорить правду, я их всех и г р а ю в себе, поэтому у меня получается с ними. Он не должен был говорить мне этого, но он не был готов к моему прямому вопросу и поэтому ответил правду, ибо боялся, что маленькой ложью, к которой он не успел приладиться, сорвет то дело, ради которого его отправили в этот самолет. Я нужен ИТТ. То есть Кемпу. А за Кемпом стоят немцы. Но кто меня убедит в том, что за теми немцами, которым я нужен, не стоит служба Роумэна?" Обернувшись, Штирлиц поманил к себе Ригельта. Тот показал ему глазами на анкету: мол, сейчас закончу и подойду, и спокойно углубился в заполнение полицейского бланка. "Весь мир уже учтен, причем не раз и не два, но все равно продолжают учитывать, хотя, с другой стороны, пойди не учти его - вот бы я через два часа и оказался на советской территории: собственность ли, аренда, не важно уже; можно лечь хоть на столе и спать несколько дней кряду; спать, ничего другого я сейчас не хочу, спать с п о к о й н о. Могу же я позволить себе такую мечту, не правда ли?" Ригельт засмеялся: - Да будет вам, право! А в портфеле смотрели? Я всегда сую билет в портфель, чтобы не рвать карманы: ведь у каждой двери вынь и покажи, можно разориться на подкладочном материале... А потом паникую... - У меня нет портфеля, дружище. - Ах, так... Ну-ка, еще раз тотальную проверку! Штирлиц послушно обыскал себя; ничего, конечно же, не было. "А если я сейчас попрошу у стюарда завтрак, - подумал Штирлиц, - разверну маленькие вилки, а ножик суну ему в сонную артерию? Меня не интересует, как он будет вопить, а он будет вопить; он сделается отвратительным в своем страхе смерти, отвратительным - то есть явственным, зримым. Ну, и что тебе это даст? - спросил себя Штирлиц. - Ты в западне, поэтому думать надо абсолютно спокойно, всякая паника лишь усугубит дело. Что тебе это даст, кроме сладости отмщения человеку, в котором ты вновь увидел концентрированный ужас нацизма? Чего же тогда ты не пырнул Мюллера? Он фигура куда более серьезная. Ты ведь не сделал этого, потому что надеялся на выигрыш. Нет, - возразил он себе, - я просто выполнял приказ: "приказано выжить". А если я суну вилку в шею Ригельта - без содрогания и жалости. - меня передадут полиции в Рио-де-Жанейро, где я сделаю заявление, отчего я убил этого наци, и раскрутка дела приведет в ИТТ, к Кемпу, к их цепи, а у них крепкая цепь, если этот бес успел получить приказание п о д с к о ч и т ь ко мне в Лиссабоне и лишить документов. Ну и что? Какое дело Бразилии до их ц е п и? У них своих забот хватает. Да, но я потребую вызвать в тюрьму нашего консула, назову свое русское имя, об®ясню, отчего все случилось. Ну и как же ты это об®яснишь? - спросил себя Штирлиц. - Почти год как здесь произошел государственный переворот, на смену президенту Жетулио Варгасу пришли военные, разгромили левых и начали травить коммунистов как "агентов Кремля". Народ, правда, смог остановить это, даже в сенат прошел коммунист на выборах, но ведь травля всего того, что связано с левыми, продолжается! И вот заявляешься ты, весь в крови этого борова, и говоришь: "Я - русский, я зарезал нацистского кабана, верните меня домой". Фи, Штирлиц, ты запаниковал, это недостойно, спокойствие и еще раз спокойствие" - Послушайте, Викель, - сказал Штирлиц, - а ведь у меня надежда только на вас... В силу понятных вам причин я не могу заявить о потере паспорта, это провал... - Куда вы летите? - В Асунсьон. - Это через Игуасу, - сразу же сказал Ригельт. - Вам здесь надо делать пересадку, лететь на маленьком самолете в джунгли, а из Игуасу - это, правда, Аргентина: тоже требуют визу - вы бы легко добрались до Асунсьона... Здесь у меня нет контактов, Штир... Браун... В Игуасу вы пропустите самолет - уснете в сортире, напьетесь, придумаем что-нибудь, да и я попробую кое-что предпринять... Где ваш билет? - Вот он. - Ну-ка, дайте... Значит, вы летите до Асунсьона, - он ткнул пальцем в талон. - Багажа у вас нет, пересадка с одного самолета на другой - всего лишь. Паспорт, думаю, не нужен - во всяком случае, до Игуасу... - А вы-то куда летите? - Я летел в Буэнос-Айрес, но теперь, видимо, придется сделать крюк, чтобы попробовать уладить ваше дело. "Пусти слезу, - сказал себе Штирлиц, - они ж все берут п о в е р х у, он будет убежден, что я тронут до глубины души его братством, это вселит в него убежденность, что я не заподозрил его, это поднимет его в собственных глазах - "Каков я профессионал!" Видимо, с ним надо вести себя именно так, сесть в бразильскую кутузку без документов неразумно". - У вас есть деньги? - спросил Ригельт. - Нет, - ответил Штирлиц; деньги, по своей давней привычке, он сунул в задний карман брюк. "Посмотрим, предложишь ли ты мне деньги - если да, значит, к о м б и н а ц и я; важно - какую купюру ты предложишь; если долларовую, значит, версия непричастия Роумэна к этому делу летит ко всем чертям, а жаль". - Погодите, а вы глядели под креслом? - спросил Ригельт. Вопрос был столь искренен, что Штирлиц даже оторопел от неожиданности, потом резко поднялся: - Ну-ка, давайте посмотрим! Черт возьми, конечно, он там! Они заглянули под кресло Штирлица, потом пошли на место Ригельта; паспорта, понятно, не было. Подплыл стюард: - Что-нибудь случилось, сеньоры? - Ровным счетом ничего, - ответил Ригельт на варварском испанском, ну и акцент. - Я ищу свой блокнот, но, видимо, он в портфеле, благодарю. "Я сделал ошибку, - понял вдруг Штирлиц. - Я слишком рано обратился к нему. Сначала я должен написать письма Роумэну и Спарку. Я должен об®яснить им, что случилось, и предупредить, что и с ч е з а ю. Ригельт здесь оказался для того, чтобы я исчез". Штирлиц поднялся, не ответив на вопрошающий взгляд Ригельта, и пошел в туалет; по пути достал из кармана одного из кресел конверты с эмблемой трансатлантического рейса "Испания - Аргентина" (реклама должна быть броской) и, запершись, написал два письма. Когда он вернулся, Ригельт передал ему сто франков: - Это - на всякий случай, Браун. Когда устроитесь - вернете. - Адрес оставьте. - Я думаю, вы вернете мне деньги лично, - сказал Ригельт. - Глядите, глядите, какая красота, весь город под нами! ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ (ИТТ, сорок второй - сорок пятый) __________________________________________________________________________ После того, как японцы разбили американскую военно-морскую базу на Перл-Харборе и Белый дом об®явил войну странам "оси", деятельность ИТТ сразу же попала в сферу пристального интереса Федерального ведомства связи. Одному из талантливейших аналитиков, Алану Сэйлеру, было поручено провести негласное изучение контактов ИТТ с противником; в секретном докладе, подготовленном им для Вашингтона в конце сорок третьего года, сообщалось, что "полковник Бэн продолжает поддерживать связи с врагом через нейтральные страны, поставляя Берлину стратегические товары и оказывая конфиденциальную помощь в информации нацистам, работающим в Испании и Латинской Америке, особенно в Аргентине, Чили и Эквадоре. Только в 1942 году аргентинская компания "Юнайтэд ривэр плэйс тэлэфон компани", купленная людьми Бэна у англичан, провела 622 телефонных разговора с Берлином из Буэнос-Айреса. Есть основания предполагать, что фирма "Ол америкэн кэйбл оффис", купленная ИТТ, также поставляет информацию Берлину. В "Компаниа унион телефоника" работает Руис де Беренбрух, который заявляет себя антинацистом, однако ночи он проводит в германском посольстве, а затем отправляется в компанию, где имеет возможность подслушивать телефонные переговоры американцев и англичан со всем миром. В 1942 году в Мадриде была зафиксирована встреча вице-президента ИТТ Кеннета Стоктона с послом рейха в Мадриде и двумя представителями Геринга. Эта информация государственного департамента была тщательно перепроверена и подтвердилась полностью. В том же году представитель полковника Бэна, некий Грюн, посетил Швейцарию, где встретился с одним из высших чинов СС доктором Вестриком, принужденным в свое время покинуть США, поскольку был изобличен как нацистский агент. Во время этой встречи Грюн подготовил для доктора Вестрика торговую сделку, в результате которой Геринг получил необходимые для его "люфтваффе" цинк и Меркурий, категорически запрещенные к продаже не только странам "оси", но даже нейтральным странам. (Эти стратегические товары были затем переданы для нужд авиаконцерна "Фокке-Вульф", возглавляемого эсэсовцем доктором Танком.) Все это дает основание передать материалы об антиамериканской деятельности полковника Бэна, возглавляющего ИТТ, в соответствующее подразделение ФБР для начала постоянной р а б о т ы по этому преступному концерну". ...Прочитав документ, сфотографированный людьми начальника службы безопасности концерна Грюна, полковник Бэн долго сидел в задумчивости, положив тяжелые кулаки на стеклянную полированную поверхность своего громадного - красного дерева - стола, потом усмехнулся чему-то и спросил: - Что, страшно, Грюн? - Ну, не то, чтобы страшно, - ответил тот (щупленький, близорукий, плешивый, он никак не походил на тот стереотип разведчика, который начал создавать Голливуд), - но думать есть о чем. - А я чем занимаюсь? Полировкой яиц? - раздраженно заметил Бэн. - Получается? - усмехнулся Грюн. - Научите. - Я ничему не учу бесплатно. Давайте взятку. Или приобретайте лицензию. Первое - дешевле, второе - дороже и ненадежней. Налейте-ка нам по глотку виски. Выпив, Бэн поднялся, походил по кабинету, остановился возле громадного американского флага, установленного за его креслом, повернулся в профиль и сказал: - Пусть сделают хорошие снимки и распространят в прессе. Фас у меня дурной, а в профиль смотрюсь. Эта страна любит, когда о патриотизме говорят крикливо. Пойдем им навстречу. Потом он подошел к телефону и, сняв трубку, заметил: - Учитесь у меня делу, Грюн. Я люблю вас, поэтому учу бесплатно. Набрал номер телефона генерала Стонера, руководившего в Пентагоне подразделениями связи и оповещения. Девять лет назад Стонер работал в наблюдательном совете ИТТ, потом концерн делегировал его в Пентагон; там он стал его представителем; рекордно быстро получил генеральские погоны и пост, который позволял ему передавать Бэну самые выгодные заказы для армии. - Добрый день, генерал, - сказал Бэн. - Было бы очень славно, найди вы время поужинать со мною. Если завтра свободны, я берусь зарезервировать столик в ресторане, который вы мне сейчас назовете. Я бы выехал в Вашингтон первым поездом и в двенадцать готов встретить вас там, где скажете. Уговорились встретиться в двенадцать тридцать, за полчаса до ланча. Бэн опустил трубку, постоял у телефона в задумчивости, поинтересовался: - Вы не находите, что я худею, Грюн? - Чуть-чуть. - Рак? - Не кокетничайте. - Я говорю серьезно. У меня появились боли под ложечкой. - Значит, надо лечь на обследование. - А кто будет обедать с генералом Стонером? Вы? - Мог бы. Он дубина, мне с такими легко договариваться. - Ошибаетесь. Он не дубина. Он играет эту роль и делает это ловко. Поверьте, я знаю его восемь лет, в ИТТ он был совершенно другим, вас тогда еще не было, Грюн. А теперь обсудим второй вопрос: кому мне звонить - Вильяму Доновану, непосредственно в штаб-квартиру ОСС, или же Джону Фостеру Даллесу? - Конечно, Даллесу. - Почему так категорично? - Потому что Донован плохо относится к вам, он вам не верит, считает европейцем, а не американцем, и к тому же подозревает в конспиративных связях с нацистами. - Аллен Даллес связан с наци более тесно, чем я. - Он связан лишь с теми, кто так или иначе стоит в оппозиции к Гитлеру. Донован слепо ненавидит фюрера. Он не допускает мысли о контактах с теми, кто относится к Гитлеру иначе. И главное - у него нет никаких интересов ни в ИТТ, ни в рейхе. Бэн набрал телефон Даллеса; один из руководителей республиканской партии, он, тем не менее, чаще всего работал в своей адвокатской конторе "Саливэн энд Кромвэл" на Уолл-стрите. - Здравствуйте, полковник, - пророкотал Даллес своим сильным, хорошо поставленным голосом, - рад слышать вас, что нового? - Как говорят, все новое - хорошо забытое старое. А что мы все позабывали? Дружество! Когда сможете найти для меня время? - Хотите поручить мне судебный процесс против врагов? - хохотнул Даллес. - Это будет дорого стоить, у вас сильные противники. - Можете назвать их поименно? - Поскольку по условиям военного времени нас могут подслушивать, и это не есть нарушение конституции, лучше бы сделать это при встрече. - Назначайте время. - Давайте завтра пообедаем. - Идеально было бы сегодня поужинать, завтра я занят. - К сожалению, у меня сегодня вечером встреча с людьми из Швеции. Впрочем, я бы смог освободиться, скажем, в пять. До шести я в вашем распоряжении. - Спасибо, Джон. В пять я буду у вас. Или встретимся на нейтральной почве? - Имеете в виду Швейцарию? - снова усмехнулся Даллес. - Мы не успеем туда добраться к пяти. ...Выслушав полковника, Даллес ответил не сразу; помолчав, сказал задумчиво: - Заманчиво, бесспорно заманчиво. Вы обговаривали это предложение с Донованом? - Нет. - Почему? - Потому что сначала я решил обговорить его с вами. - А с государственным департаментом? - Ах, Джон, это невозможно! Вы же прекрасно знаете, в чем сокрыта трагедия нашей административной машины... - В чем же? - улыбчиво поинтересовался Даллес. - Ладно, я - проклятый воротила, акула бизнеса и так далее, а вы - соловей, все верно, легко заткнете меня за пояс, если нам случится соревноваться в красноречии, но в вопросах стратегии д е л а не тягайтесь со мной, положу на лопатки... Что получает чиновник государственного департамента от удачи той или иной внешнеполитической акции? Хрен в сумку, ноль. А я получаю. Вы как адвокат тоже. Если бы им платили с выгоды, если бы они хоть в малости были заинтересованы в результате своего труда, тогда бы я мог с ними говорить. А при нынешнем положении вещей это бесполезная затея, меня тамошние мыши не поймут. - Хорошо, отложим контакты с государственным департаментом до лучших времен. Пентагон? - Там все в порядке. - Военная разведка вас поддержит? - Да. - Как я понимаю, этот вопрос вы еще до конца не обговорили? - До конца - нет. - Когда решится? - Завтра. - Прекрасно. Я найду возможность связаться с Алленом. Если вы заручитесь поддержкой Пентагона, его интерес к доктору Вестрику будет вполне оправдан. Но... - Даллес полез за сигарой, заботливо обрезал ее, но раскуривать не стал. - Очень существенное "но", полковник. Вестрик должен приехать к Аллену не с пустыми руками. Как вы сможете изложить вашему компаньону свой дерзкий план? Закажете разговор с Берлином? "Подумайте, дорогой Вестрик, как будет прекрасно, если вы уговорите Геринга стать агентом Аллена Даллеса?" Бэн засмеялся: - Сюжет можно продать Хичкоку, отчаянно веселая комедия... О Вестрике не беспокойтесь, он приедет к Аллену не с пустыми руками. И я вернусь к вам в Нью-Йорк с полными руками. В пятницу я готов подробно рассказать и про Вестрика, и про Пентагон, дело за вами. В тот же день Грюн вылетел в Буэнос-Айрес, к Арнолду, генеральному представителю ИТТ в Аргентине. Наутро тот устроил Грюну телефонный разговор с Вестриком (был использован шифр, которым компаньоны обменялись за два дня перед катастрофой на Перл-Харборе): "Полковник Бэн просит доктора Вестрика найти возможность приехать в Швейцарию и посетить в Берне мистера Даллеса для того, чтобы обговорить с ним возможность постоянных контактов. Вопросы, которые надлежит обсудить, касаются интересов ИТТ в рейхе и тех странах Европы, которые ныне стали частью Германии. При этом дальнейшее развитие предприятий ИТТ в рейхе гарантирует поддержку мистером Даллесом тех пр

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования