Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Андрей Таманцев. Псы господни -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -
в Таджикистане. -- Да, мы тесним противников во всех областях, партия исламского возрождения скоро будет главной в этой стране. -- Пора создавать сильные отряды. Бен Ладен окажет помощь в подготовке полевых командиров. Не правда ли, Возех? Возех, который прошел полугодовую подготовку в Пакистане, охотно закивал: -- Прекрасная учебная база. Мужчина становится там воином. -- Мы думаем об этом, Али Амир, -- важно заявил Гузар. -- Но отряды -- дорогое удовольствие. -- Это не удовольствие, а необходимость. Даже если вы возьмете в конечном результате под контроль регулярную армию, ваши элитные отряды боевиков останутся главной силой в городе. -- Спецназ своего рода, -- поддакнул социальный министр. -- Совершенно верно. -- Сейчас мы видим нашу главную задачу в том, чтобы занять ведущие роли в коалиционном правительстве. Лагерь оппозиции до сих пор был расколот на демократов и исламистов. Но все меняется, мы становимся единственной альтернативой, и Рахмонову приходится постоянно считаться с нами. -- Демократы перебегают к нам толпами, -- гордо сказал Урсун. -- Особенно после того, как некоторым прострелили их пустые головы, -- жестко заметил Возех. -- Хватит церемониться. -- Газават -- это война, и в сердце воина не должно быть жалости ни к врагу, ни к тому, кто трусливо мешает сражаться, потому что воин газавата сражается за Аллаха, -- нравоучительно заметил Али. После обильного ужина и долгих разговоров вокруг да около, где собеседники на все лады состязались друг перед другом в верности истинной вере и преданности идее священной войны, -- после всего, что обязательно предшествует деловому разговору в Средней Азии, Али Амир перешел к тем вопросам, ради которых он и появился в Душанбе. -- Ты все еще водишь караваны по горным тропам, Возех? -- спросил он. Это был традиционный способ: опий-сырец и экстрагированная индийская конопля небольшими партиями на спинах носильщиков или на вьючных животных доставлялись из Афганистана к тайным складам в горах. Когда собиралась изрядная партия, Возех грузил ее на автомобиль и сопровождал к тайным фабрикам или напрямую отдавал оптовым покупателям. Процесс был трудоемкий и достаточно опасный. Слишком многие были заинтересованы в том, чтобы перехватить ценный груз. -- Все так же, Али Амир, -- ответил Возех. -- И ни разу не обошлось без стрельбы. Непримиримая оппозиция на севере сторожит нас по всем перевалам. Но Аллах пока милует нас, товар я еще не терял. Али покивал головой. -- Трудная работа. Но я передавал вам с друзьями, что есть более простые способы. Например, наши братья из Узбекистана отправляют самолет "Руслан" и не рискуют в дороге. Вы готовы принять мой караван? Гузару предстояло сказать неприятную новость: -- Мы благодарны тебе, Али Амир, за твое щедрое предложение. Мы готовы участвовать в нашем общем деле. Я лично с®ездил в Кзыл-Орду и говорил с военными летчиками из Байконура, имена которых ты великодушно сообщил нам. Наш караван будет отправлен в Москву, как только ты этого захочешь. К нашему огорчению, трудности появились в самой Москве. -- Что такое? Вы говорили, что с московскими людьми у вас налаженные контакты, вы говорили о надежной группе некоего Спицы. -- Али Амир Захиру новость сильно не понравилась. -- Наши друзья и партнеры в столице России подверглись нападению как раз в тот день, когда мои люди приехали договариваться о нашем караване. Они все уничтожены в один вечер. Это были наши друзья. -- Сочувствую вашему горю, -- холодно произнес Али Амир. -- Но вы не выполняете ваших обязательств. -- Нападение произошло всего несколько дней назад. Это большая неожиданность, и мы еще не знаем, кто его совершил. Все это поправимо, но потребует некоторого времени. Мы найдем новых людей или наладим контакты с теми, кто остался жив. -- Или с теми, кто их сменил в деле? -- предположил Али Амир. Гузар предпочел вежливо согласиться, хотя эта мысль ни разу не приходила ему в голову. -- Мы найдем для вас надежного покупателя, -- заверил он. -- Я не тороплю вас, -- сказал Али Амир. -- У нас достаточно времени. -- И тут же поставил вежливый, но оттого не менее жесткий ультиматум. -- Большой караван придет недели через две, не раньше. -- Надеюсь, это время ты погостишь в моем доме, -- учтиво предположил Гузар. -- Если позволят обстоятельства, то с радостью, -- согласился Али Амир. * * * ...Работа группы Пастухова начала приносить первые плоды. Каждую ночь Муха и Боцман отправлялись, чтобы извлечь из стены дома Гузара очередные кассеты с многочасовой записью разговоров. Магнитофон начинал работать только в том случае, если чувствительные микрофоны фиксировали звук человеческого голоса, но он не сортировал разговоры по важности, и потому на кассеты попадала перебранка женщин, убиравших дом в отсутствие мужчин на их половине, и даже работу телевизора. Одну из главных трудностей представлял собой языковой барьер. К сожалению, даже самые важные записи не могли ничего сообщить ни одному члену группы, потому что разговоры в доме исламиста-таджика велись на таджикском языке. Приходилось передавать кассеты неведомому резиденту через ту же туристическую фирму, что предоставила машину и оружие. Через день-два расшифрованные переводы наиболее важных разговоров возвращались по тому же каналу Пастуху. Фотографирование дома позволило идентифицировать Возеха, которого сумел опознать Пастух, видевший его у казино "Авокадо". Проследить его передвижения по городу было не слишком сложно. Хорошо заметный джип "чероки" раскатывал по городу, неся в себе Возеха с боевиками его отряда, всегда готовыми к схватке. Именно с Возехом, по мнению группы, стоило инициировать контакт, поскольку он впрямую занимался доставкой и продажей опиума в Москве. Пастухов к тому времени в достаточной степени уяснил ситуацию в доме Гузара. Раз в два дня он связывался с Голубковым и, пользуясь кодом, коротко докладывал обо всем. Настал день, когда прослушивание показало, что в доме лидера исламской оппозиции появился важный гость -- Али Амир Захир. Пора было переходить к активным действиям. К Возеху Пастухов и Док обратились, не мудрствуя понапрасну. В то время когда он разговаривал с кем-то за столиком в чайхане, они передали через официанта записку: "Ребята из Москвы хотят поговорить с Возехом". Они спокойно сидели за чаем, пока к ним не подошел один из людей, окружавших своего командира. -- Откуда знаете Возеха? Кто такие? -- спросил он. И получил незамысловатый ответ, что они слышали о нем от авторитетных людей, например от покойного Спицы, Бороды и остальных, а потому хотели бы завязать личные отношения. За тем и приехали. Парень отошел назад, поговорил с командиром и вернулся. -- Что хотите? -- Товар. -- Сколько? -- Для начала -- на пять тысяч. Посланец снова отошел, посовещался, снова вернулся. -- Подождите здесь, если деньги с собой. За вами приедут. Через полчаса на площади появилось такси, шофер которого подошел к их столику -- видно, узнал по описанию. Он не говорил по-русски, просто повез их на окраину города и крутился там по улочкам, пока не выехал к заброшенному заводику. За забором стоял джип Возеха. Самого хозяина не было видно. Работали Пастух с Доком абсолютно без прикрытия, поэтому некоторый риск оставался: в любой момент они могли попасть под неожиданный огонь. Все оказалось проще: на капот были выложены два пакета с желтоватым содержимым, от них потребовали рядом положить деньги. Пастух пожал плечами и положил рядом стандартную пачку стодолларовых банкнот в банковской упаковке. Док с незажженной сигаретой в зубах шпателем проткнул пакет, извлек на его конце крупицу содержимого и опустил в пробирку, которую достал из кармана. Подождал реакции. Убедившись в том, что реакция не соответствует продукту, он надорвал пакеты и демонстративно высыпал их содержимое на землю. Туркмены, молча ухмыляясь, достали оружие, один из них забрал с капота деньги. Не возражая и не говоря ни слова, Док вынул из губ сигарету, сломал ее в пальцах и бросил на капот, затем оба гостя повернулись к боевикам спиной и крепко зажмурились. Сломанная "сигарета" с ампулой внутри полыхнула ярчайшим пламенем. Даже при закрытых веках этой вспышки хватало, чтобы вывести человека на несколько минут из строя. Поэтому, когда Док и Пастух повернулись снова к бойцам Возеха, те лежали вокруг машины без сознания. Док вернул свои деньги, а Пастухов затолкал на заднее сиденье машины водителя такси. Когда они вернулись на площадь, с которой началось путешествие, тот все еще не мог проморгаться. -- Для первого знакомства -- неплохо, -- было решено на вечернем совете. Собрав воедино сведения об Алексее Дудчике, полученные наблюдением, сделали вывод о том, что его основной связью с авторитетной верхушкой города является контакт с заместителем министра Довлатом Худайбердыевым. Через Худайбердыева проще всего выйти на Гузара и его окружение. На этот раз на встречу пошел Пастух. Он постучал утром в дверь номера Дудчика и, войдя, без приглашения сел за стол. -- Чем обязан? -- хмуро спросил Алексей, не успевший одеться. Пастух выложил на стол три банкноты. Триста долларов были большим гонораром для этого города. -- Довлат Худайбердыев, безусловно, знаком с Гузаром. А с Возехом? -- спросил Пастух. Вопрос почему-то очень не понравился Дудчику, но он молча кивнул. -- А вы сами? Дудчик смолчал. -- Ну что ж, пусть Худайбердыев, если вы не хотите, передаст этому человеку, что меня с ним -- Возехом -- познакомил Спица в казино "Авокадо". И еще: Пастухов знает о проблемах Возеха и его друзей. Пусть приходит поговорить, мой номер комнаты вы знаете. Это все. Пастух выжидательною посмотрел на похмельного майора Дудчика. Тот снова кивнул. Нейл Янг все еще не подавал признаков жизни, а майора Дудчика тем временем какие-то крупные московские дельцы покупали за оскорбительно мизерную сумму. Глава шестая. Поворот "кругом марш" Пакет, который пришел с дипломатической почтой из России, лег через два дня на стол полковника Вилли Диксона, руководителя русского отдела службы внешней разведки МИ-6, в ведении которого все еще находились по традиции и страны распавшегося СССР. Однако в последнее время назревали перемены, так как южные республики бывшей Страны Советов уже следовало рассматривать скорее в контексте среднеазиатских проблем. Однако Таджикистан, на территории которого находились российские войска и где несли службу русские пограничники, оставался в ведении Вилли Диксона. Только для руководства Допуск по форме А-3 Руководителю русского отдела полковнику Уильяму Диксону Специальный агент Нейл Янг ДОНЕСЕНИЕ Довожу до вашего сведения, что 11 августа сего года на контакт со мной вышел "инициативник" с предложением продать некие секретные документы. 14 августа я провел с ним конфиденциальную встречу. Данное лицо является офицером российской 206-й МСД, дислоцированной в Таджикистане. Майор Алексей Петрович Дудчик -- пресс-секретарь российского контингента, активно участвует в местной политической жизни, частично поддерживая демократическую оппозицию. Им были предоставлены как образец 12 документов, касающихся управления стратегическими ядерными силами России (см. Приложение), а также список документов, которые предлагаются для продажи. Дудчик представился посредником некоего лица, владеющего этой информацией, и изложил требования: двести тысяч долларов аванса наличными и три миллиона окончательного расчета, которые должны быть переведены в один из банков, обеспечивающих конфиденциальность клиента. Предоставленные им документы являются компьютерными распечатками, не содержащими никаких реквизитов организаций (печатей или факсимиле), что позволяет судить об их подлинности только по содержанию. Общий список предлагаемых документов представляет собой практически всеоб®емлющую базу данных по составу, дислокации, боевому управлению, целям и мерам защиты Ракетных войск стратегического назначения России (восстановленный по памяти список прилагается). Направляю вам данные документы для проверки на достоверность информации. По моему мнению, данный контакт является грубой провокацией местной российской контрразведки, что вытекает из небрежности в подготовке образцов документов, несоразмерности цены и масштаба предлагаемой информации, отказа об®яснить ее происхождение и источники. Такая провокация может быть инициирована с целью удалить меня из Таджикистана. Возможности игры с русской контрразведкой в этом случае или вербовку майора Алексея Дудчика оцениваю как бесперспективные. Нейл Янг. Вилли Диксон пролистал небрежно распечатанные на плохой бумаге документы. С таким же успехом Нейл мог повесить их в собственном сортире. Через его коридор проходят десятки тонн наркотиков, вокруг практически идет гражданская война, а он тратит свое внимание и время начальства на глупости местных Бондов дивизионного масштаба. Диксон поставил на документах свое резюме: "Отправить в отдел стратегических исследований для проверки на достоверность информации". Пусть лучше морочат себе голову эти теоретики мирового масштаба. * * * Алексею Дудчику было совершенно невдомек, так же как его старшему брату, что во всех без исключения разведках мира бытует подозрительное и презрительное отношение к так называемым "инициативникам" -- добровольным шпионам, которые на свой страх и риск собирают разведывательную информацию, а потом рыщут, не зная, кому бы ее продать. Их фантазия питается глупыми фильмами и дурацкими книжками про шпионов, которые сорят деньгами и палят из бесшумных "магнумов" сорок пятого калибра. Поэтому эти люди задирают немыслимые цены, ставят невыполнимые условия, они неоправданно рискуют в одних случаях и отчаянно трусят в других. Они не нужны разведке, которая сама выбирает свои цели и тогда уж прилагает все усилия, чтобы убедить, купить или запугать человека, обладающего необходимой информацией. Агенты-зарубежники и дипломаты, повидавшие на своем веку десятки "инициативников", терпеть их не могут. Во-первых, они чаще всего просто являются в посольство, или звонят, или используют любую другую подвернувшуюся возможность, чтобы выйти на контакт, -- и все это без малейшего понятия об элементарных правилах конспирации. Поэтому уже изначально есть процентов пятьдесят риска, что контрразведка засекла этого горе-шпиона на этапе первого контакта. Получив отпор в одном месте, "инициативник" идет во второе и третье, лавинообразно увеличивая риск. Для дипломатических работников и разведчиков все это кончается об®явлением их персоной нон-грата и высылкой из страны. Во-вторых, сотрудники местных спецслужб сознательно запускают таких провокаторов, чтобы скомпрометировать того или иного иностранца и получить галочку в своем послужном списке. Кроме того, провокаторы засылаются и из соображений превентивных: на одного настоящего "инициативника" приходится один засланный, и это затрудняет работу чужой разведки. В-третьих, "инициативник" может быть исключительно тщательно подготовленным агентом, которого почти невозможно разоблачить, который, как Голицын или Пеньковский, будет двадцать лет морочить головы, причем так никогда и не удастся до конца выяснить, кто он -- истинный перебежчик или дезинформатор. Еще хуже, если факт дезинформации обнаружится через год или через пять, -- результатом будет крах собственной карьеры. Зачастую "инициативник" попадает в поле зрения контрразведки своей страны еще на стадии сбора материалов, и тогда он сам свято верит в истинность "дезы", которую ему подсунули изощренные во лжи спецслужбы. В-четвертых, они тащат не то, что нужно, или вообще то, что не нужно никому. Половина из них пытается поделиться секретами, о которых можно было прочитать в открытой западной прессе еще лет десять назад, но которые все еще проходят под грифом "секретно" в их родной стране. Другие пытаются выдать за секреты такие фантазии собственного производства, которые лучше нести в издательство, занимающееся выпуском книг научной фантастики. В-пятых... Одним словом, "инициативник" -- существо опасное для карьеры и неудобное в работе. Более того, он существо жадное, поскольку обычно хочет денег, и презираемое, как всякий добровольный предатель. И все-таки с ними приходится работать, потому что в любом грязном песке нет-нет да и мелькают крупицы чистого золота, когда почти без труда и расходов приобретаются новые технологии или важные сведения, когда новенький сверхсекретный МиГ сам собой садится на японский аэродром, оставшись незамеченным для всех защитных систем ПВО. Все это никак себе не представляли ни Алексей, ни Виталий Дудчики. Они знали, что владеют информацией огромной ценности, что она крайне необходима покупателю, и не могли понять, почему этот потенциальный покупатель хотя бы не посмотрит на товар. Поэтому Алексей день за днем нетерпеливо ожидал известий от своей английской надежды на светлое будущее. А тем временем Нейл Янг сторонился его, холодно здоровался при встрече и не давал никакой возможности задать самый короткий вопрос. Когда терпение кончилось, Алексей просто позвонил из автомата в английское представительство и назначил Нейлу Янгу встречу в кафе "Лейли и Меджнун". По его голосу Нейл понял, что нужно либо обрывать контакт, либо соглашаться на встречу. Поскольку ответа о достоверности документов из Лондона все еще не было, он решил встретиться с нетерпеливым шпионом-"инициативником" и успокоить его нервы. * * * В этот день Дудчика "водил" по городу Мирзо Кудимов, привычно фиксируя его контакты и тяготясь рутиной наружного наблюдения. Обычно ему не приходилось заниматься столь примитивной работой, но его начальник Кодир Савдо -- второй заместитель министра внутренних дел -- предупредил, что контакт русского офицера и английского шпиона может представлять значительный интерес. Поэтому Кудимов отнесся к делу со всей серьезностью. Была и еще одна причина интереса: поскольку дело касалось российского офицера, то оно затрагивало и российскую ФСБ. А Мирзо Кудимов был давним и результативным агентом этой уважаемой организации. Таким образом, в данном случае он работал "на две ставки", что было попросту выгодно -- как из соображений оплаты, так и из соображений карьеры. Его подопечный сел на открытой террасе под зонтик и заказал кофе и сто граммов. Мирзо же зашел внутрь кафе, где было прохладней, и наблюдал за Дудчиком, почитывая газету. Увидев, что к подопечному подсаживается Нейл Янг, он разом утратил интерес к содержанию газеты. Это была именно та встреча, которая интересовала замминистра, да и его самого. Взгляд его упал на стоявшую перед Дудчиком пепельницу, которую майор успел уже набить окурками. Мирзо подозвал офици

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования