Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Андрей Таманцев. Псы господни -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -
ы будете готовиться к приемке первой партии товара. Такие идеи дон Карлеоне называл "предложениями, от которых нельзя отказаться". Пастухов задумался, хотя мысли его текли совсем в другом направлении, нежели предполагало большинство из присутствующих. -- А в Москве нас встретят бандиты из друзей Спицы? -- подал голос сориентировавшийся Док. -- Или ФСБ? -- Это очень хорошее предложение, -- согласился Пастухов. -- Но и оно не дает нам полной уверенности в ваших намерениях. -- Ну что ж, -- сказал Али Амир и довольно неожиданно для присутствующих положил деньги перед Алексеем Дудчиком; во взгляде майора прорезалась затравленность. -- Этот человек спас тебе жизнь, а потому я отдаю тебе деньги, которые обещал за сотрудничество. Ведь ты хотел именно столько. -- Али Амир имел в виду сумму в двести тысяч долларов, которую Дудчик назвал в качестве запрошенного у англичан аванса. -- Мы всегда держим слово, будь то разговор о смерти или о деньгах. -- Неплохой заработок, -- усмехнулся Пастух. -- А я ему только триста дал за небольшую услугу. -- Ему придется делиться, -- заметил Амир, -- но и шестьдесят шесть тысяч -- неплохая компенсация за тот неприятный час, который он провел сегодня. Этот человек плохо выбирает партнеров, -- назидательно произнес Амир и неторопливо продолжил мысль: -- А что бы вы сказали на такое предложение: мы соберем в короткое время партию товара. Далее мы отправляемся вместе, проверяем систему доставки самолетом и затем убеждаемся на деле, что вы справляетесь с реализацией товара в Москве? -- Рискованно, -- сказал Док. -- Я не заметил, чтобы вы были робкими людьми. Такие в нашем деле долго не держатся. Об®ясняется же моя спешка тем, что большой караван на подходе, и поэтому время играет в моих расчетах весьма значительную роль. Пастух решил спросить о наиболее важной тайне этого пути: -- Где находится наш аэродром? -- Это значит, что вы согласны? Короткая пауза. -- Видимо, да. -- Это короткое "да" и было главным решением Пастуха. -- Это Байконур. -- То есть самолеты военные? -- Марки "Руслан". -- Звучит весьма перспективно, если договор с военными существует. Почти ошеломленный таким быстрым развитием событий, Гузар вставил слово: -- С военными существует твердый договор. Они же заберут караван с половины дороги на вертолете. Это сократит путь еще вдвое. Пришли к единому мнению, что с таджикской стороны будут взяты с собой пять человек Возеха. Этого требовала прежде всего безопасность груза в дороге. -- Надеюсь, вы понимаете, что операция должна начинаться немедленно и при полном взаимном контроле? -- сказал Али Амир. -- Мы можем больше не возвращаться в гостиницу, -- согласился Пастух. -- Нам нужно несколько часов, чтобы собраться в дорогу и завершить одно неприятное дело. -- Что вы имеете в виду? -- обеспокоился Пастухов. -- Это не имеет отношения к нашей совместной операции, -- успокоил его Амир. -- Надо произвести перед от®ездом уборку на местности. Я сам и уважаемый Гузар все время до от®езда будем оставаться с вами, так что для вас -- никакого риска. Пастух пожал плечами: он не находил предлога интересоваться делами, которые напрямую не касались его легенды. Али Амир перешел на таджикский язык: -- Кто знает о контакте Дудчика с англичанином? -- спросил Али, обращаясь к Худайбердыеву, который сейчас напоминал каменное изваяние. Статуя ожила: -- Только заместитель министра внутренних дел, я и его оперативник. -- Какой оперативник? -- Мирзо Кудимов. Али вопросительно глянул на Гузара. -- Кудимова я не знаю, это какая-то мелочь, -- ответил Гузар безо всякого энтузиазма. -- А Кодир Савдо -- человек из демократической оппозиции. Довлат имеет на него большое влияние, у него и спросите. Али снова перевел взгляд на Худайбердыева: -- Он вместе с вами? Он переходит на сторону движения воинов ислама или нет? -- Он мой друг, и я надеюсь убедить его в правильности нашего пути. Довлат вовсе не был уверен, удастся ли ему повлиять на Кодира в такой степени. -- К сожалению, обстоятельства сложились так, что у нас нет времени на уговоры. Ему придется решать все и сразу. До полудня мы должны завершить чистку здесь и подготовиться к операции, -- предупредил Али своего помощника Возеха. -- Сейчас ты отправишься вместе с Худайбердыевым на встречу с замминистра. Довлат позвонит и под любым предлогом добьется, чтобы Кодир согласился прийти сам и привел с собой этого Кудимова. Вам придется поставить перед ним выбор. -- А Кудимов? -- спросил Возех. -- Убрать. Али Амир протянул Худайбердыеву телефон. * * * Кодир предложил встретиться на одной из конспиративных квартир, которые использовались агентами для работы с информаторами, как только услышал, что у Довлата Худайбердыева есть сведения о материалах, которые Дудчик предлагает на продажу. Кодир же заехал за Кудимовым домой и привез его с собой. Возех и Довлат наблюдали из джипа, как эта пара скрылась в под®езде. Тогда они последовали туда сами. Дверь открыл, заглянув в глазок, Мирзо Кудимов, и в лоб ему уперлось дуло пистолета Возеха. Боевик втолкнул его вовнутрь и провел в комнату, где заставил стать к стене и самого замминистра. Затем он быстро обыскал оперативника и из®ял у него оружие. -- Кодир, я не стану вас разоружать, надеясь на вашу сдержанность, -- вежливо сказал Возех. -- Что это значит? -- спросил Кодир Савдо, усаживаясь в кресло. Кудимова боевик заставил лечь на пол и широко раздвинуть руки и ноги. -- Нам надо срочно поговорить на серьезную тему, -- начал Худайбердыев. -- Ты решил переметнуться на другую сторону? -- сразу расставил акценты Кодир. -- Я позвал тебя, чтобы сообщить новости о предложении Дудчика, -- отозвался Довлат. -- С интересом послушаю, что же раскопал этот Алексей. Возех об®яснил: -- Сведения о составе и управлении РВСН. Целая гора материала. -- Откуда у него? -- Это знает только покупатель, -- ответил Худайбердыев. -- И кто же покупатель? -- терпеливо спрашивал Кодир, сидя под дулом пистолета, хоть оно и было направлено в пол. -- Нейл Янг? -- Нет, Кодир, ситуация радикально изменилась, -- со значением сказал Довлат. -- Я вижу, -- не преминул вставить тот. -- Главный покупатель -- господин Бен Ладен. Оказав ему помощь, мы можем рассчитывать на существенную поддержку. -- "Мы"? -- выделил это слово Кодир. -- Ты с исламистами, ты уже воин газавата, ты сотрудничаешь с международным террористом? -- Будь реалистом, Кодир. Это наш шанс. Кодир закурил сигарету, и по комнате потек сладковатый запах анаши, смешанной с табаком. Никто не мешал ему размышлять. -- Я так понимаю, что это ультиматум? -- произнес он, и ему не ответили. -- С уходом Худайбердыева из демократического лагеря он практически перестанет существовать. Он и сейчас только воздушный шар. Так что ты прав, Довлат, осталось выбирать: уходить из политики или примыкать ко второй ветви оппозиции. Пока туда зовут... -- добавил он. Еще несколько сладких затяжек. -- Вы всерьез надеетесь разыграть эту карту со стратегическими играми? -- Не думаю, Кодир, -- рассудил Довлат. -- Это дело Бен Ладена. Но взамен мы получим кое-что существенное, и это поможет нам прийти к власти. -- Надеетесь создать своего рода "третий клан"? Или коалицию исламского толка? Не очень я в это верю. -- Пауза. -- Ладно! Что требуется лично от меня? -- Мы вернемся к Азиму Гузару и там обсудим наши планы, -- сказал Возех. -- Но вначале я должен убедиться в вашей лояльности. Встаньте ко мне спиной, оба. -- Скомандовал он, дирижируя пистолетом. Довлат и Кодир повернулись лицом к окну. Под их ногами лежал лицом вниз Мирзо Кудимов. За пыльными стеклами разгорался рассвет. Возех наклонился, положил на пол пистолет, из®ятый у Кудимова, и подтолкнул его вперед: -- Сначала ты, Довлат. Подними пистолет и докажи, что ты стал воином ислама и готов подтвердить это кровью. Если ты не хочешь пролить кровь врага, я пролью твою собственную. Худайбердыев медленно наклонился и поднял оружие. "Теперь я знаю, как становятся палачом, -- подумал он. -- Это бывает очень просто". Бывший демократический журналист вскинул руку и выстрелил в голову лежащему перед ним человеку. Он так же медленно положил ПМ на журнальный столик и на негнущихся ногах подошел к креслу, сел в него. -- Быстрей, Кодир, выстрел громкий, соседи вызовут милицию. Стреляй, и поехали. -- Возех был доволен, он от души уважал этих двоих людей, и теперь они были в одном лагере с ним. -- Все равно он уже холодный. Из-под головы Кудимова расползались в стороны ручейки крови. Кодир по-деловому быстро взял горячий пистолет левой рукой, переложил в правую и из-под руки выстрелил себе за спину. Пуля, попавшая Возеху в левое подреберье, выбросила его в коридор. Боевик ударился о стену и свалился на пол, заместитель министра мгновенно развернулся и произвел еще один выстрел, снова попав в грудь. Тело вздрогнуло. Худайбердыев смотрел на своего друга широко раскрыв глаза. Кодир Савдо с белыми от ненависти зрачками разрядил ему в грудь остаток обоймы. -- Тварь! -- это была эпитафия бывшему другу и руководителю, которому он верил как себе все последние годы. -- Зря, -- услышал он за спиной. -- Надо контрольный выстрел делать в голову и не забывать о бронежилетах. У меня теперь две недели синяки не сойдут... Возех в разорванной выстрелами рубахе стоял в коридоре и целился Кодиру в лоб. Уходя из-под выстрела, Кодир моментально отшатнулся в сторону, в другую и бросился в окно, укрыв локтями голову. Прозвучало два выстрела, звон стекла, тяжелое в утренней тишине падение тела на сухую землю... Возех вложил второй пистолет в руку Худайбердыева, поднял с пола две лишние гильзы, пули от которых застряли в его бронежилете. Теперь все в порядке: в руке замминистра внутренних дел остался пистолет, из которого убит его сотрудник Мирзо Кудимов и соратник по партии Довлат Худайбердыев. В свою очередь Худайбердыев держит оружие, выстрелы из которого выбросили Кодира Савдо из окна. Ничего удивительного -- кинжальная перестрелка. Возех спустился по лестнице, вышел налево из под®езда и пошел под окнами. Минуя тело бывшего замминистра, он убедился, что обе пули попали в цель. Его беспокоило только то, что его джип был слишком заметной машиной в полумиллионном городе Душанбе. Но господин Бен Ладен наказал ему действовать без оглядки... Глава седьмая. Работа над ошибками Джон Зелински считал себя британцем во втором поколении, его родители были поляками из Львова, которых их родители вывозили в Англию сразу после войны с Советами. Он с детства говорил по-польски и с интересом отнесся к перспективе поработать в Восточной Европе, почти на родине. С не меньшим интересом он согласился сотрудничать с разведкой, как требовала его горячая, склонная к авантюрам кровь. И вот он уже полгода топчет азиатскую пыль на этой окраине мира в Таджикистане, выполняя нудные обязанности наблюдателя ООН и бессмысленные задания резидента МИ-6 в этом невозможном Душанбе. Они с Нейлом Янгом сразу невзлюбили друг друга, а потому от скуки и неуюта отравляли друг другу жизнь, как могли. Нейл Янг, как резидент, к сожалению, мог больше. Сегодня Джон осматривал вместе с правительственной комиссией местный госпиталь, радуясь двум вещам: во-первых, собственному отличному здоровью, во-вторых, английскому гражданству, -- потому что эти две вещи надежно ограждали его от необходимости подвергаться лечению в столь ужасающем месте. Зелински не понимал, как можно держать больных людей в такой духоте, вони и грязи. Тем более что лекарств все равно нет, даже бинты персонал вынужден стирать и стерилизовать заново. Как можно выжить в таких условиях, он отказывался понимать. Тут и здоровый долго не протянет... Выйдя покурить за компанию с молоденькой докторшей в уютную зеленую беседку во дворе госпиталя, он все это высказал ей на ломаном русском. Если учесть, что круглолицая девушка была из таджикской семьи и русский не был ее родным языком, то разговор их волей-неволей напоминал о вавилонском столпотворении. Однако девушка была миловидной. Девушка возмущалась не меньше ооновца: -- Я в Петербурге училась. Там клиники не чета этой. А здесь просто прошлый век. Мы без вашей помощи вообще бы пропали. -- Мы понимаем, -- важно говорил Джон, как будто именно он распределял гуманитарную помощь. -- Но вы не подумайте. У нас хирурги есть такие, что и в Америке не помогут, а наши справятся. Вы бы видели, какое ранение недавно оперировали, я ассистировала доктору Головко. Весь затылок, -- она повернулась спиной и показала на своем симпатичном девичьем затылке, какая страшная была рана, -- весь был разворочен огнестрельным ранением. А доктор Головко стал оперировать все равно, потому что сердце еще билось. Джон с показным удивлением качал головой, любуясь девушкой. Она краснела, догадываясь об этом, и продолжала с еще большим воодушевлением: -- Никто не верил, что Кудимов выживет, а он выжил. Да! Может быть, уже скоро в себя придет. За ним день и ночь смотрят, и охранник в палате. -- Зачем? -- удивился Джон Зелински. -- Ну понимаете, в него же стреляли. Бандиты убить хотели. А если они узнают, что он жив, то могут прийти и добить. -- Что ж вы мне выдаете тайну? -- Вам можно. Вы же англичанин и с нашими бандитами лаваш есть не сядете. -- Давайте посмотрим на этого больного, вдруг ему станет лучше. Откроет глаза, а перед ним девушка. Логики в этих словах не было ни малейшей, но девушку интересовал высокий и красивый англичанин с белоснежными, как на плакате, зубами, поэтому Джон мог говорить все, что взбредет на ум. -- Нет, охранник не пустит. К нему только доктора пускают и медсестру, и министр приезжал смотреть. -- Тогда давайте хоть в окно на него взглянем. -- Ну, давайте. Девушка повела его к дальнему концу крыла и показала на окно. -- Вот это должно быть. Подсадите меня, я загляну. Джон с удовольствием обхватил ее бока и поднял вверх. Девушка запищала, но вырваться слишком не торопилась. -- Да, -- сказала она. -- Больной там. * * * Ночью Джон убедился, что больной Мирзо Кудимов лежит под капельницей, освещенный настольной лампой. На второй кровати прилег охранник в форме. Джон Зелински вынул из кармана небольшой прямоугольник из пластмассы с проводком и прикрепил его с краю на стекло. Проводок шел к миниатюрному передатчику, который совершенно скрылся в щели под подоконником. Джон вынул из кармана баллончик с краской, которую примерно подобрал по цвету к охре, покрывавшей раму больничного окна, и прыснул в угол, где был резонатор, что совершенно скрыло и его, и тонкий проводок. Джон вернулся в автомобиль и включил приемник: в салоне машины отчетливо раздалось храпение охранника, тихое затрудненное дыхание раненого и даже звук капель в сосуде на подставке. Зелински не был посвящен в большие шпионские тайны, но, безусловно, знал про убийство двух замминистров и офицера Мирзо Кудимова. Резидент потерял покой и сон из-за этих происшествий и гонял Зелински, как мальчишку. На третий день Зелински все-таки дождался своего часа: Мирзо начал бредить, а потом заговорил. Министр внутренних дел примчался, не дождавшись утра, и немедленно выгнал всех из палаты. -- Мирзо, -- ласково позвал он. В машине Джона Зелински начала мотаться лента магнитофона. -- Мирзо, ты слышишь, что я говорю? -- Да, -- послышался слабый голос. -- Ты узнаешь меня? -- Да, господин министр. -- Вот и хорошо. Тебе стало лучше, ты пришел в себя. Теперь я хочу совсем немного поговорить с тобой, чтобы не утомить. Молчание. -- Ты знаешь, кто в тебя стрелял? -- Я выживу? -- спросил больной. Министр понял, что с больным надо говорить немного серьезней, это все-таки не ребенок. -- Не знаю, но, по-моему, ты уже выжил. -- Меня добьют. -- Кто? -- Они обязательно добьют меня. -- О том, что ты выжил, никто не знает. Я об®явил, что ты убит, и не разрешил открывать гроб, потому что у тебя якобы обезображено выстрелом лицо. Так что тебя официально нет на свете. -- Все равно добьют. И если я буду молчать, все равно убьют. Министр убедился, что раненый находится в здравом рассудке. -- Кто это хочет сделать? -- настаивал он. -- Возех. -- Это он стрелял в тебя? -- Нет. -- А кто же? -- Худайбердыев. -- За что? -- Ему приказал Возех. -- Вот оно что. Но почему? -- Довлат продался. Это расписка кровью. -- Он убит, -- сообщил министр. -- Собаке... смерть... -- Похоже, его убил твой начальник -- Кодир. -- Он арестован? -- Он тоже убит. -- Ну, конечно, Возех... Почему он меня не добил? -- Ему, наверно, показалось, что контрольного выстрела не требуется. Это чудо, что ты остался жив. -- Они все продались Бен Ладену. Министр привстал на ноги, чтобы лучше слышать. -- Они забрали у Дудчика бумаги. Секретные... По РВСН... И отдали их Бен Ладену... -- Он что -- здесь? -- Удивленный министр готов был и в это поверить. -- Нет, не знаю. Гузар с ними... главный... -- А при чем во всей этой истории ты? Почему тебя пригласили? -- Хотели убить. -- За что? -- Я записал разговор между Дудчиком и англичанином. Дудчик ему секреты хотел продать. -- Ты сообщил Кодиру? -- Да. -- А он передал их Худайбердыеву? -- Не знаю. -- Понятно. Что-нибудь важное хочешь сказать? -- Сообщите моим родственникам, что я жив. Они выручат меня. Меня добьют. -- Не беспокойся. Я усилю охрану. Выздоравливай. -- И министр покинул палату. Молодой человек по имени Джон Зелински знал меньше его, но он, по долгу шпионской службы, достаточно хорошо ориентировался в политической раскладке Душанбе. Вес министра внутренних дел в среде исламского возрождения сегодня вечером, конечно, серьезно увеличится. Он проник в одну из серьезных тайн Гузара, к тому же имел свидетеля. Однако и само такое знание, и живой свидетель были опасны, и шансы Кудимова выжить свелись к нулю. По-настоящему его единственный шанс был в том, чтобы притвориться дураком, контуженым, умственно неполноценным. Тогда его вылечили бы и отдали родным. Все это быстро пронеслись в голове у начинающего шпиона. Но из всех рассуждений следовало только одно -- что времени у него очень и очень мало. В любую минуту в палату может войти, к примеру, медсестра с шприцем и вкатить пациенту в вену кубик воздуха, или охранник получит приказание, покинет палату, обойдет здание и выстрелит сквозь окно Кудимову в голову. И тогда пропадет золотой шанс Джона Зелински! Романтичная польская кровь немедленно взыграла, но подвигла Зелински к достаточно продуманным действиям. Он снял с ноги тонкий синтетический носок и натянул его на голову, потому что не собирался зачищать свидетелей. С пистолетом в одной руке и баллончиком в другой

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования