Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Андрей Таманцев. Псы господни -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -
боевика в переносицу. Мужчина завалился в песочницу, открыв на обозрение кобуру под мышкой, а Муха аккуратно поставил мотоцикл, разоружил боевика, надел на него наручники и к тому времени, когда Пастух и Артист начали спуск по стене, уже стоял с пистолетом на изготовку, чтобы контролировать окна. На тот случай, если из них кто-нибудь неожиданно высунется и попытается подстрелить его товарищей. Пастух и Артист еще раз переглянулись и, держа наготове пистолеты, разом пошли вниз по стене. Кинув взгляд в комнату через стекло, Артист спрыгнул на балкон и сразу открыл огонь на поражение по двум сидящим на кровати мужчинам. Они курили, глядя на лежащее в углу тело пожилой женщины. Боевики не успели ничего предпринять: выстрелы сшибли их на пол, как кегли. Артист отцепил от страховочного пояса карабин альпинистского шнура и бросился внутрь квартиры, где тоже началась стрельба. Обнаружив в большой комнате мужчину, курочившего зачем-то корпус компьютера, и определив, что это не Дудчик, Пастух выжидал какое-то время, решая, что предпринять. Решение пришло само, едва мужчина сделал движение, чтобы схватить со стола пистолет, услышав выстрелы Артистова "глока": не раздумывая больше, Пастух прострелил ему правое плечо. Тем временем Артист разбил ногой стекло и проник внутрь квартиры. Он не оглядывался направо, на кухонное окно, -- знал, что Муха его уже контролирует снизу. Нейл Янг, решивший в какой-то момент, что стопка спиртного ему не помешает, находился во время этого штурма на кухне. Услышав первый выстрел, он в первую очередь бросился к окну и отпрянул, схватив краем глаза незнакомую черную фигуру внизу, вытянувшую по направлению к нему руки. Стрелку внизу помешали два обстоятельства: скорость перемещения Янга -- голова его лишь на мгновение мелькнула за окном справа налево -- и неудобство стрельбы снизу вверх. Так что Янгу повезло: пуля, пущенная Мухой, прошла мимо и ударила в стену, обдав его штукатуркой. Нейл Янг слышал звон стекла в комнатах, понимая -- это идет штурм квартиры снаружи, через окна. И решил использовать свой последний, и очень ненадежный, шанс -- попробовать прорваться через двери на лестничную площадку. Нейл успел отодвинуть защелку замка, успел рвануть дверь на себя. Действия его за многие годы были доведены до автоматизма: едва дверь пошла, раскрывая дверной проем, он, ведя руку по плавной дуге снизу вверх, три раза выстрелил вслепую и тут же понял всю бессмысленность этих действий. Дверной проем был занавешен большой светлой рубахой Боцмана, которая надежно закрывала обзор. Док, вне всякой досягаемости для выстрелов, находился наискосок от двери и целился в нее, утвердив руки на перилах. А Боцман, голый по пояс, лежал на животе в коридоре соседней, оставшейся открытой квартиры, выставив руки вперед. Он только и ждал того дурня, который подставит ему под выстрел коленку или поднырнет под рубаху, чтобы поймать пулю головой. Слева уже выходил на огневой рубеж Артист, пробежавший через спальню. Поэтому Нейл Янг, склонный к мгновенным оперативным решениям, принял главное из них: он бросился плашмя на пол, выкинул из рук пистолет, который загремел на лестничной площадке, и крикнул: -- Сдаюсь! Не стреляйте! Разведчик есть разведчик: за мгновение, равное небольшой доле секунды, он успел оценить ситуацию и понять, что в тюрьму лучше попасть совершенно здоровым, а не инвалидом с простреленной ногой или печенью. Шансов выбраться у него не оставалось: обе комнаты, кухня и лестничная площадка контролировались профессионалами. Позже он признался, что больше всего его поразила рубаха в дверном проеме, зацепленная за верхний косяк, -- этот оригинальный прием он встретил впервые. Оставался у него, конечно, еще один выход, но мысль о самоубийстве была глубоко противна его религиозным убеждениям. Глава десятая. Пустышки Мирзо Кудимов ошибался, когда уверял Джона Зелински, что группа захвата ФСБ уже едет освобождать его. Правда, после разговора с ним полковник Мирзоев, оправившись от нового потрясения, действительно немедленно отправился к генералу, готовый лично возглавить и повести за собой группу выручки племянника. Но натолкнулся в генеральском кабинете на крайне настороженное отношение. Генерал приказал ему не отлучаться из его кабинета, а сам убежал к руководству, держа в руках клочок бумажки с адресом Мирзо Кудимова. Вскоре высокое начальство вызвало и самого полковника Мирзоева и заставило его повторить свое сообщение. Группа была немедленно выслана по указанному адресу, но пока что оперативники получили лишь задание перекрыть все подходы к дому -- всех впускать, никого не выпускать -- и, заняв квартиры сверху и снизу, обеспечить прослушивание явки. Такое решение об®яснялось двойственным положением ФСБ в этой операции. С одной стороны, руководитель рисковал головой, точнее, должностью за проколы, допущенные в этой операции, -- проворонили, опоздали и так далее. А потому было необходимо реабилитировать собственную службу. С другой стороны, решением человека с самого "верха" все оперативные материалы должны были немедленно сообщаться в глубоко законспирированное управление, о котором генерал ФСБ сам знал весьма немногое. Поспешный самостоятельный захват явки мог не дать желаемого результата -- а результатом мог считаться только Дудчик и его информация, -- и тогда снова возникала угроза лишиться должности. Из сообщения полковника Мирзоева следовало, что на операцию по захвату Дудчика убыла группа англичан. Значит, надо ждать. И они ждали, ничего пока не сообщая управлению. * * * Работа оперативного центра полковника Голубкова была закончена. Горячка спала, уставшие сотрудники отправлены по домам отдыхать. Генерал Нифонтов вместе с полковником только что провели первый допрос Нейла Янга. Как выразился генерал, "воспользовались правом первой ночи". В ближайшее время англичанина придется передать в соответствии с законом в ФСБ и СВР. В кабинете Голубкова снова сидели трое. -- Вечером мне снова быть в Кремле, -- почти пожаловался генерал. -- Вы, конечно, думаете: все-таки хорошо, что не с пустыми руками. Наша служба будет наверняка единственной, кто принесет, как на блюде, подарок в виде целой диверсионной группы. Причем взяли мы их на деле, связанном с предательством Дудчика. Опять-таки мы единственные, кто может определенно сказать, как сложилась картина преступления, какие силы захватили материалы и самого информатора. Нифонтов поднялся и прошелся через кабинет. -- Надо полагать, вы думаете о том, что мы определенно выглядим лучше других на фоне беспомощных действий СВР, ФСБ и МВД. Так? -- Нет, -- первым ответил как младший по званию Пастухов. -- Нет, -- ответил полковник Голубков. -- И правильно! Мы здесь занимаемся не карьерой, а делом. В управление набирались кадры по профессиональному одному-единственному признаку -- способности давать результат. И оценка нашей работы дается не в сравнении с другими ведомствами, а исключительно по способности к выполнению поставленной задачи. Задача же наша выглядит так: вернуть или уничтожить дискету с секретной информацией, задержать или уничтожить предателя Виталия Дудчика. Мы ее выполнили? -- Он обвел взглядом свою небольшую аудиторию. -- Нет. Вот так я оцениваю проделанную нами работу. Он выдержал паузу. Пастухов и Голубков, соблюдая субординацию, молчали. -- Хорошо, -- подвел черту Нифонтов. -- Нагоняй за большой оперативный успех вы получили, можно приступать к конкретной работе. Константин Дмитриевич, расскажите Пастухову о том, кого он захватил, а я пока отдохну. -- Его зовут Нейл Янг. Профессиональный разведчик "под крышей" -- у него есть официальный статус, правда в Таджикистане. Ему об®яснили, что его судьба зависит от исхода дела по Дудчику, и он выложил все, что знает. Между прочим, Док с твоими ребятами повезли его сейчас на конспиративную квартиру. Пусть войдут без стрельбы и доложат начальству в Лондон о том, что опять опоздали. К сожалению, Нейл Янг знает очень мало, хотя поведал нам кое-какие любопытные детали. Ну, к примеру: Дудчик сам связался с английской внешней разведкой по Интернету. Амира спасло только звериное чутье. А может быть, спугнула наша активность. Сам Нейл Янг до сих пор пышет злобой, оттого что второй раз упустил "инициативника". Кстати, дома у Дудчика тоже был он, обнаруженный неопознанный труп -- его агент. -- А остальные? -- Обычные "чернорабочие". Впрочем, сейчас из четверых остался только один -- еще двоих твой Артист уложил. Сделай ему легкий втык: эмоции надо сдерживать... -- Считаю, что он поступил сообразно обстановке, -- не согласился Пастухов. -- Почему? -- Эти "чернорабочие" перекуривали после устранения свидетеля. К тому же, поскольку им поручили самую грязную работу, сразу было очевидно, что большой ценности в своей группе они иметь не могут. А в интересах операции кто-то должен был их обезвредить, чтобы не оставалось живых противников за спиной, -- отчеканил Пастухов, прекрасно сознавая, что Артист завалил англичан раньше, чем успел все это продумать, -- просто почувствовал, что этой мрази не место на земле. -- И все-таки мы находимся на том же самом месте, что и два дня назад, -- решительно включился в разговор генерал Нифонтов. -- Амир и Дудчик скрываются, и у нас нет ни единой зацепки. Давайте приниматься за мозговой штурм. И он заказал чай в кабинет. -- А что тут думать, -- рассудил Пастухов. -- Надо за майора Стрельчинского браться. Он не подведет. -- Это шутка? -- холодно спросил Голубков. -- Не думаю, -- сказал Нифонтов. -- Что у вас на уме? -- Надо в первую очередь узнать новые паспортные данные Дудчика и Амира. В разговоре Тимура и Амира по телефону прозвучало, что некий "человечек" должен принести Амиру документы. Полагаю, речь шла о фальшивых паспортах. Как только Амир их получил, он тут же расстался с узбеками. -- Ну и как майор Стрельчинский сможет нам добыть эти данные? -- Придется ему постараться, ведь он мой должник... Генерал поднялся с места и отменил заказ на чай. -- Езжайте к майору вдвоем, и немедленно: дорога каждая минута. Они уходят от нас. * * * Мирзо Кудимов уже несколько часов находился в квартире один. Он совершенно не мог понять логику происходящего. Не приезжала группа захвата ФСБ, не возвращалась с операции команда Нейла Янга. Где же они? Оперативники, которые без шума устроили засаду и пункт прослушивания в квартире этажом выше, также не могли сообщить начальству ничего интересного. Микрофоны, опущенные в вентиляционные каналы, фиксировали только редкий скрип кровати, на которой ворочался Кудимов. Было принято решение занять соседнюю с конспиративной квартиру, что было тут же проделано профессионально, без малейшего шума и крика. Ожидание продолжалось, жильцы трех квартир смотрели свои телевизоры, отвечали на телефонные звонки и испуганно протискивались по коридору на кухню мимо бойцов группы захвата, затянутых в бронежилеты и с короткими автоматами наготове. Наконец пост внешнего наблюдения сообщил, что в конце проспекта показалась ожидаемая машина. Увидев автомобиль, на котором его товарищи уехали на операцию, Зелински бросился, размахивая руками, наперерез. Сердце бешено колотилось в груди: вот он, единственный шанс вовремя предупредить своих о провале конспиративной квартиры. Муха, сидевший за рулем, удивился: -- Что это он? -- Пьяный, -- небрежно бросил Нейл Янг, разглядевший Зелински. -- Берем, -- скомандовал Док. Уже вплотную подбежав к затормозившей машине, Зелински неожиданно обнаружил, что видит в ней только одно знакомое лицо: Нейл Янг сидел на заднем сиденье между двумя незнакомыми людьми. И пока он переваривал это, в лицо молодого романтичного человека уже глядело два ствола. -- Потеснитесь, ребята, -- сказал Муха. Артист вышел из автомобиля и пропустил Зелински вперед, по дороге отобрав у него оружие. Вскоре автомобиль тронулся дальше. -- Кого это нам бог послал? -- спросил Артист у Нейла Янга. -- Идиота, -- ответил тот. * * * По дороге в Климовск, в гости к Стрельчинскому, Голубков спросил Пастухова: -- Как твои ребра? -- Ребра ничего, терпят. -- Зачем сам полез по стене? Мог сорвать операцию. Надо было Боцмана послать. -- Боцман рубашку придумал на дверях, мне бы ввек не догадаться. Это он вам англичанина тепленьким "слепил". Так что спасибо за заботу, но мне бы другое... -- Что? -- Ольга дома волнуется. Я ей позвонил, а она не верит, что я в Москве. Говорит, что звоню по сотовому, и не узнать откуда. -- В чем проблема? После Стрельчинского поезжай домой, успокой семью. Пастухов покачал головой: -- Может, вы позвоните, Константин Дмитриевич? Голубков со вздохом взял у него трубку: -- Ночь же, Сергей. -- Ничего. Ей все равно не спится. Полковник набрал номер; трубку сняли после первого же гудка. -- Да, -- послышался встревоженный голос. -- Здравствуйте, Оля. Это полковник Голубков, узнали? -- Что-то с Сережей, Константин Дмитриевич? -- был первый ее вопрос. -- С Сережей? Нет, ничего. Сидит вот рядом со мной в машине. -- И Голубков повернулся к Сергею. -- Подай голос. Пастухов смущенно сказал в протянутую трубку: -- Все в порядке, Оля, не волнуйся. Голубков продолжил: -- Ты уж извини, Оля. Это я виноват -- никак не могу отпустить его со службы. Тут у нас запарка небольшая вышла... -- Я все понимаю, Константин Дмитриевич. Я офицерская жена. Только скажите: с ним правда все в порядке? -- Здоров, как бык. Правда, по ребрам получил недавно, но на него это как бы и не влияет. Сегодня гимнастикой занимался -- любо-дорого смотреть. -- Спасибо, что позвонили, Константин Дмитриевич. Я вам так верю. Вы меня успокоили. Он скоро сможет быть дома? -- Ну об этом вы с ним сами поговорите, я же не передатчик. -- И Голубков еще раз протянул трубку Сергею. -- Рассчитываю быть утром, но не обещаю, Оля, ты уж прости. Действительно у нас тут малость запарка вышла... -- Не забудь Настьке коньки купить. -- Я помню. -- Тогда пока! Да, у нас все в порядке. -- Терпи, Олюшка, -- служба. -- Хорошо, Сережа. Я терплю. Пастухов, положив трубку, сидел нахохлившись. Корил себя молчком за то, какой плохой из него муж и отец... * * * Посты наблюдения ФСБ вокруг конспиративной квартиры продолжали сообщать в центр о продвижении англичан: -- Машину встретил какой-то молодой мужчина. Возможно, засек нас и хочет предупредить своих. Всем к бою! -- прозвучала в эфире команда. -- Машине не дать уйти! И сразу после этого: -- Отбой! Машина продолжает движение в сторону дома. Скорость не увеличилась. Следующий пост: -- Покидают машину и направляются в под®езд. Всего шесть человек. В кабинете руководителя ФСБ было принято мгновенное решение: -- Группе захвата приготовиться. Попасть в квартиру "на спине" у англичан. Без трупов, но чтобы при этом ни один из них не ушел, повторяем, ни один! Дверь в квартиру наконец отворилась. Удивленный Мирзо Кудимов смотрел, как в квартиру, не торопясь, входит Нейл Янг, а за ним -- Джон Зелински. И только увидев за ними незнакомые лица, Кудимов понял, что ФСБ взяла их снаружи. Однако в следующий момент ему пришлось удивиться снова. Он, конечно, не мог видеть, как дверь соседней квартиры распахнулась, как на группу Дока выкатилась волна спецназовцев в камуфляже и масках. Но он видел едва ли не всю последовавшую за этим заваруху. Артист, который находился слева и был ближе всех к нападавшим, тут же сделал первому из них подсечку, а Боцман свалил второго, влезшего в квартиру, можно сказать, по головам. Таким образом, в первое же мгновение в дверях образовалась "баррикада" из трех тел, нижнее из которых, к сожалению, принадлежало Артисту. Сверху и снизу по лестнице уже грохотали ботинки двух других подразделений. Прогремела очередь в потолок, и раздались не менее впечатляющие крики: -- Лежать! Всем лежать! Брось оружие! Последнее было бессмыслицей, потому что никто из группы Дока оружия не вынимал. И сразу стало ясно, что случилось именно то, о чем предупреждал Нифонтов: "Народу вокруг будет крутиться много, по своим не палите". Кудимов тяжело упал с кровати и перекатился по полу в сторону, подальше от линии огня. Пока Пастух и Муха проталкивали вперед англичан, Боцман принял на себя спецназовца, прыгнувшего с лестницы через завал из тел. Успев отключить его ударом в нос, Боцман влетел в квартиру спиной вперед в обнимку с ослабевшим телом спецназовца. Он исхитрился тут же захлопнуть входную дверь ногой и сразу же услышал, как снаружи по ней хлестнули автоматные очереди. Однако выходных дырок не появилось: оказывается, предусмотрительный владелец квартиры едва ли не на этот самый случай обзавелся металлической дверью. Док, увидев "пленного", крикнул: -- Боцман, пошарь, у него должен быть переговорник! В гостиной и на кухне послышался звон разбитых окон. Док бросился к окну в комнате Кудимова. -- Прекратить стрельбу, мы свои! СВР! -- Подстрелят, гады, -- мрачно предрек Муха. Боцман схватил трофейный автомат и, хоронясь за углом коридора, в бронированную дверь всадил длинную очередь, уже зная, что для нападающих это неопасно. И сразу стало тихо: бойцы, штурмовавшие окна и дверь, затаились, прежде чем открыть ответный огонь. Высадив в маленькой комнате оконные стекла, Док и Муха несколько раз выпалили в небо. Штурмовики, готовившиеся спуститься на шнурах и к этому окну, сразу же укрылись на нависающем над окном балконе. Нейл и Джон Зелински, проклиная все на свете, залегли рядом с Кудимовым. Боцман тем временем выпустил еще очередь в дверь и крикнул, чтобы отбить охоту героически лезть под пули у тех ребят, которые уже проникли в гостиную и на кухню: -- Не лезьте, стреляю по ногам! Потом сорвал переговорник с "пленного" и крикнул в него: -- Прекратите огонь, придурки! Говорят же вам, в квартире свои! Кто ведет штурм? Прием! По-видимому, Боцмана все-таки кто-то услышал. Из переговорника послышалась команда: -- Прекратить штурм! -- И вопрос в свою очередь: -- Кто в квартире? Боцман повторил версию Дока: -- СВР. -- Немедленно бросьте оружие и сдайтесь! Штурм ведет группа захвата ФСБ! -- Хрен вам, -- ответил Боцман. -- У нас свое начальство и другой приказ! -- Мы будем штурмовать, -- пригрозили с той стороны. -- Я кидаю вашим ребятам на кухню свое удостоверение, -- сказал Боцман. -- А ты, козел, наверное, хочешь под трибунал! Боцман кинул в сторону кухни фальшивое удостоверение, которое получил для проведения операции в управлении. На полу у стены Зелински сказал Нейлу Янгу: -- Послушайте, Нейл... -- Что? -- Хочу сказать, что теперь я согласен с вашим мнением обо мне. Док в это время успел связаться по собственному переговорному устройству

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования