Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Андрей Таманцев. Успеть, чтобы выжить -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -
Андрей Таманцев. Успеть, чтобы выжить --------------------------------------------------------------- Солдаты удачи-3: OCъ: Sergius A. Smirnof --------------------------------------------------------------- Вы все хотели жить смолоду, Вы все хотели быть вечными, -- И вот войной перемолоты, Ну а в церквах стали свечками. А.Чикунов В романах серии "Солдаты удачи" все события взяты из жизни. Мы изменили только имена героев. Почему? Это нетрудно понять: слишком тяжела и опасна их работа. Каждый из них всегда на прицеле, вероятность избежать смерти приближается к нулю... Имеем ли мы право лишать таких людей надежды на завтрашний день?.. Таманцев А. Т17 Успеть, чтобы выжить: Роман. -- М: Олимп; ООО "Фирма "Издательство ACT"", 1998. -- 480 с. -- (Солдаты удачи). ISBN 5-7390-0060-2 ("Олимп") ISBN 5-237-00482-2 (ACT) Их оболгали. Их преследовали. Их лишили помощи. На них охотились, как на диких зверей. Но они шли на невыполнимое задание, зная, что в новой схватке со злом расклад простой -- победа или смерть. УДК 882 БВК 84(2Рос-Рус)6 © "Олимп", 1998 © Оформление. ООО "Фирма "Издательство ACT"", 1998 Содержание Пролог 2 Часть первая. Заказ на жизнь 3 Часть вторая. Успеть, чтобы выжить 60 Часть третья. На кого бог пошлет 146 Пролог Тишина и прохлада собора казались раем после адской жары и человеческой суеты там, снаружи, на улице. А величие, которое древние зодчие создали с таким блеском, заставляло забыть о внешнем мире, презреть его мелочность и тленность, оставляя один на один с вечностью. Именно здесь, под сводами собора Санта Мария дель Фьоре, сотворенного великими итальянцами Возрождения почти семьсот лет назад, и именно сейчас он должен был взять эту паузу, короткий тайм-аут перед финальным ходом. Огромные колонны, уходящие высоко вверх; мягкий свет, пробивающийся сквозь цветные витражи и рассекающий пространство храма призрачными лучами; полумрак, сгущающийся в нишах -- огоньки свечей не могли разогнать его и только подчеркивали таинственность окружающего. Все невольно заставляло остановиться и выпасть хотя бы на миг из ежесекундного напряжения. И он сделал это -- аккуратно присел на деревянную скамью и расслабился. Нет, он не собирался замаливать грехи, не собирался наскоро исполнять обязательный обряд добропорядочного католика. Он не был ни католиком, ни вообще глубоко религиозным человеком, просто этот собор, как и православная церквушка с ее запахом ладана и домашним уютом, пробуждал в душе нечто, что не позволяло превратиться в зверя с оружием в руках, как произошло со многими, кого он знал... На соседнюю скамейку плюхнулось шумное немецкое семейство. Фатер, мутер и толстый киндер. И, точно это было для него каким-то сигналом, он поднялся и направился к алтарю. Перед распятым Христом стояли ящики с белыми свечами. Их никто не сторожил и не продавал: рядом был пристроен медный куб для пожертвований с указанием цены -- "500 лир" -- вот и все. Прихожане кидали деньги, брали свечи и шли просить у Господа что кому нужно -- без всякого контроля. Перед Всевышним не слукавишь. Бросив деньги и взяв пять свечей -- за себя и за тех, кого сейчас рядом с ним нет: за Дока, Артиста, Боцмана и Муху, -- он зажег их, поставил рядком и как-то неловко перекрестился по-православному, справа налево, щепотью. Стоявшая рядом старуха флорентийка с удивлением посмотрела на него. Замерев на мгновение, он поставил еще две свечи, большие, в красных стаканах, с изображением какого-то святого. Это за Тимоху и Трубача. Упокой, Господи, их души. Вот теперь все. Он должен был сделать это именно сейчас и именно здесь. * * * -- Внимание! "Ковбой" поставил у алтаря семь свечей. Это похоже на сигнал. Всем усилить наблюдение!.. -- На ковбоя он не очень-то похож, а? -- Примерно так переводится фамилия этого русского -- Пастухов... Все! Он собирается уходить. Давай за ним, а я разберусь со свечами. -- Понял... Часть первая. Заказ на жизнь 1 Ровно в полдень одного из жарких летних дней, которые не так уж часты в Голландии, в шумный холл отеля "Хилтон-Амстердам" сквозь громадную крутящуюся дверь вошел невысокий, плотного телосложения, человек лет пятидесяти. Строгий костюм английской ткани, седина на аккуратно подстриженных висках и спокойная уверенная походка наводили на мысль о благородном происхождении вошедшего или, по крайней мере, о его достойной профессии. Впрочем, оказавшись в отеле, человек немедленно затерялся среди похожих на него многочисленных постояльцев -- в "Хилтоне" заканчивался последний день работы международного симпозиума футурологов, и целые толпы достойных седовласых мужчин благородной наружности заполняли коридоры, холлы и лифты солидного отеля. Но это обстоятельство, похоже, вполне устраивало вновь вошедшего. Поднявшись на седьмой этаж, человек уверенно прошелся по коридору и скрылся за дверью 732-го номера. Причем без стука или иного предварительного предупреждения, хотя номер этот не снимал и в нем не жил. И в это же самое время внизу, в холле, к стойке портье подошел приветливый молодой человек лет тридцати с небольшим. Легкий спортивный пиджак серого цвета, белая рубашка без галстука и небольшой черный атташе-кейс в руке позволяли причислить его к армии бизнесменов или чиновников. Что-то вроде начинающего преуспевать агента по недвижимости или страхованию. -- Чем могу помочь, сэр? -- спросил портье по-английски, безошибочно определив в нем иностранца. -- У вас остановился мистер Глоттер, -- уверенно произнес молодой человек. -- Извините, мы не даем информацию о постояльцах, сэр, -- сожалеюще извинился портье. -- Да и не нужно, -- пожал плечами молодой человек. -- Просто передайте ему письмо. -- И с этими словами он протянул портье небольшой конверт. -- Хорошо, сэр. Молодой человек развернулся, словно направляясь к выходу. Но по дороге он на несколько мгновений задержался у зеркала на стене, чтобы проследить внимательным взглядом, как портье кладет конверт в ячейку, и увидеть номер этой ячейки -- 732. Легким движением поправив волосы, молодой человек уверенно повернул к лифту. Поднявшись на седьмой этаж, он отыскал нужный номер и в задумчивости остановился неподалеку от него. В этот момент из соседнего, 731-го вышла пожилая чета. -- Дорогой, захвати свои желудочные пилюли, -- капризным тоном произнесла старая леди. -- Мы пообедаем в городе. -- Захватил уже, -- недовольно проворчал джентльмен, похлопав себя по карману. -- Опять весь день таскаться по музеям... -- Не ворчи, милый, разве не из-за музеев мы сюда приехали? Джентльмен, ворча что-то под нос, запер дверь, и супруги удалились к лифту. Как только двери лифта захлопнулись за ними, молодой человек сбросил задумчивое оцепенение и развил бурную деятельность. Он достал из кармана универсальный ключ-отмычку -- оказаться в только что покинутом стариками номере было делом нескольких секунд. Заперев за собой дверь, молодой человек поспешно, словно наверстывая упущенное время, открыл кейс и, достав из него специальный микрофон, ловким движением руки прикрепил его к стене, отделявшей 731-й номер от 732-го. После чего нацепил наушники, быстро настроил аппаратуру и включил магнитофон. -- ...Значит, все-таки здесь, в Амстердаме? -- Да, мистер Крымов, Амстердам во всех отношениях подходящее место. Крупный порт. Центр Европы. Отсюда скандал легко срезонирует по всему миру. -- Сроки уже намечены? -- Пока нет. Китайцы тянут, и мы до сих пор не знаем точной даты визита их руководства в Москву. Вы же прекрасно понимаете, что максимальный эффект возможен только в том случае, если наша операция произойдет накануне этого визита. Нужно поставить китайцев в идиотское положение. -- А вы не задумывались, мистер Глоттер, что сведения о подписании в Москве российско-китайского военного договора могут оказаться всего лишь дезинформацией русских спецслужб? -- Это неважно. Нужно отбить у китайцев охоту к подобным договорам раз и навсегда. И потом, если это и дезинформация, то рассчитана она не на нас, военных. Мы-то в курсе реальной ситуации. А вот политики могут струхнуть. Да вы сами все понимаете, мистер Крымов. -- Ладно. Что вам нужно, я понял, а для чего вы это затеяли -- мне наплевать. Я хотел бы напомнить еще раз о моих требованиях. -- Все, о чем мы с вами говорили, мистер Крымов, мое руководство одобрило. В принципе у вас нет поводов для беспокойства, но я готов выслушать вас еще раз. -- Поводов для беспокойства нет только в могиле, да и то если не намечается эксгумация, дорогой майор. Мне нужны гарантии того, что после завершения операции... -- Удачного завершения, полковник. -- ...Что даже в случае неудачного завершения, но не по моей вине, я буду переправлен в Штаты, где мне будут предоставлены гражданство, иное имя, необходимое прикрытие и полная свобода действий. -- Вы забыли пластическую операцию. -- В этом нет необходимости. Знаете ли, старческая сентиментальность -- мое лицо дорого мне как память. -- Как угодно. Что вы считаете гарантией? -- Паспорт и другие документы у меня должны быть уже перед операцией. -- Ну, раз уж вы отказываетесь от изменения внешности, то это не составит труда сделать. -- На том и порешим, любезный мистер Глоттер. А сейчас я вынужден откланяться. Мой самолет вылетает через два часа. -- Вы напрямую в Москву? -- Я не летаю напрямую. Пересадка в Париже. -- Ну что же, мистер Крымов, я рад, что у нас с вами нет взаимных претензий и мы легко понимаем друг друга. Всегда приятно работать с профессионалом. Разговор закончился. Вскоре хлопнула дверь -- представительный джентльмен, вошедший в "Хилтон" полчаса назад, покинул номер 732. Хозяин кейса посмотрел на часы и выключил магнитофон. Тем не менее уходить он не торопился: несмотря на то что интересовавший его разговор закончился, молодой человек продолжал вслушиваться в происходящее за стеной. В соседнем номере было тихо, но, если бы молодой человек мог не только слышать, но и видеть, его взору предстал бы худой черноволосый человек, стоящий у окна и разглядывающий суету на улице у входа в отель. Искушенный взгляд тут же определил бы в нем представителя заокеанской страны развитой демократии. По каким признакам? Трудно сказать. Но есть что-то такое, что отличает американцев от жителей древней Европы. Может, бросающийся в глаза здоровый цвет лица, готовность к белозубой улыбке. Может, отсутствие замечательной европейской небрежной элегантности в одежде... Так или иначе, но майор Бюро стратегического анализа и планирования Об®единенного военного командования НАТО Джозеф Глоттер действительно был настоящим американцем, и в данный момент у него не было причин это скрывать. Сигнал мобильного телефона вывел майора из задумчивости. Он нехотя достал трубку. -- Да. -- Наши коллеги из голландской контрразведки только что сообщили, что минут сорок назад в отель вошел советник по культуре русского посольства Владимир Баданов. По нашему досье, он является заместителем русского резидента. Глоттер мгновенно подобрался, как будто приготовился к прыжку. -- Какого дьявола я узнаю об этом уже после встречи?! -- Голландцы, сэр. Сорок минут ушло на то, чтобы это сообщение прошло все их инстанции... Впрочем, в отеле проходит какой-то симпозиум, может, это просто совпадение? Однако Глоттер совершенно не верил в случайные совпадения. -- Он не должен уйти из отеля, -- распорядился майор. -- Немедленно перекройте все выходы. -- Уже перекрыты. -- Хорошо, Ищите как следует. У него должна быть запись разговора. Только без шума... Сидящий в соседней комнате Владимир Баданов, не медля ни секунды, снял наушники и принялся быстро укладывать аппаратуру обратно в кейс. По всему выходило, что его дела плохи. Самое время было аккуратно убираться отсюда. Подумав, он положил кассету с записью в карман пиджака, захлопнул атташе-кейс и осторожно выглянул в окно. А выглянув, немедленно увидел, как два черных "мерседеса" резко притормозили у входа в отель и человек восемь одинаковых молодых людей стремительно проскочили в холл. Легкие пути к отступлению были отрезаны. В принципе Баданов, как дипломатический работник, обладал неприкосновенностью и арестовать его не могли. Но кто знает, насколько решительно настроены люди Глоттера? Нет, рисковать нельзя, и первым делом необходимо было избавиться от улик. Придя к такому выводу, Баданов вновь открыл свой кейс и тщательно стер платком все отпечатки пальцев. Закончив эту процедуру, он захлопнул кейс и ногой затолкнул его под шкаф. Ни один суд в мире теперь не докажет, что это его подслушивающая аппаратура. Ну, вот и все. Баданов поспешил убраться из чужого номера. Еще не хватало, чтобы его обвинили в банальной краже. Уже в коридоре он буквально столкнулся лицом к лицу с Глоттером. -- Добрый день, -- чинно поздоровался Баданов по-голландски. Глоттер механически кивнул и стремительно направился к лифту, а русский советник не менее стремительно пошел к двери пожарной лестницы. И только после того, как американец сделал еще несколько шагов, его вдруг осенило. Остановившись, как будто он наткнулся на стену, Глоттер обернулся и увидел, что Баданов пустился в откровенный бег. Но майору даже и в голову не пришло бросаться за ним в погоню. Он только выхватил свой телефон. -- Внимание! Об®ект вышел на седьмом этаже на аварийную лестницу. Перехватите его внизу. Быстро! Используйте вариант "сердце"... Баданов стремительно несся по аварийной лестнице, одновременно лихорадочно соображая, что ему делать с кассетой. В том, что его возьмут, он не сомневался. Это только дело времени. Но кассета никак не должна была попасть к ним в руки. Кассету ждали в Москве. И единственная возможность добиться этого заключалась в том, чтобы спрятать ее пока где-то в отеле. Но делать это нужно было немедленно. Неожиданно фортуна благосклонно повернулась к русскому разведчику лицом. Прервав бег на лестнице и повернув на втором этаже в дверь, он оказался посреди большого банкетного зала, где полным ходом шумел заключительный фуршет симпозиума футурологов. Футурологи едва ли не всех стран мира весело пили шампанское, закусывали крохотными бутербродиками "канапе" и увлеченно обсуждали будущее нашей цивилизации. О лучшем месте для передышки Баданову невозможно было и мечтать. Моментально придав себе беззаботный вид, он схватил с ближайшего подноса бокал с шампанским и с видом внимательного слушателя присоединился к небольшой группе ученых. Время от времени он окидывал взглядом зал, и вскоре его ожидания оправдались -- он обнаружил среди футурологов одно знакомое лицо. Подумав про себя, что, несмотря на все многолетние усилия атеистической пропаганды, Бог у русских все же есть, Баданов подошел к знакомому и негромко произнес: -- Герр профессор, какая неожиданная встреча! Бодрый человек лет пятидесяти при этих словах вздрогнул и побледнел. Баданов понял, что он узнан. -- Можно вас на пару слов, профессор? -- Взяв оторопевшего ученого под локоть, советник по культуре отвел его в сторону. -- Я не шучу -- вас действительно послал мне счастливый случай. -- Вы что, с ума сошли!.. -- прошипел профессор. -- Мы же с вами не договаривались о встрече. -- Оставьте, профессор, -- строго ответил Баданов. -- У меня мало времени. Слушайте внимательно и запоминайте. Я оказался в затруднительной ситуации. Возьмите эту кассету и берегите больше, чем все ваши труды. Завтра я заберу ее у вас. Это очень важно. -- Но мы ни о чем таком не договаривались, -- испуганно пролепетал ученый. -- Я согласился дать вам кое-какую информацию по тематике моей лаборатории, и все!.. Какая кассета... -- Вы не просто согласились, -- несмотря на улыбку, в голосе советника зазвучал металл, -- а были вынуждены согласиться после пред®явления известных вам документов. И знаете что, не надо устраивать истерику. Делайте, что вам говорят, и я обещаю, что больше вас беспокоить не будут. -- Я не желаю играть в ваши грязные игры, -- совсем вяло пролепетал профессор. -- Уже играете. Кассета у вас на два дня, не больше. -- Но я завтра улетаю во Флоренцию, -- просиял ученый. -- Флоренция? -- задумался Баданов. -- Что ж, так даже лучше. Если я не найду вас до отлета, то вы позвоните из Италии по этому телефону в Россию. -- Он достал блокнот и быстро написал номер. -- Назовете вот это число -- это пароль. Вам должны ответить вот этим числом. Запоминайте. Вы же математик. Договоритесь о встрече, отдадите кассету и уточните: "Амстердам, приурочено к визиту с Востока". Все! С этими словами Баданов повернулся к сникшему профессору спиной и затерялся в толпе. В то же время в дверях зала появились сосредоточенные молодые люди, что-то выискивающие взглядами. Но Баданов теперь был спокоен -- он обезопасил себя как мог. Так что можно было уже не прятаться. Выпив залпом шампанское и поставив пустой бокал на поднос, он решительно направился к выходу из зала, все еще блокированному сосредоточенными молодыми людьми. Невозмутимо пропустив его в холл, молодые люди не спеша двинулись следом. И только когда Баданов проделал больше половины пути до вертящейся двери на улицу, его вдруг нагнал какой-то развязный парень в шортах и гавайской рубашке. -- Хай, Билл! -- воскликнул он, хлопнув советника посольства по плечу. Тот, не останавливая своего неторопливого движения, покачал головой и спокойно ответил: -- Вы обознались... -- Прости, дружище, -- расплылся в улыбке парень и отошел в сторону. Баданов продолжил свой путь, но через два шага он побледнел, а еще через шаг пошатнулся. Внезапно его тело пронзила судорога, и, схватившись за сердце, он со стоном рухнул на ковер. Тут же к нему бросились два отзывчивых молодых человека. -- Господину стало плохо!.. -- раздался чей-то голос. -- Вызовите "скорую"... Поднялась обычная в таких случаях суета. Какой-то джентльмен буквально выхватил из-под носа портье телефон и принялся накручивать номер вызова экстренной помощи. Видимо, от волнения это у него не получалось, потому что он яростно чертыхался и принимался набирать номер заново. А между тем два отзывчивых молодых человека ловко подхватили русского дипломата и стремительно перенесли его в комнату портье. Причем один из них постоянно приговаривал: -- Я студент-медик. Разойдитесь, ему нужен воздух... Самого портье молодые люди в комнату не пустили под тем же предлогом, что и всех остальных. Им не нужны были свидетели, поскольку в комнате молодые люди тут же обыскали не подававшего признаков жизни Баданова. Но кассету им обнаружить не удалось, и тогда один из них выскользнул прочь. У ближайшего зеркала его поджидал невозмутимый Глоттер. -- У него ничего нет, сэр, -- тихо сообщил молодой человек. -- Вы уверены?

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования