Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Аматуни П.Г.. Если б заговорил Сфинкс... -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -
кому небу. Дж-жик! - и новый вопль Сепа услаждает слух богов. Пусть камнерезы и скульпторы, все роме знают, что и среди палачей есть мастера, великие старанием и умением, достойные славы! Толпа не выдержала. Безумие охватило ее. Люди бессмысленно что-то кричат друг другу, прыгают, лица у многих исказились, глаза широко открыты. Они царапают себя, чтобы и собственная кровь присоединалась к ручейкам, стекавшим с Сепа, - боги Кемта станут еще милостивее. Тысячи глоток, ревущих, стонущих, вопящих, как бы слились в одну - и мощный гром дикого экстаза подняли вихри песка и пыли, окутавшие горячие камни Города мертвых. Глаза жреца загорелись религиозным вдохновением... Вот он схватил пучок розог и, чуть ли не оттесняя палача, добивает Сепа. Геркулес Хену уже не помнит себя от ярости, он бьет все время по правому плечу Сепа. Оно превращается сперва в шар из мяса и крови, потом вся эта масса теряет форму и остатки сопротивляемости, розги входят в нее все легче и глубже. Мертвое тело Сепа тупо уткнулось в песок, а занесенные над ним розги остановились в воздухе - экзекуция окончена. Главный жрец так и сказал: "Накажем его между землей и небом". Толпа смолкает. Сотни людей на камнях, обессиленные, с трудом ловят воздух, но глаза их смотрят в одну красную точку - теперь беды минуют их! Слуги палача завертывают в глубокое полотно то, что осталось от Сепа, и уносят на Запад, где умирает сам Рэ, - за пределы Города мертвых, на съедение диким зверям и птицам. Тхутинахт объявляет два часа отдыха - он понимает, что сразу приступать к работе нельзя. В душе он встревожен тем, что здесь нет Мериптаха, его брата Анхи, нет высоких начальников. Но здесь Главный жрец бога Птаха, Тхутинахт не может его ослушаться... ...Когда жене Сепа сообщили о новых преступлениях ее мужа и казни, Исет рассмеялась. Угостила обедом тех, кто принес ей страшную весть. Проводила, как провожают желанных дорогих гостей. Потом оделась в лучшее свое платье из тонкой, почти прозрачной белой ткани и, безумная, вышла из дома. По улицам Белых Стен она шла, лучезарно улыбаясь встречным. Миновав западную окраину столицы, Исет босиком прошла по раскаленному песку, не чувствуя ожогов, и принялась бродить по пустынным улицам Города мертвых. Она останавливалась у каждой гробницы, осторожно стучала в нее костяшками пальцев, негромко спрашивала: "Сеп, это ты, мой любимый муж, властелин моего сердца, отец моих детей?.." И, прильнув ухом к суровым камням, тщетно прислушивалась, обходя каждую гробницу со всех сторон. Ответа не было, и терпеливая Исет являлась сюда на следующий день. ...Пройдет очень много лет, окончатся события, послужившие основой нашего повествования, уйдут на Запад многие участники его, а бедная Исет, поседевшая и высохшая от старости, все так же будет бродить по улицам растущего день за днем Города мертвых, с надеждой стучаться в стены гробниц, тихо спрашивать: "Это ты, мой Сеп?.." - и с надеждой прислушиваться, прислоняясь чутким ухом к безмолвным камням... 6 - Входи, Сенетанх, входи, Сенеб! - голос у Хеси дрожит от нетерпения. Вельможа надолго задержал взгляд на ее обнаженных плечах, еще дольше - на крепкой, словно кокосовые орехи, груди. А когда увидел ее ослепительные ноги, звуки застряли в его горле и руки сами потянулись к хрупкой талии. Сенетанх увернулась от объятий и усмехнулась. - Я подарю тебе, - страстно шепчет Хеси, - пять золотых ожерелий. - Нет, - мотнула головой красавица, позволив однако, вельможе слегка коснуться себя. - Десять! - Нет, Хеси... - ее удлиненные черной краской глаза закрылись. - Пятнадцать!! Сенетанх не успела набавить цену: за дверью послышался шум и кто-то постучал. Хеси мгновенно втолкнул Сенетанх в спальню и задернул плотную штору. И вовремя: в первую комнату, иногда заменявшую Хеси мастерскую, вошел... Хену. - Сенеб, Хеси! - Сенеб... Видеть тебя - радость... - Чем взволнован ты, спрашиваю я? - Да вот, смотри, работаю я... Поднимал на стол эту скульптуру... Тяжелый камень... - Желание твое исполнил я, Хеси: Сепа больше нет! - Почил Сеп на своем великом месте, - с явным удовольствием ответил Хеси, думавший лишь о том, как бы спровадить мужа той, что спряталась рядом за занавеской. - Ты друг мне, Хену. Друг! Я приду к тебе завтра. - Хорошо. - А сейчас жертву богам хочу принести я: благодарность воздать молитвой им... - Иду я, иду, Хеси. Пусть приятной будет твоя беседа с богами! Хену ушел, тяжело и громко ступая деревянными подошвами своих сандалий. Вельможа устремился к Сенетанх. На этот раз его цепкие руки успели обнять ее. Сенетанх не сопротивлялась. Ее лицо стало бледнее, чем до визита Хену. Может быть, она слышала их короткий разговор? Или ее напугал приход мужа? Вельможа не заметил происшедшей в ней перемены. Горделиво улыбаясь, она подумала о том, что вот Хеси держит ее в своих руках, а на самом деле - он пылинка в ее ладони; вот он несет ее на ложе, а по существу лишь запутывается в ее сетях, как рыба; вот Хеси что-то говорит ей, а в действительности - она повелевает им. Возгордилась Сенетанх. А гордыня - глупая советница. "Теперь, - подумала она, - Хеси выполнит любое мое желание..." Не ведала она, что всегда была лишь игрушкой - особенно для вельмож, что таких воспитывали для себя они. Только для себя. - Мне не надо золота, Хеси, - сказала она. - Ответь: сколько Сепов в Белых Стенах? - Я не пойму тебя, Сенетанх. - Знала я Сепа, у которого шрам на бедре. Слышала я, Хеси, осужден Сеп - без шрама... - Где знала ты... первого? - страсть мигом покинула Хеси. Голос его стал твердым. - Там, на берегу... - Когда? - Давно. В ночь, когда он хотел убить Нефр-ка, отца Кара. - Кому же ты... рассказала об этом? - Тебе. Сейчас. Хеси вновь стал нежным, внимательным. Чутко прислушавшись и убедившись, что близко нет слуг, заранее отосланных им в свои комнаты, он, приняв новое решение, приласкал красавицу. - Уйдем отсюда, Сенетанх. - Куда, Хеси? - На берег Хапи. Я давно не был с тобою там... - Хорошо, - не оправившись от удивления, согласилась Сенетанх. Они незаметно выскользнули из дома и спустились с холма, где за высокой стеной богатый дом вельможи. Река протекала почти рядом, но Хеси, обняв Сенетанх за плечи, увлек ее вдоль берега к северу. Здесь пустынно, и черная безлунная ночь мгновенно укрыла их. Хеси вывел ее на ровную и гладкую тропинку. Сенетанх удивилась еще больше: если идти так дальше - они выйдет на высокий берег залива, где обитают священные крокодилы. - Ты знаешь, куда ведешь? - спросила она. - Знаю, Сенетанх. Не бойся. Там хорошая трава. Там никто не бывает в эту пору... Снизу тянуло влажной прохладой. Ровное журчание воды прерывалось отчетливым чавканьем. Подойдя к краю обрыва, Сенетанх наклонилась, будто в этой могильной темноте можно было рассмотреть бугристые спины четырехлапых чудовищ... И вдруг - сильный толчок сбросил ее вниз. 7 Прошло несколько дней после казни мастера Сепа. На строительстве Та-Мери действительно стало спокойно: не падали камни на роме, не кусали их змеи, вода для питья оставалась свежей и вкусной. Вовремя пришел им на помощь Главный жрец Птаха. Не будь его и богов - проклятый Сеп умертвил бы всех. Слава Хену! Его хвалили бригадиры, а жены рабочих продолжали носить ему подарки. Ведь как удобно жить, когда над тобой есть боги и их слуги, верные посредники жрецы. Даже Мериптах, узнав о случившемся, ничего не сказал Тхутинахту, Да и что мог сказать он, сам моливший богов вновь даровать здоровье Туанес? Но пока не помогали ей ни компрессы и окуривания, ни полынная настойка, ни кора гранатового корня, ни пчелиный яд. Мериптаху удалось прочитать несколько глав из древней книги, написанной Афотасом, сыном Мена, первого фараона Кемта, и "Тайной книги врача" самого Имхотепа. Да, видно, не каждому смертному дано проникнуть в значение металлов в жизни человека, воздуха, что, пройдя легкие, освежает сердце и из него по артериям бежит по телу. Мериптах окрасил ногти Туанес на руках и ногах и синеющие губы в красный магический цвет крови, но боги не оценили его стараний. Она бледнела и худела. Чем больше богов, тем больше опасностей, что не только один из них может на тебя рассердиться. Наверное, потому говорят во все времена и у всех народов, что беда не ходит одна. Исчезла вдруг Сенетанх!.. Кар сделал все возможное, чтоб хоть как-то напасть на ее след. Безрезультатно. Только сейчас почувствовал Кар, что значила для него Сенетанх. Тоска охватила его. Одна лишь память осталась: ожерелье, подаренное ей тем, кто почему-то назвал себя Сепом. Вначале Кар хотел его выбросить, и только случайно оно осталось у него в доме. Сейчас Кар надел дешевое ожерелье на свою могучую шею и ценил его не меньше, Чем Сенетанх тот простой камешек, что он "подарил" однажды ей. И не снял даже тогда, когда по городу распространились слухи, будто Сенетанх сбежала от опротивевшего ей мужа в район Дельты с каким-то юношей. Глупый Хену не только не пытался ее разыскать, а проклял в своем храме. Да и зачем искать, если это так похоже на правду. - Это так, - вздохнув, сказал и сам Кар в разговоре с Мериптахом. - Все может быть, - меланхолически ответил Мериптах, - все... Кар хотел рассказать о том, как он случайно подсмотрел Сенетанх в одиночестве, выбросившую свои подарки, кроме его камня. Хотел, но воздержался. Теперь это ни к чему. А нерассказанное подчас - дороже и ближе. - Разгневали мы чем-то богов, - раздумчиво сказал в тот вечер Мериптах. - Может, оттого что маленький лев с головой человека, Шесеп-анх, найденный тобой в древней кладовой скульпторов, еще у нас? Ведь мы даже не знаем, чье лицо изображено на нем? - Кто его знает... - Отнеси его, Кар, на место. Хорошо? - Отнесу, Мариптах. Это не трудно. - Он ведь не нужен мне. Я сделаю своего льва совсем по-иному. - Ладно, Мариптах. Отнесу. Успокою его дух... НОЧЬ ШЕСТАЯ, печальная... 1 Кар идет в кладовую древних скульпторов. В левой его руке диоритовый Шесеп-анх, завернутый в пальмовые листья. Рядом - смельчак Миу. Дневная жара спадала, но заходящее солнце слепит глаза Кару, невольно замедляющему шаг. Кот то и дело обгоняет хозяина: ему не мешает божественное светило - от холма, на котором раскинулся Город мертвых, легла длинная тонкая тень. Изломанная линия Запада обагрилась кроваво-огненной полосой заката, предвещавшей бурю. И сейчас ветерок заметно посвежел, но пока еще прозрачен и шевелит лишь легкие зерна песка на поверхности барханов. - Не будь нахалом, Миу, - сказал Кар. - Учись у меня скромности: не спеши... Кот выгнул спину, поднял хвост к холодеющему небу и замурлыкал. Настроение у обоих - отменное. Подойдя к знакомой, рассыпающейся в прах стене, кот приметил, что вход открыт, и шмыгнул в отверстие. Но услышал призывный свист Кара, встревожено ощетинился и вернулся. - Мяу? - Здесь кто-то был, Миу, - шепотом объяснил Кар, - а возможно, и сейчас там: камень-то рядом. - Мяу... И они тихо, не торопясь, вошли в подземелье. У развилки ходов, как обычно, свернули влево, но Миу, уловив горелый запах светильника, остановился. Кар погладил кота по спине, как бы давая знать, что уже настороже, и они двинулись дальше. Вот впереди показалась тусклая полоса света. Друзья замерли неподалеку от входа в зал, где раньше стоял алебастровый Апис. Один - размышляя, другой - ожидая простых и четких указаний. Кар мысленно восстанавливал в памяти обстановку в кладовой после своего последнего визита. Тогда они вместе с Мериптахом многое переставили с места на место и несколько загромоздили правую часть входа. Если никто не убрал камни и скульптуры, то сейчас можно неплохо притаиться за ними и кое-что увидеть, если, конечно, там есть на что посмотреть... Подобравшись ползком, Кар убедился, что все в порядке, и услышал чье-то бормотание: - О великие боги Кемта, властители здоровья, слов, имен, вершители людских судеб. У меня нет амулетов, нет золота. Не знаю я своих родителей, боги Кемта; меня просто зовут Джаи... Но я никому не делаю зла - я только потребляю его, как люди едят хлеб... Я хороший, умный, добрый... Я люблю Туанес! А вы наслали на нее болезнь по наущению жреца Хену. Не слушайте его, боги Кемта. Исцелите ее! Кар вытянул шею и увидел Джаи, склонившегося в молитвенной позе перед глиняной фигуркой Туанес. Подтолкнув кота вперед, но придерживая его левой рукой, Кар осторожно положил на земляной пол диоритового Шесеп-анха и негромко стукнул камнем о камень. - Кто там?! - встрепенулся мальчик. - Ах, это ты, друг мой Миу? - Да, Джан, это я, Сенеб. - Сенеб, Миу. Но как ты нашел меня? - Лучше объясни, как ты очутился здесь? - Так ведь это я первый случайно наткнулся на эту кладовую. Ты один, Миу? - Один, Джаи, не беспокойся, продолжай... - Хорошо, что ты здесь, Миу! Мне надо поговорить с тобой... Никому из людей не могу я рассказать то, что знаю, ибо это принесет им вред. Иное дело ты, мой добрый кот! - Говори, Джаи, говори. - Еще давно, играя в этих местах, я увидел вверху дыру в песчаном холме. Вон ту, что открыта сейчас, - мальчик указал на потолок, в котором виднелся кусочек совсем потемневшего и слегка запыленного неба. - Потом я рассказал Сенмуту, точильщику инструментов у Хеси. Он был здесь. Привел своего хозяина. Но доложил ему, будто он - Сенмут - открыл это место, а не я!.. - Понятно, Джаи. - Хеси был доволен. Услышанное усладило его. Приказал он освободить помещение от песка. Много работал здесь Сенмут, а я помогал выносить корзины наружу. Хеси приказал Сенмуту все хранить в строгой тайне... - Почему? - Хеси брал здесь старые скульптуры, обновлял их, стирал надписи, а после выдавал за свои! - Ого! - воскликнул Миу и присвистнул. - Ты умеешь свистеть?! - поразился Джаи. - Немного, - смутился кот. - Не обращай внимания. Говори... - Так было до истории с Аписом, что стоит сейчас в храме бога Птаха. - Слышал я о ней, Джаи, слышал. - После Хеси отослал моего защитника Сенмута в его родной город Абу. Один я теперь, Миу... Потом подружился с Туанес, Мериптахом, с тобой, Миу... - Спасибо, Джаи. Продолжай. - Сенетанх принесла Хену вот эту фигурку Туанес, чтобы он своими заклинаниями помог ей иметь детей. А он... - А он? - ...наслал на нее болезнь. Уговорил богов Кемта умертвить ее! И мальчик рассказал о том, что он видел и слышал, прячась под полом святилища в храме Птаха. Все стало ясным. Кар торопился покинуть подземелье и дважды дал знать об этом Миу, но коту почему-то понравилось здесь, он даже замурлыкал и удобнее примостился на гладком прохладном камне. Кар сердито дернул его за лапу, и кот яростно огрызнулся. - Что с тобой, Миу? - удивился Джаи. - Царь блох забрался мне под хвост, - соврал кот. - Я ухожу, Джаи. Не советую долго оставаться здесь и тебе: скоро буря. Сенеб! - Прощай, Миу. Я еще буду просить богов Кемта, потом уйду... Однако не до молитвы стало Джаи. Нервное напряжение последних дней вконец измотало его. Разговор с котом немного успокоил мальчика. Зато верх взяла усталость. Он свернулся калачиком на мягкой куче песка и крепко уснул. Тем временем Кару удалось совладать с котом, зажать ему морду руками и вынести непокорного под открытое небо. - Миу, - зло сказал он, опуская его на землю, - не советую становиться моим врагом! Кот поджал хвост, понурил голову и преданно лизнул ногу хозяина. Кар только махнул рукой и вздохнул... 2 Хену спал в саду. Ножки его высокого ложа из крепкого финикийского кедра стояли на плоских камнях, уложенных в ямки, наполненные водой из Великой Хапи. Скорпионы и всякая мелкая нечисть не смогут пробраться к нему. Несколько овечьих шкур, разбросанных вокруг, должны остановить случайную змею. Сетка вверху охраняла жреца от жителей деревьев. Лишь свет луны, дробясь на узкие лучики, с трудом достигал ленивого тела жреца. Хену почувствовал на себе чей-то взгляд и проснулся. Сперва он подумал, что это "лесной человек" из негритянских легенд далекого юга - так широк в плечах незнакомец, так высок, так грузно дышал от ярости, так блестели в полумраке его глаза. И крепко струхнул: одно дело боги, души умерших, зверье идругое - человек, да еще чем-то разозленный и "лесной"... - Вставай, Хену, вставай! Это я - Кар. Ты между Востоком и Западом... Я твоего благополучия хозяин. Хену привстал, смекнул - что к чему. - Чего хочешь ты? Почему пришел сюда ночью? - Я знаю, Хену, болезнь Туанес - твое коварство. Все знаю! Она - жена моего друга. Ты должен упросить богов вернуть ей здоровье. Смотри, Хену... Жрец отогнал от себя сон, встал и медленно выпрямился во весь свой гигантский рост. Теперь они прямо смотрели друг другу в глаза, сравнивая возможности для поединка. - Силен я, Кар, могуч, словно бегемот. - Это верно, - согласился Кар. - Моя сила равна твоей, да еще ловок я, точно павиан. - Я могу зубами откусить твои уши, еще нос, еще перегрызть руку... - Если я не захочу перед тем свернуть тебе челюсти! - Я ногой убиваю собаку. - А моя одна нога сильнее твоих двух! - Я животом своим раздавлю тебя, как муху. - Мой кулак пройдет сквозь него... - Смотри, Кар, я могу сорвать тебе голову, как цветок со стебля. - Но я быстрее, я разорву тебя пополам. - Я брошу тебя на небо, чтобы ты упал трупом! - Тело мое - скала, словами не поднять его! Померимся? Они молча охватили друг друга и, топча траву, закружились, пыхтя от натуги, скрипя зубами от злости. Хену замолк, могучие объятия Кара стиснули жрецу дыхание, почти остановили сердце. Бросив Хену на спину, Кар расправил затекшие члены, довольный победой, с хрустом раздвинул плечи и хрипло спросил: - Понял ты, Хену? Жрец медленно приходил в себя и молчал. - К тому же еще ты дурак, Хену, - убеждал Кар. - При моем же уме твой путь в Царство Запада ускорится. Покорись! - Хорошо, Кар. Но мне нужна фигурка Туанес из глины. Та самая, - схитрил жрец. - Не ври, Хену. Та самая фигурка уже не годится для новых заклинаний: или фигурка другая, или другой заклинатель при скульптуре прежней. Напиши ее имя красной краской на папирусе. - Хорошо, ступай, Кар. - Нет, Хену, ты при мне сделаешь все. Я буду свидетелем, угодным богам. Хену неловко поднялся с земли, и они вдвоем направились к храму. Надо покориться. Жрец уразумел, на чьей стороне перевес. У ворот жрама их настиг первый песчаный шквал, он ударил им в спину множеством иголок и грубо втолкнул в пустынный мощеный двор жилища бога Птаха.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования