Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Аматуни П.Г.. Если б заговорил Сфинкс... -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -
о волшебной обители, он направляется ко мне и громко восклицает: - О Ростов-Дон-бей, салам! - Салам, отвечаю я, с удовольствием пожимая его руки, через которые прошли тысячи произведений искусства, пролежавшие до того десятки веков в египетской земле. - Вы не были у меня два дня!.. Я смирял тревогу надеждой, что вы благополучно путешествовали в Прошлом... Не так ли? - Угадывать истину - лишь одно из многих ваших неоценимых качеств, - отвечаю я в тон ему. - Не удивлюсь, если сегодняшний визит к вам увеличит мое огорчение, вызванное столь долгой для меня разлукой! - Ваши слова - бальзам. Придет время - и многое исчезнет на земле, даже пирамиды обратятся в пыль... Но ласке человеческой - конца не видать! В последний раз вы изволили четыре часа просидеть у этой фигуры... С этими словами он вновь подводит меня к черному диоритовому сфинксу, который, как я рассказал собеседнику еще в прошлый раз, вдохновил Мериптаха. - Но он был найден в кладовой древних скульпторов, этот маленький сфинкс, - задумчиво говорит хозяин лавки. - Как же он опять попал на то же место, откуда его взял Кар, чтобы подарить своему другу? - Не все сразу, - говорю я. - Очевидно, и эта тайна раскроется когда-нибудь... - Вы полагаете, что и воображение способно угадывать истину? - А кому нужна фантазия, не угадывающая ничего? Беспочвенная?.. - Вы правы! Аллах разумно устроил человека... Тогда взгляните сюда: возможно, это, в самом деле, наведет вас на след. С этими словами мой собеседник извлек из папки, на которой стоял сфинкс, фотографию и какие-то бумаги. - Я думал, что это просто подложено под скульптуру, чтобы не портить полированную поверхность столика, - смутился я. - Его отполировали две тысячи пятьдесят лет назад, - с гордостью сказал он. - Нет, нет, здесь акт, подтверждающий, что диоритовый сфинкс найден археологами... Посмотрите на фото: вот здесь лежал труп мальчика двенадцати-тринадцати лет. Рядом нашли этого сфинкса и еще кое-что... - Не томите, умоляю! - Сейчас, сейчас... - он зашел на минуту в свою "подсобку" и вынес глиняную фигурку девушки. Красивое удлиненное лицо с ямочками на щеках и углублением на подбородке. - Но ведь это... Туанес! - воскликнул я. Хозяин лавки внимательно посмотрел на меня, молча вздул угасающий кальян и сделал несколько затяжек. - Тогда, - проговорил он, - тогда вам есть смысл побывать на месте... Сейчас я объясню, как туда добраться... Эта кладовая была засыпана песком снаружи и внутри, вероятно, не одно тысячелетие. А теперь - можно ее посетить... ...Я был там к вечеру, когда спала дневная жара. Западная стена оказалась разрушенной - обвалились при раскопках, - и я увидел помещение как бы в разрезе. Рядом с самим зданием, вернее наскоро переоборудованной усыпальницей, был двор и три - теперь высохших - колодца. В восточной стене зиял неровный проход. В потолке, в сохранившейся его части, имелось четырехугольное отверстие и тонкая плита рядом, некогда прикрывавшая его. Все, что было найдено внутри, - вывезено. Я присел на камень в углу, где, судя по фотографии, лежал труп мальчика. Вокруг еще сохранились обломки камня: что-то происходило здесь - отчего частично обвалился потолок и, возможно... придавил мальчика... Множество видений возникло передо мной. Уже взошла луна, когда я вновь вернулся к событиям предыдущей главы. 3 Мериптах полулежал на палубе "Быка", облокотясь на бухту папирусного каната, неподалеку от кормчего, ворочавшего тяжелое рулевое весло. Попутный северный ветер надувал алый, расписанный белыми, синими и желтыми розетками парус, гудел и посвистывал, помогая судну бороться с ровным встречным течением. Был период наводнения. В этом году начало разлива, совпадавшего с появлением на небе Сотиса, пришлось на сорок пятый день. Вода принесла с юга горы плодородного ила и, покрыв поля на берегах, медленно отстаивалась, вновь отдавая его земле. Еще в разгаре работы по строительству царских усыпальниц, гробниц вельмож и их домов. Сверху, по течению, шли встречные суда из Суна, груженные розовым камнем. Кормчий монотонно тянул знакомую песню: Привет тебе, Хапи, Выходящий из этой земли, Приходящий напитать Кемт... Неделю за неделей плывут они на юг по величественным водам Хапи, любуясь ее то ровными зелеными, то гористыми серыми берегами. Как необъятен Кемт, сколько интересного в нем! Два дня провели они в Оксиринхе, где люди поклоняются остроносой рыбке с длинным плавником на спине и красным хвостом. Другое дело их соседи из Песьей области, что живут выше по течению: их бог изображается в виде человека с головой собаки. Это привычнее. Нехорошо только, что там не уважают верований оксиринхцев: ловят их священную рыбку и едят... Сегодня путешественники в гостях у этих людей и в тени кустарников развели костер, чтобы приготовить рыбный суп. Пожилой роме по имени Хунух, один из уважаемых здесь, заметив оксиринха в серебристой трепещущей кучке, приказал выбросить рыбу обратно в Хапи. - К чему? - удивился юноша, тоже уроженец этих мест. - Рыба вкусная, пусть соседи позлятся, если узнают! - и беззаботно рассмеялся. - Молчи! - повелел разгневанный Хунух. - Я сказал: надо уважать всех роме! - Вот еще... - неуверенно произнес юноша. - Раньше, - сурово сказал старик, - роме жили обособленно друг от друга, каждый в своем сепе. А сейчас у нас у всех одно государство - Кемт. У нас один божественный царь, да будет он жив, цел, здоров! Единые боги. Знаешь ли, что такое Та-Мери? - Знаю, отец: "Земля возлюбленная..." - Та-Мери? - взволнованно повторил Мериптах. Он слышал и ранее это название своей страны, но оно значило для него то же, что Кемт. Сейчас оно вдруг наполнилось новым содержанием. Так бывает, когда с факелом зайдешь в пещеру или гробницу, но ветер тут же задует его. Мгновение - и мрак окружает тебя, но ты уже видел все и сумеешь пройти даже не на ощупь, а просто так... - Царская дочь Рэхатра родила наследника, - сказал Мериптах, меняя тему разговора. - Да ну?! - воскликнул юноша. - В Белых Стенах все радуются?.. - А вы не знали? - спросил Мериптах старика. - Новость не сокол, - ответил старик, укрепляя над огнем чан с водой. - Но ты сказал - и теперь мы тоже знаем. - В столице действительно все торжествуют. - Может, не все... - заметил Хунух. - Почему? - спросил юноша. - Забота затмит радость простых роме, - неопределенно ответил старик. - Слышу я лишь начало... - Намекнул Мериптах. - Я сказал: роме живут далеко друг от друга, на берегах Хапи, но все мы - одно государство. - Так что же? - А то, что жены свободных простых роме должны сейчас родить много, очень много сыновей... Строителей дома для нового царевича... Мастеров для его усыпальницы... Садовников его сада... Слуг для умащения его тела... Поваров для его кухни... Еще понадобятся врачи для его здоровья... Писцы для пополнения его библиотеки... Учителя для его воспитания... Художники нужны, скульптуры для украшения его жилища и заупокойных храмов... - Ну, это уже не дело простых роме! - запальчиво возразил юноша. - Правду говоришь, да не всю... - Слушаем мы тебя, внимательно слушаем, - сказал Мериптах. - Конечно, большинство мастеров, врачей, художников дадут семье вельмож. - Но будут они еще из простых роме, тоже будут убежденно сказал Мериптах. - Верно тобою говоримое, - согласился Хунух. - Выйдут они их простых роме, а труд свой отдадут царевичу. Весь, думаю я. Еще вельможам часть. Нам - ничего не останется. "Прав старик, - задумался Мериптах. - Ведь Кемт - одно целое. Царь. Еще вельможи. Больше же всех простых роме. И все - одно государство! А что бы делал царь, если б не было остальных роме?.. Прав старик... Голове без тела - трудно... А телу без головы? Как понять все это? Боги устроили мир слишком сложно?.. А художники, когда говорят, - думают только о царе. Богах. Еще вельможах. А роме? Нужно ли думать о них тоже? И как это может выразить скульптор?" - Садись ближе, - прервал его Хунух. - Суп готов... Думать еще будешь. Потом. Раньше богиня Маат открыла истину только ею избранным. Теперь, Мериптах, она обратит свое лицо еще к тому, кто сам многое поймет... - Как добиться этого, Хунух? Скажи, если знаешь. - Как? - вздохнул старик. - На месте сидеть - очень долго жить надо, говорю я. Ходить вдоль Хапи - быстрее жизнь поймешь. Точно не знаю я... И стал разливать в миски рыбный суп, а кто ест - не должен словами отгонять аппетит и портить настроение соседу. Все воспитанные люди знают это. 4 На подходе к Шмуну, центру Заячьей области, с обеих сторон показались фиолетовые горные кряжи, и Мериптах с удивлением смотрел на них. Всю свою жизнь он прожил в низовьях Хапи, где только на западном берегу есть небольшие холмы и в Гошене - каменоломни. Сильное впечатление на него произвел город Кебто. Если отсюда идти пять дней на восток, то за черными горами откроется тебе топелое море, по которому можно доплыть до самого Пунта! Туда, к морю, вела хорошая дорога, но люди отправлялись с тяжелым грузом воды и продовольствия и с сильной охраной. Мериптаху удалось даже проводить один такой караван, и он насчитал в нем более трех с половиной тысяч человек! Среди этих бывалых путешественников оказалось немало занимательных рассказчиков. Он с удовольствием слушал рассказы проводника Сеннофра - знатока неисчислимых божественных истин. Однажды разговор шел у костра, дававшего не столько тепло (в этой местности его всегда хватало с избытком), сколько свет, а главное - повод собраться вот так группой, от нечего делать, но плечом к плечу, и поразмышлять. Кто начал разговор, которые заинтересовал Мерептаха, он не запомнил. Но вот кто-то спросил: "Откуда взялись роме?" - и Сеннофр, радуясь тому, что считал себя осведомленным, решил ответить. - Все, что видим мы, - начал он, - солнце, луна, небо, стоящее на четырех столбах над землей, - вылупилось из волшебного яйца... Слушатели разом смолкли, давая понять, что именно это интересует их, а глубокие познания рассказчика ни у кого не вызывают сомнений. - Боги же, - продолжал Сеннофр, - были сами по себе. Однажды бараньеголовый бог - горшечник Хнум, супруг Хекет, что с головою лягушки, вылепил на своем гончарном круге первых роме. Из глины. Дальше они стали рождаться сами, как и мы с вами, покидая чрева своих матерей... Стало много роме в стране Кемт. А было это дважды, трижды давно, когда предки наши остались одни... - Как один? - Очень просто. Боги тогда управляли страной. Потом старели они, стали уходить к себе на небо. Пока не ушли все... Одичание, запустение воцарилось в стране Кемт. Рассыпались домашние очаги. Позабылись законы. Роме принялись поедать друг друга! Долго было так. Пока молодой бог Осирис вновь сошел к ним. С любовью стал он заново учить роме отличать злаки от диких трав, обрабатывать землю, варить хенкет, готовить вино. Его жена, единоутробная сестра, Исида срезала колосья, показала, как извлечь зерна. Натерла муки. Спекла лепешки. Вдвоем они вновь раскрыли роме сладость поклонения богам, а мудрый Тот - с головою ибиса - обучил возрожденных жителей Кемта божественному искусству письма... - А я слышал, что роме произошли из слез божества, - возразил кто-то, пользуясь минутной паузой. - Многое можно услышать, - солидно ответил Сеннофр. - Я говорю вам истину... - Продолжай, - раздались недовольные голоса. - Не перебивайте его! - А потом Осирис отправился на помощь другим одичавшим народам, поручив жене своей Исиде управление страной. Когда же Осирис вернулся, брат его, злой, уродливый Сет, на пиру велел принести красивый ящик. Он сказал еще, что подарит его тому, кто свободно уляжется в нем. Одному Осирису ящик пришелся в пору... Сет тотчас накрыл его крышкой, залил щели свинцом и бросил гроб в Хапи! - Дальше, - торопили Сеннофра. - Долго отдыхаешь... - Много странствовала Исида, пока отыскала тело мужа, но краснолицый Сет разрубил его на четырнадцать кусков, раскидав по всей стране Кемт. Исида вместе со своим сыном Хором собрали их. Но тут Сет вступил в бой. Вырвал он глаз Хору, а все же Хор победил! Оживила Исида тело мужа заклинаниями. С той поры Осирис не может ни стареть, ни умереть. Оставил он землю, но не вернулся и на небо, а поселился в Царстве Запада, где время - вечно. Тогда и остальные боги присоединились к нему, обретя бессмертие. Так Осирис избавил все живое от страха смерти, а ведь нет, говорю я, иного блага, сравнимого с этим! - Потом? - Теперь боги решили не покидать Кемта. Добрый Хор взял на себя управление страной: на троне всегда есть царь, который - частица божества. Потому роме никогда больше не останутся одни... - Хорошо рассказал, - похвалил Мериптах, сидевший рядом с Сеннофром. - А что такое роме? - Объяснил я тебе уже, что роме есть творение богов, - ответил Сеннофр. - Тело наше состоит из вещества, еще - из божественных незримых сущностей: ка, еще - ба... Ка - это наш "двойник", душа нашего тела. Ба - главный дар богов - есть то, что живет в нашем теле, в нас самих. - А что такое жизнь? - Это - дыхание... - А смерть? - Тление... Поэтому бог Анубис - с головой шакала - обучил роме искусству бальзамирования, сберегающего тело от разрушения. Иначе, после смерти ка, ба лишится своего жилища. - А если тело сгниет? - Можно в гробнице поставить статую умершего взамен тела! - Не каждый сможет это сделать, - вздохнув, произнес кто-то в темноте. - Это не обязательно, - горячо пояснил Сеннофр. - Главное, чтобы в Царстве Запада жил царь, еще вельможи - его божественные лучи. - А остальные? - тихо спросил Мериптах. - Важен тот, кто при жизни имел значение! - убежденно ответил Сеннофр, и слушатели согласно закивали головами. - Ты много путешествовал, - продолжал Мериптах, - скажи: а другие народы тоже создал наш Хнум? - Нет. У каждого свои боги. Потому-то человек должен постоянно жить в своей стране, охраняемый своими богами. - Разве ты покинут ими, бывая в далеких землях? - Нет, говорю я. Но там есть другие боги... Они могут вмешаться... Путешествия поэтому опасны. Так всегда было - всегда будет! - Расскажи о самом дальнем крае, где ты был... - Ты имеешь в виду Пунт? - осклабился Сеннофр. - Далеко он - верно. Но я бывал в стране черных людей на Юго-Западе!.. Шум восхищенных голосов прервал его. Об этой полулегендарной стране слышал и Мериптах. Да что там - нет человека в стране Кемт, кого бы не волновали слухи о таинственной земле. - Я был среди тех, кто открыл ее! - самодовольно признался Сеннофр. - В тот год мы прошли по пескам и травам больше, чем за всю свою жизнь... Видел я, видел город, обнесенный стеной, с башнями по краям. Богато живут в нем! Видел я в хранилищах стволы эбени, кость, драгоценные камни, золота - больше всего... Люди живут в нем мирные, не знающие битв. Леса там густые, без края... Своя Хапи у них... Свои боги... "Сколько же народов в мире? - задумался Мериптах. - И каждый - сам по себе, не зависит от другого. Прав старик Хунух из Песьего сепе, говоривший о том, что главное для людей - свое государство. И что простые роме есть живая часть страны Кемт. И царь, и его подданные, и простые роме - есть одно целое... Тем более что у каждого народа - свои боги! Но если правда в этом - художник может создать облик все своей страны... А как? Возможно ли такое вообще?.." Нельзя сказать, что Мериптах не знал раньше легенд о сотворении людей. Слышал от несколько версий - ведь на земле немало сменилось поколений и каждое по-своему стремилось объяснить мир. Но как приятно вот так, у костра, услышать еще раз из уст даровитого даже известное тебе, и, кроме того, в такие минуты легче переосмыслить познанное в беседе с самими собой, - что есть одно из наиболее загадочных и ценных милостей богов... 5 Подплывая к Омбосу, покровитель коего священный крокодил Собек, они приметили еще издали мрачную, молчаливую толпу. А когда люди на берегу приняли канаты и накинули петли на швартовочные столбы, врытые в землю, и путешественники сошли по трапу на пристань - их взорам предстала грустная картина. Тридцать усердных исполнителей отряда нравоучителей секли розгами пятнадцать покорно распростертых голых худых тел. Чиновник, взимающий налоги, и его писец сидели рядом за столиками с вкусными угощениями и лениво отсчитывали удары. - Сенеб, - негромко произнес Мериптах, подойдя к ним. - Сенеб, - оживился чиновник. - Откуда ты? - Из Белых Стен. - О! Длинный путь за твоей спиной, - уважительно сказал чиновник. - Что происходит здесь? - Разве не видишь? - усмехнулся писец, поворачиваясь к Мериптаху. - Не отвлекайся! - строго одернул чиновник своего помощника. - Как сказал ты? О боги, я уже сбился со счета, - огорчился писец и махнул экзекуторам. - Стойте! Потерял счет... Начинайте сначала... Р-раз... Два... - и, чтобы не мешать начальнику и гостю, принялся дальше отсчитывать удары про себя, беззвучно шевеля толстыми влажными губами. - Эти люди, - кивнув в сторону истязуемых, пояснил чиновник, - в минувшем году уклонились от строительства усыпальницы нашего царя, да будет он цел, жив, здоров! Лентяи: всего три месяца каждый роме должен отработать в Городе мертвых... Не хотят... Некоторые же не уплатили налогов... - Ты, верно, забыл наказать их в прошлом году? - Тобою сказанное обидно мне. Я труженик, труженик я - не в пример этим ленивцам... Но время прошло: захотел я напомнить им - пусть стану я хвалимым вельможами нашего сепе. Скоро вновь наступит их черед... - А остальные? - Мериптах оглядел густую толпу, заполнившую пристань. - Ждут своей доли... Куда путь держишь? - На южные каменоломни. - Дело. Там проще, чем у нас. У них рабы есть. Тысячи. А мы забыли, когда воевали... - сердито добавил чиновник. - Наши рабы почти все повымерли. А свободные роме становятся лишь причиной моих забот... Не платить налоги?! Что же тогда будут есть вельможи? Верные слуги царя... А жрецы? Кемт - наше общее государство. 6 ...Мериптах и сегодня работал весь день. Хотелось явиться к учителю с готовой моделью новой скульптуры. Несколько вариантов перебрал он, но нужное решение пришло только сейчас. Еще дома они вдвоем с Анхи обсуждали будущий облик Шесеп-анха. Можно сделать его в духе "статуи согласно жизни", то есть таким, как он выглядел бы "на самом деле". К этому тяготел Мериптах. Можно решить его и условно, подчеркнув божественность и величие. Так хотелось Анхи. Постепенно они уступали друг другу. - Надо, чтобы лев выглядел как живой, - настаивал Мериптах. - Хорошо, - соглашался Анхи. - А лицо человека тоже настоящее! - Пожалуй. - Условность остается в самом замысле.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования