Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Башкуев А.. Призвание варяга -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  -
я знал, что смогу "сделать дело" во Франции. И я -- не ошибся. Бонапартам льстило, что их другом стал сам фон Шеллинг. Родственник английской, прусской, голландской и русской короны. В то же самое время я был еврей и сие (по их мнению) "опускало меня" на один с ними уровень. Другой момент в том, что наши семьи "инородны" по отношению к "титульным" нациям. Бенкендорфы в России всегда ощущали на себе то же самое, что и Буонопарти во Франции. А из детских воспоминаний, подсознательных ассоциаций сплошь и рядом тянется этакое... что сложно выразить на словах. Сегодня моя сестра живет во Франции, окруженная именно Бонапартами, и считает их за "родных". Они знают, что она шпионила против них, но и то, что мы с Дашкой и матушкой последовательно отстояли все их интересы на Венском Конгрессе. Даже когда меня уличили, Элен осталась вхожа во дворцы сей семьи. Я по сей день дружу с "Корсой", а мой сын - Карл Геккерн сегодня один из вождей партии бонапартистов. Он - главный кредитор его друга, - Луи Наполеона III. Франция воевала, в ней гибли тысячи мужчин и дамские прелести ценились дешевле грязи. Но мужчинам всех времен и народов - приятно появиться на людях в обществе "штучки". При том что в стране был избыток женщин, потерявших надежду на брак, - так низко пали нравы этого общества. Элен стала подыскивать девиц, мы их подкармливали на "храмовую десятину", учили хорошим манерам, нанимали учителей пения и танцев и... Пару раз на пару месяцев оптом скупались билеты на все постановки, а потом - продавались в тех же кассах за полцены, - случался аншлаг! На сие время всему прежнему составу актеров выплачивалось отпускное пособие на все дни "наших спектаклей", а дальнейшее было в руках самих "девочек". Разумеется, часть билетов доставалась совершенно бесплатно - бедным евреям. А они рады были за своих соседок, дочерей и племянниц - так что по окончании спектаклей овации и бисирование продолжалось просто часами. Человек - стадное существо. Если в театрах и попадались поклонники таланта "не наших", очутившись под столь мощным прессом "общего мнения", все сии люди в самое короткое время переключились на обожание новых "звезд сцены". Тем более, что... После удачных спектаклей я имел обыкновение приходить в гости в новый дворец с очередной обворожительной "премьершей" и горячие корсиканцы не могли устоять и сами напрашивались на знакомство. Слово за слово, шутка за шуткой, поцелуй за поцелуем, - всякий раз получалось так, что я уходил с очередного приема в обществе Элен Нессельрод (а ее муженек пропадал неизвестно куда), в то время как юная "звезда" оставалась... попеть гаммы на сон грядущий - государю Вестфалии. На другой спектакль с участием "Восходящей звезды" являлась Вестфалия (Голландия, Бельгия, Рейнланд -- ненужное зачеркнуть) в полном составе, а сам монарх с монаршей руки вручал перстни - прелестной актрисе на глазах у всего общества. С этой минуты - даже обсуждение талантов "звезды" становилось кощунством и святотатством. Когда меня взяли с поличным, жандармерия имела вопросы к "питомицам". Но их так надежно "прикрыли" их покровители, что... моя разведсеть просуществовала в нетронутом состоянии - вплоть до 1815 года. А потом ее "унаследовали" победители и все вскрылось лишь в 1819 году в ходе расследования убийства Августа Коцебу. Жил-был - некий австрияк по имени Август Коцебу. Жил - никого не трогал, пописывал вяловатые сентиментальные чепуховинки, издавал что-то весьма верноподданическое... - в общем, типичный Булгарин на венский манер. Но вот, как-то - встретил его на улице некий студент по имени Занд и - прирезал писаку. Знать они друг друга не знали, а студент объяснил, что читал он как-то опус милого Коцебу и стало ему так тошно, что пошел он и - почикал старого нудника. Тут бы следователям и угомониться. Но в ту пору Австрия еще не отмылась пред миром за участие в войне на стороне якобинцев, так что - бравые полицаи сразу заподозрили "нехорошую" подоплеку. Коцебу, будучи боязливым и предусмотрительным (что характерно для импотентов -- в творческом плане), придерживался взглядов самых что ни на есть - монархических. Юный Занд был настолько радикален и "Р-р-революционен", что даже не пытался скрыть своих либеральных симпатий и того, что провел много лет в Париже среди самых отъявленных якобинцев. Политическая подоплека убийства обрисовалась столь явно, что именно в таком виде на нее и клюнула австрийская пресса. Дело получило огласку. На этом не мешало б и успокоиться... Третий раунд сего бега по кругу был возможен только лишь в Австрии. Только в этой стране за любым событием немедля чуют жидовский заговор. А Занд как раз был - евреем... И началось. Но стоило следствию копнуть родословные убийцы и жертвы, тут-то и пошли сюрприз за сюрпризом. Выяснилось, что Август Коцебу доводится троюродным кузеном князю Кочубею - тогдашнему министру внутренних дел Российской Империи. Человеку с крайне либеральной репутацией и далее. (Ежели вы не в курсе: Кочубеи и Коцебу - суть одна семья, берущая корни в нынешней Малороссии. Просто в Австрии она пишется латиницей, а у нас кириллицей. "Пошел же" сей род с татарина Кочэбэ.) Навелись справки и на свет Божий всплыл документ насчет того, что Кочубей выплачивал кузену энные суммы - за "верное освещение русской политики в австрийской прессе". Ни больше и ни меньше! Ореол "державника -- монархиста" чуть потускнел... Как раз в сие время сыщики добрались до корней "р-р-революционера" и либерала Занда. Следы его привели следствие в салон Прекрасной Элен и вдруг меж "лиц якобинцев" проявилась и физиономия вашего покорного слуги... Австрийские сволочи не придумали ничего лучше, чем спросить мнения самих якобинцев и... Выяснилось, что Занд -- "пестуемый" мной "иудейский" агент. Эффект был сродни взрыву бомбы. Для многих было удивительно уяснить, что монархист и крайний антисемит Коцебу на поверку оказался ставленником якобы реформиста и масона Кочубея, в то время как яростный якобинец и либерал Занд - долгие годы работал на нашу Империю. Тут все заговорили о скрытой борьбе меж нашим министерством внутренних дел и нашей же разведкой. Кто из нас либерал, а кто - реакционер стало стремительно ускользать от понимания зрителей. На Руси же возник Союз Благоденствия - будущие декабристы, связывавшие свои чаяния с Кочубеем, узрели его "alter ego" в лице пошляка Коцебу и надежд у них не осталось. Вот тут бы следователям и унять свое любопытство... Связи Занда привели к некой N. - приме Оперы. Она оказалась его любовницей и молодые люди жили вместе со времен их парижской встречи в салоне Элен. С другой стороны - N. состояла на содержании у... Государя Императора Австрийской Империи. Тот был без ума от своей одалиски и болтал ей на подушке любви - что ни попадя. А девица имела обыкновение пописывать этакие девичьи записочки наперснице и покровительнице - графине Нессельрод, а та уж доставляла их мне - мимо официальных бумаг. Случилось, что одного из курьеров Элен убили и ограбили на австрийской границе. Австрийская полиция нашла убийц и забрала награбленое. Брат Коцебу служил в Полицай-Президиуме и от него наш писака получил записку N., ибо брат его знал, что Август всегда был ее обожателем. Август с изумлением прочел жаркое послание некоему "Sasha", в коем девица объяснялась в любви, признаваясь, что исполняет его поручения лишь... ради неких воспоминаний. Ничего фривольного, иль амурного - помнит фроляйн какой-то там вечер в Париже - ну и что из того? Так сей поганец вообразил себе невесть что и (не сумев понять - кто сей "Sasha") однажды явился к певице с амурными предложениеми. Мол, - спала с каким-то там русским, чем мы - хохлы хуже? В случае отказа сей бытописец угрожал распубликовать текст записки в своей газетенке. Ни слова тут о политике! Девица, не будь глупа, объяснила поклоннику, что у нее... встреча с Его Величеством и позвала прийти в другой день. Сама же свистнула своего любовника и вложила ему в руку кинжал... Когда австрийский Государь Император узнал про свою пассию сии новости, он настолько распалился грешною страстью к вдохновительнице сего преступления, что сослал следователей - куда Макар телят не гонял. (Я уже говорил, что головорезов публика носит всегда на руках! Вот и Габсбургу видимо не хватало в жизни чего-то остренького.) Австрия даже не поняла, - чем кончилось следствие. Но отголоски дела, как круги по воде, разошлись по Европе. В Англии некто рекомендовал членам правительства "отказаться от общения с дамами, входившими в круг общения Александра Бенкендорфа и Элен Нессельрод". Я сразу послал письмо моему английскому родственнику с вежливым удивлением - какого черта? "Не значит ли это, что на Альбионе стали преследовать актрис за их иудейскую кровь? Нет ли в сем потуг английского короля расстаться с его нынешней фавориткой, кою он тоже вывез из "салона Элен"? Не стыдно ли британской короне прикрывать вполне банальное охлаждение чувств уже немолодого мужчины столь "благовидным" предлогом? Неужто мой дядюшка слаб в коленках настолько, что готов принять приказы от своего камердинера, - насчет того - какое ему белье сегодня надеть?!" Реакция Букингемского дворца была адекватной и бумага "Интеллидженс Сервис" легла под сукно, а кого-то просили в отставку. Так что - в Багдаде все спокойно... В реальности, мое покровительство иудейкам было лишь крохотной частью айсберга дел с Бонапартами. Если б я был всего лишь удачливым сутенером, - далеко бы я не уехал. И до меня были сутенеры, и милые дамочки по приемлемым ценам, но... Истории "об актрисках" нарочно раздувались во Франции, чтоб... объяснить мое столь частое появление при дворе. В реальности же... Как я уже говорил, - Бонапарты - корсиканцы до мозга костей. Долгие войны дали им колоссальные прибыли, но не научили их - организации хозяйства в награбленных землях. (Возможно, что, будучи корсиканцем, Наполеон сам о том был без понятия - Корсика самый отсталый и бедный кус Франции.) Экономика же Французской Империи - трещала по швам и все эти земли, дворцы и замки не приносили дохода, но напротив - загоняли несчастных в чудовищные долги. А сбыть их с рук... "Сам" как раз перед этим выгодно "загнал" Луизиану - Америке. Луизиана с Калифорнией и Техасом была отнята им у Испании и выставлена на продажу. Сумма сделки была такой, что у "янки" попросту не нашлось таких денег. Уговорились на том, что американцы заплатят сразу, как соберут средства. Деньги за Техас с Калифорнией нашлись к 1815 году, Бонапарт на них вооружил "армию ста дней", но, пока суд да дело, стряслось Ватерлоо, а испанцы от всего отказались. Это они зря, - деньги плачены и на стороне американцев - Закон. Что будет, если все начнут отказываться от своих обязательств? (Ведь продажа случилась в Америке, а те земли вне компетенции Венского соглашения!) Хороши же мы будем, коль наплюем на священное Право Собственности! Но раз уж Император занялся продажей награбленного, чего хотеть от его простодушной родни? Я сразу вошел в ее положение, подыскал покупателей и - дело пошло. Одним из условий сих сделок стал уговор не рушить чужого имущества "в ходе Войны". Другим - если выиграют якобинцы, они нам выплатят "страховые". Дело обернулось иначе и платим мы. Любопытно, что жандармерия, не зная подноготной сих дел, сперва пыталась намекнуть собственным хозяевам, что со мной - не все чисто, но на них так цыкнули, что несчастные вообще сняли с меня всякую слежку. Буквально через неделю после моего знакомства с этой семьей нам с Элен пришло приглашение "на охоту". Впрочем, с классической охотой в ее русском, прусском, или даже старофранцузском понятии - сие не имело ничего общего. Бонапарты прекрасно усвоили урок Революции и не пытались шокировать обывателя пышностью выездов, иль размером потрав. Охота "нового образца" - больше смахивала на пикничок с выездом на природу, причем известная функция сего пикничка была не в том, чтобы потешить высшее общество, - сколько наоборот - возможно приблизить нынешнюю монархию к народу, его чаяниям и обычаям. С другой стороны - зевакам любо смотреть на кураж и удаль аристократии, так что хоть и не предполагалось истребление многих животных, - охотников нарочно подбирали так, чтоб не ударить в грязь пред простыми людьми. Из этого и вышла заминка. Элен не каталась верхом, да и вообще недолюбливала лошадей. Поэтому ее обязанности "на охоте" были ясны, - оживлять пейзаж и ухаживать за охотниками, чуток ослабелыми в боях со "змием", и вообще - собрать на стол, подрезать закуски и далее. В "Новой Франции" слуг не было - по-крайней мере так пытались внушить обывателю. А что милее глазу простого люда, чем - аристократка, нарезающая краюху? Народ победил - да здравствует Революция! Но по замыслу устроителей всего этого для полного счастья - требовались "амазонки". Своих наездниц французы благополучно гильотинировали, а жены и любовницы новой формации не умели ездить верхом. В лавках, да "реальных" школах сему не учат. (Элен не умела ездить по той же причине.) А гарцующих дам не хватало, вот я и предложил мою сестру в обществе Нессельрода. (Вот и пустили всех нас -- в огород!) День был на зависть, - только во Франции и возможно такое буйство, - все искрится и сияет, как будто во всем по капельке Солнца - сего покровителя "la Douce France". Дашка была в приподнятом настроении и забавлялась -- по-всякому. Она гарцевала рядом со мной в ее любимом офицерском мундире ливонской армии, (Дашка дослужилась у матушки до капитана -- в абвере, разумеется) и все мужчины только слюнки утирали - так соблазнительно смотрелась сия валькирия нового времени. А ее мужское седло и сама манера езды, к коей приучают воспитанниц самых этаких пансионов, приводили охотников - в состояние животного исступления. Я ж, к вящему удовольствию буржуа, перескочил на коне через пару изгородей, удовлетворил интерес по моему поводу и спешился - подкрепиться. У столиков меня ждал Талейран, коий сразу стал извиняться за давешнее. Я милостиво махнул ему рукой со словами: "Бог простит", - и мы дружно с ним рассмеялись. Тогда сей лис спросил у меня, какого мое впечатление от Бонапартов, на что я, обнаружив немало слушателей, - (причем из обоих лагерей французской политики), пожав плечами, ответил: - "Корсиканцы!"- и все кругом сопроводили мои слова смехом и возгласами. (Обе партии записали меня в свои сторонники, - своим ответом я угодил как солдатам, так и католикам.) Те и другие услыхали то, что хотели услышать, а я заслужил репутацию человека... "понятливого". Тут из толпы раздались свисты и улюлюканье. Сестра играючи перемахнула через ровик, куда до того шлепнулись пара молодых буржуа, - без комментарий. Я с изумлением разглядел, как разрумянились щечки моего визави, коий глаз не мог оторвать от ливонской валькирии. Одной ногой там, - а - туда же! Я хлопнул старика по плечу и задушевно спросил: - "Интересуетесь? Я могу -- познакомить!" Старый сатир покраснел, как маков цвет. Мысли и желания раздирали его, но в сих делах "клиент" сам решается на нисхождение в ад. А то, что Дашка умела помучить... Наконец, борьба разума с глупостями в Талейране кончилась тем, чем она обычно кончается, и старик робко промямлил: - "Коль Вас не затруднит..." Через пять минут я снял вспотевшую Дашку с ее кобылы и подвел к бывшему министру иностранных дел Франции. Старичок приложился к руке амазонки и с замиранием сердца спросил: - "Как вам не страшно - так ездить, милая?" - он не успел продолжать, как "милая" отмахнулась, как от докучливой мухи: - "Мне сие нравится. Передняя лука моего седла изогнута на манер... Так что я - получаю от этого особое удовольствие. Разве сие - не заметно?" - я чуть не провалился сквозь землю от таких слов, но она произнесла это так, будто объясняла - как проехать до соседнего кладбища. Двадцатилетние девицы любят поиздеваться над стариками, коль примечают кой-что -- во взглядах старого козлетона. На любую старуху бывает проруха. Многие потом говорили несчастному, что над ним издеваются. Но умнейший человек Франции был будто бы -- не в себе. Когда сестра дала ему, наконец, отставку, Талейран был совершенно разбит. Он часами мог просидеть в карете под окнами нашего дома и (вы не поверите!) знать не желал, что Доротея (увы!) забеременела (от меня). (Сие -- Проклятье фон Шеллингов -- наши женщины рожают только от близких родственников...) Когда ж Доротею арестовали, влюбленный лично просил Императора отпустить ее с миром, уверяя, что она -- ангел, а я -- сбил ее с пути истинного. Говорят, Бонапарт с участием выслушал старичка, а потом проводил его до дверей, при всех покрутил у виска пальцем и со вздохом сказал: - "Это -- колдовские проделки. Их мать -- известная ведьма, чего ж вы хотите от сына и дочери? Пошлите врачей, я хочу знать, - это гипноз, иль они его -- опоили?!" Чтобы не вдаваться в подробности, опишу путь падения Талейрана. Вскоре средства его истощились, а Доротея (продолжая спать с родным братом) стала этакой прорвой, куда утекали деньги несчастного. Вас волнует моральный аспект сей проблемы? У меня нет и никогда не было никаких прав на сестру. А у нее -- на меня. Я, к тому ж, рассматривался всеми, как холостяк и ко мне было особое отношение дам... Опять же -- молодые актрисы. Если б я мог предъявить им постоянную связь, они бы не столь усердствовали, но... Я не мог открыть отношений с сестрой, а моя жизнь с Элен... Женщины лучше мужчин чуют в этом подвох. Мужики поголовно считали нас яростными любовниками, женщины ж -- на ложе любви сплошь и рядом интересовались -- что нашел я в Элен? По их мнению, она должна была быть -- совершенно фригидна. (Они меж собою смеялись, называя ее "Снежною Королевой"!) Как вы уже знаете -- они оказались недалеко от истины. За вычетом лишь того, что Элен не была "куском льда", - просто ее однажды сильно обидели... В общем, - в глазах милых дам я был богат, родовит, остроумен, хорош собой и -- совершенно свободен. Вы не поверите, - мне пришлось отвергать многие предложения, ибо я опасался преследований со стороны мужей и возлюбленных неких дам. Я все-таки был на службе... Но все это не касалось юных актрис. Девочки происходили из бедных семей и им важно было понять, что их ждут -- наверху. Первое время я пытался "остаться друзьями", но... Малышки решали, что я даю им отставку и, извините за подробность, - травились всякою гадостью. Я впервые был в положении, когда девицы психовали не от того, что "их обижают", но -- потому что "ими пренебрегли". К тому же -- возникла одна неприятная ситуация... Однажды я представил одну красавицу нужному человеку, он оставил ее у себя на ночь, а на утро прибежал ко мне совершенно взбешенным: - "За что ты меня так подставил

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования