Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Башкуев А.. Призвание варяга -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  -
?" Я не понимал ярости моего нового друга: - "Как? Что?! Что случилось?!" - "Она была -- девственница!" Помню, как я поперхнулся, услыхав этакое. К тому ж, я по младости лет -- не понимал, - в чем недостаток этой особенности? Но мой собеседник тут объяснил дело сам: - "Теперь я, как Честный, должен брать ее на содержание! Что с ней такого, что она с такою профессией дожила до сих лет и еще не попробована? Отвечай! Чем я тебе так досадил, что ты мне подложил эту свинью?!" Вот так. Попробуйте объясниться в такой ситуации. Начните с того, что девушка сия -- в сущности не актриса и воспитывалась в семье со строгими нравами... Вы попробуйте -- объясните, как такое произошло и почему ваша "прима" в столь позднем возрасте -- все еще девственница?! Вы еще расскажите про Организацию и разведку Российской Империи, стоящую за сим парадоксом! Итак, возникла проблема, - девушки мои не должны были быть "чисты и невинны", когда я "подводил" их к очередному королю Бельгии, иль Рейнланда... А теперь вообразите себе ситуацию, когда я прихожу к честной девушке и говорю ей, - давай, милая, я приведу человека и он, извини за подробность -- тебя "трахнет". Во Славу Царя и Отечества. И нашей Победы над твоей Францией... Нет уж... Все -- самому. Вечер, клавиши рояля под пальцами, печальная музыка, мерцанье меноры... Жаркие поцелуи. Обеты и обещания... Рассказ о Юдифи, вошедшей в шатер Олоферна... Об Эсфири, жене Артаксеркса. Историю Сарры, как она описывается для нас, избранных... И прочее, прочее, прочее... Знаете, почему побеждали французы? Потому что дрались они -- за Идею. "Свобода, Равенство, Братство" -- не пустые слова и сколько бы не упражнялись в их адрес Фаддеи Булгарины им их не умалить. Когда человек идет в бой и знает -- за что именно он умирает, - это серьезно. Знаете, почему они проиграли? Потому что их Вождь -- Наполеон Бонапарт предал и опошлил сии Идеалы. Он -- католик, перед Господом и Людьми взял себе в жены мадам Жозефину. А потом -- предал ее, женившись на австрийской принцессе. И наваждение кончилось... Его армии начинали воевать за Свободу, а в итоге -- несли Рабство всему прочему миру... Пустяк. Якобинцы говорили о Равенстве, а на поверку вдруг вышло, что простая француженка -- не чета австрийской принцессе... В принципе, и сие -- частный случай. Энциклопедисты во главу угла ставили Братство, а в Россию вошла армия "двунадесяти языков", в коей саксонцы шли отдельно от вюртембержцев, по-разному производились в чинах и самое главное -- снабжались по-разному. Солдат -- сплошь и рядом темный и ограниченный человек, но и для него осязаема разница, когда французскому фузилеру полагается куриный бульон, а драгуну-саксонцу -- похлебка из чечевицы! Вот оно -- якобинское "Братство"! Вот оно -- крушение Идеалов! Но все это было -- потом. Когда же я начинал создавать мою Сеть, я осознал, что пребывая в рамках русской имперской идеологии, я в лучшем случае попаду на расстрел -- как вражеский офицер. А в худшем -- на позорную гильотину. Бонапартисты во Франции (как в свое время - кромвелевские Индепенденты в Англии) обладали безусловной поддержкой и били нас прежде всего -- в смысле идеологическом. Такую плеть можно было перебить лишь подобной же плетью, но не обыденным "обухом". Как-то само собой (сыграли роль ночные беседы с Элен) якобинским "Свободе, Равенству, Братству" я противопоставил, - "Избрание, Храм, Земля Обетованная". И это тоже -- не пустые слова. И, сказавши этакое, надобно жить согласно сказанному. Это навроде певца в Опере. Никто не заставляет тебя брать ту, иль иную октаву. Но взяв невероятно высокую ноту -- иль уж будь добр, - допой ее до конца, иль -- будь освистан. Наполеон Бонапарт (по моему мнению -- величайший стратег всех времен и народов) "сорвал свою ноту" нелепой женитьбой на австриячке. Да, я понимаю -- Жозефина была бесплодна, а Бонапарт хотел оставить потомство. Но сим браком он показал своей армии, что он -- не Арес -- Бог Войны, как они его себе представляли. Он такой же -- обыденный смертный, как и все прочие... И солдаты его потеряли прежний кураж и уже не столь рьяно шли умирать. Поэтому-то они все и умерли... Я, пытаясь исполнить некую Миссию, тоже взял мою ноту. И она вдруг оказалась -- настолько беспредельно высокой, что у меня -- дух захватывало... Сии милые девушки, одушевленные Светом той Миссии, кою я приоткрыл для них, готовы были на всякое... Я, живя во дворце моей матушки и представить не мог, как хреново -- простому еврейству и как мои (вроде б обычные) слова и намеки дадут столь пышные всходы. Ежели это угодно, сии девушки фактически готовы были на мученичество, ибо сие годами и поколениями вызревало в этой среде. Среде униженной, оскорбленной, потерявшей Веру и Господа своего... В какой-то степени я попал в ту ловушку, от коей меня остерег Бонапарт. Женщины, да и общество всех народов в сих делах -- одинаковы. Я, сам не зная того, вольно, или -- невольно влез на этакий пьедестал и желанье моей Любви (не столько плотской, сколько... ну вы -- понимаете) стало попросту обязательным для моих почитательниц. О какой морали можно говорить после этого? Если бы я еще соблазнял девиц для себя -- одно дело. Но тут -- иное. И ежели хочешь после всего этого -- быть Чист перед Господом, надо жить так, как объяснял тем глупышкам... Именно тогда, в те долгие парижские вечера, я и осознал, что -- не смею царствовать. Ибо ежели я все вот это -- делал лишь для себя -- грош мне цена! Ибо сии "Средства" могут оправдать лишь одну ЦЕЛЬ! Ту самую, о коей я и говорил бедным девочкам. Я живу -- ради Свободы для моей Родины. От русских, немцев, поляков и шведов... А еще, - я живу ради Мечты о Земле Обетованной. Ради Восстановления Храма. Ради того, чтобы новые девочки никогда не испытали такого из-за чего те -- мои девочки соглашались со мной -- мстить всем врагам нашей Крови... Я живу для того, чтоб у нас была Наша Родина. Ибо Благородство и Честь проистекают только лишь от Земли, на коей ты вырос, и -- где твои корни. И пока у нас не будет Нашей Земли -- Земли Обетованной, прочие смеют звать нас "народом без Чести и Совести"... А я хочу, чтобы в будущем очередной Бенкендорф, иль "раввин Якоб" не был принят очередным мясником -- своей ровней... Ибо мы не ровня -- палачам и убийцам... Однажды меня спросили, - ну и удалось ли тебе жить так, как ты сие понимаешь? Я -- не знаю. Но именно после Франции люди стали немножечко по-иному смотреть на меня. Евреи всех стран с той поры зовут меня не -- "будущим Царем Иудейским", но -- "реббе". Они воспринимают меня, как "реббе". Они избрали меня -- главным "реббе" Империи... У всего этого есть одна тонкость... Во всем мире меня называют создателем крупнейшей "шпионской сети", якобы опутавшей всю Европу с головы и до пят. Говорят, что я у себя на Фонтанке знаю о том, что такой-то монарх рыгнул, иль пустил газы до того, как оно придет ему в голову. Это действительно так. С одним маленьким "но". В самой России считают, что и ее я оплел сетью "шпиков и агентов". Но -- не русской разведки, но... мое Третье Охранное Управление за глаза называют "жидовским" и (опять-таки за глаза) клянут и винят во всех бедах. Среди либеральной интеллигенции уже пошла мода -- во всем искать "жидовскую руку" и козни Третьего Управления. При этом, - все что мы делаем для блага России за ее рубежом, отвергается просто с порога... Однажды я не выдержал и сказал: "Хорошо, запретите-ка жандармерию и отмените разведку. Вся заморская сволочь -- вас облагодетельствует!" -- вы не поверите, - захихикали и стали говорить, что может быть так и надо. Мол, за границами все за них и помогут при случае нашему либералу... Ну-ну, давайте, развалите мое Управление. Тогда вот Европа и скажет вам все, что она про вас думает... Я опять чуть отвлекся. Проблема моя была в том, что женщине сложно объяснять про все это. Сестра моя сильно взбесилась из-за "актрис" и объявила, что считает себя -- столь же свободной в сем отношении. Я противился ее связи с пошляком Талейраном. Она отвечала, что я сперва должен "кончить шашни с актерками". У нас было бурное объяснение. После него мы продолжали спать вместе, но кроме того -- я иной раз уходил к "актеркам", а она -- принимала у себя Талейрана... Через три месяца сей мучительной связи Талейран был в долгах, как в шелках - одному мне он задолжал больше миллиона гульденов золотом, а Дашка -- как с цепи сорвалась. Однажды, придя ко мне - просить денег в долг, Талейран столкнулся с Несселем, коий точно паук набросился на него: - "Жена говорила мне, что вы чересчур задолжали ее любовнику. Не сегодня-завтра сей жид готов подать на вас в суд, если вы не вернете -- хотя бы проценты. К нему приехали посланцы из Риги, - мать его беспокоится, что он много тратит". Старик схватился за сердце - только долговой ямы ему не хватало на старости. Тогда Нессельрод подскользнул к нему с сердечными каплями: - "Милорд, у меня есть некая сумма, но я могу ее выдать вам лишь под расписку". В течение месяца князь Талейран получил три миллиона гульденов - за весьма конфиденциальную информацию обо всем, что только можно, и что - нельзя. Из этих трех миллионов половина ушла на оплату долгов мне -- Карлу Александру фон Бенкендорфу, а другая - ухнулась на подарки баронессе Доротее фон Ливен. Кстати, - у России не было таких денег, так что Империя вошла в долги к моей матушке, коя, зная цель долга, с легким сердцем дала кредит под совсем смешные проценты. В 1809 году, когда Государь виделся с Бонапартом в Эрфурте (с той встречи он привез в Россию Сперанского), нашего чудака подмыло спросить: - "Как там мой Бенкендорф? Не сильно чудит?" На что Бонапарт рассмеялся: - "Из чудачеств его можно назвать лишь одно - говорят, он заделался шахматистом. Целые дни напролет проводит в кафе "Режанс", просаживая там крупные суммы. Страшно переживает и клянется больше не играть, но его все сильнее затягивает. Его пример оказался настолько заразителен, что сейчас весь Париж охвачен шахматной лихорадкой! Я сам - в молодости поигрывал и знаю, что это такое. Но его проигрыши - это что-то!" И тут наш венценосный козел разинул пасть и в присутствии графа Фуше ляпнул: - "Не может быть, чтоб он - много проигрывал! При моем дворе он лучший из шахматистов и я даже думал устроить для него первенство... К сожалению, он не желал сменить подданства... Такой уж он человек..." - пока он говорил эти слова, Бонапарт со значением глянул на своего жандарма, а граф Фуше вышел от них и со всех ног помчался в Париж, - самолично арестовывать всех шахматистов - направо и налево. При этом им взбрело в голову, что я прихожу в кафе и нарочно проигрываю огромную сумму. В парижских кафе всегда много народу и люди сидят, играют в шахматы, беседуют, попивают перно и плюют друг на друга. Так что шахматисты сидят посреди всего этого и промеж игры общаются меж собой на любые - весьма отвлеченные темы и никто их не слышит. Через пару дней за тот же столик садится химик из Натуральной Школы, или чиновник колониального управления Франции - и без лишнего шума выигрывает у профессионального шахматиста ту самую сумму, кою я проиграл давеча. За вычетом комиссионных. И опять ни одна сволочь не может знать, о чем именно беседуют шахматисты. Кто песни насвистывает, кто шутки травит, надеясь отвлечь вниманье партнера, а кто и рассказывает о последних перемещениях в командовании... скажем, - Испанского корпуса французской армии. Люди-то разные бывают, мало ли что наговоришь-то в задумчивости! Ну и - так далее... Главное, к чему прицепился Фуше, состояло в том, что все мои партнеры из шахматистов, коим я и продувал мои денежки, - были завсегдатаями салона Элен, а потом - по каким-то причинам перестали его посещать. Ну перестали людей интересовать проблемы жидов во всем мире, а то, что сами французы понимают в шахматах, что свинья в апельсинах, так это - Господа Бога надо винить, а не Наш Народ! Но Фуше было не остановить. Кафе "Режанс" было закрыто - шахматистов допрашивали и даже били табуретками по голове. Так якобинцы выказали свое истинное лицо. Стало ясно, что с Фуше надо что-то решать, а как решать - непонятно. Если уж человек дошел до сей крайности, что кидается на шахматистов, тут уж ясно - он способен на всякую подлость. Это же - шахматы, тут - нет слов! Лишившись возможности играть в шахматы, я увлекся предложением беспутного "Карло" (Бонапарта) - сыграть в рулетку. Рулетку запрещали во Франции, но сильным мира сего Закон - не Указ, так что один притон в Париже все же - работал. Приходим мы в этот гадюшник, встречает нас местный хозяин - некий мсье Лоран и - начинается. Я-то сперва не играл, - следил "заряжено" ли колесо, но потом осознал, что все чисто. Ведь играть с "заряженным" колесом с Бонапартами - весьма выгодно. Пока тайное не станет явным, а там мир станет мал, чтоб удрать от сих корсиканцев! Так что игра была чистой и я вошел в нее с самыми малыми ставками. Для моего кармана, конечно. Для прочих же - и даже для "Карло", ставки сии оказались такими, что колесо тут же очистилось и я сел играть в одиночестве. Сперва я понемногу проигрывал и мосье Лоран очень развеселился, но потом фортуна сменила свой гнев на милость и я вернул себе проигранное. И еще -- чуточку. Когда я вставал из-за стола - мосье облегченно утер со лба пот и я с изумлением понял, что заведение не слишком уж и богато. Любой действительно решительный человек мог пустить его по ветру. Тут - чистая математика и ничего более. А считать вероятности - я умел. Видно бес попутал меня проситься в туалет перед выходом. Мне указали куда и я пошел к удобствам, а на выходе - клянусь, случайно - зашел не в ту дверь. Это оказалась местная кухня, где готовили закуски для игроков и всем заправляла мадам Лоран. При виде меня она очень смутилась, но я - тут же сунул руку в карман, нашел там какую-то безделушку и подарил ей. Женщина смутилась сильнее, улыбнулась мне на прощание и - дала мне себя поцеловать. И только в миг поцелуя я вдруг застыл, как соляной столп, - мне сия женщина кого-то напомнила! Не знаю, что это было - игра света и тени, или промысел Божий, но когда она шагнула ко мне - тени сложились настолько причудливо, что я вдруг оказался в темной библиотеке Ватикана и снова смотрел на штаны с жандармскими лампасами. Мадам Лоран неуловимо напомнила мне графа Фуше! Теперь уже со значением я пригляделся к ее чертам. Она действительно была похожа на своего отца, но полнее и светлее его. Была на ней какая-то печать германской расы, что-то неуловимое, что отличает немцев от прочих людей. Тут я и припомнил одну древнюю байку про роман Фуше с какой-то эльзаской! Я, не долго думая, сказал женщине "До свидания!" так, как это обычно в Эльзасе и она в первый миг ответила мне на тамошнем диалекте, а потом невольно руками зажала рот и с нескрываемым ужасом глянула на меня. Я вернулся к мосье Лорану и со значением предложил: - "Я провожу сейчас принца, а потом приду сюда со свидетелями. Если хотите - зовите своих, - этой ночью сыграем - по-крупному". Сказано - сделано. Правда, мне не удалось избавиться от Бонапарта, коий каким-то чутьем угадал, что сейчас должно случиться что-то забавное и пожелал сопровождать меня. Да и я по зрелому размышлению пришел к выводу, что человек от Бонапартов не повредит мне в первом раунде битвы с Фуше, так что мы вместе поехали ко мне домой и вытащили на улицу Элен, коя уже собиралась отойти ко сну. Я вполголоса рассказал ей детали моего плана, Элен тут же загорелась, почуяв удачу, да и беспокоилась она за своих шахматных "крестников", обвиняя себя за все их несчастья. Так что мы за каких-нибудь два часа в карете Бонапартов объехали пол-Сен-Клу, собирая деньги и приглашая принять участие в развлечении всех сыновей еврейских банкиров, о коих могли придумать в столь малый срок. Узнав, что ставкой в игре будут головы шахматистов - прочие жиды не раздумывали, отдавая деньги под мою расписку -- совсем без процентов! Но если бы я продулся, матушка удавила меня собственными руками - столько долгов я сделал в один вечер. Была глубокая ночь, когда мы вернулись в заведение мосье Лорана, где нас уже ждали. Слух о моих займах долетел до казино и теперь они встречали меня -- "во всеоружии". Кроме самого Лорана - у стола были его близкие друзья из завсегдатаев (подозреваю, что многие из них имели свой профит от того, что заманивали к Лорану приятелей, но никогда не мог доказать сего фактами, а чувства к делу не присобачишь). Мы сразу сели и - завертелось. Сперва я просадил - почти два миллиона гульденов, потом Лоран был в минусе на полтора миллиона, потом я опять "ушел под воду" на полмиллиона... Игра была настолько нервной и напряженной, что все вокруг разделись, оставшись в рубашках, а Элен стискивала мое плечо и сжевала собственные губы - до крови, переживая за каждое движение шарика. Против меня сидел сам Лоран, а за ним - точно так же сходила с ума его жена - незаконная дочь графа Фуше. Дело было сделано - в полшестого утра. Мертвенно бледный Лоран встал из-за стола и - еле слышно пробормотал: - "Банк лопнул. Поздравляю Вас, Александр. Теперь Вы - владелец сего заведения". Мадам Лоран, не выдержав - разрыдалась в голос и убежала плакать в свои комнаты. Свидетели стали выпрямляться, потягиваясь всеми суставами, и открывать бутылки и чиркать кремнями, раскуривая свои трубки. Я чувствовал себя совершенно опустошенным и выжатым, как лимон, и у меня просто сил не осталось - что-то делать после такого нервного напряжения. Потом многие разъехались, а мы так и сидели с Лораном друг против друга и смотрели на визави - воспаленными от бессонной ночи глазами. Моя Элен пошла к мадам Лоран в комнаты, успокоить несчастную и объяснить, что истинная цель нашего посещения была не разорить ее мужа, но спасти от смерти, и пыток - наших людей. Мадам не нужно было долго уговаривать, ее не пришлось вести в комнаты детей, чтобы напомнить о материнском долге, она сразу все поняла и сама устремилась в дом своего отца. Фуше прибыл под утро. На часах было семь, когда дверь в игорную залу открылась и на пороге появился главный жандарм наполеоновской Франции. Он шел с таким видом, будто постарел лет на двадцать - за одну ночь. Одним движением руки он согнал Лорана с его места и сам сел напротив меня. Потом небрежно запустил рулетку и бросил шарик. Я, в шутку, сказал: - "На черное!" - и шарик остановился на лунке "13". Черное... Граф тяжко вздохнул и с сожалением пробормотал: - "Дочь сказала, ты весь вечер ставил на черное. Стало быть -- ты за Черных?" - "Не знаю. Латыши считают меня воплощением Велса, а его цвет - Черный. Я всегда ставлю на Черное, а в картах мои Козыри - Черные масти. Даже когда красных -- вроде бы больше... Пока - не проигрывал

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования