Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Вергилий. Энеида -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -
Стих 568. Атис – ведут от него латиняне Атии род свой...– Близость родов Юлиев и Атиев (из Атиев была мать Октавиана) возводилась к легендарному времени. Стих 620. ...тмарийца Дорикла...– Тмар – см. примеч. к "Буколикам", VIII, 44. Стих 718. Акеста – второе название сицилийского города Сегесты, о которой Цицерон писал: "Сегеста – очень древний город в Сицилии, который основан, как доказывают, Энеем, бежавшим из Трои и приплывшим в эти места" ("Против Верреса", IV, 33). Новый город называют Акестой "с изволенья" Энея, поскольку он, являясь фактическим основателем, имеет право наречь город своим именем, но уступает эту честь Акесту. Стих 739. ...веет уже на меня коней восхода дыханье.– Наступает рассвет, при котором исчезают тени умерших. Стих 750. ...в списки они заносят...– Римская деталь: перед выведением колонии в Риме составляли списки ее будущих граждан. Стихи 755–756. ...обводит плугом границу города...– Сервий так комментирует это место: "Основатели городов впрягали справа быка, а с внутренней стороны корову и... держали рукоять плуга наклонно, так, чтобы глыбы земли отваливались внутрь круга. Так, ведя борозду, намечали место для стен, приподнимая плуг на местах ворот". Стих 773. ...я жертву Бурям – овцу...– Бури, как и Ветры, считались божествами. Есть свидетельство римского историка Аппиана, что Октавиан, отправляясь на войну с Секстом Помпеем, молился Ветрам и Нептуну. Стих 797. Тибр назван Лаврентийским, так как он омывает город Лаврент. Стих 810. ...унес я его...– Этот эпизод рассказан в "Илиаде", XX, 156–339. Стих 823. ...сын Ино Палемон... Главк...– См. примеч. к "Георгикам", I, 437. Стих 826. Стих этот есть и в "Георгиках", IV, 338, где, по мнению многих издателей, он является позднейшей вставкой. Стих 838. Сон – сын Ночи и брат Смерти; к Палинуру он летит как вестник последней. Стих 854. ...летейской водой...– Имеется в виду Лета, река подземного царства, в которой умершие пьют забвение о прошлой жизни, ...силы стигейской...– силы смерти. Стих 864. Утесы Сирен – три скалы около Сорренто. По преданию. Сирены – полуженщины, полуптицы, привлекавшие своим пением и убивавшие мореходов. Вергилий. Энеида. Книга шестая. КНИГА ШЕСТАЯ Так он промолвил в слезах, и замедлил флота движенье, И наконец близ Кум подошел к побережьям Эвбейским. Носом в простор корабли повернули тевкры; вонзились В дно якорей острия, и кормою к берегу встали 5 Длинным рядом суда. Молодежь спешит в нетерпенье На Гесперийский песок; семена огня высекают, Скрытые в жилах кремня; расхищают древесные кущи В дебрях густых, где прячется дичь, и реки находят. Благочестивый Эней к твердыне, где правит великий 10 Феб, и к пещере идет – приюту страшной Сивиллы: Там, от всех вдалеке, вдохновеньем ей душу и разум Полнит Делосский пророк и грядущее ей открывает. К роще Гекаты они, к златоверхому храму подходят. Сам Дедал, говорят, из Миносова царства бежавший, 15 Крыльям вверивший жизнь и дерзнувший в небо подняться, Путь небывалый держа к студеным звездам Медведиц, Здесь полет свой прервал, над твердыней халкидских пришельцев; В этих местах, где землю он вновь обрел, Аполлону Крылья Дедал посвятил и построил храм величавый. 20 Вот на дверях Андрогей и убийцы его – кекропиды, Что в наказанье должны посылать на смерть ежегодно Семь сыновей; вот жребий уже вынимают из урны. Кносские земли из волн на другой поднимаются створке: Вот Пасифаи, к быку влекомой страстью жестокой, 25 Хитрость постыдная; вот о любви чудовищной память, Плод двувидный ее. Минотавр, порожденье царицы. Вот знаменитый дворец, где безвыходна мука блужданий; Только создатель дворца, над влюбленной сжалясь царевной, Сам разрешил западни загадку, нитью направив 30 Мужа на верный путь. И тебе, Икар, уделил бы Места немало Дедал, если б скорбь его не сковала: Дважды гибель твою он пытался на золоте высечь, Дважды руки отца опускались. Разглядывать двери Долго бы тевкры могли, если 6 к ним не вышли навстречу 35 Посланный раньше Ахат и жрица Гекаты и Феба, Главка дочь, Деифоба, и так царю не сказала: "Этой картиной, Эней, сейчас любоваться не время: В жертву теперь принеси из ярма не знавшего стада Семь быков молодых и столько же ярок отборных". 40 Так сказала она – и приказ исполнить священный Тевкры спешат и во храм по зову жрицы вступают. В склоне Эвбейской горы зияет пещера, в нее же Сто проходов ведут, и из ста вылетают отверстий, На сто звуча голосов, ответы вещей Сивиллы. 45 Только к порогу они подошли, как вскрикнула дева: "Время судьбу вопрошать! Вот бог! Вот бог!" Восклицала Так перед дверью она и в лице изменялась, бледнея, Волосы будто бы вихрь разметал, и грудь задышала Чаще, и в сердце вошло исступленье; выше, казалось, 50 Стала она, и голос не так зазвенел, как у смертных, Только лишь бог на нее дохнул, приближаясь. "Ты медлишь, Медлишь, Эней, мольбы вознести? Вдохновенного храма Дверь отворят лишь мольбы!" Так сказала дева – и смолкла. Тевкров страх до костей пронизал холодною дрожью. 55 Сердце Эней между тем изливал в горячей молитве: "Феб, ты всегда сострадал Илиона бедствиям тяжким, Ты дарданской стрелой поразил Эакида, направив Руку Париса, и ты по морям, омывающим земли, Многие годы нас вел – вплоть до пашен, за Сиртами скрытых, 60 Где, от всех вдалеке, племена живут массилийцев. Вот я настиг наконец убегающий брег Италийский – Трои злая судьба пусть за нами не гонится дальше! Сжалиться также и вам над народом пора илионским, Боги все и богини, кому Пергам ненавистен 65 Был и слава его. И ты, пророчица-дева Вещая, дай троянцам осесть на землях Латинских,– То, о котором прошу, мне судьбой предназначено царство! Дай поселить бесприютных богов и пенатов троянских. Тривии с Фебом тогда я воздвигну из мрамора прочный 70 Храм, и празднества дни нареку я именем Феба. В царстве моем и тебя ожидает приют величавый: В нем под опекой мужей посвященных буду хранить я Тайны судьбы, которые ты, о благая, откроешь Роду нашему впредь. Не вверяй же листам предсказаний, 75 Чтоб не смешались они, разлетаясь игрушками ветра. Молви сама, я молю!" И на этом речь он окончил. Вещая жрица меж тем все противится натиску Феба, Точно вакханка, она по пещере мечется, будто Бога может изгнать из сердца. Он же сильнее 80 Ей терзает уста, укрощает мятежную душу. Вот уже сами собой отворились святилища входы, В сто отверстий летят прорицанья девы на волю: "Ты, кто избавлен теперь от опасностей грозных на море! Больше опасностей ждет тебя на суше. Дарданцы 85 В край Лавинийский придут (об этом ты не тревожься) – Но пожалеют о том, что пришли. Лишь битвы я вижу, Грозные битвы и Тибр, что от пролитой пенится крови. Ждут тебя Симоент, и Ксанф, и лагерь дорийский, Ждет и новый Ахилл в краю Латинском, и также 90 Враг твой богиней рожден. И Юнона тевкров, как прежде, Гнать не устанет, и ты, удрученный нуждою проситель,– Сколько ты обойдешь городов и племен италийских! Вновь с иноземкою брак и жена, приютившая тевкров, Будут причиной войны. 95 Ты же, беде вопреки, не сдавайся и шествуй смелее, Шествуй, доколе тебе позволит Фортуна. Начнется Там к спасению путь, где не ждешь ты,– в городе греков". Так из пещеры гостям возвещала Кумекая жрица Грозные тайны судьбы – и священные вторили своды 100 Истины темным словам. Аполлон, сотрясая поводья, Деву безумную гнал и вонзал ей под сердце стрекало. Пыл безумный угас, и уста исступленные смолкли; Молвит на это герой: "Я не вижу нежданных и новых Бед и трудов впереди: их лицо привычно мне, дева! 105 Знал и прежде о них, и в душе их все одолел я. Лишь об одном я прошу: если вход к царю преисподней – Здесь, где водой Ахеронт питает мрачные топи, Дай туда мне сойти и лицо родителя видеть, Путь укажи, отвори предо мной заповедные двери. 110 Я на этих плечах его из пламени вынес, Спас от вражеских толп, что за нами с копьями гнались, Спутником был он моим в морских скитаньях, со мною Все сносил наравне, чем грозили нам небо и волны, Больше в нем, немощном, сил, чем отпущено старости, было. 115 Он и в приют твой войти, и к тебе обратиться смиренно Мне с мольбой наказал. Над отцом и сыном, о дева, Сжалься, благая, молю! Ты можешь все, и недаром Тривия власти твоей поручила Авернские рощи. Некогда маны жены повел Орфей за собою, 120 Сильный фракийской своей кифарой и струн благозвучьем; Поллукс, избавив ценой половины бессмертья от смерти Брата, вперед и назад проходит этой дорогой; Шел здесь Тесей и Алкид. Но и я громовержца потомок!" Так он Сивиллу молил, к алтарю прикасаясь рукою. 125 Молвила жрица в ответ: "О, рожденный от крови всевышних, Сын Анхиза, поверь: в Аверн спуститься нетрудно, День и ночь распахнута дверь в обиталище Дита. Вспять шаги обратить и к небесному свету пробиться – Вот что труднее всего! Лишь немногим, кого справедливый 130 Царь богов возлюбил, вознесенным доблестью к звездам Детям богов удалось возвратиться оттуда, где темный Вьется Коцит, ленивой струёй леса обегая. Но если жаждет душа и стремится сердце так сильно Дважды проплыть по стигийским волнам и дважды увидеть 135 Тартар, если тебе отраден подвиг безумный, Слушай, что сделать тебе придется. В чаще таится Ветвь, из золота вся, и листы на ней золотые. Скрыт златокудрый побег, посвященный дольней Юноне, В сумраке рощи густой, в тени лощины глубокой. 140 Но не проникнет никто в потаенные недра земные, Прежде чем с дерева он не сорвет заветную ветку. Всем велит приносить Прозерпина прекрасная этот Дар для нее. Вместо сорванной вмиг вырастает другая, Золотом тем же на ней горят звенящие листья. 145 Взглядом кроны дерев обыщи и ветвь золотую Рви безоружной рукой: без усилья стебель поддастся, Если судьба призывает тебя; если ж нет – никакою Силой ее не возьмешь, не отрубишь и твердым железом. Знай и о том, что пока ты у нашего медлишь порога, 150 Просишь ответа у нас,– твой друг лежит бездыханный, Тело его погребения ждет, корабли оскверняя. Прежде приют ему дай в глубокой гробнице, а после Черных овец заколи искупительной жертвою первой, Или же ты не узришь для живых недоступное царство – 155 Сень стигийских лесов". И уста сомкнула Сивилла. Грустный потупивши взор и нахмурив чело, из пещеры Вышел родитель Эней. Неизвестностью душу томила Мысль о грядущем ему. За героем медленным шагом Брел неразлучный Ахат, тревогой той же томимый. 160 Часто друг друга они вопрошали: кто из троянцев Умер, кого хоронить им придется, по слову Сивиллы? Так они подошли к побережью сухому – и видят: Спутник их верный Мизен унесен недостойною смертью, Сын Эола Мизен, что не знал себе равных в искусстве 165 Медью мужей созывать, зажигать их Марсовым пылом. Некогда Гектору был он соратником, с Гектором рядом В грозные битвы ходил с копьем и витою трубою; После ж того как Ахилл похитил жизнь у героя, Спутником стал отважный Мизен дарданца Энея, 170 Следуя в битвах теперь за вождем, не менее славным. Ныне он звонко трубил в одну из раковин полых И, оглашая простор, вызывал богов состязаться; Тут соперник Тритон,– если верить можно преданью,– В пенные волны меж скал безумца надменного сбросил. 175 С воплем друзья окружили его. Всех больше горюет Благочестивый Эней. Повеленья Сивиллы исполнить Все со слезами спешат и воздвигнуть алтарь погребальный, Чтобы – из целых стволов возведен – до небес он поднялся. Тевкры торопятся в лес, приют зверей стародавний: 180 Падают сосны, шумит топором подрубленный падуб, Клинья вонзаются в ствол, и клен и ясень расколот, Буки огромные вниз по горным катятся склонам. В новом труде никому не уступит Эней: за секиру Сам берется герой и примером друзей ободряет; 185 В сердце печальном меж тем он такую думает думу, Лес бесконечный кругом озирая с мольбою безмолвной: "Если бы в дебрях таких на дереве вдруг мне сверкнула Ветвь золотая в глаза! Ведь, на горе, слишком правдиво Вещая жрица нам все о тебе, Мизен, предсказала". 190 Только подумал он так – и сейчас же пара голубок С неба слетела, мелькнув перед самым лицом у героя, И на зеленой траве уселась. Немедля пернатых Матери спутниц узнал и взмолился он, радости полон: "Если дорога здесь есть,– провожатыми будьте моими, 195 В рощу направьте полет, где на тучную почву бросает Тень драгоценный побег. И ты, бессмертная, сына В трудный час не оставь". И, промолвив, за птицами следом Он поспешил и глядел, куда упорхнут они дальше, Знак подавая ему,– а они отлетали за кормом, 200 Но лишь настолько, чтоб он ни на миг не терял их из виду. Так очутились они возле смрадных устий Аверна. Птицы взмыли стремглав, рассекая воздух летучий, И на раздвоенный ствол желанного дерева сели; Золота отсвет сверкал меж ветвей его темно-зеленых,– 205 Так средь зимы, в холода, порой на дереве голом Зеленью чуждой листвы и яркостью ягод шафранных Блещет омелы побег, округлый ствол обвивая. Так же блистали листы золотые на падубе темном, Так же дрожали они, дуновеньем колеблемы легким. 210 Тотчас упрямую ветвь схватил Эней в нетерпенье И, отломивши ее, унес в обитель Сивиллы. Тевкры у моря меж тем по Мизене все так же рыдали, Правя последний обряд над бесчувственным прахом героя. Сложен высокий костер из дубовых стволов и смолистых 215 Веток; со всех сторон оплетен он зеленью темной. Ставят дарданцы пред ним печальный ряд кипарисов, Сверху кладут на костер блестящие мужа доспехи, После снимают с огня котлы с бурлящей водою, Чтобы омыть и потом умастить охладелое тело. 220 Вновь поднимается стон. Возлагают героя на ложе, Алый набросив покров – одежду, знакомую тевкрам. Грустный долг исполняют друзья: поднимают носилки, В сторону глядя, несут к костру опрокинутый факел, Отчий обычай блюдя. И сгорают в пламени жарком 225 Ладан, яства, елей, из сосудов пролившийся емких. После того как огонь прогорел и угли угасли, Жаждущий пепел вином, омывая останки, залили; Кости собрал Кориней и сокрыл их в бронзовой урне, Он же, с чистой водой обошедши спутников трижды, 230 Всех окропил, увлажнив плодоносной ветку оливы; Этим очистив мужей, произнес он прощальное слово. Благочестивый Эней, курган высокий насыпав, Сам возложил на него трубу, весло и доспехи, Возле подножья горы, что доныне имя Мизена 235 Носит и впредь сохранит его на долгие годы. Все совершив, он спешит наставленья Сивиллы исполнить. Вход в пещеру меж скал зиял глубоким провалом, Озеро путь преграждало к нему и темная роща. Птица над ним ни одна не могла пролететь безопасно, 240 Мчась на проворных крылах,– ибо черной бездны дыханье, 241 Все отравляя вокруг, поднималось до сводов небесных. 243 Жрица сюда привела четырех тельцов черноспинных, После, над их головой сотворив вином возлиянье, 245 Вырвала между рогов у них волоски и первины Эти сожгла на священном огне, призывая Гекату, Мощную между богов, и в Эребе и в небе владыку. Спутники, снизу ножи вонзив им в горло, собрали В чаши теплую кровь. Овцу чернорунную в жертву 250 Матери дев Эвменид и сестре ее величавой Сам Эней заклал и телицу – Дита супруге. Стикса владыке затем алтари воздвиг он ночные, Целые туши быков на огонь возложил и обильно Жирным елеем полил горевшие в пламени жертвы. 255 Вдруг, едва небосвод озарился лучами восхода, Вздрогнув, на склонах лес! закачались, земля загудела, Псов завыванье из тьмы донеслось, приближенье богини Им возвещая. И тут воскликнула жрица: "Ступайте, Чуждые таинствам, прочь! Немедля рощу покиньте! 260 В путь отправляйся, Эней, и выхвати меч свой из ножен: Вот теперь-то нужна и отвага, и твердое сердце!" Вымолвив, тотчас она устремилась бурно в пещеру, Следом – бесстрашный Эней, ни на шаг не отстав от вожатой. Боги, властители душ, и вы, молчаливые тени, 265 Хаос, и ты, Флегетон, и равнины безмолвья и мрака, Дайте мне право сказать обо всем, что я слышал; дозвольте Все мне открыть, что во мгле глубоко под землею таится. Шли вслепую они под сенью ночи безлюдной, В царстве бесплотных теней, в пустынной обители Дита,– 270 Так по лесам при луне, при неверном свете зловещем, Путник бредет, когда небеса застилает Юпитер Темной тенью и цвет у предметов ночь отнимает. Там, где начало пути, в преддверье сумрачном Орка Скорбь ютится и с ней грызущие сердце Заботы, 275 Бледные здесь Болезни живут и унылая Старость, Страх, Нищета, и Позор, и Голод, злобный советчик, Муки и тягостный Труд – ужасные видом обличья; Смерть и брат ее Сон на другом обитают пороге, Злобная Радость, Война, приносящая гибель, и здесь же 280 Дев Эвменид железный чертог и безумная Распря,– Волосы-змеи у ней под кровавой вьются повязкой. Вяз посредине стоит огромный и темный, раскинув Старые ветви свои; сновидений лживое племя Там находит приют, под каждым листком притаившись. 285 В том же преддверье толпой теснятся тени чудовищ: Сциллы двувидные тут и кентавров стада обитают, Тут Бриарей сторукий живет, и дракон из Лернейской Топи шипит, и Химера огнем врагов устрашает, Гарпии стаей вокруг великанов трехтелых летают... 290 Меч Эней обнажил, внезапным страхом охвачен, Выставил острый клинок, чтобы встретить натиск чудовищ, И, не напомни ему многомудрая дева, что этот Рой бестелесных теней сохраняет лишь видимость жизни, Ринулся он бы на них, пустоту мечом рассекая. 295 Дальше дорога вела к Ахеронту, в глубь преисподней. Мутные омуты там, разливаясь широко, бушуют, Ил и песок выносят в Коцит бурливые волны. Воды подземных рек стережет перевозчик ужасный – Мрачный и грязный Харон. Клочковатой седой бородою 300 Все лицо обросло – лишь глаза горят неподвижно, Плащ на плечах завязан узлом и висит безобразно. Гонит он лодку шестом и правит сам парусами, Мертвых на утлом челне через темный поток перевозит. Бог уже стар, но хранит он и в старости бодрую силу. 305 К берегу страшной реки стекаются толпы густые: Жены идут, и мужи, и героев сонмы усопших, Юноши, дети с

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования