Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Вергилий. Энеида -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -
овь из тела и жизнь одним путем утекают. Раною вниз умирающий пал; загремели доспехи; К вражьей земле он приник обагренными кровью губами. 490 Встал над поверженным Турн: "Слово мое,– он сказал,– передайте Эвандру, аркадцы: Сына ему возвращаю таким, каким заслужил он Видеть его. Почетный курган, обряд погребальный – Все в утешенье отцу я дарю. За союз с иноземцем 495 Платит недешево он!" И, промолвив, царь наступает Левой ногою на труп, чтобы перевязь снять золотую: Дев преступленье на ней, и фалангу мужей, умерщвленных В первую брачную ночь, и залитые кровью чертоги Клон Эвритид на литом отчеканил металле искусно. 500 Полон радости Тури и горд прекрасной добычей. О человеческий дух! Судьбы он не знает грядущей, Меры не может блюсти, хоть на миг вознесенный удачей! Время настанет – и Тури согласится цену любую Дать, лишь бы жив был Паллант, и добычу и день поединка 505 Сам проклянет. Аркадцы кладут, стеная и плача, Юноши тело на щит, и друзья уносят героя. Вновь ты вернешься домой, о родителя горе и гордость! Тот же унес тебя день, который в битву отправил, Но и короткий свой путь ты устлал телами убитых. 510 С вестью о страшной беде не Молва, но нарочный верный Тотчас к Энею летит: на краю погибели тевкры, Самое время прийти разбитой рати на помощь. Встречных косит клинком и сквозь вражеский строй пролагает Путь широкий Эней: к тебе стремится он, гордый 515 Кровью пролитой Турн. Все стоят у него пред глазами Старец Эвандр, и Паллант, и столы, к которым явился Он пришлецом, и пожатия рук... Рожденных в Сульмоне Юных бойцов четвертых и вспоённых Уфентом столько ж В плен живыми берет, чтобы в жертву манам принесть их, 520 Вражеской кровью залить костра погребального пламя. После в Мага метнул он издали грозную пику, Но пролетела над ним, увернувшимся с ловкостью, пика, Сам же Маг, колена врага обнимая, взмолился: "Тенью Анхиза тебя заклинаю, надеждами Юла: 525 Ради отца моего, ради сына жизнь подари мне! В доме высоком моем серебра чеканного много, Золота много лежит в издельях и слитках тяжелых, Скрыто в земле. Решится не здесь победа троянцев, Воина жизнь одного для исхода войны безразлична". 530 Так он сказал, и ему Эней на это ответил: "Золото и серебро, которыми ты похвалялся, Для сыновей сбереги: торговаться о выкупе поздно, Выкупы Турн отменил, когда отнял он жизнь у Палланта. Так же решают и Юл, и Анхиза родителя маны". 535 Вымолвив, голову он откинул Магу, схватившись Левой рукою за шлем, и клинок погрузил ему в горло. Феба и Тривии жрец Гемонид вдали показался, Были виски у него обвиты священной повязкой, Пышный доспех на солнце горел и одежда сверкала. 540 Бросился он от Энея бежать, но упал, и троянец Сверху вонзил в него меч и укрыл его тьмой непроглядной, Снял же доспехи Сереет, чтоб царю посвятить их Градиву. Снова бойцов собирают в ряды рожденный Вулканом Цекул и храбрый Умброн, от Марсийских нагорий пришедший. 545 Яростно бьется Эней. Отсекает он левую руку Анксуру,– и со щитом отлетела она под ударом. Веря, что сила – в словах, говорил надменные речи Анксур не раз и душой до небес возносился, быть может, Сам он себе и седины сулил, и долгие годы. 550 Вышел навстречу Тарквит, сверкающим гордый оружьем (Фавном, богом лесным, он рожден был и нимфой Дриопой), Гневный героя напор сдержать он хотел, но с размаху Пикой ударил Эней, и кольчугу и щит отягчая Весом ее, и голову снес умолявшему тщетно, 555 Долгую речь оборвав, и упавшее теплое тело Навзничь он повернул, и промолвил враждебное слово: "Воин грозный, лежи отныне здесь! Не зароет Прах твой добрая мать, не почтит родовою гробницей: Хищные птицы тебя разнесут или волны в пучину 560 Смоют, и к ранам твоим присосутся голодные рыбы". После погнался Эней за Антеем и Лукой, что бились В первых рядах, и за Нумой лихим, и за рыжим Камертом (Был угодьями он богаче всех авзонидов, Царь молчаливых Амикл, благородным рожденный Вольцентом). 565 Словно встарь Эгеон, про которого молвят, что сотня Рук была у него, и полсотни уст, изрыгавших Пламя, и тел пятьдесят, что от молний Отца заслонялся Он полусотней щитов, пятьдесят мечей обнажая,– Так победитель Эней по всей равнине носился, 570 С теплым от крови клинком. Колесницу Нифея заметив, Против четверки коней упряжных устремился он грудью. Грозно крича, широко он шагал колеснице навстречу,– Кони, завидев его, метнулись в испуге, Сбросив Нифея и мча колесницу пустую к прибрежью. 575 Но вылетает еще скакунов белоснежная пара; Лиге? держит бразды и конями правит, а рядом Брат его, быстрый Лукаг, вращает мечом обнаженным. Юношей яростный пыл преисполнил гневом Энея, Тотчас занес он копье и, огромный, встал перед ними. 580 Лигер сказал: "Не Диомеда коней, не упряжку Ахилла ты видишь, Здесь – не Пергама поля: и войну и жизнь ты окончишь Нынче на этой земле!" Безрассудные Лигера речи Слышны далёко вокруг, но в ответ не желает ни слова 585 Молвить троянский герой,– лишь в противника дротик бросает. Весь наклонившись вперед, погоняет ударами пики Резвую пару Лукаг и, левую выставив ногу, К схватке готовится он – но Энеев дрот пробивает Нижнее поле щита и в пах впивается левый, 590 Падает мертвым Лукаг, по равнине катится тело. Благочестивый Эней проводил его словом недобрым: "Нет, не медленный бег скакунов твою колесницу Предал, Лукаг, и не призрак пустой на противников не дал Ей налететь: ты сам соскочил и упряжку покинул!" 595 Молвив, схватил он коней под уздцы – с колесницы несчастный Лигер упал и к нему протянул безоружные руки: "Ради тебя, ради тех, кто тебя родил столь могучим, Сжалься, троянский муж, не губи молящего душу!" Долгие просьбы Эней прервал: "Не такие недавно 600 Речи ты вел! Так умри! Расставаться братьям не гоже!" Молвив, рассек он Лигеру грудь и выпустил душу. Так летел по полям предводитель дарданцев и всюду Сеял смерть, словно яростный смерч иль поток в половодье, А уж навстречу ему из лагеря мчался Асканий, 605 Тевкры летели, прорвав кольцо напрасной осады. Той порою к себе призвал Юпитер Юнону: "Что же ты скажешь, сестра и любезная сердцу супруга? Вправду ль сбылось, что предвидела ты? Помогает Венера Тевкрам и впрямь, и нету у них ни проворных в сраженье 610 Рук, ни ярости нет в душе, ни стойкости в бедрах?" Кротко Юнона ему отвечала: "Супруг мой прекрасный! Скорбную зря не тревожь! Мне страшны твои гневные речи. Если бы прежней была и такой, какой подобает, Сила твоей любви,– хоть в одном бы ты, всемогущий, 615 Мне не мог отказать: чтобы я невредимым из битвы Вынесла Турна, спасла бы его для родителя Давна. Но суждено ему умереть и невинною кровью Тевкрам за все заплатить, хоть он и нашего рода, Ибо прапрадед ему – Пилумн, хоть нередко дарами 620 Щедро он сам отягчал твоих святилищ пороги". Кратко сказал ей в ответ повелитель высот Олимпийских: "Если для юноши ты, обреченного гибели скорой, Просишь отсрочки и ждешь на то моего дозволенья,– Турна заставь убежать, у судьбы настигающей вырви. 625 В этом я волен тебе угодить. Но если таится В просьбах твоих о большем мольба, если ты замышляешь Битв исход изменить, знай, напрасны эти надежды". Молвит Юнона в слезах: "О, когда бы ты согласился В сердце на то, на что согласиться вслух не желаешь. 630 Турну оставил бы жизнь... Но ему лишь смерть остается, Иль заблуждаюсь я... О, если б так, если б сердце томилось Тщетной тревогой и ты – ты ведь можешь! – смягчил приговор свой!" Так сказала она и с высоких небес устремилась, Воздух вихрями взвив, облеченная облаком плотным, 635 Прямо к троянским войскам, к лаврентскому лагерю тевкров. Здесь, из тумана соткав бессильный призрак летучий, Образ Энея ему придает богиня,– о чудо! – Всем снаряжает его: и щитом, и дарданским доспехом, Поступь, божественный лик героя – всё повторяет, 640 Голос влагает в уста – только звук пустой без значенья. Тенью такой, говорят, человек после смерти витает, Лживые сны таковы, что морочат спящие чувства. Словно ликующий вождь, перед строем вьется троянским Призрак и Турна зовет, и копьем, и голосом дразнит. 645 Только лишь рутул, напав, метнул свистящую пику,– Призрак к нему повернулся спиной и в бегство пустился. Тотчас поверил Турн, что воистину враг отступает, Дух помраченный его загорелся напрасной надеждой. "Что же бежишь ты, Эней, перед свадьбой покинув невесту? 650 Землю, к которой ты плыл, от меня ты сегодня получишь!" Так, потрясая мечом, он кричал и, преследуя призрак, Не замечал, что радость его развеяна ветром. Вдруг, причален к скале, перед ним корабль оказался, Спущены лестницы вниз, и на берег проложены сходни,– 655 Прибыл на нем из Клузийской земли владыка Осиний. Тотчас на судно взлетел Энея трепетный призрак, Чтобы укрытье найти,– но, препятствия все презирая, Турн вдогонку за ним по высоким сходням взбегает. Только на палубу он ступил, немедля Юнона 660 Оборвала причальный канат, и, влекомый отливом, В море понесся корабль. Из укрытья ненужного призрак Быстро взмыл в высоту и смешался с темным туманом. Рутула ищет меж тем и на бой Эней вызывает, Встречных врагов по дороге разит, предавая их смерти,– 665 Турна же ветер несет посреди широкого моря, Смотрит он вспять и, руки подняв, в неведенье судеб Небу такие слова вместо слов благодарности молвит: "О всемогущий Отец, неужели такого позора Счел ты достойным меня и такую кару послал мне? 670 Где я? Куда я несусь? Кем вернусь из нежданного бегства? Вновь увижу ли я лаврентского лагеря стены? С теми, кто вышел за мной на бой,– что станется с ними? Всех – о нечестье! – друзей я покинул на страшную гибель. Вижу: в смятенье они разбрелись, умирающих стоны 675 Слышу... Что делаю я? Где земля разверзнется бездной, Чтобы меня поглотить? Хоть вы пожалейте, о ветры! Турн по воле своей вас молит: на скалы, на камни Мчите проклятый корабль и на мели свирепые бросьте, Чтобы ни рутулы там, ни молва меня не настигла!" 680 Так он в тоске говорил и душою метался, колеблясь, Броситься ль грудью на меч и, великий позор искупая, Сердце пронзить беспощадным клинком в порыве безумном, В море ли прыгнуть и плыть к излукам берега дальним, Чтобы снова пойти под удары копий троянских. 685 Трижды пытался Турн совершить и то и другое,– Сжалившись, трижды его удержала царица Юнона. По морю быстро скользит между тем корабль, и относят Турна прибой и прилив к столице Давна старинной. В битву на смену ему, подстрекаем Юпитером, вышел 690 Грозный Мезенций, напав на ликующих тевкров нежданно. Тут же тирренская рать, подбежав, его окружает; Всем ненавистен один, в одного направлены копья. Он же подобен скале, что в морском просторе далёко Высится, ярости воли отовсюду открыта, и ветров 695 Натиск выносит двойной и удары моря и неба, Но не дрогнет вовек. Сражены Мезенцием, пали Гебр, Долихаона сын, и Латаг, и Пальм убегавший: Тяжким обломком горы, огромным камнем ударил Он Латага в лицо, а Пальму подсек под коленом 700 Жилы, и рухнул в песок непроворный беглец, а Мезенций Лавзу добытый доспех подарил и шлем пышногривый. Был и Эвант им убит, и Париса спутник и сверстник, Сын Амика Мимант, рожденный жрицей Феано В ту же самую ночь, когда в чреве носившая факел 705 Дочь Киссея на свет родила Париса; но в Трое Пал Парис, а Мимант под Лаврентом лежит, позабытый. Если согнанный с гор собак кусливою сворой Вепрь, которого бор на склонах Везула диких Долгие годы скрывал иль который средь топей Лаврентских 710 Пасся в густых камышах, а теперь попался в тенета, Злобно ворчит и на месте стоит, ощетинив загривок,– Издали ловчие все, подойти к нему ближе не смея, Дроты бросают в него и кричат с безопасного места; Так и бойцам, в ком по праву сильна на Мезенция злоба, 715 Меч обнажить и напасть на него не хватает отваги, Все лишь поодаль шумят и мечут копья и стрелы, Он же стоит до поры, вокруг озираясь без страха, Только зубами скрипит, отряхая бессильные копья. С тусками прибыл Акрон из пределов старинных Корита; 720 Родом грек, он бежал из отчизны, не справивши свадьбы. Видит Мезенций: Акрон средь смятенного носится войска, Пурпуром перья горят и плащ – подарок невесты. Если несытый лев, что у хлева высокого рыскал, Движимый голодом злым, заметит проворную серну 725 Или высокие вдруг рога оленя увидит, Страшно разинет он пасть, ощетинит гриву, ликуя, К теплой добыче прильнет и терзает ее, омывая Кровью клыки. Так же в гущу врагов Мезенций ринулся быстрый. 730 Рухнул несчастный Акрон; умирая, пятками бьет он В черную землю, и кровь на обломки копий струится. Бросился в бегство Ород; но почел недостойным Мезенций В спину удар нанести и сразить его брошенной пикой: Сам обогнав беглеца, он лицом к лицу с ним сошелся, 735 Чтоб не обманом его одолеть, но отвагой и мощью. Павшего грудь он ногой придавил, на копье опираясь, Молвил: "Повержен Ород, вершивший немалую долю Ратных трудов!" И соратники клич подхватили победный. Но умирающий вдруг: "Кто бы ни был ты, победитель,– 740 Молвил,– недолго тебе ликовать без отмщенья осталось! Ждет тебя та же судьба, и на той же равнине падешь ты!" С гневом в душе, но смеясь, отвечал Мезенций: "Умри же! А обо мне родитель богов и людей повелитель Пусть, что захочет, решит!" И копье он вырвал из раны. 745 Тотчас же тяжкий покой, железный сон опустился, Очи Орода застлав навеки тьмой непроглядной. Цедик Альката поверг, сразил Сакратор Гидаспа, Орс, бесстрашный силач, и Парфений Районом убиты, Клоний и с ним Эрихет, Ликаонов отпрыск,– Мессапом: 750 Спешившись, пешего он поразил Эрихета, а Клоний Наземь упал, когда конь оступился. Агид-ликиец В прахе Валером простерт, не чуждым доблести древней, Фрония Салий убил и сам убит был Неалком, Ловко владевшим копьем и стрелой, нежданно разящей. 755 Поровну скорбь и потери делил Маворс меж врагами, То в свой черед побеждают одни, отступают другие, То побежденный теснит – но никто не мыслит о бегстве. С жалостью смотрят на них из чертогов Юпитера боги; Тяжко невзгоды людей и гнев напрасный им видеть. 760 Дочь Сатурна глядит, глядит благая Венера, Как меж враждующих толп Тизифона бледная рыщет. Злобы неистовой полн, огромным копьем потрясая, По полю битвы идет Мезенций. По морю так же Шел- великан Орион, когда сквозь Нереевы топи 765 Пеший он путь пролагал, лишь до плеч погруженный в пучину, Или, с высокой горы принося многолетние вязы, Шествовал сам по земле, голова же пряталась в тучах. Ростом подобен ему и огромным доспехом Мезенций. Мужа увидев среди многолюдного строя, собрался 770 Выйти навстречу Эней. А Мезенций, не ведая страха, Храброго ждет врага, и стоит недвижимой громадой, И, чтоб достигнуть копьем, расстоянье мерит глазами. "Вы, о боги мои, копье и рука! Помогите В этом бою! А ты, о мой сын, отцовской победы 775 Памятник будешь живой: доспех, с разбойника снятый, Я тебе посвящу!" И, промолвив, издали бросил Пику свистящую он, но, щитом отраженная прочным, Прочь отлетела она и в живот вонзилась Антору; Спутником был Геркулеса Антор, но, покинувши Аргос, 780 В бегстве к Эвандру примкнул и в Италии с ним поселился. Пал он, несчастный, приняв за другого смертельную рану, В небо глядел и родные края вспоминал, умирая. Бросил копье и Эней. Три медных выпуклых круга С бычьей кожей тройной и холстиной, щит одевавшей, 785 Пика пробила насквозь и, утратив силу удара, В пах неглубоко впилась. Но, кровь тирренца увидев, Выхватил меч, что висел у бедра, и, радости полный, Начал Эней наступать, повергая противника в трепет. Видит все это Лавз – и любовь к отцу исторгает 790 Стон из груди у него и из глаз – обильные слезы... Здесь о кончине твоей, о твоих прекрасных деяньях – Пусть лишь поверят века преданьям о подвигах древних,– Не промолчу и тебя, незабвенный отрок, прославлю. Шаг за шагом назад отступал, обессилев, Мезенций, 795 Пика торчала в щите и за ним тяжело волочилась. Бросился Лавз к отцу из рядов и, встав меж врагами В миг, когда руку с мечом занес Эней для удара, Принял клинок на себя и сдержал напор смертоносный. Ринулись с криком за ним друзья и, меж тем как Мезенций 800 Медленно вспять отступал, щитом сыновним прикрытый, Издали копья метать принялись, врага отгоняя. Щит выставляет Эней и сильней загорается гневом. Так иногда средь летнего дня из тучи нависшей Крупный посыплется град,– и бегут с полей земледельцы, 805 Пахарь торопится прочь и спешит прохожий укрыться Иль под обрывом речным, иль в скале под сводом пещеры, Чтобы грозу переждать, а когда воротится солнце, Взяться опять за труды; и Эней, словно градом, засыпан Копьями, ждет, чтоб ушла смертоносная туча, пролившись; 810 Лавзу меж тем он грозит, окликает Лавза: "Куда ты Рвешься на верную смерть? Не по силам тебе, безрассудный, То, на что ты дерзнул, ослепленный сыновней любовью!" Не унимается Лавз. В душе предводителя тевкров Выше вздымается гнев, и уже последние нити 815 Юноше Парки прядут. Могучим мечом ударяет Лавза Эней и клинок вонзает в тело глубоко, Легкий пробив ему щит, в нападенье заслон ненадежный, Туники ткань разорвав, что золотом мать вышивала. Тотчас крови струя пропитала одежду, и грустно 820 Тело покинула жизнь, отлетев по воздуху к манам. Сын Анхиза, едва умиравшего очи увидел, Очи его, и лицо, и уста, побелевшие странно, Руку к нему протянул, застонал от жалости тяжко, Мысль об отцовской любви потрясла его душу печалью. 825 "Чем за высокий твой дух и за подвиг, о мальчик несчастный, Может тебя наградить Эней, благочестием славный? Свой доспех ты любил,– сохрани же его. Возвращаю Манам и праху отцов твой прах, коль об этом забота Есть хоть кому-то. И пусть одно тебя утешает: 830 Пал ты, сраженный самим великим Энеем!" Промолвив, Медливших Лавза друзей он позвал и юношу поднял,– Пряди корот

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования