Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Гареев Махмут. Маршал Жуков -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  -
ругих областях человеческой деятельности все чаще приходится принимать решения, не опираясь на опыт, а при отсутствии какого-либо опыта. Военная практика в мирное время всегда была сравнительно ограничена. На учениях невозможно полностью воспроизвести все то, что может быть на войне. Но именно поэтому опыт прошлых войн, проводимых учений, в целом военная практика приобретают еще большую ценность. В истории не раз после большой войны (франко-прусской, русско-японской, первой мировой) пытались представить дело так, что от прежнего военного искусства ничего не осталось. Но следующая война, порождая новые способы ведения вооруженной борьбы, сохраняла и немало прежних. По крайней мере, до сих пор в истории еще не было такой войны, которая бы перечеркнула все, что было в военном искусстве до этого. В 20-е и 30-е гг. нашей военной науке удалось в целом правильно определить и преемственность развития военного дела, и элементы нового в нем. Но в 30-е гг. были допущены и серьезные ошибки, когда, например, из опыта военных действий в Испании (в частности, по использованию танков) брали иногда не то, что действительно вытекало из этого опыта. После появления ядерного оружия пытались полностью отрицать опыт второй мировой войны. Долгое время недооценивался опыт афганской войны. Наряду с действительно новым много и преувеличений по опыту войны в районе Персидского залива 1991 г. Во всех этих случаях подводил не сам опыт войны, а неправильные выводы, которые из него делались. Сколько было заклинаний и осуждений по поводу "старого опыта" и как "по-новому" бездарно была организована операция в Чечне. Георгий Константинович больше всего ненавидел и презирал дилетантизм, поверхностный подход к обучению офицеров и подготовке боевых действий. Так вот, в чеченских событиях больше чем где-либо были попраны все жуковские традиции в военном искусстве, кроме, может быть, самоотверженности самих солдат и офицеров. Недавно в интервью газете "Известия" один из молодых офицеров -- командир разведроты 506-го полка капитан Сергей Монетов заявил: "Это у нас с Великой Отечественной -- с ходу массой брать. Тогда бросали дивизии, не считая потери, сейчас полки и бригады. Наш полк прибыл в Ведено, лишь полчаса постоял в Ханкале и был направлен в Грозный. Никто даже толком улиц не знал". Спрашивается: откуда бы доподлинно знать молодому офицеру как было в Великую Отечественную войну? И разве так учил нас Г.К. Жуков: полчаса постоять и идти на город, не зная даже улиц? И офицер, конечно, не сам все это придумал. Эти же газеты его пичкают сплетнями о прошлой войне, о Жукове и потом получают нужный им ответ. Стыдно, конечно, и за офицера, который еще не научился воевать, а уже бросает тень на воинов старшего поколения. Для использования в будущем нужен не просто состоявшийся опыт, не то, что лежит на его поверхности, а те глубинные, подчас скрытые устойчивые процессы и явления, которые имеют тенденции к дальнейшему развитию, проявляются порою в новых, совершенно других формах, чем это было в предшествующей войне. Как говорил Г.К. Жуков на военно-научных конференциях в 1945 и в 1957 гг., такой опыт любой войны никогда не может полностью потерять своего значения. Вместе с тем следует учитывать, что каждая последующая война сохраняет все меньше элементов старого и все больше порождает новое. Эта закономерность не только остается, но и набирает новую потенциальную силу. В связи с этим в современных условиях с особой остротой встает вопрос о научном предвидении и прогнозировании характера и способов ведения возможной будущей войны. Для этого кроме традиционных методов историко-аналитического исследования прошлого и современного опыта, исследований и экспериментов, проводимых на учениях и испытаниях оружия, и других известных приемов научных изысканий, особенно большое значение приобретают моделирование будущих операций (боевых действий) и в целом более широкое применение математических методов исследования наиболее сложных проблем военной науки. Известно также, что на способы ведения боевых действий, а следовательно, и на развитие военной теории решающее влияние оказывает появление нового оружия и нового человеческого материала. В прошлом наша военная наука в основном правильно оценивала эти важнейшие источники своего развития. Но в наше время эта задача неизмеримо усложняется, особенно в связи с ускоренным развитием вооружения и военной техники и намерениями перейти к профессиональным армиям. На развитие военной науки и повышение ее роли огромное влияние оказывает новый качественный скачок в создании новых технологий, высокоточного оружия, в совершенствовании средств вооруженной борьбы нового поколения, основанного на самых последних достижениях науки и техники. Это обстоятельство требует от военной науки теоретической разработки многих важных проблем строительства и подготовки вооруженных сил, предопределяя перенос центра тяжести в область военно-научных и научно-технических изысканий. Особенно большое значение приобретает своевременная разработка обоснованной оперативно-тактической концепции развития вооружения. Положение Энгельса о том, что развитие оружия определяет развитие способов ведения вооруженной борьбы, остается верным и для сегодняшнего дня. Но теперь военная наука уже не может ограничиваться лишь учетом этого влияния. В современных условиях резко возрастает обратное влияние военной науки, которая сама должна более активно определять важнейшие направления развития оружия и техники, сделав главный упор на наиболее перспективные виды оружия, которые в будущем будут иметь решающее значение. При существующих трудностях в экономике, когда оружие становится все более дорогим, военно-теоретическая мысль должна постоянно работать над тем, как наиболее рационально использовать средства, отпускаемые на военные нужды в пределах строгой необходимости, чтобы оборона была надежной и в то же время не слишком обременительной для государства. Суть этой проблемы, главное, что должно пронизывать все научные исследования -- это всемерное повышение эффективности всех проводимых мероприятий по строительству и подготовке вооруженных сил, более строгий и глубокий учет военно-экономических соображений, улучшение научного уровня руководства войсками и силами флота, более полное использование достижений науки в практической деятельности. Для активизации работы по разработке проблем будущего необходимо, с одной стороны, участие в этой работе широкого круга офицерского состава, с другой -- наличие специальных научно-исследовательских учреждений во главе с крупными учеными для комплексного исследования наиболее сложных научных проблем. Особенно важна подготовка молодых ученых широкого профиля, способных с новых позиций осмысливать сложные явления войны с охватом всех социально-политических, экономических и военных факторов. Необходимость подготовки таких кадров в наше время проявляется особенно наглядно, ибо чем выше степень специализации и дифференциации различных отраслей военных знаний по видам вооруженных сил и родам войск, тем большее значение приобретает системное исследование сложных проблем войны и военной науки с учетом всех факторов, влияющих на их развитие и раскрывающих глубинный смысл коренных качественных изменений в военном деле и перспективы его развития. Для этого кроме творчества руководящих кадров нужны и современные ученые высокой квалификации, с широким диапазоном военно-политического, оперативно-стратегического и военно-технического мышления. Бытовавшее в ряде случаев мнение, что военная теория разрабатывается и развивается в основном в процессе практической деятельности руководящих кадров, а ученые лишь обосновывают и формулируют выдвинутые идеи, приводило к принижению научно-теоретического уровня решаемых задач. Против такой практики резко выступал Г.К. Жуков на конференции в 1957 г. Правда, в области военного искусства чаще, чем в любой другой сфере, именно полководцы и военачальники выступали первооткрывателями новых идей. Но все же широкие научные обобщения, фундаментальную науку делают обычно крупные ученые, военные мыслители, в том числе из числа военачальников. Для фундаментальных научных исследований надо иметь не только знания, опыт, но и достаточно времени, необходимые навыки и способности. Сложность военно-научных задач еще в 30-е годы показала, что исследование крупных проблем уже не может быть уделом отдельных ученых, что для этого требуются большие научные коллективы, имеющие в своем распоряжении необходимую экспериментально-техническую базу, а в наше время и компьютерную технику. В деле разработки новых видов оружия и техники это положение было сразу понято и реализовано. Никто и не рассчитывал, что каждый командир в войсках сам себе будет изобретать оружие. Но в области военно-теоретической необходимость такой хорошо организованной научно-исследовательской работы высокоподготовленных специалистов иногда недооценивалась. Во время войны обобщением опыта войны занималось военно-историческое управление. После войны существовало Главное военно-научное управление Генерального штаба, сейчас положение этих органов, особенно военно-исторической службы, крайне принижено. Жизнь убедительно свидетельствует о том, что даже там, где к научным исследованиям привлекаются большие научные коллективы, они могут плодотворно работать только в том случае, если в их среде есть крупные, ведущие ученые, выступающие задающими генераторами научной мысли. Как в военно-технической области есть свои генеральные и главные конструкторы, так и в других отраслях военной науки необходимы свои крупные авторитеты, к мнению которых должны прислушиваться все, кто занимается теоретической разработкой или практическим решением тех или иных вопросов. Но такие авторитеты сами по себе не возникают. Для их появления нужна хорошая творческая обстановка в науке. Сейчас, когда значительная часть военных ученых оказалась в запасе и отставке, для использования их научного потенциала большую роль может сыграть Академия военных наук, функционирующая на общественных началах. Но она нуждается в поддержке Министерства обороны. Следует признать, что некоторые хорошо воевавшие командиры в первые годы после Великой Отечественной войны слишком долго пребывали в состоянии самолюбования прошлыми успехами и не очень уважительно относились к теории, которая ввиду изложенных выше причин иногда отставала от огромного боевого опыта и высочайшего уровня военного мастерства наших кадров, приобретенных во время войны. А ведь жизнь учит, что бывает порой легче извлечь уроки из поражения, чем из победы. Все это, а также некоторые другие субъективные причины, связанные с недостатками в руководстве научной работой, в определенной степени тормозили творчество военных кадров и затрудняли появление крупных военных авторитетов и ученых. Да и сегодня некоторые молодые военные руководители не очень благожелательно относятся, а иногда просто ревниво, к военным ученым. Создание творческой обстановки в науке предполагает прежде всего объективность исследований, ибо главный смысл всякой науки состоит в познании объективных закономерностей. Поэтому в исследованиях способов вооруженной борьбы будущего надо исходить из той реальности, которая есть, со всеми ее плюсами и минусами. Там, где налицо хоть малейшее отступление от объективности, где действительность представляется не такой, какая она есть на самом деле, а какой ее желают видеть, когда хотят уйти от острых вопросов, выдвигаемых жизнью, и создать видимость мнимого благополучия, подлинно научные исследования невозможны. Это обстоятельство предопределяет также исключительную важность информированности ученых и вообще научных работников по тем вопросам, которые они исследуют. Без знания всех обстоятельств дела, не располагая исчерпывающими данными по существу того или иного вопроса, действительно научной, объективной истины найти нельзя. Ненужная закрытость информации, когда даже данные по истории Великой Отечественной войны оставались засекреченными, принесла большой вред военной истории и науке. Еще раз напомним указания Г.К. Жукова, данные им в 1957 г., о том, что или надо давать ученым нужную информацию, или не делать вид, что мы действительно занимаемся серьезной научной работой. Опыт прошлой войны показал важность единства теории и практики. Развитие науки в конечном счете упирается в проблему реализации ее достижений; решение этой проблемы остается наиболее сложным и злободневным. Уже говорилось, что некоторые теоретические разработки по начальному периоду войны в конце 30-х годов были значительно богаче, чем они воплощались на практике. Не все научные достижения были полностью реализованы и по другим вопросам. Эта проблема не снята с повестки дня и в наше время. Решающее значение в этой области имеют компетентность и интерес к новым положениям науки со стороны руководящих кадров. Г.К. Жуков оставил нам великий пример, как надо самостоятельно овладевать военными знаниями. Если руководитель любого ранга не стоит на вершине научных знаний, не утруждает себя чтением военной литературы, он не в состоянии воспринять их и тем более проводить в жизнь. В военном деле этот вопрос стоит особенно остро, ибо практически на военной службе любое новое положение, любое новое начинание можно осуществить на том или ином участке работы только с согласия и одобрения старшего начальника. И с этой точки зрения повышение требовательности к обучению и воспитанию кадров, приобщение их к военно-научной работе имеют огромное значение. Даже консервативно мыслящий человек в наши дни уже понимает, что, например, Суворов, Фрунзе, Жуков были правы. Но вся беда в том, что они не смогут понять правоту первооткрывателей современных идей. Поэтому, признавая неизбежность и закономерность борьбы нового со старым, надо бы подумать и о том, какими путями в современных условиях лучше воспитывать у военных кадров широту мышления, творчество, умение понимать и воспринимать все то новое, что выдвигает жизнь. В век научно-технического прогресса это одна из самых важных и принципиальных проблем. Особенно актуальная и трудная задача -- это реализация и внедрение в практику не просто научных идей, а идей, обращенных в будущее, умение находить и применять на практике сегодняшнего дня те их положения, которые находятся еще в тени, но имеют перспективу роста и развития. Война, боевая обстановка быстрее и более очевидно обнажает новые явления, часто вынуждая с ними считаться. Но, если наша новая Российская армия, как и братские армии других государств СНГ, стремится решать в будущем боевые задачи с меньшими издержками, чем в прошлом, нужно прозорливость вырабатывать у руководящих кадров еще в мирное время. Таким образом, вся история отечественной военной теории и практики свидетельствует о том, что на важнейших этапах они в основном соответствовали своему назначению и сыграли важную роль в достижении победы в Великой Отечественной войне и в обеспечении надежной обороны в послевоенные годы. Было и немало упущений, ошибок, произвола, нежелания некоторых руководителей считаться со знаниями и опытом профессионально подготовленных людей, что должно служить уроком на будущее. Один из этих уроков и выводов состоит в том, что военная история и теория не должны идеологизироваться и замыкаться в пределах заранее заданных мировоззренческих концепций. Они будут жизненными только в том случае, если будут объективно изучать реальную действительность в прошлом и настоящем во всей ее сложной противоречивости, опираясь на весь военный опыт, накопленный в человеческом обществе, и с учетом перспектив развития военного дела. В связи с этим вызывает озабоченность стремление некоторых современных политических и военных деятелей СНГ решать новые оборонные задачи почти в полном отрыве от всего предшествующего опыта. Несмотря на все благие, революционные помыслы, это может привести лишь к повторению старых ошибок в ухудшенном и более отягощающем виде. Г.К. Жуков предостерег руководящий состав от чванливого отношения к военной науке зарубежных стран. Последующая жизнь убедительно показала, что законы войны, условия ее ведения объективно едины для обеих сторон, участвующих в военном противоборстве. Наряду с отечественным опытом и национальной спецификой, военная наука впитывает в себя опыт и знания, накопленные в разных странах и имеют много общего и схожего между собой. Поэтому желательно, чтобы наши офицеры более широко и объективно изучали военную историю и современное военное искусство различных зарубежных стран, и прежде всего США, Германии, Великобритании, Франции, Китая, Индии, Японии и других государств. Если Российская армия и армии других стран СНГ не хотят отстать, нужно принимать срочные меры к возобновлению издания зарубежной и отечественной военной литературы. 3. Ближайшие перспективы развития военного искусства Одно из важнейших изменений в военном искусстве в современных условиях, что так прозорливо предвидел Г.К. Жуков, состоит в том, что ядерное оружие превращается из оружия поля боя в средство стратегического сдерживания противника. Вместе с тем для ослабленной России ядерное оружие остается решающим средством обеспечения военной безопасности. Г.К. Жуков завещал нам внимательно следить за тенденциями развития военного искусства. В целом теория ядерной войны изживает себя, и ведущие государства все больший упор делают на подготовку своих армий и флотов к проведению вооруженной борьбы в условиях использования обычного оружия, но с учетом постоянной угрозы возможного применения ядерного оружия. При возросших поражающих свойствах современного и тем более перспективного оружия и обычная война (без применения ядерного оружия) носила бы более истребительный и разрушительный характер. Большую опасность представляет разрушение атомных электростанций, химических и других подобных объектов. Строительство и подготовку вооруженных сил ведущие государства будут стремиться проводить с учетом обеспечения их готовности к решению задач в крупномасштабной войне. Ибо практически невозможно сегодня строить армию только применительно к локальным войнам и конфликтам, а завтра вдруг перестроить ее для других задач. В связи с этим основы для решения крупных задач будут закладываться изначально. Вместе с тем совершенно очевидно, что в современных условиях и в ближайшем будущем наиболее вероятна угроза возникновения локальных войн и конфликтов. Поэтому требуется первоочередная готовность армий и флотов к решению задач в локальных войнах. В связи с этим возрастает роль мобильных сил. Но обойтись только этими силами не удастся. Мобильные силы (например, воздушно-десантные войска) могут вести самостоятельные боевые действия лишь в ограниченное время и в последующем нуждаются в усилении. США имеют сильные группировки передового базирования, поддержанные стратегической авиацией и военно-морскими силами, но и их придется усиливать. Если говорить применительно к России, то при существующем ее геополитическом положении, больших пространствах, слабо оборудованных коммуникациях и недостатке воздушных, морских и наземных транспортных средств переброска мобильных сил в угрожаемые районы потребует значительного времени. Учитывая все это и с целью гарантирования от всякого рода случайностей целесообразно, кроме мобильных сил, на важнейших направлениях иметь минимально необходимые группировки войск, авиации, сил и средств ПВО. Да и в локальных войнах не всегда можно обойтись только мобильными силами. Как показывает опыт, и для решения боевых задач в локальных войнах порой надо иметь достаточно крупные силы, как это было в корейской войне 50-х гг. или войне в районе Персидского залива в 1991 г. Говоря об изменениях в характере вооруженной борьбы, приходится по-новому взглянуть и на соотношение присущих ей прямых и непрямых действий. Еще китайский военный мыслитель Сунь-Цзы утверждал, что то

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования