Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Гареев Махмут. Маршал Жуков -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  -
ированных ударов авиации и артиллерии возобновил наступление и оттеснил наши части к юго-западной окраине города. Дальнейшее продвижение врага могло сделать невозможным базирование авиации, флота, даже ограниченное снабжение по воздуху и Ладожскому озеру и вообще организованную оборону города. Поэтому Жуков идет на самые крутые и суровые меры. 17 сентября он издает приказ, где указывалось: "Учитывая особо важное значение в обороне южной части Ленинграда... Военный Совет Ленинградского фронта приказывает объявить всему командному, политическому и рядовому составу, оборонявшему указанный рубеж, что за оставление без письменного приказа Военного Совета фронта и армии указанного рубежа все командиры, политработники и бойцы подлежат немедленному расстрелу". Первоначально даже А. Жданов отказался подписывать этот приказ и поставил свою подпись только после беседы со Сталиным. Как видим, еще тогда зародился во фронтовом масштабе прообраз приказа "Ни шагу назад". В послевоенные, особенно в "перестроечные" годы он вызывал много гневной критики и осуждений. А Жуков и после войны утверждал: "Прошло много лет с того времени, на склоне своей жизни и со всей убежденностью и ответственностью перед судом истории могу заявить: если бы мне еще раз пришлось командовать фронтом в таких условиях, какие тогда сложились под Ленинградом, я бы не раздумывая подписал точно такой же приказ". И, действительно, приказ был жестокий, но вынужденный и необходимый. Он означал, что просто больше отступать некуда и нельзя, иначе город будет захвачен врагом и будут расстреляны не отдельные военнослужащие, самовольно покидающие свои оборонительные позиции, а истреблены все его защитники и осуществится план Гитлера по полному разрушению города и уничтожению его населения. Перед угрозой такой смертельной опасности приходилось идти и на такие крайние меры, которые диктовались жестокостью самой войны, навязанной нам. Дело уже прошлое, и надо учитывать, что приказ был больше рассчитан в основном на психологическое воздействие, ибо в действительности к расстрелам прибегали лишь в исключительных случаях. Третьим направлением полководческой деятельности Жукова было проведение в жизнь поставленной им главной стратегической цели по удержанию Ленинграда осуществление ряда направленных к этому оперативно-тактических и организационных мер. Он укрепляет кадры на важнейших должностях. Начальником штаба фронта стал генерал М.С. Хозин, командующим 42-й армией генерал И.И. Федюнинский, были заменены некоторые командиры дивизий и полков. Жуков пересматривает равномерное распределение войск по фронту и решительно сосредоточивает усилия на южных и западных подступах к городу. Несмотря на ограниченное количество сил и средств, путем перегруппировки войск, он создает вторые эшелоны, резервы и сильные артиллерийские группы. Это позволило быстро парировать новые прорывы противника и активизировать оборону. За счет сокращения личного состава в штабах, тылах, охранных и других частях удалось улучшить укомплектованность полков и дивизий первого эшелона. Соединения и части стали чаще вести разведку боем, наносить мощные огневые удары, предпринимать атаки по улучшению своего оперативно-тактического положения и срыва готовящихся наступательных действий противника. Важную роль сыграли активные действия 8-й армии на Ораниенбаумском плацдарме, создававшие постоянную угрозу флангу и тылу группировки противника, наступавшей на Ленинград. В тыл противника засылались разведывательные и диверсионные группы, активизировались действия партизан. Было принято смелое решение по переброске в Ленинград части сил и средств с Карельского перешейка. Часть зенитной и крупнокалиберной полевой артиллерии, расположенной в городе, была выдвинута на прямую наводку для усиления противотанковой обороны. Более полно использованы возможности Балтийского флота для обороны города. Корабельная артиллерия стала больше применяться для нанесения массированных ударов по сухопутным группировкам противника. За счет моряков -- экипажей кораблей и береговых частей -- сформировано 6 отдельных стрелковых бригад для усиления обороны города на наиболее опасных участках. За счет моряков осуществлялось также восполнение потерь в стрелковых дивизиях, оборонявших город. Много помогал в этом командующему войсками фронта адмирал Исаков и командующий БФ адмирал В.Ф. Трибуц. И тогда, и после были люди, которые считали недопустимым такое использование сил флота, исходя из формально правильного принципа -- моряки должны сражаться на море, а войска -- на суше. Но тогда морских сражений не предвиделось, а без надежной сухопутной обороны весь флот и сами "правильно" использованные моряки могли быть захвачены и истреблены. На этом примере перед нами два полководца, два совершенно разных решения в одной и той же обстановке. Ворошилов думает о том, как бы корабли флота не достались противнику и готовит их к взрыву. Формально он в какой-то степени прав. Так делали в Крымскую войну 1853--856 гг. Вспоминая историю, Жуков в душе был на стороне тех морских офицеров, которые стояли за сражение с англо-французской эскадрой. Да, надо было преградить ей путь в Севастопольскую гавань. Но пусть бы русские корабли пошли на дно в бою. Подобное повторилось в первую мировую, в гражданскую войну. Жуков тоже не хочет, чтобы корабли достались неприятелю, но он полагает, что пользы для дела будет больше, если эти же корабли на худой конец погибнут, но сражаясь с врагом, нанося ему потери, внося вклад в дело обороны города. Жуковский подход позволил и корабли в большинстве своем сохранить и Ленинград отстоять. Каждая такая находка давала возможность вводить в действие все новые и новые силы и неиспользованные возможности войск и сил Балтийского флота. Кроме всего этого по распоряжению Жукова были сформированы две дивизии, несколько отдельных частей народного ополчения за счет рабочих ленинградских предприятий. Предприятия города в условиях голода и непрерывных обстрелов производили большое количество оружия и боеприпасов. Были поставлены конкретные задачи по совершенствованию инженерного оборудования местности, особенно в глубине обороны. Ускоренными темпами создавались новые минные поля, устанавливалось дополнительное количество противотанковых и противопехотных заграждений на возможных путях наступления противника. Был предпринят ряд мер с целью более массированного и эффективного применения авиации и средств ПВО. Опыт войны показывает, что в боевом потенциале войск, сил флотов всегда заложено значительно больше возможностей, чем можно увидеть при рассмотрении их численности, оперативно-тактических характеристик. Умелое управление и тесное взаимодействие намного приумножают боеспособность войск. Жуков сумел наиболее полно выявить, приумножить и с максимальной эффективностью применить их. Осуществляя жесткое утверждение единоначалия, безоговорочное выполнение приказов, не идя на компромиссы по принципиальным вопросам, Жуков не работал изолированно. По важнейшим вопросам он советовался с А.А. Ждановым, А.А. Кузнецовым, другими членами Военного Совета фронта, председателем горисполкома Л.С. Попковым, опирался на поддержку партийной организации, органов Советской власти и руководителей предприятий, постоянно непосредственно общался с командирами и солдатами на передовых позициях. В меру имевшихся тогда возможностей большую помощь в материальном обеспечении защитников города оказывал Государственный комитет обороны. В результате этих и ряда других мер оборона Ленинграда стала не только более стойкой, но и активной. Противник, натолкнувшись на упорную оборону, стал нести большие потери и был вынужден приостановить наступательные действия, хотя находился уже всего в 4--5 км от города. Именно под Ленинградом начал рушиться гитлеровский план "молниеносной войны". Германское командование начало снимать танковые части из-под Ленинграда и переводить на Московское направление, хотя будучи долгое время связанными под Ленинградом, они не успели подойти в Подмосковье к началу операции "Тайфун". После этого боевые действия под Ленинградом приобрели затяжной позиционный характер вплоть до прорыва блокады в январе 1943 г. В Ленинградском сражении Жуков, как полководец, выиграл военное противоборство с опытнейшим германским генерал-фельдмаршалом фон Леебом, который командовал группой армий "Север". За невыполнение задачи по овладению Ленинградом Гитлер отстранил его от должности. А полководческий авторитет Жукова еще больше возрос, и Сталин срочно вызвал его для обороны Москвы. Советскими войсками под командованием генерала Жукова была выполнена задача большой исторической важности. Оценивая все это после войны, Г.К. Жуков писал: "Я бесконечно счастлив тем, что в тот период, когда враг подошел вплотную к городу и над ним нависла смертельная опасность, мне было поручено командовать войсками Ленинградского фронта, защищавшими Ленинград". Он высоко оценивал действия войск Ленинградского фронта и моряков Балтийского флота, которые своими умелыми и героическими действиями остановили врага у стен города. Особенно восхищали его массовый героизм и стойкость гражданского населения города. Каждый ленинградец, несмотря на огромные лишения, самоотверженно защищал свой город. Это и явилось решающим условием успешной обороны Ленинграда. Но для эффективной реализации этих всенародных усилий был востребован историей и полководческий талант Жукова. 3. Московская битва Битва за Москву была важнейшим этапом в полководческой деятельности Г.К. Жукова. Московская битва включает в себя оборонительные (с 30.09.41 г. по 5.12.41 г.) и наступательные (с 5.12.41 г. по 20.04.42 г.) операции, проведенные советскими войсками с целью обороны Москвы и разгрома наступавших на нее группировок немецко-фашистских войск. В их проведении участвовали войска Калининского, Западного, Резервного, Брянского фронтов, Московской зоны ПВО, общевойсковые, артиллерийские и авиационные соединения резерва ВГК при огромной помощи и поддержке всего населения Москвы и Московской области. Эта была грандиозная битва огромной исторической важности как по военно-политическим, стратегическим целям, так и по своему размаху. Достаточно сказать, что к началу декабря 1941 г. группа армий "Центр" имела в своем составе 1708 тыс. чел., около 13500 орудий и минометов, 1170 танков, 615 самолетов. Советские войска насчитывали около 1100 тыс. чел., 7652 орудия и миномета, 774 танка, 1000 самолетов. Общее руководство обороной Москвы осуществляли ГКО, Ставка ВГК, Генеральный штаб при активном участии других государственных органов и управлений Наркомата обороны. Активную и весьма важную роль в Московской битве сыграл и Г.К. Жуков как член Ставки ВГК, командующий войсками Западного фронта, а в период контрнаступления и как главнокомандующий войсками Западного направления. Он получил практику в управлении войсками фронта в двух оборонительных и крупной наступательной операции. К концу сентября 1941 г. общая стратегическая обстановка на советско-германском фронте складывалась следующим образом. На Московском направлении после Смоленского сражения немецко-фашистские войска, временно приостановив наступление, готовились к его возобновлению. На северо-западе они, не достигнув своей цели по овладению Ленинградом, блокировали город и начали перебрасывать свои подвижные соединения на Московское направление. На это же направление возвращались после взятия Киева и разгрома войск нашего Юго-Западного фронта 2-я танковая группа Гудериана и другие соединения. Германское командование решило сосредоточить основные усилия для сокрушительного удара по советским войскам на Московском направлении и овладеть столицей нашей страны. С этой целью была предпринята новая наступательная операция под кодовым названием "Тайфун". Операция началась 30 сентября ударом 2-й танковой группы по левому флангу Брянского фронта на Орел и в обход Брянска с юго-востока. 2 октября перешли в наступление главные силы группы армий "Центр", нанося удары по сходящимся направлениям на Вязьму, и окружили соединения четырех армий Западного и Резервного фронта. Возникла угроза прорыва противника к Москве. Складывающаяся катастрофическая обстановка на Московском направлении объяснялась в основном тремя причинами. Во-первых, крупной ошибкой Сталина, когда он не прислушался к настойчивым предложениям Жукова, Генштаба о принятии срочных мер по усилению Центрального фронта и отводе основных сил Юго-Западного фронта на левый берег Днепра. При устойчивой обороне Юго-Западного фронта на р. Днепр Центральный фронт создавал бы угрозу правому флангу группы армий "Центр" и противник не смог бы перебросить отсюда крупные силы на Московское направление. Подчеркнем еще раз: предвидение Жуковым, к которому он пришел в сотрудничестве с Генштабом, того, что германское командование после Смоленского сражения вместо продолжения наступления на Москву может повернуть значительные силы на юг, уникально и достойно занять свое место в хрестоматиях по военной истории. Поразительно, что в июле и первой половине августа и само германское командование еще твердо не знало, в каком направлении придется действовать. Все шло к тому, что основные силы группы армий будут продолжать наступление на Москву. И Сталин был в этом уверен. В этой мысли его поддерживали и данные разведки. В первой половине августа в Кремль поступило сообщение от хорошо информированного разведчика А. Радо из Швейцарии о том, что командование вермахта собирается нанести удар на Москву через Брянск. Это и в самом деле соответствовало намерениям главного командования сухопутных войск вермахта. Но через три дня Гитлер подписал директиву, в соответствии с которой часть сил группы армий "Центр" должна была повернуть на юг. 23 августа Гальдер лично доставил директиву в Борисов, в штаб-квартиру группы армий "Центр", где она встретила явное неодобрение. Особенно резко отозвался Гудериан. В тот же день он вместе с Гальдером вылетел в Растенбург, в ставку Гитлера, чтобы убедить фюрера в необходимости наступления на Москву. Тем не менее 24 августа Гудериан прибыл на свой командный пункт, чтобы руководить наступлением войск на юг. Гальдер и Гудериан еще добиваются продолжения наступления на Москву, а Жуков уже приходит к выводу, что этого не будет, что они должны будут повернуть на юг, что в последующем случилось и поставило наши войска в тяжелейшее положение. Во-вторых Генштаб и командование фронтами недооценили размах и основные направления наступления противника. Ведь после поражения Юго-Западного фронта было ясно, что гитлеровское командование возобновит наступление на Москву. В 20-х числах сентября в Генштаб и штабы фронтов поступали разведывательные данные о перегруппировке войск и подготовке такого наступления. Ставка поставила задачу фронтам перейти к жесткой обороне, не растрачивать силы для бесплодных частных наступательных операций. Но уже через некоторое время Сталин через Генштаб отдает распоряжение о проведении в полосах армий наступательных действий с целью улучшения своего оперативного положения. В результате к началу немецкого наступления наши войска не были готовы ни к наступлению, ни к обороне. Были допущены серьезные ошибки в выявлении направлений главных ударов противника. Так, И.С. Конев знал, что основные силы противника сосредоточены в полосе 30-й и 19-й армий. Но поскольку Ставка считала, что главный удар противника возможен на Смоленско-Вяземском направлении, Конев на этом направлении и сосредоточил свои основные усилия, а не там, где требовала обстановка. А.И. Еременко основные усилия сосредоточил на правом фланге, в районе Брянска, а противник нанес главный удар на его левом фланге. Между тем Жукову в оборонительных сражениях в октябре и ноябре 1941 г. удавалось выходить из положения прежде всего за счет правильного определения предстоящего направления главного удара противника и сосредоточения своих основных сил на этом направлении. А без этого, да еще при отсутствии сильных резервов в глубине, невозможно было парировать наступление и прорывы ударных группировок противника, создающего на направлениях ударов решающее превосходство в артиллерии, танках и бросающего на эти направления все силы авиации. В-третьих, командующие Западным фронтом генерал И.С. Конев, Резервным -- маршал С.М. Буденный, Брянским -- генерал А.И. Еременко повторяли ошибку начального периода войны, когда, стремясь любой ценой остановить противника, все резервные соединения бросали навстречу наступающим группировкам для усиления войск первого эшелона или для нанесения контрударов, не заботясь о создании новых оборонительных рубежей в глубине. Весьма нерешительно осуществлялся также маневр войсками, особенно с не атакованных участков. В Генштабе в то время работали очень толковые люди. И они видели многие эти упущения. И маршал Б.М. Шапошников был на редкость умным, проницательным военачальником, обладавшим глубоким и развитым оперативно-стратегическим мышлением. Но ему недоставало твердого характера и гражданского мужества для того, чтобы отстаивать перед Сталиным правильные оценки обстановки и предлагаемые решения. Когда 7 октября Сталин вызвал Жукова из Ленинграда в Москву и поручил вначале разобраться с обстановкой в полосе Западного и Резервного фронтов, Георгий Константинович, побывав на пунктах управления и объездив отступающие войска, совершенно ясно увидел, что почти все пути на Москву открыты, а Можайская линия обороны слабо прикрыта и не может гарантировать от прорыва бронетанковых войск противника к Москве. Он предложил Сталину ряд мер по усилению обороны Москвы и самое срочное -- формировать резервы и быстрее стягивать войска под Москву, откуда только можно. И эти его предложения в своей основе были приняты. С целью объединения усилий войск, оборонявших Московское направление, и более четкого управления ими 10 октября Ставка ВГК приняла решение объединить войска Западного и Резервного фронтов в один Западный под командованием Г.К. Жукова. Вспоминая эти дни, Жуков писал: "Положение под Москвой в те дни было очень тяжелым. 10 октября, когда я был назначен командующим Западным фронтом, мы имели всего лишь 90 тысяч войск и один выстрел на пушку в день... Ни одна армия в мире, ни один другой народ не смогли бы устоять под напором превосходящих, хорошо обученных немецко-фашистских войск". Главная сложность решения поставленной задачи состояла в крайней ограниченности имеющихся сил и средств. Например, на Можайской линии обороны на участке протяженностью около 250 км располагались 45 слабо укомплектованных батальонов вместо расчетных 150. Крайне мало было противотанковых средств, бронетанковых частей, способных ликвидировать прорывы превосходящих сил противника, особенно его компактных подвижных соединений, стремившихся пробиться к Москве через последние оборонительные заслоны советских войск. Надо отдать должное Сталину, Ставке ВГК: они в этот период приняли самые энергичные меры для создания новых резервов, переброски войск с других направлений, мобилизации всех сил и средств Красной Армии, Москвы и всей страны для защиты столицы. Только в течение первой недели Западный фронт получил 14 новых стрелковых дивизий, 16 танковых бригад и свыше 40 артиллерийских полков. Позже на Московское направление были переброшены дополнительные силы войск и авиации с Северо-Западного, Юго-Западного направления и из глубины страны, в том числе с Дальнего Востока. В отличие от германских, наши войска были в основном своевременно обеспечены зимним обмундированием. Как отмечал Жуков, Сталин своей жесткой требовательностью добивался, можно сказать, почти невозможного. В свою очередь Жуков, как и под Ленинградом, настойчиво изыскивал дополнительные силы и средства, добивался их наиболее полного и рационального использования, максимально выжимая из них все, что только возможно. Он ищет силы и средства всюду. О чем г

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования