Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      Герман Юрий. Россия молодая -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  -
человек, который тебе пилу дал? - спросил Крыков. - А шут его знает. Будто наш, русский, а говорит по-нашему коряво. Не все разберешь, чего он говорит. Мужичок не старый, годов ему, может, двадцать пять - не более... Афанасий Петрович запыхтел трубкой, насупился, взял перо - написать рыбакам проходной лист, чтобы шли в город, по избам. На шанцах ударили в било: таможенникам - ужинать. Солдат принес в миске щи - пробу капитану. Крыков взял с полки деревянную, резанную Прокопьевым ложку, хлебнул, велел покормить рыбаков тоже. Когда Лонгинов и Копылов ушли, Афанасий Петрович сел за стол, стиснул голову руками, охнул, выругался. Ужели Ваня Рябов, тот Рябов, которому он отдал самое дорогое, что было в его жизни, тот самый Рябов, которого когда-то, в старопрошедшие годы, вызволил он от злого негоцианта Уркварта, тот Иван Рябов, с которым он пошел к Иевлеву и Апраксину на Мосеев остров, - ужели мог он передаться шведам, служить им за золото, за парчовый кафтан, ужели мог взяться тайно провести эскадру двинским фарватером к городу? Да нет, не могло так быть, не могло так случиться, не видел сего Лонгинов, сам же говорил - Рябов гремел цепями. "Ну, а если?" И внезапно остыл, как человек, принявший твердое решение: "Тогда - убью. Найду и убью! Что ж тут размышлять?" Но тотчас же ему стало стыдно этой мысли: кормщик поведет шведские воровские корабли? Он усмехнулся, задумчиво покачал головою: чего только не наболтают люди, чего только не выдумают... Еще раз раскурив трубку, он вышел на волю, зашагал к вышке. По пути встретился ему Евдоким Прокопьев, - бежал с дурными вестями: взялся ветер, шведы снимаются с якорей. - Ветер-то пустяковый! - ускоряя шаг, сказал Афанасий Петрович. - Какой он ветер? За Крыковым бегом поднялся наверх Мехоношин, взял из рук капитана подзорную трубу, упер рогатину в пол вышки, стал наводить туда, куда смотрел Афанасий Петрович: сомнений больше не было - эскадра под парусами шла к двинскому устью. - Идут! - сказал поручик охрипшим голосом. Прокашлялся и повторил. - Ей-богу, идут! И сколько! - Не так уж и много! - усмехнулся Крыков. - Эскадра, а чего ж... Мехоношин протер окуляр, еще всмотрелся: корабли плыли, словно огромные хищные птицы, и поручик даже оробел при мысли, что грозную эту эскадру остановит Крыков, или капитан-командор Иевлев, или он, Мехоношин. - Идут! - пробормотал он. - Сюда идут. На нас. Афанасий Петрович сдвинул треуголку на затылок, повернул трубу к себе. - Вишь, сколько! - прошептал ему Мехоношин и даже толкнул его под бок. - Сила-то, а? И на каждом пушки, да по скольку пушек... Крыков не отвечал, все смотрел. Внизу, на расчищенном теперь плацу, строились таможенники. Барабан бил сбор, капралы перекликали солдат, пушкари под навесом, где стояла новая таможенная пушка, раздували угли в горшке, чтобы зажечь фитиль без промедления, едва потребуется. В мерном шелесте дождя было слышно, как ржали и кусались драгунские кони у коновязи... - Теперь - богу молиться, более делать нечего! - сказал Мехоношин тусклым голосом. - А то еще и водку пить! - сдерживая злобу, ответил Афанасий Петрович и крикнул вниз: - Капрал, зарядов иметь не менее дюжины! - Аички? - спросил снизу Евдоким Прокопьев. - Разложить бы да всыпать сотню - сразу уши прочистит! - посоветовал Мехоношин. Крыков наклонился с вышки, повторил насчет зарядов. Евдоким пошел в кладовушку. Мехоношин заговорил примирительным тоном: - Вот ты все, Афанасий Петрович, показываешь мне свою неприязнь, а я-то прав. Рыбаки сказывают: своими глазами видели на эскадре лоцмана-изменника, об сем прискорбном событии любой солдат на шанцах знает. И кличут того лоцмана - Рябов. Я едва было под арест его не забрал за воровство, да твой капитан-командор меня выгнал, поносными словами облаяв. Теперь расхлебывай... Крыков покосился на Мехоношина, вновь стал протирать окуляр подзорной трубы. - Ишь, эскадра, да еще и измена... - продолжал поручик. - А нам здесь животы складывать, за что? При Нарве сии славные войска наголову разбили самого царя, а нынче нас идут воевать, мы и готовы - таможенники да драгуны... Афанасий Петрович резко повернулся к Мехоношину, сказал с яростью: - Уйди ты отсюда, поручик, сделай милость для ради бога, спущу под зад коленом, разобьешься - с высоты тут лететь. Поручик отступил на шаг, спросил, подняв брови: - Вы изволите говорить ко мне? Крыков, не отвечая, зачехлил подзорную трубу, спустился вниз, в избу - переодеться. Не торопясь, спокойно вынул из сундучка чистое белье, новые башмаки, чулки, доброго сукна мундирный кафтан. Переодевшись, зарядил два пистолета, один положил в нагрудный карман, другой в кожаную сумку справа. В горницу, не стуча, вошел старый и верный друг капрал Евдоким Аксенович, принес оселок - наточить жало шпаги, сел, как сиживал, работая деревянные ложки или сольвычегодскую цепочку, - спокойно, упористо, в левой руке оселок, в правой - шпага. Тихонько запел: Не ловея была, Свежие рыбы трепещущие... Афанасий Петрович всмотрелся в лицо Прокопьева, освещенное огоньком свечи, подивился, как может человек петь нынче, и тотчас же понял: поет капрал, как дышит, а думает о другом. Лицо его было сурово, мысли носились далеко, а где - кто знает? - О чем, капрал, задумался? - негромко спросил Крыков. Прокопьев поднял голову: - О чем, Афанасий Петрович? Да мало ли о чем! Об веселом нонче дума не идет... - О чем же - о невеселом? - Да вот давеча рыбаки сказывали насчет Рябова... - Вздор все! Враки! - И я так размышляю - враки. Ну, а как нет?.. Он тряхнул головой, вновь склонился над оселком, и опять в горнице послышалось характерное сухое похрустывание стали об оселок. Крыков застегнул пояс на обе пряжки, сдвинул назад складки кафтана, поправил портупею, задумался, что еще надобно сделать. - Теперь ладно! - улыбаясь большим ртом, сказал Прокопьев и подал ему шпагу. - Теперь славно будет... - А твоя-то наточена? - У нас все слава богу! - ответил капрал. - Хорошо покажемся шведу, не посмеется на нас. В дверь поскреблись, капрал открыл. - Ну чего, Сергуньков? - Пушку принес! - сказал солдат. - Господин капитан давеча сказывали - лафетик ей вырезать. Вот вырезал. - А-а, пушка! - усмехнулся Прокопьев. - Да ты входи, - позвал Крыков, - входи, Сергуньков! Сергуньков вошел, поставил на стол лафетик для игрушечной пушки. Афанасий Петрович вынул из сундучка медный ствол, обтер его суконочкой, примерил к лафету. Ствол подходил. Сергуньков улыбаясь смотрел, как выглядела нынче пушечка - словно настоящая. - Хобот в ей мал! - сказал, щурясь, Прокопьев. - Коротковат. Вот ужо отделаемся, подумаем, как нарастить хобот... - Не рассчитал я! - виновато произнес Крыков. Он накинул плащ на широкие плечи и велел капралу строить таможенников. Прокопьев поправил треуголку, обдернул портупею, вышел. Афанасий Петрович еще помедлил, словно что-то вспоминая, сел за стол, обмакнул перо в разведенную писарем сажу, написал крупно, кривыми буквами: "Таисья Антиповна, богоданная сестра моя, здравствуй, бью челом тебе в сии минуты, когда дожидаю великого алярма..." Написанная строчка не понравилась ему, не понравилось и то, что он назвал Таисью богоданной сестрой. - То-то, Евины дочери! - вздохнул Афанасий Петрович, изорвал бумагу в клочья и вышел из горницы. 6. НАИЗНАТНЕЙШЕЙ СЛУЖБЫ - КАРАУЛЬЩИКИ Ливень прекратился, мелкий дождь едва моросил. Ветра не было вовсе. Таможенники, построившись в сумерках, негромко переговаривались. На Двине поскрипывали таможенные лодки. - На якоря становятся! - крикнул с вышки Прокопьев. - Слышишь, господин капитан? Крыков легко взбежал наверх, посмотрел: эскадра, чернея на фоне неба, покачивалась немного выше положенного для таможенного досмотра места. На мачтах и реях шла работа: там двигались черные фигурки матросов - убирали паруса. - Худо ихнее дело! - сказал Прокопьев. - Не угадали. Что ж, сами попросят досмотра, али мы стрельнем? Афанасий Петрович молчал. - Здоровые кораблищи-то! - опять сказал Прокопьев. - Пожалуй, не бывали еще к нам такие махины? Воинские корабли? - Военные, капрал. - И мне думается - воинские. - Воры. - Воры и есть... В это мгновение на баке флагмана блеснул огонек. И тотчас же над Двиною раскатился звук мушкетного выстрела, а вслед за ним взлетела ракета. - Ну что ты скажешь! - удивленно произнес Прокопьев. - Сами досмотра просят. Может, еще и не воры? - Воры, капрал! - уверенно ответил Крыков. - Воры, и надобно нам к сему быть готовыми. Воры, да хитрые еще. Ну, и мы не лыком шиты, повидали ихнего брата. Пойдем! Внизу он сказал Мехоношину коротко и сухо: - Коли услышишь, поручик, с эскадры пальбу, ступай с драгунами на выручку... Мехоношин молчал. Тогда Крыков отвернулся и, отыскав взглядом высокого старого драгуна Дроздова, сказал ему: - Слышь, Дроздов, я на тебя надеюсь! Дроздов ответил немедля: - Надейся, Афанасий Петрович. Сделаем как надо! Крыков прыгнул в карбас, солдаты оттолкнулись крюками, капитан приказал: - Весла на воду! Сам взялся за румпель, весла поднялись разом. Мокрый таможенный прапорец капрал расправил руками, флаг заполоскал за кормою. Карбас быстро, словно ножом, прорезал тихую, мутную после ливня воду. Солдаты гребли молча, сильно, равномерно, с короткими передышками между гребками, во время которых все гребцы враз наклонялись вперед, занося весло. Лица у таможенников были суровые, все понимали, что их ждет. - А ну, песню! - приказал Крыков. Прокопьев изумленно на него посмотрел, даже рот открыл от удивления, капитан повторил: - Песню, да лихую. Пусть слышат, что за народ на карбасах. Заводи, капрал! Евдоким сделал страдальческое лицо, завел высоким голосом: Улица, улица, широкая моя, Травка-муравка, зеленая моя! Гребцы подхватили с отрывом, словно в плясе, готовясь к выходке: Знать-то мне по улочке не хаживать, Травку-муравку не таптывать... На втором таможенном карбасе подхватили с угрозою, басистее, ниже: Травку-муравку не таптывать, На свою на милую не глядывать... А на далеком уже берегу, в сумерках, под моросящим дождичком, с уханьем, с присвистом, словно помогая таможенникам, грянули драгуны: На свою на милую не глядывать, Как-то моя милая сидит одна, Под окном сидит, ему сказывает: Мальчик ты, мальчик, молодешенек, Удалая головушка твоя, Удалая, кудрявая, Разудалая, бесстрашная... - Шабаш! - скомандовал Крыков. Весла поднялись кверху. Карбас в тумане, под шелестящим дождиком, подходил к огромной черной безмолвной громаде флагманского корабля. Мирные, резанные из дерева листья, виноградные гроздья и веселые человеческие лики гирляндами виднелись там, где у военного судна надлежало быть пушечным портам. И мирный, дружелюбный голос спросил с борта не по-русски: - Wer da?* ______________ * Wer da? - Кто идет? (нем.) - Российской таможенной стражи капитан Крыков с солдатами под государевым знаменем! - громко ответил Афанасий Петрович. - Спустить парадный трап! Карбас глухо стукнулся о борт корабля. Наверху завизжали блоки, послышались отрывистые слова команд. Над карбасом медленно поплыл парадный трап. А с далекого, теперь невидимого берега все еще доносилась удалая веселая песня: Улица, улица, широкая моя, Травка-муравка, зеленая моя! Кто знамю присягал единыжды, у оного и до смерти стоять должен. Петр Первый ГЛАВА ШЕСТАЯ 1. ТАМОЖЕННЫЙ ДОСМОТР - Вы их купите за деньги! - произнес Юленшерна. - Это невозможно! - ответил Уркварт. - Вы их купите! - повторил шаутбенахт. - Есть же у них головы на плечах. Они, несомненно, догадываются, что корабль военный. Им не захочется умирать. Они получат свои деньги и уйдут, моля бога за нас. - Я знаю их начальника! - воскликнул Уркварт. - Поверьте мне, гере шаутбенахт, - его купить нельзя. - Смотря за какую цену! За пустяковую он не захочет продать свою честь, но за большие деньги... Черт возьми, нам нужно, чтобы здесь все прошло тихо. Зачем нам пальба и шум на шанцах? Если таможенники будут подкуплены, все обойдется тихо, и в крепости могут поверить, что мы действительно негоцианты... Уркварт молчал, опустив голову: что он мог поделать с этим безумцем? Молчал и полковник Джеймс. Но какой же выход, если ветра нет и эскадра, как назло, остановилась неподалеку от шанцев? Сразу начать пальбу? Это неразумно. Ждать, пока таможенники выстрелом из пушки потребуют, чтобы корабли вызвали досмотрщиков? Нет, самое умное все-таки - поступить так, как советует шаутбенахт. - А лоцман? Что мы будем делать сейчас с лоцманом? - спросил Уркварт. Юленшерна пожал плечами: лоцмана следовало опять спрятать в канатный ящик. Чтобы он не шумел, на него можно надеть цепи. - Это его озлобит! - сказал Уркварт. - Пусть! Зато они не встретятся. Им незачем встречаться. Ничего хорошего из этого не произойдет. - Нам придется трудно!.. - заметил Уркварт. - Если придется трудно, то мы будем драться только холодным оружием. Полковник предупредит об этом солдат. Не такая уж большая работа - перерезать ножами дюжину, другую таможенников. Уркварт вздохнул. Через несколько минут Рябову веревкой скрутили руки, потом надели цепь-тройчатку. Он вырвался - тогда ему заткнули рот тряпкой и поволокли по трапу вниз. Митеньку связали тоже. Стол с угощениями был накрыт в кают-компании, здесь же были приготовлены деньги в красивом вышитом кошельке, в ларце лежали судовые документы, искусно исполненные в Стокгольме на монетном дворе. Таможенников должен был принимать Уркварт со всей учтивостью, Голголсен, как старый и известный в русских водах конвой, был назначен ему в помощники. Матросов для встречи Юленшерна приказал выбрать наиболее благообразных. Чтобы корабль имел еще более мирный вид, полковник Джеймс посоветовал Уркварту не выходить к парадному трапу, якобы шхипер в переходе занемог и чувствует себя настолько слабым, что полулежит, укрытый периною... Уркварт усмехнулся и напомнил Джеймсу, что оба они достаточно хорошо знают таможенного офицера Крыкова: нечего надеяться на бескровный конец досмотра. - Что же делать? - спросил Джеймс. - Делать то, что приказал шаутбенахт! - ответил Уркварт злобно. - Мы все в его власти. Если он считает, что нет ничего проще, нежели обмануть русских, то так оно и должно быть... Уркварт прилег на диван, велел принести себе перину и теплый шарф, чтобы сделать компресс на горло. Его и вправду стало знобить. Рядом - в темном коридоре, в двух офицерских каютах, на трапе, ведущем в камбуз, - разместились головорезы дель Роблеса с ножами и кортиками, готовые по приказу испанца начинать бой. Юленшерна ходил в своей каюте наверху, в кают-компании были слышны его твердые решительные шаги. Полковник Джеймс, заикаясь от страха, спросил: - А потом?.. Что будет... после таможенного досмотра?.. - До этого надобно еще дожить! - ответил Уркварт. - Идите, гере полковник, идите... Господа таможенники не заставят себя ждать... У парадного трапа капитана Крыкова встретил штурман "Короны" и, вежливо извинившись, попросил проследовать в кают-компанию, где, по его словам, лежал шхипер, простудившийся в море во время шторма. Крыков кивнул и, рукою в перчатке придерживая шпагу у бедра, с половиной своих солдат и с капралом (остальным солдатам он приказал остаться на правой, почетной стороне шканцев) пошел к трапу, ведущему в кают-компанию. Перед ним знаменосец Ермихин нес русский флаг, сзади два барабанщика мелко выбивали дробь. В кают-компании Крыков остановился перед накрытым столом и, точно не узнав ни Уркварта, ни Голголсена, резким повелительным голосом сказал: - Его царского величества войск таможенной стражи капитан Крыков с солдатами для производства законного таможенного досмотра и опроса постатейного явился. В виду флага государства российского наперво всего прошу встать... Барабанщики коротко выбили сигнал, Уркварт поднялся с дивана, прижимая перинку к толстому животу, улыбаясь жирным лицом, ответил: - Мы старые знакомые, капитан... Голголсен тоже встал. Крыков выдернул из-за обшлага бумагу, положил ее на спину барабанщику, другой барабанщик подал пузырек с чернилами из сажи, перо. Афанасий Петрович спросил: - Имя сему кораблю? - Сей корабль имеет имя "Астрея", - солгал Уркварт. Крыков написал крупными буквами: "Астрея". - Сколько ластов? Уркварт ответил. Афанасий Петрович строго сказал: - Я, господин шхипер, не первый год ведаю досмотром кораблей, что вы на себе знаете. Брехать же вам невместно. Извольте говорить правду. Шхипер пожал плечами, прибавил еще сотню. Капитан смотрел на него не мигая, спокойно. Уркварта под этим взглядом передергивало. Как изменился за прошедшие времена когда-то юный таможенник! Как возмужало это простое лицо крестьянина, каким спокойствием, какой уверенностью дышит весь облик этого офицера. И как хорош он в своем мундире с зелеными отворотами на воротнике, с белой косынкой на шее, в перчатках, облегающих руки, при шпаге, прямо и ловко лежащей у бедра... - Прошу отвечать на статьи опроса! - сказал Крыков. Уркварт наклонил голову. - Которого государства корабли ваши? - спрашивал Крыков холодным служебным голосом. - Не были ли вы в заповетреных, иначе - недужных, местах, не имеете ли вы на борту пушек более, чем установлено для защиты от морского пирата, не находитесь ли вы в союзе и дружбе с королем Карлом, не прибыли ли по его приказанию, не есть ли вы скрытые шведские воинские люди? - Нет! - твердо ответил Уркварт. Кают-вахтер подал ему библию. Он положил на нее левую руку, правую поднял кверху, заговорил: - Богом всемогущим и святой библией клянусь, что корабли каравана моего есть суда негоциантские, в заповетреных, иначе недужных, местах не были, на борту пушек более, чем надобно для защиты от морского пирата, не имею... Крыков слушал не шевелясь, смотрел в сытое розово-белое лицо Уркварта, думал: "Где же бог? Почему не разразит клятвопреступника на месте? Где молния, что должна пасть на его голову?" Шхипер приложился губами к библии, Крыков потребовал судовые бумаги. Голголсен, сидя верхом на стуле, уперев изрубленный подбородок в скрещенные ладони, слушал, как ходит в своей каюте шаутбенахт - ждет. Чего? Все равно эт

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования