Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      . Мифы индейцев Южной Америки (для взрослых) -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  -
114. Женщина в ветвях дерева Однажды индейцы племени чамакоко должны были переселиться с одного места на другое. Мужчины ушли вперед, а девушки занялись по дороге играми и отстали. Увидели растущую у тропы дикую дыню и отрезали кусочек плода попробовать. Сели вокруг, принялись есть. А ежели кто не хотел, тот не ел. Затем вот что устроили. Одна схватила дыню, а другая вонзила в плод свою палку-копалку. Потом обе начали швыряться друг в друга кусочками дыни. Дыра в плоде становилась все шире, дыне это надоело, дыня стала расти. Из отверстия хлынул сок, потом вода и в ней рыбы, получилось целое озеро. Дальше из дыни полезли духи. Тут девушки намеревались удрать, но духи окружили их плотным кольцом. Первыми из числа духов появились те, кого зовут уакака, а после них уже все остальные, например, каймо. Ведите нас на восток, туда где селение, где стоит хижина для обрядов! велели женщинам духи. Женщины послушались. Близ селения расчистили поляну в лесу. Вечером, громко крича, духи приблизились к деревне чамакоко. Мужчины похватали детей и бросились прочь: они понятия не имели, что происходит. Что это? в ужасе спрашивали мужчины. А женщины успокаивали: Не бойтесь, это духи. Стойте в сторонке и спокойно смотрите, никто вас не отравит и не убьет. А вот мы будем для духов работать, ведь это мы, женщины, их нашли! Не пугайтесь, все верно, подтвердила старуха. Эти самые девушки и вызвали духов из дыни. Вокруг площадки для танцев духи очистили деревья от листьев и веток, остались одни голые стволы. К рассвету все было готово. Танцуйте же! предложили теперь духам женщины. Начался танец. Девушки остались стоять на поляне, а мужчины отошли подальше. Дня через два еще одна группа духов присоединилась к танцующим. Девушки продолжали следить, чтобы окружающие деревья были очищены от листвы, чтобы ветки не царапали танцующих: пусть стволы будут голые, площадка красива! С приближением духов мужчины всякий раз хватали детей и отступали подальше. Они не так боялись, как в начале, ибо видели, что духи интересуются только женщинами. И все же мужчины не смели вблизи смотреть на танцующих, считали, что не стоит впутываться в женские дела. Тем временем женщины ни на шаг не отходили от духов, особенно от тех, которые вылезли из дыни первыми. Очень им духи нравились, привлекали своей разноцветной окраской. Женщины так стремились к близости с духами, что сбегать поесть и то считали для себя в тягость. Лишь совокупляться они желали, и стали-таки совокупляться. Одной очень нравился дух каймо, он был так чудесно раскрашен! Эти двое занимались любовью только друг с другом. Миновало три или четыре дня. Женщины не отходили от духов, никуда не отлучались из обрядовой хижины. На мужей своих и детей не обращали внимания, лишь совокуплялись с духами. Мужчины и на это даже возразить ничего не могли, слишком боялись. Так как духи женщин не кормили, тем все же приходилось иногда заходить домой поесть, получить еду от мужей. Но была одна женщина, которая даже этого не делала, а просила подруг захватить для нее еды. Пока она оставалась в обрядовой хижине, дома ее маленький сын беспеременно плакал от голода. Другая женщина пришла и говорит: Слушай, сестрица, сын твой скоро помрет, в голос кричит! Тогда неси его сюда, отвечала первая, я сама никуда не пойду! Она так влюбилась в духов, что ну никак не могла от них оторваться. Наконец, какая-то индеанка принесла ей младенца, и мать дала ему грудь. Дать-то дала, но даже не смотрела при этом на сына только на духов. Совсем разомлела от счастья. А младенец взял да сбросил одеяльце и помочился. Духи сбежались и спрашивают: Это кто, мальчик или девочка? Девочка, девочка! Нет, дай посмотреть! Тут-то все и разглядели, что мальчик. А раз мальчик, то вокруг должны быть и прочие люди мужского пола, сообразили, наконец, духи. И вот получилось, что спустя всего лишь три или четыре дня после встречи духи выгнали женщин вон. До чего же нравились женщинам духи, и как недолго они вместе пробыли! А все из-за одного проголодавшегося младенца. Ступайте, ступайте! кричали духи. И младенца забирайте с собой. Зато пришлите его отца и других мужчин. Женщины отправились за мужьями. Те как узнали, куда их ведут, принялись плакать, упираться. Пятерым-шестерым женщинам приходилось тащить каждого мужчину к обрядовой хижине. И вот мужей они приволокли, но сами-то теперь остались снаружи. Отныне женщины утратили всякое уважение равно к мужчинам и к духам. Ночью в хижине духи плясали н пели, а женщины слушали и потешались: Ха-ха-ха! Они уже все знали про духов и только смеялись. Это мужчины духов боялись, в благоговейном страхе перед ними молчали, а женщины не боялись, громко болтали и хохотали. Айштувенте, глава духов, была этим весьма раздосадована. Как это может быть, чтобы женщины ни мужчин, ни духов не уважали! Разозлив Айштувенте, женщины сами себе все дело испортили. Вели бы себя иначе, не попали бы в безнадежное положение. Чего уж лучше, ни духов не уважать, ни мужчин! Айштувенте сказала: Мне это не нравится. Когда мы, духи, встретились с женщинами, вы, мужчины, чинно молчали, ни криков ни шуток не было слышно. А теперь, когда духи общаются с мужчинами, женщины потешаются. Придется женщин всех перебить и сделать новых. Ибо когда духи пляшут на танцевальной площадке, вокруг тишина должна быть, а этим женщинам все смех да забава! Хорошо, отвечали мужчины, а какими будут новые женщины? Вот такими, показала Айштувенте рисунок. Это моя дочь. А нынешних женщин убивайте смело. Мою дочь, младшую дочь, которую вам отдам, вы потом тоже убьете и из нее получатся новые женщины. Ладно, женщин мы перебьем, обещали мужчины. Вот что, сделайте высокий забор и заманите за него женщин, чтоб ни одна из них не ускользнула, учила Айштувенте. В тот же день, после полудня, мужчины выбрали участок и окружили его изгородью, а женщины и не подозревали о нависшей опасности. Айштувенте подозвала одного мужчину и говорит: Дочь моя станет тебе женой. Найди место, где бы ей сесть у всех на виду и лепить из глины кувшин. Айштувенте придумала так отметить дочь: пусть наутро мужчины увидят женщину, которая лепит кувшин, и сообразят, кто перед ними. После обеда мужчины перебили всех женщин, а наутро дочь Айштувенте села лепить кувшин. Мужчины ее заметили и говорят: Почему эта осталась? Покончим с ней живо! Они бросились на нее, а женщина вскочила и бежать. Но дочь Айштувенте только делала вид, что боится: если бы захотела, она могла бы превратиться во что угодно, а не то всех людей уничтожить. Но она просто побежала. Бросила свой кувшин, перескочила через изгородь и приняла облик оленя. А потом в лесу забралась по лианам на дерево. Мужчины долго безуспешно разыскивали женщину-оленя. Когда под деревом проходил ее муж, дочь Айштувенты бросила на землю колючку. Муж наступил, укололся, задержался, и тут женщина плюнула вниз. Муж поднял голову. Спускайся, не бойся, сказал он. Нет уж. Хочешь, наверное, чтоб и меня убили как моих сестер? Если желаешь заняться со мной любовью, полезай ты ко мне. Мужчина попробовал вскарабкаться по стволу, но не смог. Беспомощно держался за лиану, по которой поднялась его жена. Хочешь меня убить, а самому даже на дерево не залезть! Хватайся за другие лианы! Наконец, он залез, и они совокупились. Когда кончили, женщина сказала: Теперь зови остальных мужчин. И смотри: пусть никто не останется дома! Пусть все залезут сюда на дерево и совокупятся со мной! Затем положите на землю циновку, помогите мне спуститься и убейте меня. После этого режь меня на части и каждому дай кусочек, пусть хоть пальчик. Для себя же срежь мясо у меня с бедер и живота, тогда получишь женщину вроде меня. (Последнего совета этот человек не послушался. Ему как-то все равно показалось, взял кусок, какой первый под руку подвернулся.) Мужчина вернулся к соплеменникам и говорит: Пошли. Она желает совокупиться с вами со всеми. Толпа направилась к дереву. Как подошли, то увидели, что женщина сидит среди ветвей, ноги широко развела и показывает вагину. Мужчины остановились и стали смотреть. Поднимайтесь и начинайте! велела женщина. Мужчины полезли, но от возбуждения сразу же так забрызгали спермой ствол, что стали по нему скользить вниз. Да по лиане же подымайтесь! учила женщина. Спешить некуда, забирайтесь по одному. Наконец, один добрался до женщины и совокупился с ней. Его сменил другой и так по очереди. Теперь все, об®явили, наконец, мужчины. Тут женщина спустилась, легла на расстеленную циновку и муж перерезал ей горло. Тело стал потрошить, сперва резал внутренности, раздавал кусочки печени. Помнил наставления жены: Всю разрежь, даже голову, все кусочки раздай! Взял кусок и себе. Мясо отнесли в деревню, но не в старую, которую теперь покинули. Чамакоко построили новые дома, расчистили новые огороды. Свой кусочек мяса каждый укрепил на воткнутом в землю шесте. Затем люди двинулись на реку ловить угрей. Но многие ворчали: Зачем ловить, для кого? Вот, вот, говорил один. Я поймаю сейчас штуки три для себя, а коли проголодаюсь, так поймаю еще. Вечером жарили угрей, спали под открытым небом. Утром домой идти не хотелось. Как-то не верилось, что женщины возродятся. "Наверное Айштувенте нас обманула, думали почти все. Пойдем сейчас в деревню, а там и нас самих прикончат!". Опасаясь возвращаться, люди провели у реки вторую ночь. После этого отправили на разведку шамана. Но он не решился войти в селение, повернул с половины дороги и об®явил, что мясо на шестах с®ели осы. Послали другого шамана. Тот подтвердил: Мясо сгнило, поедено осами и никуда не годится. Да только на самом деле ничего он не видел, тоже вернулся назад, не дойдя до дома. Дальше предложили пойти одному молодому человеку. Сказали его отцу: Пусть сын твой сходит посмотрит. Юноша согласился и там, где шаманы посильнее его ничего не добились, он одолел препятствия: пролетел до дерева птицей, а спустившись и вновь став мужчиной, принялся вслушиваться и вглядываться. Около деревни женщины собирали хворост. Одна говорит ребенку: Разведи огонь и жди отца. Никого на дороге нет? Слышался смех. Радость переполняла молодого шамана. Что это? Что это за новые люди? повторял он. Юноша вошел в селение, затем вновь превратился в птицу и приблизился к женщинам. Лови его, лови! закричал кто-то. Но птица полетела к другому дому, облетела деревню и вернулась на берег реки. Юноша принял свой человеческий облик, подошел к отцу, попросил еды. Вот рыба, ешь, отвечал старик. А что в деревне-то? поинтересовался он, помолчав. Ох, отец, там столько народу женщины, дети! Но только не говори другим, пусть пока ловят рыбу и спят! Тем временем мужчины утратили уже всякую надежду. Наловили рыбы и легли спать. Сходи принеси мне угрей покрупнее, велел отцу молодой шаман, а если спросят, зачем берешь, то скажи, что хочешь в сторонке покушать с сыном. Самых больших отбери! Отец принес корзину угрей, и тут сын разрешил: теперь расскажи обо всем остальным! Старик об®явил: Быстро наловите еще рыбы. Сын мой вернулся н рассказал, что жены дожидаются вас! Люди кинулись в воду, все радовались, спешили. Юноша с отцом первыми направились в деревню, за ними остальные, неся свой улов. В селении каждого мужчину встретила жена, каждого повели в его дом. Это твой отец! об®ясняли женщины детишкам. Все, кто совокупился с дочерью Айштувенте, нашли себе новых жен. Все обзавелись семьями и зажили счастливее, чем когда-либо раньше. В тот вечер люди наелись, затем выспались, а утром вспомнили о духах. Мужчины сходили за ними и привели в деревню, а женщины только молча робели. Ведь эти новые женщины понятия не имели, кто такие духи. Духи обосновались на танцевальной площадке и плясали теперь каждую ночь. Так они зажили с нашими предками. Такова история о том, как чамакоко истребили женщин. С той поры женщины поняли, как им надо себя вести, больше не вмешивались в отношения духов с мужчинами. Женщины стали духов бояться и уважать. Когда духи танцевали на поляне, женщин больше и не слышно было. А мужчины хоть и знали, что им разрешается говорить, но произносили они слова шепотом, с уважением. 115. Черная Земля Великая Мать вырвала у себя росший на лобке волос, смочила его менструальной кровью, подула и сделала первого человека. Сначала человек получился без костей, потом он не имел плоти, потом лишен был силы. Лишь четвертая попытка удалась, и человек стал таким, как сейчас. Великая Мать назвала сына Синтана. Когда Синтана родился, в мире не было еще ни земли, ни света, ни луны, ни солнца, ни растений, ни животных. А у Великой Матери не было мужа и она лишь вводила себе в лоно длинную палочку. С ее помощью она родила девятерых сыновей, праотцов, хозяев мира. В то время только Великая Мать владела знаками жреческого достоинства: сумочкой, палочкой и сосудиком из кожуры тыквы. В сосудике держала она известь, в сумочке листья коки. Жуя листья, она доставала палочкой из сосудика известь и клала ее в рот, чтобы сок коки приобрел свои волшебные свойства. На лице Великой Матери росли борода и усы. Сыновей Великая Мать заставляла заниматься женской работой: велела им таскать воду, готовить, стирать. Это было неприлично, так что сыновья совсем не уважали ее, потешались над нею. Тогда Великая Мать отдала сыновьям бороду и усы, вручила им сумочку, палочку и сосудик, сама же принялась таскать воду, готовить пищу и стирать одежду. Вот теперь стало как следует, и сыновья начали ее уважать. В то время еще не было женщин, и потому сыновья Великой Матери употребляли вместо жен все, что придется: пустой сосуд, ткацкий станок, ручной жернов. Мужчины лишь мастурбировали и не знали, что значит соединяться с женщиной. Чтобы женщины появились, Синтана взял свою палочку и ее концом пропихнул в лоно Великой Матери маленький камешек, ноготок и волосок. От этого Великая Мать зачала и родила девятерых дочерей. Ими оказались Земля Белая, Земля Красная, Земля Желтая, Земля Голубая, Земля Песчаная, Земля Обожженная, Земля Пепельная, Земля Каменистая и, наконец, Земля Черная. Дай мне Землю, дай в жены одну из твоих дочерей! обратился Синтана к матери. Та дала ему Землю Белую, но эта земля оказалась вроде золы и была ни к чему не пригодна. Синтана попросил в жены другую дочь и получил Землю Обожженную, но она была тверда, словно камень. Желтая Земля оказалась чистой глиной, Песчаная Земля как морской пляж, Голубая Земля напоминала крахмал. Одна за другой все невесты были отвергнуты. Больше дочерей нет! отвечала Мать, но сыновья-то знали, что за семью дверьми, в седьмой комнате сидит самая красивая, плодородная Черная Земля. Она родилась последней на седьмом месяце беременности. Чтобы добыть Черную Землю, Синтана стал петь. Младшая дочь Великой Матери услышала песню и вышла из своего убежища. Синтана схватил ее, и они убежали. Узнав, что младшую дочь похитили. Мать пожаловалась Хальянтане, а тот послал крокодилов ловить беглецов. Однако Великой Матери стало жаль Синтану, и она передала ему карту, чтобы скитальцы не заблудились. По этой карте они обошли весь свет, и всюду, куда ступала нога Черной Земли, появлялась плодородная почва. Между тем, крокодил не давал беглецам покоя. Однажды он почти их настиг, но Гром спрятал беглецов в своей сумочке. Крокодил подошел и спросил: Не в твоей ли сумочке Синтана? А Гром отвечает: Отнюдь! Когда крокодил догадался, где прячутся беглецы, Гром перепрятал Синтану, поместив его в свое сердце. Оттуда крокодил достать беглецов не смог. Так Синтана с Черной Землей добрались до края света и сели в лодку. Теперь их сопровождали братья Синтаны. Подошел крокодил и спрашивает: Это ты Синтана? А все отвечают: Нет, нет, это не он! Крокодил ушел, а лодка превратилась в Отца Болезней. Поэтому больных тошнит, будто они плавают по морю. В конце концов Синтана и все, кто с ними были, вернулся к Великой Матери. Я боюсь! заплакал Синтана. Я едва убежал, я едва не погиб! С тех пор люди плачут. Великая Мать же сказала: Не стоит бояться, тебя я всегда спасу! Если спросят тебя, где все это случилось отвечай, что под нашим небом. Если спросят, зачем раздавались песни отвечай: для того, чтобы братья наши владели доброй землей. Если спросят, для чего это было отвечай: чтобы мы жили по-братски и любой занимался тем, чем он хочет. 116. Мать Наова В те времена, когда еще было темно и рассвет не настал, мать Наова произвела на свет змей, гусениц, червяков и прочих бескостных тварей. Людей же она не рожала. Потом родила она разных птиц, однако людей, которые питались бы птицами, опять забыла родить. Дальше она родила ягуара, пуму и прочих зверей, но опять-таки не людей. Отцу нашему Синтане все это надоело, он, наконец, разозлился: Почему Наова рожает одних лишь животных, гадов и птиц, а людей не рожает? Он взял камень длинный (точнее, многогранную призму), а другой с дыркой, и приложил оба к животу матери Наова, к тому месту, где у нее был пупок. Перед этим он ее усыпил. Стоило приложить камни, как мать Наова забеременела. Ведь наши отцы-первопредки поступали с женщинами иначе, чем это делаем мы теперь. Кого же рожу я? размышляла мать Наова, чувствуя, что беременна. Ее мучили боли, и она не понимала, в чем дело, ибо рожая животных, испытывала не больше неудобств, чем при отправлении естественных надобностей. Она утратила аппетит и очень страдала. "Может быть, сделать кесарево сечение?" думала мать Наова, однако Синтана запретил. Синтана внимательно считал месяцы. Когда наступил седьмой, он вторично усыпил мать Наова и обмерил живот. Мальчик! заключил он. Вместе с братьями Синтана стал теперь особенно тщательно следить за матерью Наова, ни на минуту не спуская с нее глаз: существовала опасность, что мать с®ест ребенка. Синтана позвал Бункуа-се и велел ему: Все, что мать Наова делает, все, что она говорит, записывай в книгу! Бункуа-се стал писать. Кончилась первая книга начал вторую, кончилась вторая начал третью, и так писал двенадцать книг. Коща Синтана насчитал девять месяцев беременности, мать Наова почувствовала себя вовсе скверно. Это ее так наказали страданьями, чтобы больше змей не рожала! Целыми днями кричала: Рожать хочу! А не могла. Боли у нее были страшные. Наконец, Синтана подошел, усыпил мать Наова, и та родила. Он положил младенца в приготовленную заранее соломенную корзинку и принес в храм. А самой матери ребенка не показал, а то она его сразу бы с®ела. Мать Наова проснулас

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования