Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      . Песнь о Роланде -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -
ам и фонарям нет счета. Озарена слепящим светом полночь. К утру суда достигли Сарагосы. Аой! CXCI Сияет день, и солнце взор слепит. На берег сходит Балиган с ладьи. Направо от него - Эспанели. Семнадцать королей идут за ним, А герцогов и графов счесть нет сил. Под лавром, на густой траве, в тени Ковер парчовый, цветом бел, лежит. Слоновой кости трон на нем стоит. Воссел на трон языческий эмир. Вкруг трона встать велит он остальным. Все слушают, а он им говорит: "Вот что скажу я, ленники мои! Отныне Карл, французов властелин, Куска не съест, коль мы не разрешим. Испанию войной он разорил. Во Францию ему приду я мстить. Не дам ему вздохнуть, покуда жив. Коль не захочет сдаться, он погиб". И снял перчатку с правой он руки. CXCII Эмир сказал - и слово сдержит он: За все блага, что создал в мире бог, На Ахен не отменит он поход. Соратники одобрили его. К себе двоих баронов он зовет: Один был Кларифан, Кларьен - другой115. "На свет родил вас Мальтрайен-король. Он встарь бывал не раз моим послом. Скачите в Сарагосу во всю мочь, Марсилию скажите: прибыл флот, С французами схватиться я готов, Коль с ними встречусь, будет бой жесток. Я дам мою перчатку вам с собой, Ему наденьте на руку ее,116 Вручите жезл вот этот золотой. Пусть утвердиться он в правах придет, И на французов гряну я войной. Коль Карл передо мною не падет, Коль не отринет он Христов закон, Корону я с него сшибу мечом". Арабы молвят: "Мудр у нас сеньер". CXCIII "Бароны, в путь! - воскликнул Балиган. - Жезл и перчатку я вручаю вам117". Послы в ответ: "Мы едем, государь". Они поспешно в Сарагосу мчат, Минуют десять врат и три моста, По улицам летят меж горожан, Но в верхний город въехали едва, Как слышат стон и вопли у дворца. Там собралась язычников толпа, Рыдают все, клянут богов, кричат: "Да сгинут Магомет, и Терваган, И Аполлен, что погубили нас. Куда деваться нам, куда бежать? Постигли нас беда и вечный срам. Наш властелин Марсилий жив едва: Кисть правую отсек ему Роланд. Пал белокурый Журфалей вчера. Испанская земля в руках врага". Послушали послы, сошли с седла. CXCIV С коней послы в тени оливы сходят Двум слугам-маврам отдают поводья. Один берет рукой за плащ другого. Идут они по лестнице дворцовой, Вступают в спальню короля, под своды Дурной привет учтиво произносят118: "Пусть Магомет всесильный, в чьей мы власти, И Терваган, и Аполлен наш грозный От бед избавят короля с женою". "вздор вы сказали, - молвит Брамимонда.- Изменники и трусы наши боги119: Нам в Ронсевале не пришли на помощь, В бою не защитили наше войско, Не сохранили моего сеньера - Проститься с правой кистью был он должен. Отрублена она Роландом гордым. Весь край испанский Карл захватит скоро. Что делать мне, несчастной и бездольной? Как жаль, что не убита до сих пор я!" Аой! CXCV "Уймитесь, госпожа! - сказал Кларьен.- От Балигана принесли мы весть. Он с войском к вам на выручку приспел. Шлет королю перчатку он и жезл. Поднялся флот его по Эбро вверх. У нас четыре тысячи галер, А барж, ладей, фелюг - не перечесть. Эмир наш и могуществен и смел. Отыщет Карла он в его земле, Убьет или принудит сдаться в плен". Так Брамимонда говорит в ответ: "Французов может он найти и здесь. Они воюют против нас семь лет. Их император - доблестный боец. Его не испугает даже смерть. Пред ним дитя любой из королей. С ним ни один не сладит человек". CXCVI Марсилий молвил: "Помолчи, жена, Ко мне им подобает речь держать. Вы видите, послы, я жду конца. Мне некому владенья завещать - Имел я сына, но вчера он пал. Пусть мой сеньер эмир придет сюда. Я признаю, что я его вассал. Коль хочет, пусть возьмет себе мой край, Но только от врага избавит нас. Я дам ему совет, как воевать Так, чтоб за месяц был разгромлен Карл. А вот ключи от Сарагосы вам, Чтобы во всем мне верил Балиган". Послы в ответ: "Вы мудры, государь". Аой! CXCVII Послам Марсилий молвил: "Император Разбил моих людей, страну разграбил, Взял и разрушил города и замки. Теперь он с войском стал у Эбро станом. Семь миль отсюда до него, не дальше. Пускай эмир спешит туда с полками И нанесет там пораженье Карлу". Дал он ключи от города посланцам. Отвесили они поклон прощальный, Расстались с ним, помчались в путь обратный. CXCVIII Послы вскочили на коней своих, В тревоге к Балигану понеслись, Приехали туда, где ждал эмир, От Сарагосы подали ключи. "Что вы видали? - он послов спросил. - Что ж короля ко мне не привезли?" Кларьен в ответ: "Он при смерти лежит. Вчера французы по ущельям шли - Во Францию вел император их. Он арьергард надежный отрядил: Там граф Роланд, его племянник, был, И все двенадцать пэров вместе с ним, И двадцать тысяч рыцарей лихих. Король Марсилий с ними в бой вступил. Он и Роланд в сражении сошлись. Роландов меч Марсилия настиг И правой кисти короля лишил. Граф и его наследника убил, И рать арабов стер с лица земли. Марсилий бегством должен был спастись. Карл к Эбро по его следам спешит. Король велел о помощи просить. Испанию он вам отдать сулит". Задумался эмир, челом поник, Чуть не лишился разума с тоски. Аой! CXCIX Сказал Кларьен эмиру: "Государь, Был в Ронсевале сильный бой вчера. Погибли у французов граф Роланд, Двенадцать пэров, коих любит Карл, И вся двадцатитысячная рать. Король лишился правой кисти там. Карл вышел к Эбро по его следам. У мавров нет ни одного бойца: Кто уцелел в бою, погиб в волнах. Французы у реки разбили стан. Теперь рукой подать от них до нас, И вам легко закрыть им путь назад". Сверкнул глазами грозно Балиган, Возликовал, услышав речь посла, С престола поднялся и приказал: "Бароны, пусть покинет рать суда. Все на коней! Довольно медлить вам! Коль не успеет старый Карл бежать, Ему я отомщу за короля - За кисть его он голову отдаст". CC С судов арабы на берег сошли, Седлают мулов и коней своих И скачут в путь - что ж больше делать им' Эмир в поход дружины проводил И другу Жемальфену говорит: "Ты под начал возьмешь мои полки". Сам Балиган от войск отдельно мчит. Летят четыре герцога за ним. Вот в Сарагосу прибыли они. К крыльцу подъехал, слез с коня эмир, Ему четыре графа помогли. К нему сбегает Брамимонда вниз, На мраморных ступенях голосит: "Увы мне, повелитель мой погиб!" - И падает пред Балиганом ниц. Эмир ей помогает встать с земли, Идет наверх и вместе с ней скорбит. Аой! CCI Король увидел - входит Балиган, Двум слугам-сарацинам приказал: "Приподнимите вы меня слегка". Он в левом кулаке перчатку сжал И молвил так: "Сеньер и государь, Владения мои, и весь мой край, И Сарагосу я вручаю вам. Я и себя и рать сгубил вчера". Эмир ему ответил: "Мне вас жаль, Но медлить тут я не могу никак,- Ведь Карл уйдет, меня не станет ждать. Перчатку ж вашу я приму от вас". Покой эмир покинул весь в слезах, Аой! По лестнице спустился до крыльца, Сел на коня, догнал свои войска, Вперед помчался, во главе их встал, Бросает то и дело клич полкам: "Вперед! Французы не уйдут от нас!" Аой! CCII Чуть день взошел и небо озарилось, Проснулся Карл, французов повелитель, И Гавриил, сон короля хранивший, Благословил его своей десницей. Доспехи снял с себя король великий, Бароны вслед за ним разоружились, И поскакало войско торопливо По тропам и дорогам в путь неблизкий, Взглянуть на тех, кто пали и погибли В день злополучной ронсевальской битвы. Аой! CCIII Карл прискакал обратно в Ронсеваль, При виде мертвых горько зарыдал, Французам молвил: "Не спешите так. Я впереди теперь поеду сам. Племянника хочу я отыскать. Раз в Ахене я новый год встречал. Не мало собралось баронов там, И каждый похвалялся тем, что храбр. А мой племянник граф Роланд сказал, Что, коль придется на чужбине пасть, Он будет впереди своих лежать, Спиной к отчизне и лицом к врагам, Как победитель даже в смертный час". Отстала свита на бросок копья. На холм искать Роланда едет Карл. CCIV Карл стал искать Роланда на холме. Там у травы не зелен - красен цвет: Алеет кровь французская на ней. Заплакал Карл - не плакать мочи нет, Три глыбы он меж двух дерев узрел, На них увидел Дюрандаля след, Близ них нашел племянника в траве. Как мог король всем сердцем не скорбеть! Он спешился там, где лежал мертвец, Покойника прижал к груди своей И с ним без чувств простерся на земле. CCV Король пришел в сознание опять. Немон и Аселен, гасконский граф, Брат Жоффруа Тьерри и Жоффруа Снести его под сень сосны спешат. Увидел Карл - лежит пред ним Роланд, Оплакивать племянника он стал: "Пусть, друг Роланд, господь простит тебя! Тебе не будет равных никогда В искусстве бой вести и побеждать. Кто отстоит честь Карла от врага?" И вновь король без чувств и сил упал. Аой! CCVI Король наш Карл пришел в сознанье вновь. Бароны держат на руках его. Племянника он видит пред собой. Тот с виду цел, но побелел лицом, Глаза его потухли, мутен взор. Стал наш король тужить над мертвецом: "Да впустит в рай тебя, Роланд, господь, Тебе даст место средь святых цветов. Себе на горе ты сюда пришел. Мне о тебе теперь скорбеть по гроб. Лишусь я славы и утрачу мощь. Кто отстоит честь Карла от врагов? Мой лучший друг расстался здесь со мной: Нет средь моей родни таких бойцов". Рвет волосы в отчаянье король. Стотысячная рать скорбит кругом, Не в силах слезы удержать никто. Аой! CCVII "О друг Роланд, когда я в Лане120 буду, Когда опять увижу край французский, Из многих стран пришельцы соберутся И спросят, почему ты не вернулся, А я скажу: "В Испании он умер". Мне королевством будет править трудно, Скорбь о тебе всю кровь мою иссушит". CCVIII "Роланд, мой друг, цвет молодости смелой! Когда я буду в ахенской капелле, Придет туда народ послушать вести, И горестно я объявлю пришельцам: "Погиб Роланд, стяжавший мне победы. Мы в страхе саксов больше не удержим, Пойдут теперь на нас болгары, венгры, Восстанут Рим, Апулия, Палермо, И Калиферн121, и африканцы-негры. День каждый будет приносить мне беды. За кем пойдут мои полки в сраженье, Коль нет того, кто шел пред ними первым? О Франция, как ты осиротела! Так горько мне, что рад я был бы смерти". Рвет бороду король, скорбит безмерно, Рвет волосы седые в сокрушенье. Стотысячная рать с ним плачет вместе. CCIX "увы, ты жизни, друг Роланд, лишился. Пусть рай отверзнет пред тобой Спаситель. Для Франции позор твоя кончина. Я так скорблю, что не в охоту жить мне. Мои бойцы из-за меня погибли. Царю небесный, сын святой Марии, Пусть не вступлю я вновь в ущелье Сизы; Пусть раньше плоть мою мой дух покинет, Чтоб с душами их воссоединиться; Пусть здесь меня схоронят рядом с ними". Рвет бороду седую Карл Великий, И говорит Немон: "Скорбит властитель". Аой! CCX Анжуец Жоффруа сказал: "Сеньер, Умерить постарайтесь вашу скорбь. Пусть сыщут христиан меж мертвецов, Всех наших, кто арабами сражен, И приготовят погребальный ров". Король ответил: "Затрубите в рог". Аой! CCXI В рог Жоффруа Анжуйский затрубил. По слову Карла спешились полки, Средь мертвецов нашли друзей своих, Тела в могилу общую снесли. Немало с войском шло духовных лиц - Епископов, аббатов и других. Они, свершив заупокойный чин, Усопшим отпустили все грехи, И обкурили фимиамом их, И с превеликой честью погребли. Что делать - их с собой не увезти. Аой! CCXII Лишь трех бойцов земле не предал Карл: То были Оливье, Турпен, Роланд. Им грудь рассечь велел он пополам, Извлечь и в шелк закутать их сердца, Зашить в оленью кожу их тела, Везти домой в трех мраморных гробах. Но до того, как положить туда, Обмыть настоем перца и вина. Тибо и Жебоэна кликнул Карл, Милона и Отона подозвал: "Везите мертвецов на трех возах, Ковром восточным их накрыв сперва". Аой! CCXIII Путь к Франции направил Карл Великий, Как вдруг разъезд языческий увидел. Вот два гонца от мавров отделились, Приносят Карлу вызов от эмира: "Вам не уйти от нас, король спесивый! Наш Балиган повсюду вас настигнет. С несметным войском он сюда явился. Посмотрим, впрямь ли вы неустрашимы". Аой! CCXIII Король рукой за бороду схватился, Припомнил всех, кто пали и погибли, Окинул войско взором горделивым И громким, звучным голосом воскликнул: "В седло, бароны! Приготовьтесь к битве!" Аой! CCXIV Карл первым стал изготовляться к бою, Шлем завязал, надел свой панцирь добрый И бедра препоясал Жуайезом, Мечом, блестящим, словно в полдень солнце. На шею он повесил щит геронский122, Схватил копье, потряс его рукою, Сел на коня лихого Тансандора123, Что добыл он у брода под Марсоной, Где им убит был Мальпален Нарбоннский124. Он отпустил узду, пришпорил лошадь, Мчит сквозь тридцатитысячное войско, Взывает: "С нами бог и Петр-апостол125!" Аой! CCXV Сто тысяч человек по знаку Карла Сошли с коней, доспехи надевают. Как хороши бойцы в наряде бранном, Как остро их оружье, кони статны, Как ловко вновь они в седло садятся! Ответят на удар они ударом. Значок с копья до шишака свисает. Отрадно Карлу видеть их отвагу. Он молвит Жозерану из Прованса, Немону и Ансельму126, графу Майнца: "Могу ль не верить я в таких вассалов. Тот глуп, кто с ними убоится мавров. Коль нехристи сойтись посмеют с нами, За смерть Роланда мне они заплатят". Немон ответил: "Дай нам бог удачи!" Аой! CCXVI Рабеля с Гинеманом127 Карл призвал И молвил: "Тем вы станете для нас, Чем были Оливье и граф Роланд. Я меч и Олифан вручаю вам. Полк головной возьмите под начал. Я первыми пошлю вас на врага, Пятнадцать тысяч юношей вам дам, Да столько же прикроют с тылу вас. Ведут их Жебоэн и с ним Лоран". И вот уже Немон и Жозеран Построили два первые полка. Коль ныне грянет бой, он будет яр. Аой! CCXVII В передних двух полках - одни французы. За ними третий выстроился тут же. Он весь составлен из баварцев дюжих128. Их ровным счетом двадцать тысяч будет. В бою они не дрогнут и не струсят. Так милы сердцу Карла эти люди, Что лишь французов больше их он любит. Их вождь - Ожье Датчанин, граф могучий. Бойцы такие поля не уступят. Аой! CCXVIII Уже готовы три полка к сраженью. Немон четвертый выстроил поспешно Из воинов могучих и отменных, Живущих в дальних алеманских землях. Их двадцать тысяч в том полку, не меньше. Доспехи их надежны, кони резвы. Они умрут, а верх в бою одержат. Ведет их в бой Эрман129, Фракийский герцог. Погибнет он скорей, чем оробеет. Аой! CCXIX Немон и Жозеран Прованский с ним Бойцов нормандских в пятый полк свели. В нем двадцать тысяч воинов лихих. Прочны их брони, резвы скакуны, Их можно перебить - нельзя пленить, Никто не равен в ратном поле им, Идут с Ришаром Старым130 в бой они. Копьем отважно будет он разить. Аой! CCXX Бретонцы составляют полк шестой. Их ровно тридцать тысяч набралось. Мчат на конях они во весь опор, По-рыцарски вздымают вверх копье. Велел Одон, бретонцев тех сеньер, Чтоб под начал их взяли Невелон, Тибо из Реймса и маркграф Отон131. Он молвил им: "Мой полк ведите в бой!" Аой! CCXXI Уж шесть полков у Карла вышло в поле. Седьмой - Немон, баварский герцог, строит, Из Пуату с Овернью в нем бароны, Всего их наберется тысяч сорок. Надежны их доспехи,-резвы кони. Стоит тот полк от остальных поодаль. Король бойцов благословил рукою, Их Жозерану и Годсельму132 отдал. Аой! CCXXII В восьмой по счету полк Немон зачислил Фламандские и фризские дружины. Бойцов в восьмом полку за сорок тысяч, В бою они всегда неустрашимы. Король сказал: "Побьем врага с такими". Тот полк Рембо с Амоном Галисийским133 На сарацин бесстрашно нынче двинут. Аой! CCXXIII Отряд девятый Жозеран с Немоном Составили из воинов отборных, Из лотарингцев и бургундцев рослых, Людей в нем тысяч пятьдесят и боле. Подвязаны их шлемы, блещут брони, Сверкают острия коротких копий. Коль с поля враг не убежит без боя, Они ему дадут отпор жестокий. Тьерри, Аргонский герцог134, их предводит. Аой! CCXXIV Составлен из французов полк десятый, А в нем сто тысяч доблестных вассалов. Крепки их руки и горда осанка. Сед головой и бородою каждый. На всех двойные панцири иль латы, При каждом меч французский иль испанский, При каждом крепкий щит с особым знаком. Вот "Монжуа!" - их ратный клич раздался. Ведут их на арабов император И Жоффруа Анжуйский с орифламмой135. То - стяг Петра: он прежде "Римским" звался, А ныне "Монжуа" ему названье. Аой! CCXXV Король наш Карл сошел на луг с седла, На мураву лицом к востоку пал, Глаза возвел с надеждой к небесам, Смиренно молит господа Христа: "Защитою нам будь, Спаситель наш! Всеправедный наш бог, Ионе встарь В китовом чреве не дал ты пропасть;136 От гибели ты Ниневию спас;137 Ты Даниила вызволил из рва, Где пищей львам пророк был должен стать.138 Трех отроков139 исторг ты из огня. Простри же ныне надо мною длань. Будь милостив ко мне и в этот раз, За смерть Роланда дай отмстить врагам". Молитву сотворил король и встал. Грудь осенил он знаменьем креста, Сел на коня, вдел ноги в стремена. Держали их Немон и Жозеран. Копье схватил и щит привесил Карл. Как он могуч, и строен, и удал, Осанист телом и красив с лица! Никто его не выбьет из седла. В тылу и впереди трубят рога. Но вот покрыл все звуки Олифан, И о Роланде зарыдала рать. CCXXVI На бой наш император гордо скачет. Он бороду поверх брони спускает. Весь полк в сто тысяч так же поступает. Теперь узнать француза можно сразу. Минует рать холмы, минует скалы, Мчит по долинам и ущельям мрачным, На склон из гор безлюдных вылетает, И вот она опять в стране испанской, И вот привалом на равнине стала. Меж тем разъезд вернулся в стан арабский. Идет один сириец к Балигану: "Сеньер, узрели мы спесивца Карла. Могучи и верны его вассалы. Вам битва предстоит, вооружайтесь!" Эмир ответил: "Вижу - ты отважен. Трубите, чтобы рать о бое знала". CCXXVII Стан барабанной дробью оглашен. Рогов и труб несется звонкий зов. Рать спешилась и снарядилась в бой, И сам эмир не отстает от войск. Он в золоченый панцирь грудь облек, Надел шишак с насечкой золотой, На левый бок привесил свой клинок. Эмир ему названье изобрел: Про Жуайез, меч Карла, слышал он И потому Пресьозом140 меч нарек. Таков же бранный клич его бойцов, Когда они врагу дают отпор. Эмир надел на шею щит большой. Из золота навершье у него, Ремень прострочен шелковой тесьмой. Берет эмир Мальте, свое копье. Не древко у того копья - ослоп, А наконечник мул свезет с трудом. Садится ловко Балиган в седло. Марколь Заморский141 стремя подает. Меж пят эмира - футов пять с лихвой. Он в бедрах узок, а в плечах широк, В груди могуч, на диво весь сложен. Взор у него и ясен и остер. Он волосом курчав и горд лицом, Бел головой, как яблоня весной. Известен он отвагой боевой. Верь он в Христа, вот был бы славный вождь! Коня он шпорит так, что брызжет кровь, Одним прыжком перелетает ров, Хоть футов пятьдесят и будет в нем. Арабы молвят: "Вот боец лихой! Французам до такого далеко. Кто б ни схватился с ним, он верх возьмет. Безумен Карл, что с поля не ушел". Аой! CCXXVIII

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования