Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   История
      . Рапорты русских военачальников о Бородинском сражении -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  -
Белозерского пехотного полка опрокинуть непременно неприятеля, который будучи подкреплен павловскими гренадерами с решимостию бросился на колонну и стрелков неприятельских штыками заставил обратиться назад и искать спасения в бегстве. Тут картечи нашей батареи довершили совершенное истребление оной и тем кончить дерзкое его покушение. Двукратное нападение неприятеля не могло иметь желаемого для него успеха почему принужден был удалиться за лес и батарея его совершенно замолчала. В продолжении сего времени генерал-лейтенант Тучков 1-й ранен пулею, после чего я по старшинству принял команду над левым крылом. В течение сего времени прибыл ко мне генерал-майор принц Евгений Виртембергской с двумя пехотными полками Кременчугским и Минским, которые я поставил между нашим левым флангом и отрядом генерал-майора графа Сиверса, имея таким образом связь с сим генералом, артиллерию же с ним прибывшую поставил 6 орудий 4-й батарейной вместо же батарейной № 17-й, а другие 6 орудий командировал к отряду графа Сиверса. В течение сего времени неприятель потянулся с нашего левого фланга к стороне отряда генерал-майора графа Сиверса. Я, заметя сие, послал сильную партию казаков полка генерал-майора Карпова открыть на нашем левом фланге неприятеля, которые подъезжая к деревне, где он занимал позицию, нашли его несколько колонн и артиллерии скрытых в лесу. Неприятель счел оное за атаку, немедленно выдвинул свои орудия, выслав стрелков и открыв огонь по казакам. Между тем неприятель сделал нападение на бригаду генерал-майора графа Ивелича. Генерал сей с 4-я ротами Брестского пехотного полка пошел на неприятельскую колонну, сделав залп из ружей, бросился с штыками на превосходство неприятеля орудии, у него в колонне находящейся, не допустили совершить его намерение, а более потому, что он, получив жесткую рану пулею в плечо, должен был податься несколько назад, довольствуясь только тем, что не допустил сбить наши батареи. Уведомив между тем и меня о сем происшествии, прося себе подкрепление. Для чего командировал я генерал-майора Ватковского с Вильманстрандским пехотным полком, дав ему в подкрепление из Московского военного ополчения 500 человек и приказав ему также соединиться с Рязанским полком и опрокинуть непременно неприятеля, который едва только что с сим отрядом показался; невзирая на сильной ружейной огонь бросился в штыки и опрокинул неприятеля, причем он получил сильную контузию, а полковник Сокарев, командующий Вильманстрандским пехотным полком, ранен пулею. В самое сие время, как оное происходило, неприятельские сильные две колонны с 4-я орудиями пробирались лесом между нашим левым флангом и бригадою графа Ивелича дабы совершенно отрезать сего последнего от соединения со мной и зайтить ему в тыл. Баталион Таврического гренадерского полка, находившийся на сей дирекции, встретил неприятеля сильным ружейным огнем и тем его приостановил, потом рассыпав две роты в стрелки, а с остальными двумя ротами отступил на дорогу, которая нас соединила с центром армий, я уведомивши об оном командировал генерал-майора князя Шаховского с Минским пехотным полком, приказав ему отразить непременно неприятеля, которой экспозицию сию окончил весьма удачно ибо неприятель немедленно отступил. При сем случае ранен шеф Минского пехотного полка полковник Красавин. Неприятель, видя и в сем случае неудачу своего предприятия, решился наконец сделать решительный удар на наш левый фланг, устроив сильную колонну из пехоты, поставив по флангам кавалерию, с приметною быстротою бросился на нашу батарею, командуемою штабс-капитаном Лесковым и уже кавалерия его на половине горе очутилась и еще бы один шаг, как пушки наши послужили б неприятелю трофеями, но храбрый полковник Пышлицкий с Кременчугским пехотным полком с примерною неустрашимостию бросился с штыками на неприятеля, подавая личною храбростию пример подчиненным, и в одну минуту неприятель был согнан с батареи и дерзость сего столь наказана штыками русских, что гора сия и была усеяна трупами неприятеля, а остальные спасались бегством. После чего я приказал войскам собраться к дороге, ведущей к городу Можайску, дабы в случае надобности мог соединиться с армией, по этому ж обстоятельству и батарею с высоты приказал снять. Неприятель, воспользовавшись сим случаем, устремил все свои силы меня преследовать, почему я принужден был построить вторично войски по обеим сторонам дороги, а 4 орудиям роты подполковника Башмакова приказал действовать по неприятелю, которой сделав несколько удачных выстрелов, а стрелки наши стороною леса зашли ему во фланг, чем самым паки обратили его в бегство. Мы, его преследовав, несколько остановились, ибо темнота ночи не дозволила более пользоваться сим случаем, послав только партию казаков наблюдать его отступление, которые потом возвратясь донесли мне, что неприятель отступил за Москву реку, оставя совершенно знаменам его императорского величества господствование над местом сражения[3]. Генерал-лейтенант Багговут [1] Документ датирован по аналогии с другими документами о Бородинском сражении. [2] Так в документе. [3] См. документ № 169. [Воспроизводится по книге: Бородино. Документы, письма, воспоминания. М.: Советская Россия, 1962. Документ N 157. С.184-187] -------------------------------------------------------- 1812 г, декабря 20. - РАПОРТ П. П. КОНОВНИЦЫНА М. И. КУТУЗОВУ О ПОДВИГАХ Л.-ГВАРДИИ ИЗМАЙЛОВСКОГО И ЛИТОВСКОГО ПОЛКОВ В БОРОДИНСКОМ СРАЖЕНИИ № 79 Вильно В донесении, которое я имел честь представить вашей светлости, о действиях войск, бывших под моим начальством, в достопамятный день сражения при Бородине[1], я почитал себе особенным счастием, что мне представлено было между протчими отличными подвигами в разных частей войск, свидетельствовать непоколебимое мужество, оказанное полками лейб-гвардии Измайловским и Литовским. Вашей светлости известно, какою неоспоримою славою оные полки покрыли себя в виду всей армии. Твердость рядов их не могли расторгнуть ни шестичасный град картечей, коими они были осыпаемы, ни три отчаянные кавалерийские атаки, лучших неприятельских полков, дорого заплативших [за] тщетные свои покушения. Столь беспримерная храбрость, изумившая неприятеля и по справедливости свойственная одним отличным воинам, имеющим счастие охранять священную особу его императорского величества, и полки сии удержанием своего места без уступки одного шагу решили дело на левом фланге. Примерные подвиги заслуживают достойнейших отличий для целых полков вообще, нет другого лестнейшего как Георгиевские знамена, почетной дар сей из рук всеавгустейшего монарха, достойно вознаградить может полки Измайловский и Литовский. Оной придает им еще более блеску, и потому да позволено мне будет утруждать вашу светлость о исходатайствовании им у всемилостивейшего государя сей награды. Генерал-лейтенант Коновницын [1] См.документ № 148. [Воспроизводится по книге: Бородино. Документы, письма, воспоминания. М.: Советская Россия, 1962. Документ N 164. С.213] -------------------------------------------------------- 1812 г. декабря 28. - ИЗ РАПОРТА Д. П. НЕВЕРОВСКОГО М. И. КУТУЗОВУ ОБ УЧАСТИИ ДИВИЗИИ В СРАЖЕНИЯХ ПРИ БОРОДИНЕ Высочайше вверенная мне 27-я пехотная дивизия по окончании сформирования полков в столичном городе Москве выступила оттуда 1-го мая сего года и следовала скорыми маршами для присоединения к действующей армии в Гродненскую губернию. С прибытием в Новогрудок поступила оная в армию покойного генерала князя Багратиона. Делая большие переходы 2-я западная армия у Смоленска соединилась с Первою. Отсюда был я с малым отрядом, в коем состояли полки 27-й дивизии, отправлен в город Красный для наблюдения за неприятельскими движениями. 2-го августа неприятель с многочисленною кавалериею и пехотою, сбив передовые посты в Лядах, атаковал меня в позиции при Красном. По долгом сопротивлении должен был я отступить от сего города. Здесь то пехотные полки, окруженные со всех сторон неприятельскою конницею, прорываясь, так сказать, сквозь оплоты, ежеминутно неприятелем поставляемые, проложили себе по грудам тел его путь к Смоленску. С прибытием в оной 4-го числа вместе с корпусом генерал-лейтенанта Раевского полки 27-й дивизии целой день защищались у стен сего города; по смене 5-го числа оного корпуса корпусом генерала Дохтурова оставались они опять у Смоленска и до поздней ночи, обороняя стены города, отражали от оных неприятеля. 24-го числа того ж месяца при Бородине на левом фланге впереди позиции, занятой армиею, защищали полки дивизии против нападений сильнейшего неприятеля устроенную в оном месте батарею, причем способствовали кирасирским полкам в отбитии у него орудий. Ваша светлость приказом изъявили благодарность войскам, бывшим в сем деле. Наконец, настал достопамятный день 26-го числа августа. Мне ль говорить об оном дне. Ваша светлость были очевидцем мужества и упорной храбрости русских, начальствуя сами войсками. После сего знаменитого дела, увенчавшего незабвенною славою россиян и их полководца, полки 27-й пехотной дивизии поступили в авангард, состоявший под начальством генерала Милорадовича...[1] Генерал-лейтенант Неверовский [1] Опущена часть текста, не относящаяся к сражению при Бородине. [Воспроизводится по книге: Бородино. Документы, письма, воспоминания. М.: Советская Россия, 1962. Документ N 165. С.214] -------------------------------------------------------- Донесение о Бородинском сражении[1] (Д. В.-У. А., отд. II, № 1877, л. ?). Августа 26 числа, когда неприятель повел атаку на наш левый фланг, я по приказанию в. высокопр-ства, пошел с пехотными полками 2-го корпуса на подкрепление оного. Дошедши до центра армии, оставил я по приказанию вашего высокопр-ства для подкрепления оного с 4-м пех. полком 4-й див. ген.-майора принца Евгения Виртемберского, а с остальными 4-мя полками 17-й пех. див. следовал далee к левому флангу. Намного левее центра находился отряд г.-м. гр. Сиверса, у коего занимала высоты конная артиллерия, которая по малости ее калибра, не могла вредить достаточно неприятелю, почему я приказал сменить батарейной ротой № 17, командуемой полк. Дитерихсом 2-м, дав ему к прикрытию Рязанский пex. полк, а дабы не дать неприятелю занять находящейся неподалеку в левой цепи оной батарее кустарник приказал Брестскому полку рассыпать по оному стрелков и непременно удержать неприятеля. Как только было все устроено, несколько выстрелов помянутая батарея заставила неприятеля открыть по оной сильную канонаду, сближая свои батареи к батареям нашим под прикрытием 3-х сильных колонн пехоты, но удачное действие нашей артиллерии в одно мгновение изпровергло предприятие его и тот же час колонны сии отступили за лес и артиллерия так же удалилась. Г.-л. Тучков, 1-й уведомил меня, что неприятель форсирует и непременное намерение его, как замечено, чтобы занять высоту у него на левом фланге находящейся; по сему обстоятельству послан был в подкрепление к нему Белозерский и Вильманстрандский пех. полки с 6-ю орудиями батарейными № 17 роты, (которые взяты были с батареи выше сего помянутых вместо коих поставлены были 6 же орудий легкой № 39 роты), сим отрядом командовал г.-л. Олсуфьев. Отряд сей, прибыв в назначенное ему место, поступил в непосредственное начальство к г.-л. Тучкову, который помянутым 6 орудиям приказал занять высоты. Неприятель, заметив движение сие, открыл сильный огонь по нашей батарее, послав вперед стрелков под прикрытием сильной колонны, стараясь дабы не дать занять те высоты; ибо для него оные немаловажны; картечный и ядерный град, производимой с неприятельских батарей, не мог остановить быстроты командующего оными орудиями артиллерии пор. Щепотьева, который удивительным хладнокровием занял назначенное ему место и действовал с невероятной удачей так, что не было выстрела, который бы не наносил большого вреда неприятелю и в самое короткое время колонны неприятельские, так быстро шедши на нашу батарею, должны были удалиться, батарея же неприятельская не взирая, что у нее пор. Щепотьевым взорвано 2 ящика на воздух, не переставала однакож сильного своего действия, как по батареям, так и по колоннам нашим; неприятель, видя неудачу своей пехотной колонны, послал другую сильнее прежней, которая непременно хотела взять нашу батарею и уже стрелки ее были у подошвы оной; тут г.-л. Олсуфьев послал подполк. Керна с батальоном Белозерского пехотного полка опрокинуть непременно неприятеля, который, будучи подкреплен Павловскими гренадерами, с решимостью бросился на колонну и стрелков неприятельских и штыками заставил обратиться назад и искать спасения в бегстве. Тут картечи нашей батареи довершили совершенное истребление оной и тем кончили дерзкое его покушение; двукратное нападение неприятеля не могло иметь желаемого для него успеха, почему принужден был удалиться за лес и батарея его совершенно замолчала. В продолжение сего времени г.-л. Тучков 1-й ранен пулей, после чего, я по старшенству принял команду над левым крылом армии. В течение сего времени прибыл ко мне г.-м. принц Евгений Виртембергский с двумя пехотными полками - Кременчугским и Минским, которые я поставил между нашим левым флангом и отрядом г.-м. гр. Сиверса, имея таким образом связь с сим генералом; артиллерию же с ним прибывшую поставил 6 орудий 4 батарейной вместо же батарейной № 17, а другие 6 орудий командировал к отряду графа Сиверса. В течение сего времени неприятель потянулся с нашего левого фланга к стороне отряда г.-м. гр. Сиверса; я, заметя cиe, послал сильную партию казаков полка г.-м. Карпова, открыть на нашем левом фланге неприятель, который подъезжая к деревне, где он занимал позицию нашли его несколько колонн и артиллерию скрытого в лесу, неприятель счел оное за атаку немедленно выдвинул свои орудия, выслав стрелков и открыв огонь по казакам. Между тем, неприятель сделал нападение на бригаду г.-м. гр. Ивелича; генерал ceй с 4-мя ротами Брестского пехотного полка наших на неприятельскую колонну, сделав залп из ружей, бросился с штыками, на превосходного неприятеля, орудия у него в колонне находяшиеся не допустили совершить его намерение, а болеe потому, что он получил жестокую рану пулей в плечо, должен был податься несколько назад, довольствуясь только тем, что не допустил сбить наши батареи, - уведомив между тем, имея о сем происшествии прося себе подкрепление, для чего командировал я г.-м. Вистицкого с Вильманстрандским пех. полком, дав ему в подкрепление из Московского военного ополчения 500 ч. и приказал ему так же соединиться с Рязанским полком и опрокинуть непременно неприятеля, который едва только что с сим отрядом, показался не взирая на сильный ружейный огонь, бросился в штыки и опрокинул неприятеля, при чем он получилъстильную контузию, а полк. Сокарев, командующий Вильманстрандскимъ пех. полком, ранен пулей. В самое cиe время, как оное происходило, неприятельские сильные 2 колонны с 4 орудиями пробирались лесом между нашим левым флангом и бригадой гр. Ивелича, дабы совершенно oтрезать сего последнего от соединения со мной и зайти ему в тыл. Батальон Таврического гренадерского полка, находившийся на сей дирекции, встретил неприятеля сильным ружейным огнем и тем его приостановил, потом рассыпал 2 роты в стрелки, а с остальными 2 ротами отступил на дорогу, которая нас соединяла с центром армии. Я уведомивши об оном, командировал г.-м. кн. Шаховского с Минским пех. полком, приказав ему отразить непременно неприятеля, который экспедицию сию окончил весьма удачно, ибо неприятель немедленно отступил. При сем случае ранен шеф Минского пех. полка полк. Красавин. Неприятель, видя и в сем случае неудачу своего предприятия, решил наконец сделать решительный удар на наш левый фланг, устроив сильную колонну из пехоты, поставив по флангам кавалерию с приметной быстротой бросился на нашу батарею, командуемою шт.-кап. Лесковым и уже кавалерия его на половине горы очутилась и еще бы один шаг, как пушки наши послужили бы неприятелю трофеями, но храбрый полк. Пышницкий, с Кременчугским пех. полком с примерной неустрашимостью бросился с штыками на неприятеля, подавая личной храбростью пример подчиненным и в одну минуту неприятель был согнан с батарей и дерзость его столько наказана штыками русских, что гора сия и была усеяна трупами неприятеля, а остальные спасались бегством. После чего, я приказал войскам собраться к дороге, ведущей к г. Можайску, дабы в случае надобности мог соединиться с армией, поэтому обстоятельству и батарею с высоты приказал снять; неприятель, воспользовавшись сим случаем, устремил все свои силы меня преследовать, почему я принужден был построить вторично полки по обеим сторонам дороги, а 4 орудиям роты подполк. Башмакова приказал действовать по неприятелю, который сделал несколько удачных выстрелов, а стрелки наши стороной леса, зашли ему во фланг, чем самым паки обратили его в бегство. Мы его преследовав, немного остановились, ибо темнота ночи недозволила более пользоваться сим случаем, послав только партию казаков наблюдать его отступление, которые потом возвратясь донесли мне, что непрятель отступил за Москву реку, оставя совершенное знаменам Его императорского величества господствование над местом сражения. [Воспроизводится по книге: Отечественная война 1812 года. Материалы Военно-Ученаго Архива. С.-П.: типография "Бережливость", 1911. Том XVIII. Документ № 13. С.239-242.] [1] В документе не указаны ни дата создания, ни авторство. -------------------------------------------------------- Библиотека интернет-проекта "1812 год". http://www.museum.ru/museum/1812/

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования