Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Васюкова Галина. Золотые росы -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  -
ился на меня. Вспомнив, что мой отец председатель колхоза, я задрала нос кверху и прошагала мимо. ДОМ БЕЗ ТРУБЫ И СЕРДИТЫЙ ДЕД После "первого ученика", пришли остальные. Они стояли и глазели на нас. Обычно Ленька очень быстро заводил знакомства, но на этот раз не успел. Из школы вышла учительница и позвала их в классы - в этой школе не было даже звонка. Мы остались одни, и нам стало скучно. - Пойдем? - предложил Ленька. - Куда? - Куда глаза глядят, - сказал он. Мы пошли. Шли-шли и вдруг видим: из одного дома валит дым. - Бежим, - крикнул Ленька, - это, наверно, пожар!.. Мы подбежали и увидели, что никакого пожара нет. Только дым валит из открытой двери, пролезает через крошечное оконце. И дом - не дом, а избушка, маленькая, с огромной соломенной крышей. Мы с Ленькой уцепились друг за дружку и стояли как заколдованные. Мне даже показалось, что это вовсе не избушка, а какой-то страшный зверь и наверху у него не крыша из пожелтевшей соломы, а грозно торчащая во все стороны щетина. Чудовище уставилось на нас своим единственным глазом и, открыв четырехугольную пасть, выбрасывает клубы едкого дыма. И вдруг из этой пасти вынырнула старушка с деревянным корытцем в руках - маленькая, сухонькая, в длинной синей юбке с передником. Сгорбившись, она засеменила за дом. Не успели мы опомниться, как она вернулась обратно. В корытце лежала свекла. Ополоснув ее водой из деревянного ведра, бабка снова нырнула в дымящееся отверстие. - Смотри, - прошептал вдруг Ленька, - трубы нет... Я взглянула на крышу и тоже не увидела там трубы. - Может, с другой стороны? - сказала я. Мы стали осторожно обходить избушку. Вокруг ни изгороди, ни колышка. Только грядки со свеклой и зеленовато-белыми кочанами капусты. И вдруг Ленька чуть не наступил на какой-то крошечный желтый комочек. - Ой, цыпленок! - закричал он. Между грядок копошились цыплята. Желтые и серенькие. Они разгребали землю, как настоящие куры, и тоненько попискивали. Ленька нагнулся и хотел погладить одного. - Осторожно, - сказала я, - а то курица тебя сейчас ка-а-ак клюнет!.. - Не бойтесь. Курицы нет. Я тут за курицу. Мы испуганно обернулись. Возле дома, на завалинке, сидел старый дед с лицом, заросшим седыми волосами. Он и в самом деле был похож на наседку с растрепанными перьями. Я даже хихикнула, но дед смотрел на нас строго, и мне тут же расхотелось смеяться. - Мы гуляли... - начала я смущенно, - и... - И вдруг видим - пожар! - подхватил Ленька. - Мы подошли сюда, а это вовсе не пожар. Просто дом без трубы. Дед улыбнулся в прокуренные усы, и мы с Ленькой тоже заулыбались. - А где же ваша труба, дедушка? Упала? - спросила я. - Ее у меня никогда не было, - сказал дед. - Не было? А как же зимой без трубы? - удивились мы. - А вот так, как видите... Топим по-курному. - Мы скажем папе, и вам сделают трубу, - сказал Ленька. Дед усмехнулся. - Не верите? Наш папка председатель, он здесь самый главный... - быстро заговорил Ленька, поглядывая на меня. - Да, - сказала я. - Нашего папку прислали сюда все переделать. Он сделает, что все будут жить богато. А труба ему пустяки - в два счета сделает... - заявила я, видя, что этого деда ничем не проймешь. Вместо того чтобы обрадоваться и поблагодарить, дед еще раз усмехнулся, покачал головой и сказал: - Дай бог, дай бог... Только тут уже бывали такие, переделывали. А толку... - Он вздохнул и, махнув костлявой рукой, полез в карман. - Вы нашего папку не знаете! - взволнованно сказал Ленька. - Он не такой, как другие, он... он... Ленька готов был зареветь от досады, а дед, не обращая на него внимания, набивал свою трубку. Мы и не заметили, как к нам подошла бабка. - Вот, Марта, гости к нам пришли, - кивнул на нас дед. - А ты уж их и обидеть успел, - взглянув на наши насупленные лица, сказала бабка Марта. - Ну, пойдемте в хату, я вас горохом угощу. Мы с Ленькой покосились на дверь, из которой только что валил дым. Дыма было уже меньше. Он плыл, совсем светлый и реденький, как старый бабушкин шарф, который я у нее выпрашивала для куклы. Мы нырнули вслед за бабкой Мартой в избушку. Внутри дым был только вверху. Мы сели на низенькую скамеечку и смотрели, как бабка проворно снует по избушке. Она делала все не разгибаясь. Быстро передвинула в печи кипящие горшки, принесла нам в миске свежий вылущенный горох. - Вкусно? - улыбнулась она, глядя на нас, и веселые морщинки разбежались у нее по лицу. Присев рядом с нами, она сказала: - А на моего Савельича вы не обижайтесь. Он добрый, только так ворчит, с обиды... - Поглядывая на дверь, бабка шепотом рассказывала: - Табак у него рос на грядках, а огород у нас, сами видели, не огорожен... - Ни кола ни двора... - догадался Ленька, вспомнив сказку про бедного мужичка. Бабка кивнула. - Правда твоя, дитятко. Ну, а эта ведьма, кулачка Лещиха, пустила свою корову, она весь табак и потоптала. - А пусть бы дед Савельич взял палку и побил бы ведьму Лещиху, - сказал Ленька. Я только глаза вытаращила от удивления, как он все сразу понимает. Мне, например, совсем не ясно, как это табак растет на грядках, когда он должен продаваться в магазине. Я постеснялась спросить, да и рот был занят горохом, а бабка продолжала: - Он ей так и посулил, а она за это возьми да отними у нас курицу! - Как это? - не поняли мы с Ленькой. - А так, отняла - и все, - сказала бабка, и веселые ее морщинки сбежались в горькие складочки вокруг рта. - Курица-то ее была. Одолжали мы наседку, цыплят выводить, - пояснила она. - Осиротила их, маленьких. А на дворе осень, им теперь трудно без матери... Мне даже горох не полез в горло, так жалко стало цыплят. - И что это наш папка смотрит?! - возмущался Ленька, когда мы шли домой. - Беспорядки кругом, а ему вроде и дела нет. Я ему все доложу сегодня! Все! - заявил он решительно. ЗНАКОМСТВО Уроки в школе уже кончились, все ребята ушли домой, только "первый ученик" со своей холщовой сумкой остался возле крыльца. Оказалось, его зовут Павликом и они с Ленькой уже друзья. Они сидели на скамеечке и о чем-то разговаривали. Вдруг я заметила знакомое цветастое платье, мелькнувшее за забором. Когда девочка подошла, я увидела у нее в руке мой бант, который потеряла нынче утром. - Это твой? - спросила она. - Я сразу догадалась... На, возьми! Я взяла бант и стояла, не решаясь сказать ей, что мне очень хочется с нею дружить. Ведь это была не какая-нибудь городская девочка с соседнего двора, к которой я могла подойти и просто сказать: "Давай с тобой дружить". А эта вон какая - ездит на лошади и даже может расправиться с волком. С виду она была совсем обыкновенная, почти такого же роста, как и я, только босоногая, загорелая и растрепанная. И вдруг, когда она уже повернулась, чтобы идти, я решилась. - Как тебя зовут? - спросила я. Она обернулась. - Зинка. - Зина, хочешь, я... я тебе этот бант подарю? Она смотрела на меня насупившись. - Он тебе знаешь как пойдет! У тебя волосы белые, а бант голубой... А мне он не подходит, и... у меня еще есть. На, возьми. - Вот еще придумала! Сама носи... - сказала она и фыркнула. Потом смерила меня взглядом с головы до ног, снова чмыхнула и, ничего не говоря, помчалась прочь. Я покосилась на скамейку, где сидели Ленька с Павликом. Они сочувственно глядели на меня. Тогда я, размахивая ленточкой, запрыгала на одной ножке к крыльцу. Но мне вовсе не было весело. Мысли мои были заняты тем, как покорить эту странную Зинку. И вдруг я придумала. - Бабушка, где моя кукла?! - крикнула я, влетев в комнату. Бабушка сердито отмахнулась. - Отстань, не знаю я. Разве тут найдешь что? Нужную вещь не могу найти, не то что куклу... - Кукла тоже нужная вещь, - сказала я и начала перетряхивать ящик с вещами. Игрушки и кукла, как назло, оказались на самом дне. У куклы был не особенно нарядный вид. Я кое-как пригладила ей волосы, поправила измятое платье. Спустя несколько минут на крыльце уже была настоящая квартира из нескольких комнат, отгороженных кубиками. В спальне сидела моя кукла с ярким бантом в растрепанной косе. Я сразу заметила, что она произвела сильное впечатление на Павлика. Он стоял возле крыльца и во все глаза глядел на куклу. - Что, красивая? - спросила я. Павлик молча кивнул. "Конечно, - подумала я, - он и в глаза такой не видал. Зинка тоже ахнет. Не будет тогда нос задирать..." Но Зинка не появлялась, и мне стало скучно. - Павлик, хочешь со мной играть? - предложила я. Он растерянно взглянул на Леньку. - Ленька тоже будет, - заверила я. - Вы будете дети, а я - мама. - Ладно, - сказал Ленька. - Он будет послушный сын, а я - балованный. - Дети, идите обедать! - сказала я строго. Но ни один из "сыновей" - ни послушный, ни балованный - не поспешил на мой зов. Ленька, забравшись на перила крыльца, свесился вниз головой и начал кривляться, а Павлик стоял, как столб, не зная, что делать. - Ну, что же ты? Иди домой, говорю! - набросилась я на него. - А чего ты кричишь? - заступился за приятеля Ленька. - Он же послушный. Ты на меня кричи, видишь, я балуюсь? Я разозлилась: - Уходи отсюда! Никто с тобой играть не будет, с таким... - Тогда и Павлик уйдет! - Нет, не уйдет! - Нет, уйдет. - А я говорю, не уйдет! Павлик стоял растерянный, не зная, кого слушать, а мы с Ленькой тормошили его с обеих сторон и шумели на всю улицу. Вдруг откуда-то как вихрь вылетела Зинка. - Вы чего тут деретесь? - закричала она. - Мы не деремся, мы играем, - сказал, улыбаясь, Павлик. - Давай и ты с нами играть, - обрадовалась я. - Вот еще, - сказала Зинка, - что я, маленькая? Некогда мне... Она шмыгнула веснушчатым носом и убежала, даже не взглянув на мои игрушки. Я хотела было крикнуть ей вслед что-нибудь обидное, но, как назло, ничего не могла придумать. Третий раз за сегодняшний день эта девчонка доводила меня до слез. Я стояла отвернувшись, чтобы Ленька с Павликом не видели, как ползут у меня по щекам две слезины. И вдруг позади я услышала чей-то шамкающий голос, как будто у говорившего был завязан рот. - Не обраш-шай на нее внимания... Я обернулась. Передо мной стоял мальчик с черной челкой, зачесанной набок, и в синей косоворотке, подпоясанной ремешком. В руке у него был огромный кусок хлеба с маслом. Рот был тоже забит хлебом. Проглотив его, мальчик сразу же заулыбался. Кивнув головой в ту сторону, куда убежала Зинка, он сказал: - Эта голь несчастная сроду таких игрушек не видела. Я посмотрела на мальчика, на его хлеб с маслом и тоже заулыбалась сквозь слезы. - Как тебя зовут? - спросила я. - Петя. А тебя? - Оля, - ответила я. - Будем с тобой играть? Он кивнул. - Вот сейчас, только хлеб доем. Он сел на крыльцо и не спеша принялся доедать свой хлеб. А мы стояли и смотрели: Ленька с Павликом немного поодаль, а я рядом. Мне даже видны были крупинки соли, блестевшие на масле. И мне почему-то вдруг совершенно расхотелось играть в куклы. Я тоже уселась на крылечке и, подперев кулаком щеку, задумалась. Вдруг мне в голову пришла одна мысль. - Петя, ты в школу ходишь? - спросила я. - Ага, в первый класс, - промямлил он. - А Зинка? - Она - нет. Ничего не говоря, я побежала в дом. - Бабушка! Мама! - закричала я. - Я пойду в школу! - Тебе рано еще, - сказала мама. - Что это ты вдруг придумала? - Ну, мамочка, дорогая, - умоляла я, - пусти меня в школу. Ведь я и так все знаю: и буквы, и цифры, а там я все-все выучу... Мама объясняла мне, что в школу принимают только с восьми лет, но я никак не соглашалась. - Мала ты еще! - прикрикнула на меня бабушка. - Семи не исполнилось, а она - в школу! - И вовсе я не маленькая, меньше меня бывают ученики... Я выскочила во двор, схватила за рукав Павлика и потащила в дом. - Вот, пожалуйста. Он в школу ходит, а почему я не могу? Я встала с ним рядом. И сразу стало видно, что он меньше меня ростом на целую ладонь. - Видели? - торжествующе сказала я. Мама и бабушка рассмеялись. Смущенно подняв глаза, Павлик взглянул на бабушку, потом на маму и вдруг тоже заулыбался. Я ИДУ В ШКОЛУ Утром, едва я открыла глаза, меня сразу охватило ощущение чего-то необычного. И тут же вспомнилось: ведь я сегодня иду в школу! Вчера я все-таки уговорила маму, и она пошла к учительнице, Вере Петровне, которая жила у нас за стенкой. Вернувшись, она сказала: - Ну что ж, собирайся. Вера Петровна разрешила тебе прийти в первый класс. Посмотрим, что из этого выйдет... И вот я стою на крыльце в сером платье с белым воротничком и в начищенных ради такого случая ботинках. В волосах у меня не какой-нибудь бант, который лезет в глаза и мешает смотреть, а узенькая ленточка: как у мамы на фотографии, когда она тоже ходила в школу. В школе пока пусто. Нет даже "первого ученика" - Павлика, который вчера пришел раньше всех. Солнце только начало свой утренний обход. Я выхожу во двор. С крыльца, как мячик, скатывается Ленька. Он так спешит, что даже не замечает меня. Правая рука у него за пазухой, и я вижу, как он там что-то придерживает, завернутое в бумагу. - Ты куда? - спрашиваю я. - Так, куда надо... - уклончиво говорит он, не глядя на меня. Мне становится обидно, что у него появились какие-то свои собственные дела. Но стоило вспомнить, что я иду в школу, и ко мне возвращается радостное и торжественное настроение. - Знаешь, Ленька, я тебе буду все рассказывать, о чем будут говорить в школе, и ты тоже все будешь знать. - Ладно, - соглашается Ленька, но я вижу, что его мысли заняты чем-то другим. Он пятится от меня, стараясь поскорее улизнуть. - А ну, покажи, что у тебя за пазухой! - говорю я. Ленька видит, что ему не отвертеться, и, оглянувшись по сторонам, разворачивает газету. В ней лежат высушенные зеленые листья. - Это табак, - таинственно шепчет он. - Я вчера нарвал и высушил в печурке. Савельичу отнесу... - А где нарвал? - На дереве, - говорит Ленька, кивая на кленок возле школы. Отбежав немного, он вдруг оборачивается. - Послушай, Оля, а та крыша, что мы вчера видели, вовсе не крыша, а холодильник. Для молока... - Да ну! А кто тебе сказал? - удивляюсь я. - Зинка! Я с ней вчера ходил туда... - Ах, Зинка! Ну и пусть. Зато твоя Зинка не ходит в школу, а я хожу! - кричу я. И все же мне очень обидно, что Ленька сумел уже подружиться с Зинкой, а я нет. "Это он, наверно, вчера, когда я собиралась в школу, - подумала я. - Ну ничего, я им еще докажу!" - Оля! - зовет меня бабушка. - Сходи-ка принеси тыкву с огорода. "Вот хорошо! - подумала я. - Значит, сегодня снова у нас будет сладкая каша с молоком". В огороде за школой, кроме этих тыкв, почти ничего нет. Развалясь, лежат они по всему огороду. Их толстые стебли зелеными змеями вьются по земле, переплетаются между собой. Только в дальнем углу торчат на смешных ножках седые от утренней росы кочаны капусты да жмется к изгороди длинная грядка краснолистой свеклы. Я выбрала самую толстую тыкву и отнесла бабушке на кухню. - Бабушка, - спросила я, - как это может быть: стоит прямо на земле крыша и вдруг это вовсе не крыша, а холодильник для молока? Его что, прямо туда наливают, что ли? - Ox! - спохватилась бабушка и, не отвечая, сунула мне в руки кувшин. - Про молоко-то я совсем забыла. Иди, Оленька, на ферму. - Но мне же в школу, - говорю. - Рано еще в школу. - А я потом опоздаю. - Не опоздаешь! Еще восьми нет, а школа с девяти. Я сморщилась, зная, что она все равно настоит на своем. И вдруг вспомнила: - Бабушка, я не пойду. Там волк бродит. - Еще что выдумай! - рассердилась бабушка. - Какой это волк может быть в деревне? - Большой такой, серый, с красными глазами... Он вчера знаешь как за мной бежал! Чуть удрала... - Иди, иди. Нечего сочинять, - сказала бабушка. Я взялась за кувшин. - Ну и пусть он меня съест! Тогда пожалеешь, - говорю я, надеясь, что бабушка все же одумается. Но она и бровью не повела. Я постояла еще минутку, вздохнула и пошла. Все время оглядываясь по сторонам, я дошла до фермы. Волк не пояелялся. Он вынырнул откуда-то, когда я уже возвращалась обратно. У меня от страха задрожали ноги, и я остановилась. Волк тоже стоял, нюхал воздух и не двигался с места. Вид у него был довольно мирный. "Может, он молока хочет? - подумала я. - Интересно, едят ли волки молоко?" Я огляделась вокруг, соображая, во что бы ему налить. Заметив на краю дороги глиняный черепок, я, не спуская глаз с волка, подняла его и плеснула туда немного молока. Едва я отошла, волк набросился на черепок и чуть не проглотил его вместе с молоком. Вылизав черепок, он снова пошел за мной, приветливо помахивая хвостом. Я нашла в канаве старую банку. - Ты хороший волк, раз кушаешь молоко, а не людей, - сказала я. - На, ешь! Волк лакал молоко, а я стояла почти рядом. Потом мы снова пошли. - Глупый ты волк, - говорила я ему. - Что же ты сразу не сказал, что хочешь молока? Напугал только меня... Пока мы шли, я наливала ему молоко во все черепки, которые попадались по дороге. Около деревни он от меня отстал. И тут я заметила, что молока в кувшине только на донышке. "Достанется мне от бабушки", - уныло подумала я и сразу же вспомнила про холодильник. Не теряя времени, помчалась прямо туда. На холодильнике висел замок. Я обошла вокруг, но ничего не могла придумать. Можно было пробить гвоздем дырочку, но ведь в школу опоздаешь. Так и поплелась домой. Взглянув на мой почти пустой кувшин, бабушка всплеснула руками: - Господи, и что это за девчонка такая! Одно наказание! Молоко где? - Хорошо, что сама цела осталась, - обиженно ответила я. Ребята уже сидели в классах, и мне, к счастью, некогда было расписывать подробности своей встречи с волком. Я взяла приготовленные с вечера две тетрадки с выгоревшими обложками и старый букварь. В другой руке у меня был пенал без крышки, и я шла по коридору прямо и важно, боясь рассыпать свои драгоценности: два пера - рондо и еще неизвестно какое, с обломанным концом, и обгрызенный химический карандаш и "сердце" от желтого. Взглянув на меня, Вера Петровна улыбнулась и велела мне сесть с Петей, который сидел один. ЧЕТЫРЕ КЛАССА В ОДИН ДЕНЬ В школе было четыре класса, и все они занимались в двух комнатах. На каждом ряду сидел отдельный класс. Вера Петровна учила первый и третий. Для первоклассников она написала на доске примеры и велела их решать, а сама перешла на другой ряд. В третьем классе был урок чтения. Цифры я знала и поэтому быстро переписала все, что было на доске. Потом стала слушать, что читали на другом ряду. Павлик сидел немного сбоку, впереди меня, и мне было видно, как он морщит лоб, загибае

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования