Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Васюкова Галина. Золотые росы -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  -
нам дадут? - заметив мое замешательство, спрашивает Аля. - Кто это посмеет отказать дочери самого председателя?! - недоумевает тетя Люся. - Там сторож новый, с Заречья, он меня вовсе и не знает, - угрюмо говорю я. - А ты скажи, нечего стесняться. Бросив на нее хмурый взгляд, я поворачиваюсь и медленно иду к калитке. - Что нам теперь делать? - растерянно говорит Аля. - Не пойду и все, - решительно заявляю я. Алины ресницы испуганно вздрагивают, и она с опаской оборачивается назад. - Пойдем. Может, я как-нибудь... попрошу... - говорит она. - Ты как хочешь, а я ничего не стану просить. Я не могу себе представить, как это я приду в сад и скажу: "Здравствуйте. Я дочь председателя. Тетя Люся велела, чтобы вы дали нам яблок..." Да лучше сквозь землю провалиться! - А может, там даже и сторожа нет? Придем и нарвем сколько надо, - говорит Аля. - Ладно, пойдем, - соглашаюсь я в надежде, что там, на месте, что-нибудь придумается. Дойдя до сада, мы останавливаемся. Аля остается недалеко от входа, а я иду вдоль ограды посмотреть, есть ли сторож. В саду солнечно и тихо. Белея стволами, стоят ровные ряды яблонь. Надувая розовые щечки, выглядывают из зеленой листвы яблоки. Они как бы поддразнивают меня. Я оглядываюсь - вокруг никого. "Пойду позову Алю. Пусть покараулит, а я полезу". Возвращаюсь ко входу и вижу, что Аля стоит и смотрит через щелку забора в сад. Когда я ее окликнула, она махнула рукой, чтоб я молчала, и снова приложилась к щелке. - Ну что? - спросила я. - Ходит он там. Я тоже заглянула в щель и увидела сторожа. Совсем старенький и седой, он тихо шел по саду, а за ним, высунув язык, плелась желтая, похожая на облезлого льва собака. Конечно, можно было зайти с другой стороны и нарвать яблок, но мне почему-то вдруг расхотелось лезть в сад. Я смотрела на сторожа и соображала, как быть. Вдруг собака насторожилась и, вытянув морду в нашу сторону, залаяла. - Побежим! - шепнула перепуганная Аля. - Стой! - приказала я, зная, что от собаки лучше всего не удирать. Пока мы раздумывали, в щель, захлебываясь лаем, просунулась лохматая собачья голова. - Э-гей, Полкан! Ты чего? - послышался голос сторожа. - Сейчас посмотрим, что ты там за разбойников поймал, - сказал он, подходя к забору. - Мы... не разбойники... - пролепетала Аля. - А кто же вы такие? Почему здесь околачиваетесь? - глядя на нас из-под седых бровей, грозно спросил дед. - Она вот - председателя дочка, а я... сестра, - представилась Аля. - Мы... в гости пришли, посмотреть, - бросив на нее свирепый взгляд, сказала я. - Ну, коли в гости, тогда другое дело - милости просим. Вон там, в калитку, заходите, - улыбнулся дед. - Полкан, не пикни! - приказал он псу. Мы с Алей направились к калитке. Полкан уже приветливо махал нам хвостом. - Пошли, покажу вам сад, ежели интересуетесь, - сказал дед. Вокруг нас звенели пчелы, и мы с опаской поглядывали по сторонам. - Не бойтесь, - сказал дед, - пчела - скотина разумная. Ты ее не тронь - и она тебя не обидит. Сам он словно не замечал пчел, и мы тоже понемногу осмелели. Оборачиваясь к нам, дед рассказывал: - Вот это - антоновка. Яблоки большие, да еще не зрелые. Который несмышленый воришка дорвется, обколотит, да только перепортит товар. Сейчас они еще кислые, зато зимой, когда полежат, - первый сорт. Мы с удовольствием слушали деда, и только когда он оборачивался к нам, я отводила глаза. Мне было стыдно, что я сама несколько минут назад собиралась оборвать первую попавшуюся яблоню. - А вот эти яблочки с виду неказистые, зато сладкие, - сказал дед, подведя нас к яблоне с зелеными продолговатыми плодами. Я незаметно нагнулась и подняла одно, валявшееся на земле. Оно было похоже на маленькую тыквочку: узкое сверху и расширенное книзу. Граненый рубчик перепоясывал его вдоль. Покосившись на деда, я незаметно надкусила яблоко. - Брось! - строго сказал он. - С земли и прямо в рот, да еще червивое... Вот сейчас придем в шалаш - хорошими угощу. В шалаше у деда было, как в овощной лавке. Яблоки кучками - и большими, и поменьше - лежали прямо на полу. Я заметила, что они рассортированы. С одной стороны свежие и сочные, а с другой разные: мелкие и зеленые. Кивнув на свежие, дед с сожалением сказал: - Нападали ночью, когда гроза была... Ешьте сколько душе угодно, - предложил он нам. Мы с Алькой принялись угощаться. - А эти, зеленые, зачем вам? - спросила я. - Посушим. Зимой все сгодится, - сказал дед. И тут только я заметила, что весь шалаш увешан связками подсохших яблок. - Ой, сколько их у вас здесь! - воскликнула я. - А сколько зазря пропадает! - сокрушенно сказал дед. - Где мне одному справиться с ними! Паданки по всему саду гниют. А ежели высушить да продать - сколько выручить можно! Колхозу сгодилась бы лишняя копейка... - Дедушка, давайте мы вам поможем! - взглянув на Алю, предложила я. - Мы сейчас, мигом все соберем, - подхватила Аля. - Ну что ж, давайте, коли не лень, - улыбнулся дед. Мы сорвались с места и, держась рядышком, запорхали по саду. Полкан-лев, высунув язык, носился вслед за нами. Спустя какой-нибудь час во всем саду не было ни одного валявшегося яблочка. - Ну вот, - сказал довольный дед, - мне бы одному и за сутки не справиться. А теперь я их помаленьку переберу все да порежу. - Мы завтра еще придем, - пообещала я, направляясь вслед за Алькой к выходу, но дед вдруг задержал нас: - Постойте, я вам яблочек с собой дам. Вот выберу которые получше... Ешьте на здоровье, - сказал он, накладывая нам в передники самых отборных и спелых. - Спасибо, дедушка! - обрадованно сказала Аля. Я тоже была довольна, что дед догадался предложить нам яблок. - Где вы так долго пропадали? - встретила нас тетя Люся, прищурив свои колючие глаза. - В саду, - сказала Аля. - И что же вы там делали? Уж не землю ли пахали? - взглянув на наши грязные руки и испачканные платья, спросила тетя Люся. - Нет, мы помогали сторожу собирать яблоки, - сказала Аля. Тетя Люся только охнула и, указывая на меня пальцем, сказала: - Полюбуйтесь на нее, пожалуйста - это дочь самого председателя колхоза! Да ведь ты позоришь своего отца! Я стояла и спокойно смотрела на тетю Люсю в полной уверенности, что будь на ее месте мой папа, он бы этого не сказал. ЗАБОТЫ Наливаясь солнцем, желтела на полях рожь. Как-то отец, придя домой, озабоченно сказал: - Жать скоро пора, не знаю как справимся... Жнеек пару дадут на несколько дней, а в основном придется своими силами... - И что же, разве мало у вас этих "своих сил"? - иронически спросила тетя Люся. Отец ничего не ответил. Он стоял и сосредоточенно глядел в окно, видимо, думая о чем-то своем. Потом вдруг, повернувшись к маме, сказал: - Понимаешь, рук не хватает. Многие женщины не могут работать - детей не на кого оставить... - А что если попробовать организовать ясли? Хотя бы на время уборки, - говорит она. - Думал уже об этом. Да где взять для них помещение? - хмуро говорит отец. Мама тоже задумывается и вдруг, подняв на отца оживленные глаза, говорит: - А если... в доме у Маши? Она замуж за Алексея Ивановича выходит, пожалуй, переедет в Заречье... - А что, в самом деле, хорошая мысль, - обрадованно говорит отец. - Ты у меня просто гений. Они оживленно обсуждают, как и с чего начинать, а тетя Люся стоит, приподняв брови, собрав в трубочку губы, и вид у нее такой, будто ее чем-то обидели. Я вылетаю во двор. Новости, которые я только что узнала, так и распирают меня. Я должна ими с кем-нибудь поделиться. Тетя Маша выходит замуж, а в ее доме будут ясли - это же не шутка! Немедленно нужно бежать и все рассказать Зинке! "Но... ведь мы поссорились с Зинкой", - вспоминаю я. Я ее не видела уже давным-давно и даже не знаю, где она пропадает все время. Мы с Алей все эти дни проводили в колхозном саду, помогая сторожу собирать и сушить яблоки. Сторож, дед Трофим, никогда не молчал за работой. Он рассказывал нам о пчелах, о муравьях, о деревьях и земле. Однажды за нами увязался Ленька. - Я Полкана хочу посмотреть, - сказал он. И Полкан, и дед Трофим так ему понравились, что Ленька тоже теперь не вылезал из сада. Однажды он привел с собой Федю. - Это мой друг, - сказал он деду Трофиму, гордо указывая на длинного Федю. Мы с Алей хихикнули, а Федя смущенно опустил глаза. Взглянув на него, дед Трофим подозрительно спросил: - А не тебя ли, мой хороший, я на прошлой неделе спровадил отсюда? Сдается мне, твои пятки я уже видел, а? У Феди на лице покраснели даже веснушки. - Ой, дедушка, наверно это не он был, - вступилась за него Аля. - Федя хороший мальчик, а вот у нас Петька есть, так тот... плохой... - взволнованно сказала она. - Ну, тогда извиняюсь, ошибся, - развел руками дед Трофим и улыбнулся в усы. Наша "Садовая бригада", как прозвал нас дед Трофим, увеличивалась. Работать в сад приходили многие ребята, и только одна Зинка не появлялась. Мне было скучно без нее, хоть я и не призналась бы в этом даже самой себе. А тут еще заболела Аля. У нее разболелся живот, и тетя Люся уложила ее в постель с грелкой. Я бродила возле дома, не зная, чем заняться. Бабушка собралась на речку полоскать белье, и я отправилась с ней. - Бабушка, а почему у Али нет ни отца, ни матери? - вспомнила вдруг я. - Убили, - вздохнула бабушка. - Как убили? Кто? Бабушка рассказала, что мать у Али была учительница и работала в деревне, а отец - брат нашего папы - был тоже коммунист. Они жили в школе. И вот однажды на школу напали бандиты и убили их. Маленькая Аля осталась жива случайно. Когда бандиты стали ломиться в школу, мать завернула ее в одеяльце и сунула под печь. Бандиты впопыхах ее не нашли. С тех пор она живет с тетей Люсей. Мне сразу вспомнилась та тревожная ночь на хуторе: звон разбитого стекла, мычание Буренки и рваные клочья облаков, мечущиеся по небу... Сейчас в деревне тихо. Тех бандитов поймали и посадили, кулацкий дом в Заречье отдали двум бедным семьям. С тех пор как мы переселились в деревню, я почти никогда не вспоминала, как страшно было в ту ночь на хуторе. И вдруг этот бабушкин рассказ... Весь остаток дня я с особым интересом присматривалась к Але. Живот у нее уже перестал болеть, и мы сидели на скамеечке. Мне хотелось спросить, знает она всю эту историю или нет, но я почему-то не решалась. Потом пришла тетка Поля и сообщила, что во дворе у Лещихи скандал. Мы с Алей незаметно выскользнули на улицу и побежали узнавать, что там произошло. Возле калитки сидела Петькина мать и, уткнув лицо в ладони, плакала. На крыльце мы увидели Лещиху. Размахивая руками, она кричала, что не станет терпеть в своем доме дармоедов. "Это она, наверно, про Петьку", - подумала я. Но Петька стоял во дворе с таким видом, как будто все это его нисколько не касалось. Начали собираться люди. Петькина мать встала и, точно слепая, побрела прочь. И тут вдруг я увидела Зинку. - Я бы ей весь дом разнесла! - сказала она, сердито глядя на Лещиху. - За что это она ее? - провожая глазами Петькину мать, спросила Аля. - Ни за что! Известное дело, кулачка, - проворчала Зинка. - А тетя Маша замуж выходит, и в ее доме будут ясли, - невпопад сказала я. - Знаю, - отрезала Зинка и, даже не взглянув на нас, зашагала в другой конец деревни. Раздосадованные, притихшие, мы с Алей вернулись домой. Было жаль Петькину мать, да и Зинка не выходила у меня из головы. "Ну, что я ей сделала, что она так нос дерет?" - с обидой думала я. Уже в сумерках к нам кто-то постучал. - Войдите! - сказала мама, и на пороге неожиданно появилась Петькина мать. Она стояла, робко опустив глаза и прижимая к себе крошечный узелок. - Вот, пришла до вас, Елена Сергеевна... - Проходите, - сказала мама немного удивленно. - Хоть я и не колхозница, а все ж таки... вот... к вам пришла... - повторила Петькина мать, и губы у нее дрогнули. Она без сил опустилась на лавку и, уронив голову на узелок, снова расплакалась. - Успокойтесь, - взволнованно сказала мама, присаживаясь возле нее, - все обойдется. Она не имеет права отправить вас... вот так, с одним узелком. Ведь вы не один год на нее работали, да и сын у вас... - В том-то и дело, что он... там остался... не пошел со мной... - всхлипывала Петькина мать. Нечаянно взглянув на Альку, я увидела, что она стоит вся бледная, не сводя расширенных глаз с Петькиной матери. - Пойдем, - потянула я ее за руку. Мы ушли в спальню. Аля вздрагивала, как будто ей было холодно, и я, обхватив ее за плечи, прижала к себе. - Как он так может... Петька? - шептала она. - Если бы у меня была мама, я бы ее ни за что ни на кого не поменяла... Мне сразу стало ясно, что Аля знает, как погибли ее родители, что, пожалуй, ей не так уж легко живется, несмотря на нарядные платья, игрушки и полки с книгами... Все мои огорчения и обиды отступили далеко-далеко, и я показалась себе такой счастливой, что мне было просто неловко перед Алей. Я молча погладила ее по руке. Она с благодарностью взглянула на меня. Мы сидели и прислушивались, как моя мама уговаривала Петькину мать. Потом она, набросив платок, пошла ее проводить. - Ох ты господи, у каждого свои заботы, - вздохнула бабушка. Я сразу догадалась, что она чем-то расстроена. - Буренка заболела, ничего не ест, - сказала она маме, когда та вернулась. - Ой, бабушка, ей, наверно, что-то сделали! - воскликнул молчавший до сих пор Ленька. Я так и подскочила. Мне сразу вспомнился тот вечер, когда мы все втроем сидели в сарае. - Я знаю, ее отравили! - выпалила я. Бабушка так и села на лавку. - Да с чего вы это взяли! - тревожно глядя на нас, сказала она. Перебивая друг дружку, мы все втроем стали рассказывать, что произошло тогда в сарае. - Видно, кое-кто снова берется за старые штучки, - сказала мама. - Нужно что-то делать... - Поймать и голову открутить за такие дела! - горячо проговорила бабушка. - Ты это куда? - вдруг спросила она, взглянув на Леньку. - Буренку сторожить, - заявил тот, надевая старую бабушкину кофту и подпоясываясь веревочкой. - Ты вот что, лучше сбегай в правление за отцом, - сказала мама. - Не боишься один? Покосившись на нас с Алей, Ленька покачал головой и решительно шагнул за порог. ДЕЛА ВАЖНЫЕ Перед отъездом в Заречье тетя Маша забежала к нам и, сияя счастливой улыбкой, пригласила на новоселье. - Вот управлюсь маленько, тогда... Ивановича пришлю за вами, - сказала она. - Это чего же ты туда решила? - поинтересовалась тетка Поля. - Твой-то дом получше будет, пусть бы они сюда перебирались. - Алексей Иванович бригадир, ему там сподручней, - сказала тетя Маша. - А мне на ферму что отсюда, что из Заречья ходить - все одно. Да и дом мой тут сгодится, мы уж говорили с Егорычем... Тетка Поля только пожала плечами. - Не понимаю, как это люди своей выгоды не замечают? Такую обузу себе на шею взвалила! Шутка ли - семья целая! Да и дом еще бросает... - сказала она, когда тетя Маша ушла. - А это оттого, что выгода у людей бывает разная: одни только о себе думают, а другие хотят, чтобы всем хорошо было, - сказала бабушка. Тетка Поля, поджав губы, ушла, а я притянула бабушку за шею и поцеловала в щеку. - Ну, ладно, ладно, не лижись, говори, что нужно-то, - отмахиваясь от меня, сказала бабушка. - Ничего мне не нужно. Я просто так, безо всякой выгоды, - засмеялась я и побежала на улицу. - Постой. На-ка вот, отнеси деду Сашке, а то ему теперь, бедному, и поесть некогда, - сказала бабушка, подавая мне узелок. Я отправилась под навес, где дед Сашка мастерил низенькие столы и табуретки для будущих яслей. Наш Ленька целыми днями тоже пропадал под навесом. Когда я пришла, он с важным видом держал наготове какую-то палку, ожидая, пока она понадобится деду. В углу стояли готовые столы и маленькие табуреточки. - Ой, сколько уже наделали! - воскликнула я. - Помощник у меня мировой - вот и работа спорится, - сказал дед Сашка. Ленькин нос так и полез кверху, но мне некогда было даже одернуть его, чтобы не задавался. Оставив деду узелок с едой, я побежала помогать маме. Все эти дни мы с нею и с Верой Петровной ходили по деревне, составляя список детей, которых нужно было принять в ясли. Не успела я сделать и двух шагов, как налетела на Павлика. - Ты куда? - Так, в одно место, - смущенно сказал он. - А почему к нам не приходишь? - Да вот... некогда все. Дома надо, - сказал Павлик. - Ну, ничего. Теперь тебе полегче будет, как тетя Маша к вам переедет, - успокоила я его. Павлик, бросив на меня быстрый взгляд, раздумчиво сказал: - Зинка тоже говорит... - Зинка?! - встрепенулась я. - А ты... где ее видел? - Она с тетей Машей к нам приходит, - сказал Павлик. У меня все так и заныло внутри. "Ах, вот, значит, как! Раньше все вместе делали, а теперь я уже не нужна!.." - Я тоже потом зайду. Сейчас вот список составляю, кого в ясли принимать, - помахала я перед носом у Павлика замусоленной бумажкой. Потом быстро повернулась и пошла. Я знала, что Павлик стоит и с уважением смотрит мне вслед и что Зинка теперь уж обязательно узнает, каким важным делом я занимаюсь, и все же мне почему-то было обидно до слез. Моя истертая бумажка, в которую я крупными каракулями и в самом деле записала нескольких ребятишек, показалась мне жалкой и ненужной. Мне хотелось порвать ее на мелкие клочки и зареветь. Я уже было шмыгнула носом, но вовремя спохватилась, увидев идущую мне навстречу Алю. - Знаешь, Аля, давай сходим с тобой завтра в Заречье, а? - сказала я. - Тетя Люся не пустит, - безнадежно вздохнула Аля. - А мы удерем! Алькины печальные глаза загорелись озорным огоньком, и мы тут же принялись строить планы побега. А побывать в Заречье мне было просто необходимо. Я первая придумала, чтобы тетя Маша вышла замуж за Алексея Ивановича, и теперь, когда она туда переезжает, не могла допустить, чтобы Зинка там распоряжалась без меня. Придя домой, я увидела бабушку с распухшим носом и красными от слез глазами. - Буренке совсем плохо, - сморкаясь в передник, всхлипывала она. Все эти дни отец с Ленькой ночевали в сарае, но ничего подозрительного так и не заметили. Буренка ходила вялая и плохо ела. Я была уверена, что ее болезнь связана с тем недобрым, темным человеком, что появился у нас в сарае тогда вечером, в грозу. Но как узнать, кто он? РУСАЛКА Буренка лежала в сарае, тяжело дышала и поглядывала на всех умными, влажными глазами. Возле нее хлопотала сгорбленная бабка Марта. Она поила ее разными отварами и настоями. - Выживет ли? - тревожилась бабушка. Бабка Марта пожимала плечами - она ведь не доктор. Да и Буренка не скажет, где у нее болит и отчего. Однако через несколько д

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования