Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Власов Александр. Армия трясогузки -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -
латайс. - А мины не бой- ся. Езди спокойно по любым колдобинам - не сработает. Лучшего места не найти: и под рукой всегда, и никто не догадается. Карпыч остановил коня у дома контрразведки. - Приехали, господин Митряев! Платайс заезжал сюда чуть ли не каждый день, как и положено отцу, потерявшему дочь. Но подполковник Свиридов не принимал его. Выходил вежливый адъютант и произносил одну из двух заученных фраз: либо под- полковник в отъезде, либо подполковник просит извинить - он очень за- нят. И на этот раз Свиридов не принял Платайса. НОВАЯ БЕДА Трясогузка бойко торговал свечками. Было воскресенье. Народу пришло в церковь много. Он уже знал в лицо почти всех богомольцев и мог отгадать, кто и какую свечу купит. Эта старуха в черном платке возьмет самую тоненькую - грошовую. Если судить по свечке, слабо она верит в бога. А вот этому солдату потолще приготовить надо. Он не по- жалеет гривенника. Только не поможет! Всем семеновцам крышка будет! Пришел и трактирщик, у которого работал Цыган. Давай, давай пол- тину - не жалей! Трясогузка отобрал большущую витую свечу. Покупай, пока деньги водятся! Скоро ликвид-нем твое заведение в пользу народа! А зачем это Нинка вдруг заявилась? Последнее время дочка священника сторонилась Трясогузки. Увидит его - и убежит. А в первые дни отбоя от нее не было: куда Трясогузка, туда и она. Даже церковь подметать помогала. Нина подошла к стойке, за которой хозяйничал Трясогузка, и как-то странно потупилась, замялась. - Батя подослал? - ехидно прищурился мальчишка. - Деньги проверя- ешь? - Дурачок ты! - робко произнесла девочка, сунула ему какую-то бу- мажку и убежала. Трясогузка прочитал: "Ты мне очень-очень нравишься! Только никому не говори!" Он сердито засопел, скомкал в кулаке записку, но потом разгладил ее, положил во внутренний карман и забыл про свою торговлю. - Заснул? - спросил у него Лапотник. Он через день заходил в церковь, чтобы узнать, нет ли чего от Платайса. Трясогузка торопливо протянул Лапотнику две свечи. Если бы он дал одну, это означало бы, что никаких поручений пока нет. Свеча потолще была с "начинкой", предназначенной для отправки на партизанский телег- раф. Платайс передавал кое-какие новые данные и просил командование фронтом как можно скорее сообщить точное время начала наступления, чтобы приурочить к этому дню захват станции Ага. Толстую свечу Лапотник засунул под зипун, а с тонкой подошел к иконе, зажег и вставил в многоместный подсвечник, в котором уже горело штук десять разнокалиберных свечек. В это время сзади громыхнула об пол медная тарелка, в которую Трясогузка клал деньги. Зазвенела пока- тившаяся во все стороны мелочь. Обернулись молившиеся в церкви люди. Священник замер на секунду с приподнятой рукой, качнул головой, глядя на Трясогузку, собиравшего рассыпавшуюся мелочь. И только Лапотник знал, что тарелка упала не случайно. Он перекрестился несколько раз, подошел к другой иконе, вынул из-за пазухи толстую свечу, зажег и поставил перед плоским, бестелес- ным и холодным ликом святого. Можно было дождаться конца службы, но Лапотник понимал: если за ним пришли, то и они дождутся, не уйдут, не упустят. Он еще раз перекрестился и, повернувшись к выходу, увидел в дверях офицера и двух солдат. Они, как и все, стояли с благочестивыми лицами, без фуражек. Но по их острым взглядам Лапотник понял, что Тря- согузка недаром подал сигнал тревоги. Не взглянув на мальчишку, он пошел прямо на солдат. Они расступи- лись. - Сам идешь? - насмешливо шепнул офицер. - Ноги есть пока, - спокойно ответил Лапотник. - Иду. Они вчетвером вышли из церкви... - Здравствуй, борода, здравствуй! - приветливо встретил Лапотника подполковник Свиридов. - Здравствую пока, ваше благородие. - Почему пока? - возмутился Свиридов. - Будешь честным - будешь здравствовать и дальше. - Чести сроду не занимал! - ответил Лапотник. - Вот мы и посмотрим! - воскликнул подполковник. - Садись, боро- да! Лапотник сел в кресло. Подполковник сидел за столом, а адъютант подошел к Лапотнику, встал над ним и, скрестив на груди руки, спросил: - Помойку у господина Митряева ты выгребал? - Помойки не было, - покачал головой Лапотник и подумал: "Дозна- лись-таки! Откуда?" Но он не разгадал эту загадку. Да и Платайс потом так и не узнал, как свиридовская контрразведка напала на след. - А что было? - спросил подполковник. - Мусор был: щепа, опилки, сучья... - Кто же тебя позвал? - А ентот... управляющий митряевский. Лапотник не сомневался: живым его отсюда не выпустят, и потому он решил умереть, но с пользой. Решил своими показаниями подтвердить "бегство" управляющего. - Ну, ну, рассказывай! - поторопил его Свиридов. - Позвал, зна- чит, и что дальше? - Позвал и - сотенную... Лапотник испуганно умолк - сделал вид, что сболтнул лишнее. - Смелей! Смелей! - подбадривал его подполковник. - А чего смелей? Позвал и заплатил! - Сотенную? За воз мусора? Оба офицера рассмеялись. - По сто рублей за возик! Ты же миллионер! Зачем в лаптях ходишь? - подполковник постучал пальцем по столу. - Проговорился ты, борода! За что же он тебе сотенную сунул? Лапотник промолчал. Подполковник встал. - Ты припомни! Может быть, не он, а сам господин Митряев отвалил тебе этот кусочек от щедрот своих? - Не-е... Управляющий... - Да за что? - крикнул адъютант. Лапотник махнул рукой. - Ладно... Скажу... Велел он, как уезжать буду, флигелек во дворе подпалить. - Кто велел? - Да ентот... управляющий. - А где он сам был? - Где ж ему быть-то!.. Убег! Как Митряев ушел с офицером из дома, так и он - тигаля! - Один? И опять замялся Лапотник. И уже по этому хорошо разыгранному за- мешательству можно было догадаться, что управляющий убежал не один. - С кем? С кем? - нетерпеливо спросил подполковник. - С кем еще?.. Да с ентой - с дочкой митряевской... Руки-ноги по- вязал, в мешок - и пофитилил! - Куда? - Не знаю. - Не ври, борода! Говори, куда? - подполковник снова постучал пальцем по столу. - Куда? - повторил за ним адъютант, вытаскивая из кобуры писто- лет. Левой рукой он схватил Лапотника за бороду и заставил встать, а правой ткнул ему в лицо дуло пистолета. - А етто зря, ваше благородие! - прохрипел Лапотник. - Не пужли- вый! Быстро, рывком он заломил руку с пистолетом офицеру за спину и, как железным обручем, сдавил его до хруста в костях, перегнул чуть ли не вдвое, отшвырнул в угол кабинета и молча пошел на подполковника, большой, взъерошенный, с напружиненными руками и растопыренными паль- цами. - Осатанел, борода? Сядь!- довольно спокойно приказал Свиридов и вдруг крикнул: - Не стрелять! Но адъютант не мог остановиться. Лежа в углу, придерживая осла- бевшую правую руку левой, он с перекошенным от боли и ненависти лицом посылал пулю за пулей в широкую, туго обтянутую зипуном спину. Лапотник покачнулся, схватился за подлокотник кресла, хотел по- вернуться к стрелявшему, но подвели колени. Он устало осел в кресло, будто решил отдохнуть после трудной работы, по-хозяйски выставил ноги в лаптях и больше не пошевельнулся. Со стоном выполз из угла адъютант. Подполковник недовольно пос- мотрел на него. - Какая нелепость!.. Зачем вы стреляли?.. Такого медведя уложили! Офицер виновато молчал и, приохивая, ощупывал себя. - Земля без мужика - не земля! Пустыня! - сказал Свиридов. - А нам пустыня не нужна!.. Хотя... - Он нахмурился и с усмешкой произнес: - Нам!.. А где мы будем завтра? На какой земле?.. ПЕРЕСЕЛЕНИЕ Наступил октябрь 1920 года. По ночам уже приходили с севера моро- зы. Стекленели лужицы. Мальчишки позатыкали дыры в подвале, но теплей не становилось. Спать укладывались плотной кучкой, которая с каждым днем уменьшалась. Беспризорники по трое переселялись на станцию Ага. Этот распорядок установил сам Хрящ или, как его теперь называли, всенач, то есть всеобщий начальник. Он знал, что всем сразу из Читы не уехать: семеновцы не собирались предоставлять им специального вагона. Приходилось пользоваться обычными местами, издавна закрепленными за беспризорниками, - тормозными площадками, угольными ящиками, крышами вагонов. Но и эти места нужно было занимать тайком. Всей оравой на по- езд не нагрянешь. Заметят и после того случая с портфелем могут из- бить, как Конопатого. Потому и уезжали по трое. Хрящ с Микой выбирали очередную тройку и назначали старшего. Первыми отбыли начпрод Малявка и два его помощника. Мальчишки не спрашивали, почему нужно уезжать из Читы и не в ка- кой-то другой город, а именно на станцию Ага. Так приказывал Хрящ, а ему - начфин Мика, а Мике - еще кто-то таинственный, добрый и сильный. Таинственный потому, что никто, кроме Конопатого, не представлял, что это за человек. Добрый потому, что все понимали: не сам же Мика печа- тает эти бесконечные десятки, на которые живут беспризорники. А силь- ный потому, что большевик. Ведь Мика не скрывал, что они будут воевать за большевиков. И, наверно, эта война как раз и начнется на станции Ага. Переедут они туда, и тогда им скажут, что надо делать. Но Платайс назвал эту станцию только для того, чтобы снова не по- терять сына. Сам он предполагал встретить красные войска на станции Ага, потому и Мике велел перебраться с мальчишками туда же. Таков был первоначальный план, но неожиданная гибель Лапотника могла нарушить все. Со смертью Лапотника связь с партизанами прерва- лась. Платайс не мог узнать день и час наступления. Без этого операция на станции Ага лишалась смысла. Захватить станцию нужно в день реши- тельного штурма читинской "пробки". Тогда семеновцы не смогут ни подб- росить подкрепления к Чите, ни откатиться на юг к маньчжурской грани- це. Но как теперь узнать эту дату? И Платайс откладывал поездку на станцию Ага. Он ждал и верил, что партизаны и командование фронтом найдут возможность связаться с ним. Им известны все адреса: и особняк Митряева, и церковь с Трясогузкой, и трактир с Цыганом. И Платайс дождался. Ночью постучал в окно Трясогузка. Войдя в дом, он загадочно улыб- нулся и протянул свечу. - Кто принес? - спросил Платайс, срезая донышко. - Отгадайте? - Гадать некогда! - строго сказал Платайс. - Тетя Майя, - обиженно ответил Трясогузка. - Кто-о? Платайс торопливо вытащил из свечи бумажку и сразу же увидел са- мое главное - дату. Ему приказывали в ночь на 19 октября обеспечить захват станции Ага партизанами. План этой операции оставался прежним. Кроме того, командование фронтом приказывало оказать помощь Майе, ко- торая приехала в Читу как артистка. Владелец цирка, послав приглашение актерам распавшейся труппы, и не подозревал, что приобретет сразу и хорошую воздушную гимнастку, и советскую разведчицу. Не только для связи с Платайсом приехала Майя. Ее направили в тыл врага с важным заданием, касавшимся предстоящего освобождения от окку- пантов всего Дальнего Востока. Вот почему командование приказывало по- мочь Майе и всему цирку выбраться из Читы до начала боев. - Держись, парень! - весело сказал Платайс Трясогузке. - Сознай- ся: надоело псалмы и молитвы слушать? - Привык уже. Платайс подсел к мальчишке. - Жди сегодня Карпыча. Покажешь ему свое хозяйство. Бинокль возь- ми у Цыгана. Трясогузка все еще сердился и отвечал вяло, односложно. - Да ты не дуйся! Пойми - некогда в гадалки играть! - Платайс похлопал его по колену. - Что бы я без вас делал? Без таких помощни- ков!.. - Не заигрывайте! - И не думаю! - Платайс встал. - Слушай приказ! Встал и Трясогузка. - Склад с боеприпасами - твое хозяйство. Ты за него и отвечаешь вместе с Карпычем! - Сделаем. - Верю! И сразу же уходи!.. Ребят найдешь на станции Ага. - Ясно! - повеселел Трясогузка... На следующее утро, забрав с собой все деньги, Платайс вышел за ворота. Карпыч был уже на месте. - Доброе утро, господин Митряев! - Доброе, Карпыч, доброе! - Платайс сел в коляску. - Время, Кар- пыч, пришло... Сегодня! - Ну-у! - старик оживился. - Слава тебе, господи!.. Надоело, од- нако, на проклятущей ездить. Взыграет - коня жалко! - Что конь! Ты сам будь... - Платайс запнулся. - Не имеешь ты права ошибиться! Хочу тебя целым видеть! - Кто умирать хочет?.. А только она не спрашивает, однако, смер- тушка-то! - Хочу видеть тебя целым! - повторил Платайс. - Авось свидимся, однако... Не кручиньтесь, господин Митряев! - Я ее на три часа заведу, - сказал Платайс, и больше они об этом не разговаривали. Карпыч, как большинство извозчиков, болтал всякие байки, вспоми- нал последние городские сплетни и слухи. Платайс удивился, когда уз- нал, что вся Чита говорит про новую цирковую артистку Габриэллу. Она выступила всего один раз - вчера вечером, но ее уже запомнили. - Красива, говорят, шельма, до невозможности, - болтал Карпыч. - И по воздуху, говорят, прямо-таки порхает, как мотылек весенний... И набожная, однако. Как приехала - сразу в церковь. Помолилась - дело у нее опасное... - Куда уж опаснее! - отозвался Платайс. - Может, она - Лапотник без лаптей? - спросил хитрый старик. - Потому, может, и утро доброе сегодня? Эту тайну можно было и не открывать Карпычу, но Платайс почему-то не смог соврать. Он просто не ответил на этот вопрос. - Какого человека потеряли! - сказал он. - Когда все это кончит- ся, Карпыч? - Кончится, однако! - сказал старик. - Народ - он свое возьмет! А что народу надо? Тишь надо, да гладь, да всякую благодать!.. Заживем, господин Митряев!.. А Лапотнику я крестик обряжу... Видел, где зарыва- ли его, однако... Платайс в первую очередь побывал на вокзале, выяснил через своих людей, что от цирка давно подана заявка на четыре грузовых вагона. Он попросил найти и предоставить их цирку. Выдал деньги, чтобы их подсу- нули кому надо. Заказал он и еще один грузовой вагон - для себя лично. Этот вагон железнодорожники должны были в течение дня перегнать на станцию Ага. Затем Карпыч повез своего седока к дому контрразведки. Платайс ехал к Свиридову и не чувствовал ничего, кроме ненависти. Он не знал, как погиб Лапотник, но был уверен, что от него в контрразведке не до- бились никаких показаний. Он надеялся, что подполковник опять не при- мет его. Это было бы очень кстати. Не хотелось видеть Свиридова. Пла- тайс опасался, что, встретившись с человеком, погубившим Лапотника, он не сможет сыграть роль несчастного отца, потерявшего надежду на возв- ращение дочери. Но и не ехать нельзя. Покажется странным, что Митряев перед отъездом из Читы не попытался еще раз навести справки о Мэри. Как назло, Свиридов приказал адъютанту пропустить Платайса. Он вошел в кабинет и сказал с надеждой в голосе: - Вы несколько раз отказали мне в приеме. Я боялся, что и сегод- ня... И вдруг!.. Неужели вы... обрадуете меня? - Кое-что начинает проясняться, - сухо ответил подполковник. - Но и вы со своей стороны могли бы помочь мне! - Как? - вырвалось у Платайса. - Я все... Я готов! Прикажите только! - Надо заставить этого подлеца дать о себе знать. Вы же помните, чего он ждет. - Я так и делаю! - воскликнул Платайс. - В Чите все продано, кро- ме дома. А сегодня я еду на станцию Ага. - Ага? - переспросил подполковник. - Да. Там железа на несколько тысяч... Я даже думаю обмануть это- го негодяя! Если покупателей не будет - заставлю погрузить железо в вагон. Он подумает, что все продано, и назначит место и время встречи. Ведь так он писал! Эти рассуждения показались Свиридову наивными, но он не стал ра- зубеждать собеседника и снова спросил: - Так значит - в Ага?.. Интересное совпадение!.. Если не возража- ете, я буду вашим попутчиком. - Вы тоже туда? И тоже сегодня? - Платайс сделал над собой усилие и приветливо улыбнулся. - Очень приятно! И оба подумали об эшелоне с ранеными красноармейцами. Платайс по- чему-то не сомневался, что этот выезд подполковника каким-то образом связан с эшелоном, который уже второй день стоял в тупике на станции Ага. Знал Платайс также, что в вагонах раненых не было. На одном из перегонов партизаны остановили состав, подменили охрану и увезли ране- ных в свой лагерь. Вместо них в вагоны погрузился диверсионный отряд. Для маскировки всех бойцов заранее обмотали марлевыми повязками и бин- тами. И сейчас на станции Ага в тылу у семеновцев находился кулак, всегда готовый к бою. Если Свиридов решил поехать туда, чтобы присутс- твовать при расстреле красноармейцев, то он просчитался. Расстрела не будет, но помешать операции - рассекретить раньше времени этот боевой кулак - он мог. Так думал Платайс, а у Свиридова мысли были другие. Никого расс- треливать он пока не собирался. Он хорошо изучил все донесения семе- новской разведки и предвидел близкий разгром. Даже по ночам ему виде- лась карта "пробки". Трезво оценивая обстановку, он представлял буду- щие бои и понимал, что семеновцам не миновать окружения, "мешка", из которого трудно будет выбраться. На этот случай и приказал он перег- нать эшелон с захваченными в плен ранеными на станцию Ага. По его тай- ному распоряжению их даже неплохо кормили и снабжали кое-какими ле- карствами, над которыми бойцы диверсионного отряда хохотали до слез. Подполковник боялся, что, попав в окружение, а потом в плен, он неминуемо предстанет перед военным судом. За эшелон со спасенными ра- неными Свиридов надеялся выторговать если не свободу, то хотя бы жизнь. - Вы надолго туда? - спросил Платайс. - Дня на два. - А помните... - Платайс опять помрачнел. - Еще до всего этого... Помните, вы пошутили, что не выпустите меня из Читы без прощального ужина?.. Настроение у меня - сами понимаете... Но для вас... Возможно, и самому полегче будет... Что, если мы на этой станции гульнем немнож- ко? - В Ага?.. Что вы, господин Митряев! Там буфет с бутербродами еще николаевских времен и больше ничего! - Но я слышал: буфет принадлежит читинскому трактирщику... Если хорошо заплатить... Выедет с поваром и обслужит наш пикник... - Да, но... сколько это будет стоить! - Что мне деньги!.. Мне дочь дороже всех сокровищ! Я без Мэри от- сюда не уеду! - Даже если сюда придут красные? - Даже!.. Уж они-то найдут мою дочь! - Зачем же так мрачно! - подполковник покачал головой. - Вам действительно надо поразвлечься!.. От Свиридова Карпыч повез Платайса в трактир. За обедом он спро- сил у трактирщицы, какой доход приносит их заведение за день работы. Не зная, куда клонит господин Митряев, она раза в три завысила цифру. Платайс отсчитал названную сумму и сказал: - Завтра вечером вы будете обслуживать моих гостей, но не здесь, а на станции Ага. Трактирщица приоткрыла рот, но он не дал ей говорить. - Знаю! За хлопоты по переезду получите дополнительно проценты. Он отсчитал еще несколько сотен. Но трактирщица опять приоткрыла рот. - Что еще? - спросил он. - Мало? - Господин Митряев... Мы обслужим вас в лучшем виде!.. Но хоте- лось бы, чтобы и здесь трактир не закрывался. Смею вас уверить - это вам не помешает! На станции Ага будет все самое лучшее! - Хорошо! - ответил Платайс. - Да!.. Вот еще что... У вас цыгане- нок служит. Пошлите его туда с гитарой! Пусть повеселит моих гостей...

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования