Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Власов Александр. Армия трясогузки -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -
ВПЕРЕД, ОЛО, ВПЕРЕД! Дотемна Карпыч и Трясогузка просидели на колокольне. Старик смот- рел в бинокль, а мальчишка рассказывал. Он знал свое "хозяйство" так, будто сам разводил и проверял караулы. Семеновцы выбрали для склада очень удобное место. Мелкий березняк хорошо маскировал многочисленные навесы, под которыми хранились ящики с боеприпасами. А вокруг склада с трех сторон было чистое поле. И лишь справа, недалеко от дороги, про- ложенной к воротам, длинным языком тянулась болотистая низина, порос- шая кустарником. Она вплотную подходила к сторожевой тропе, сразу же за которой начинался забор из колючей проволоки. По тропе ходил наруж- ный патруль - по одному часовому на каждую из четырех сторон склада. Внутренний караул с пулеметами находился на сторожевых вышках, уста- новленных по углам. Чтобы подбросить мину, надо было проползти низиной до тропы. От нее до ящиков со нарядами не больше пяти метров. - А фонарей у них нету? - спросил Карпыч. - Каких? Карманных?.. Есть, наверно, - ответил Трясогузка. - Да не про то! - Карпыч забыл нужное слово. - Ну, этих... боль- ших, однако! - Прожекторов? - догадался Трясогузка. - Нету! Не бойся! - Не бойся, говоришь? - улыбнулся старик. - А боишься - давай я! - Горяч ты, паря, однако!.. Не торчи ночью наверху. Я складов не взрывал, - может, половина Читы развалится?.. Поберегись! - А я взрывал! - Трясогузка вспомнил, как они сыпали порох в ку- хонную трубу. - Ничего особенного - печку и стену разворотило, и все! - Поберегись, однако! - повторил Карпыч. - Укройся - мне спокой- ней будет. - Ладно! - пообещал Трясогузка и подумал: "Шиш-то я уйду отсюда!" Караул у склада сменялся в полночь. Карпыч решил подбросить мину до смены, когда часовые уже устали и с томительным ожиданием погляды- вают на караульное помещение: не показался ли разводящий унтер-офицер с новыми патрульными. В десятом часу Карпыч спустился с колокольни, а Трясогузка остал- ся наверху. Порывами налетал ветер. Потом набрался сил и упруго подул с севера, плотный и холодный. Стало еще темнее, и повалил первый в ту зиму снег. - Снег-снежок! Белый пушок! - пропел кто-то внизу. Трясогузка узнал голос Нины и услышал ее быстрые шаги. Она подни- малась на колокольню. "Чего ей надо! - недовольно подумал он. - Лезет, когда не до нее!" - Ты здесь? - спросила Нина. - Ну, здесь. - Я так и думала!.. Смотри - первый снежок! - Ну и что? - Ничего... Я всегда радуюсь первому снегу... А почему - не знаю. Как праздник! Нина подсела к Трясогузке. Было темно-темно. Долго сидели они молча. Нина все никак не могла решиться. Наконец решилась и чуть слыш- но спросила: - Ты читал? - Ну, читал. - Чего-нибудь мне скажешь? - Пристала! - рассердился Трясогузка. - Может, и ты нравишься, а что из этого! Некогда мне сейчас! - Мне больше ничего и не надо, - покорно ответила Нина. - Хочешь, я уйду? - Ладно, сиди! - разрешил Трясогузка. - Я сам скоро уйду от вас. - Тебе у нас плохо? - Не плохо, а нужно... Могу вернуться потом, только вас тут не будет! - Почему? - Твой батя от красных удерет. - А он их не боится. Знаешь, что он говорит?.. Красные хоть и ан- тихристы, а люди хорошие. - Тогда, может, и вернусь. - Я тебя ждать буду! - Ну, жди... Только я в церкви работать не стану! И ты чтоб в по- па не превратилась! Нина рассмеялась весело, счастливо. - Женщина не может быть священником! - Ну и хорошо... А то будешь махать кадилом, как дура!.. У склада раздался выстрел. Трясогузка вскочил и подбежал к пери- лам. Выпучив глаза, уставился в упругую, смешанную со снегом тьму. Ни- чего не было видно... Ничего не видел и только что выстреливший часовой. Он стоял на тропе и, как Трясогузка, пялил глаза. Вокруг - снег и ветер. И ничего больше. А несколько секунд назад ему показалось, что в низине по тон- кой снежной подстилке, прикрывшей болотные мхи, кто-то прополз от кус- та к кусту. Часовой пальнул наугад и теперь стоял и с суеверным стра- хом прислушивался. К нему уже бежали из караулки унтер-офицер с фонарем и несколько солдат. - Чего стрелял? - спросил унтер, видя, что никого из посторонних поблизости нет. - Вроде двигалось... Шевелилось вроде... - неуверенно сказал ча- совой, указывая дулом винтовки в сплошную стену несущегося по ветру снега. - А потом - сгинуло... Ни-ни! - Проверил? - С тропы, никак нет, не сходил! Без лыж туда не сунешься! Унтер тоже знал, что болото топкое. Чуть отойдешь от края и про- валишься по пояс в жидкую грязь, смешанную со снегом. Ползком проб- раться можно или на лыжах. Но пачкаться унтеру не хотелось, а лыж ча- совым еще не выдавали. Никто не ждал такого раннего снега. - Небось в кошку бил, серятина! - обругал он солдата и приказал, сменившись с поста, достать лыжи и прочесать кусты на болоте... А Трясогузка словно примерз к чугунным перилам колокольни. Нина что-то говорила, тормошила его. Он не отвечал. Порой ему казалось, что через плотную пелену снега от склада пробивается свет. С каждой мину- той чувство тревоги усиливалось. Сколько дней провел мальчишка на ко- локольне и никогда не слышал, чтобы у склада стреляли. Неспроста проз- вучал выстрел! И еще этот свет ночью!.. Трясогузка повернулся к Нине, схватил ее за руки. - Есть у тебя одежа какая-нибудь белая? - Замерз?.. Принести пальто? - Оглохла! - горячился Трясогузка. - Оно у тебя белое, что ли? - Коричневое... А зачем тебе белое? - Надо! Надо! - почти прокричал Трясогузка. - Балахон хочешь? - С мертвеца? - У покойников - саван, - пояснила Нина. - А балахон - у кучеров, которые отвозят мертвых на кладбище. - Давай балахон!.. Длинный до пяток, из грубого, какого-то каленого материала бала- хон мешал Трясогузке бежать, но зато делал его почти незаметным. Доб- равшись до первых кустов и почувствовав под ногами зыбкое болото, он лег на живот, чтобы не провалиться. Снег был чистый, нетронутый, бе- лый, и даже в темноте Трясогузка быстро нашел следы Карпыча. Мальчишка ни о чем сейчас не думал. Какая-то сила гнала его впе- ред, и он, где на четвереньках, а где ползком, продвигался от кочки к кочке. Он заметил, что следы сапог кончились. Дальше Карпыч тоже не шел, а полз. В снегу остался неглубокий ровик, заплывший ледяной каши- цей. Холода Трясогузка не ощущал. Он ничего не чувствовал - даже стра- ха. Полз и полз по оставленной Карпычем бороздке, пока не уткнулся головой во что-то твердое. Приподнялся на локтях - перед носом чернели подметки. - Карпыч! - шепотом позвал Трясогузка и постучал по подметке. Ноги не шевельнулись. Мальчишка принял вправо и припал ухом к груди старика. "Тик-тик-тик-тик..." - услышал он и подумал: "Жив!". Но под ухом была какая-то твердая круглая штука. Тикал часовой механизм мины. Когда Трясогузка понял это, он растерялся. Потом такая отчаянная злоба поднялась в нем, что он, вытащив из-под одежды убитого тяжелую, похожую на консервную банку мину, готов был броситься напролом к складу. Убьют, так убьют!.. Но кому от этого лучше будет? Им же, семеновцам! И мальчишка не вскочил, не побежал, а пополз осторожно, медленно, метр за метром. Он не добрался до сторожевой тропы. У склада началась смена кара- ула. За сумятицей снега угадывались светлые расплывчатые пятна фона- рей. Послышались голоса и шлепанье лыж по мокрому снегу. Световые пят- на приближались. И Трясогузка, прижав к груди тикающую мину, пополз назад. Куда теперь? Что делать с миной? Как взорвать склад? Десятки вопросов и ни одного ответа! И посоветоваться не с кем: Платайс и Мика с беспризорниками уехали. Один Цыган еще в Чите. Но что они могут придумать даже вдвоем?.. x x x Солдаты нашли убитого Карпыча. Принесли его в караулку. Многие знали старого извозчика в лицо. Удивились, зачем он полез в это боло- то. Унтер снял с Карпыча сапоги, обшарил всю одежду и ничего не нашел. Сел писать донесение о случившемся. И тогда один солдат сказал: - Не перехватил ли он лишку?.. А мы тут гадаем - в диверсанты старика записываем! Кто-то нюхнул. От щетинистых усов Карпыча явно пахло водкой. Пе- ред тем, как лезть в болото, выпил старик косушку, чтобы не застудить- ся, а бутылку выкинул. Унтер разорвал начатое донесение: пьяный старик - не происшест- вие, а то, что убили его, - сам виноват. Еще раз обругав серятиной солдата, стрелявшего в Карпыча, унтер ушел в свою комнатушку. Но спать в ту ночь ему так и не удалось. Только он лег, не разуваясь, на скри- пучую кровать, как где-то у ворот склада раздался новый выстрел. На часового, охранявшего ворота, из темноты и снега, кружившегося над дорогой, надвигалось что-то огромное, бесформенное. Пятясь, солдат лихорадочно дергал застрявший затвор винтовки. - Дяденька! Не стреляй! - зазвучал в темноте голос Цыгана. - Он больной! Не стреляй! Он поправится! - Не стрелять! - приказал часовому подбежавший унтер-офицер. Солдат уже и сам опустил винтовку: он узнал циркового слона. Оло знали уже все. - Заворачивай его! Заворачивай! - проревел унтер. - Сюда нельзя! Цыган сидел на слоне и прокричал в ответ: - Его не завернешь! Он больной! - а потише мальчишка повторял: - Вперед, Оло, вперед! Тихой рысцой слон добежал почти до самых ворот и, повинуясь лег- кому хлопку Цыгана, свернул влево на сторожевую тропу и затрусил вдоль проволочного забора. Сзади у ворот продолжали шуметь и кричать, но уже не зло, а скорее шутливо, сочувственно: - Ноги ему не отморозь! - Слева болото - не завязни! Зычно на всю линию постов гаркнул унтер: - По слону не стреля-а-ать! Увидев штабеля ящиков, Цыган размахнулся и перебросил мину через забор под навес. - Быстрей, Оло, быстрей! Ни Трясогузка, ни Цыган не знали, когда должен сработать часовой механизм. Освободившись от страшного груза, мальчишка лег на спине у слона и нетерпеливо постукивал кулаком по шершавой коже. - Быстрей, быстрей, Оло! Болото слева кончилось. Цыган заставил Оло свернуть с тропы на снежную целину. Забор склада остался сзади. - Вперед, Оло, вперед! На голове слона была огромная шапка-ушанка, на спине - ковровая попона, на ногах - меховые унты. Он бежал, оставляя на снегу широкие круглые вмятины... НА СТАНЦИИ АГА От Читы до станции Ага четыре часа езды. Вместо вокзала деревян- ный приземистый дом, похожий на длинный барак, три-четыре десятка изб по ту и другую сторону железнодорожного пути, на отлете заколоченный склад купца Митряева - вот и вся станция. Три колеи: две основных, а третья вела в тупик. Здесь стоял изрешеченный пулями и осколками эше- лон с красными крестами на стенах теплушек. В конце состава - пасса- жирский вагон. В нем размещалась охрана эшелона, пригнанного сюда по личному распоряжению подполковника Свиридова. С недавнего времени на станции появилась и четвертая колея. Она отходила от основного пути и заканчивалась в лесу. Это была стоянка бронепоезда. Сейчас колея пустовала. Бронепоезд подтянули к Чите. В лесу остались землянки и блиндажи. За лесом начиналось болото с густы- ми островками камыша, с черными зловещими окнами стоячей воды. Как и все станции от Читы до маньчжурской границы, Ага была хоро- шо укреплена. Две роты семеновцев жили в избах, в землянках, вырытых вдоль железнодорожной насыпи. Патрульные дрезины с пулеметами днем и ночью разъезжали по дороге. Охранялись все подступы к станции. Только в лесу, на пустовавшей стоянке бронепоезда, не было часовых. Се-менов- цы знали: болото - лучший сторож. Лишь зимой замерзали бездонные окна, твердели мхи, а осенью это было гиблое место. Никто не проберется. Гарнизон станции отупел от однообразной караульной службы, от то- мительного предчувствия надвигающейся беды, Солдаты потихоньку ворова- ли с митряевского склада листы железа и обменивали их у местных жите- лей на самогон. Офицеры собирались в грязном буфете, пили, ссорились, играли в карты. Приезд подполковника Свиридова с адъютантом и господином Митряе- вым был для офицеров неожиданным и приятным сюрпризом. Платайс намек- нул, что офицеры могут рассчитывать на ужин, и попросил выделить людей для погрузки железа в вагон. Платайс и Свиридов приехали в шестом часу утра, а в девять телег- раф принес известие о взрыве склада с боеприпасами в Чите. На подпол- ковника это подействовало самым удручающим образом. Он не сдержался и сказал адъютанту при Платайсе: - Плохо... Нервы сдают... Кажется, что кто-то стоит за спиной, вмешивается, диктует свою волю... Документы... Теперь этот склад... - Документы? - спросил Платайс. Свиридов уже взял себя в руки и заговорил о другом: - Не хотите ли отправиться со мной на экскурсию? Платайс недоверчиво улыбнулся. - Едва ли здесь найдется хоть что-нибудь примечательное! - Как вам сказать... Я боюсь, что вы уедете в Японию, так и не повидав настоящих красных. - Есть пленные? - Целый эшелон... Пойдемте? - Любопытно! - воскликнул Платайс, хотя никакого любопытства не чувствовал. Этот визит был очень опасен. Подполковник мог раскрыть секрет эшелона. Да и бойцы диверсионного отряда - люди решительные. Пристук- нут Свиридова, а заодно и Платайса. Ведь никто не знает, что за граж- данский тип пожаловал к ним в гости. - А не опасно? - спросил Платайс. - Гарантирую! - небрежно ответил подполковник. В сопровождении адъютанта они вышли на пути. Выстроившись в длинную цепочку между складом и железной дорогой, солдаты грузили в вагон железные листы. - С вас причитается, господин Митряев! - крикнул унтер-офицер, руководивший погрузкой. - Будет! Будет! - обещал Платайс. - Когда кончите, загоните вагон на ту ветку! - он указал на колею, уходившую в лес. - Подальше, чтоб никому не мешал! - Не извольте беспокоиться! - обрадовался унтер и подбодрил сол- дат: - Шевелись! Шевелись! "Глупец! - подумал о Платайсе Свиридов. - Тебе бы бежать отсюда без оглядки, пока бои не начались, а не с железом возиться!" К санитарному эшелону подавали маневровый паровоз. Вступал в силу план Платайса. Железнодорожники из подпольной группы сумели добиться от коменданта станции разрешения на перегонку эшелона из тупика на пустовавшую лесную колею. Там должны оказаться рядом и вагон с желе- зом, и диверсионная группа. Вечером бойцы вместе с охраной эшелона, состоявшей из переодетых в семеновскую форму партизан, сгрузили бы листы железа и проложили бы через болото железную тропу, обеспечив бе- зопасный и незаметный проход на станцию дополнительного партизанского отряда. Все было предусмотрено, кроме приезда подполковника Свиридова и этой экскурсии к эшелону... Увидев маневровый паровоз и узнав, что комендант распорядился пе- регнать санитарный состав в другое место, подполковник отменил этот приказ. С сожалением смотрел Платайс, как паровозик, отфыркиваясь па- ром, отошел от состава. Стройный план дал трещину, которую трудно было заделать. Свиридов заговорил с охраной эшелона - с одетыми в семеновские шинели партизанами. - Живы? - спросил он у синеглазого парня в лихо заломленной фу- ражке. - Раненые-то? - часовой покосился на теплушки, из которых выгля- дывали встревоженные санитарки. - Живы!.. Теперь чего не жить: и кор- мят, и бинты дают. - Никто не убежал по дороге? - От нее не убежишь!- парень похлопал по винтовке.- Пуля и не ка- леченных догоняет! Свиридов оглянулся на Платайса. - Можно начинать экскурсию. Но парень с винтовкой решительно преградил дорогу к вагонам. - Не могу, господин подполковник! Никого пускать не велено! Свиридову понравилась такая строгость, и он спросил: - Кто не велел? - Подполковник Свиридов! - отчеканил часовой. - Он - перед тобой! - Свиридов шутливо прищелкнул каблуками. - Спасибо за службу! Но парень не сдался. - Не могу! - повторил он. - Разрешите вызвать начальника караула? Подполковник разрешил, и из пассажирского вагона прибежал началь- ник - молодой курносый унтер-офицер. Он вежливо осведомился, по всем ли теплушкам желает пройти подполковник Свиридов, предупредил, что воздух там тяжелый и что раненые не стесняются в выражениях. - Мы не барышни! - успокоил его подполковник. - А по всем не на- до. Думаю, хватит и одной. Унтер махнул рукой, и два солдата притащили откуда-то деревянный щит. Свиридов, Платайс и адъютант, как по сходням, поднялись в теплуш- ку и остановились в дверях. Внутри было темно. Удушливо пахло лазаре- том. У стен теплушки лепились трехъярусные нары. Желтели бинты. Разда- вались стоны. "Артисты!" - восхищенно подумал Платайс и еле удержал рвавшуюся с губ улыбку. - Братцы! - негромко сказал подполковник, вспоминая заранее обду- манные фразы. - Раненые перестают быть врагами! На нарах зашевелились и застонали еще громче. Люди повернулись к Свиридову. У кого был завязан глаз, у кого прихвачена бинтом челюсть, а с самой нижней полки на него смотрел марлевый шар с тремя черными дырками - для глаз и рта. Эта страшная белая голова невольно приковы- вала внимание, и подполковник, произнося короткую миролюбивую речь, не спускал с нее глаз. - Мы вас кормим и будем кормить! - говорил он. - Это обещаю я - подполковник Свиридов! Мы делимся с вами нашими медикаментами! Я наде- юсь, вам не на что жаловаться? - Домой бы! - прошепелявил кто-то из темноты. - Я тоже хочу домой! - с пафосом воскликнул Свиридов. - Будем же, братцы, надеяться, что все мы скоро разойдемся по домам!.. - К чему эта комедия? - спросил Платайс, когда они возвращались к вокзалу. Подполковник шевельнул усами. - Вы считаете это комедией? - Конечно. Вы же их все равно расстреляете! - Не знаю! Не уверен! - растягивая слова, произнес Свиридов и, заметив вдалеке облачко дыма, прищелкнул пальцами. - А вот, кажется, и наш ужин едет?.. С этим поездом приехала кухонная бригада во главе с трактирщицей. Тайком прибыл и Трясогузка. Цыгану было известно, что его командир мерзнет в узком и грязном угольном ящике под вагоном. Сам Цыган ехал барином в купе. На станции Карымская, где поезд стоял минут пятнад- цать, он навестил своего командира и принес ему бутерброд. Они обменя- лись последними новостями и обсудили одно заманчивое предложение, ко- торое пришло Цыгану в голову, когда он узнал, что будет банкет для офицеров. Требовался шприц, и Трясогузка обещал на станции Ага поднять на ноги всех беспризорников и раздобыть его. Состав был смешанный. Пассажирские вагоны чередовались с грузовы- ми. В хвосте поезда в четырех вагонах ехала цирковая труппа. Когда поезд остановился, Трясогузка вылез из ящика под вагоном, лежа на шпалах, огляделся и увидел за канавой сложенные в длинную гря- ду щиты, которые зимой устанавливаются вдоль пути, чтобы предотвратить снежные заносы. Он выполз из-под вагона, перепрыгнул через канаву, за- бежал за щиты и столкнулся с посланцем Хряща. Мальчишки по очереди дежурили на станции - встречали своих пере- селенцев. Вчера приехала последняя тройка: Мика, Хрящ и второй телох- ранитель с плетеным креслом. Вроде все. Но Мика настоял на продолжении дежурства. Он знал, что Цыган и Трясогузка тоже переберутся на эту станцию. Трясогузка дружески ткнул беспризорника кулаком в живот. - Кого ждешь? - Тебя и Цыгана. - Оста

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования