Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Власов Александр. Армия трясогузки -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -
в ближайшую деткомиссию. Трясогузка так навострился, что мог издали безошибочно отличить политработника от любого другого командира. Но и других надо было бо- яться. Несдобровать, если подумают, что он воришка. Ведь всякое быва- ет. Беспризорник - он и винтовку по глупости украсть может. Или коте- лок "уведет". И решил Трясогузка идти открыто, напрямик, чтобы никто не мог принять его за воришку. У водокачки нашел он старое, но довольно чис- тое ведро, прикрыл дырявое дно широкими листьями лопуха, выбрал кухню, у которой стояла самая короткая очередь, деловито направился к ней и пристроился сзади последнего бойца. Это был пожилой красноармеец в полинявшей гимнастерке с заплатами на локтях. Боец повернулся и с удивлением оглядел и мальчишку, и вед- ро. Трясогузка стоял с независимым видом, будто ему так и положено - стоять в этой очереди. - Ты... чего? - спросил красноармеец. - А ты чего? - ответил Трясогузка. Встречный вопрос озадачил бойца. - Я?.. Я - за кашей. - И я не за щами! - отрубил Трясогузка. Красноармейцы из очереди стали оглядываться. Увидев мальчишку с большим ведром, они заулыбались. - На взвод берешь или на роту? - крикнул кто-то. - На армию! - отрезал Трясогузка под общий хохот. На любой вопрос он отвечал резко и быстро, не задумываясь, но не забывая смотреть по сторонам: нет ли поблизости политработника. - Ты откуда? - спрашивали у него. - Я не откуда, я - куда! - Ну и куда же? - В Читу! - Рано ты туда собрался - мы еще семеновцев оттуда не вытурили! - Нам ждать некогда! Мы сами эту пробку выдернем! - Ишь ты! Про пробку знает! - удивились красноармейцы. - А што- пор-то есть? - Мы все имеем! - Кто ж это - вы? - Я сказал - армия! - Трясогузка многозначительно щелкнул по вед- ру. - А ну - расступись! - крикнул бойцам стоявший перед Трясогузкой красноармеец. - Накормим эту армию! Пусть пробку вышибает! Трясогузку подтолкнули к кухне. Повар заупрямился, но вокруг так загалдели, что он махнул рукой и опрокинул в ведро три полных черпака каши... К Цыгану Трясогузка пришел без ведра - спрятал его в крапиве. Спрятал и появился с постным лицом. Спросил не очень грозно: - Придумал? "Плохи дела у командира! Не выгорело с едой! Это тебе не приказы приказывать!" - подумал Цыган и сказал: - Есть на примете один номерок... Силовой... Только в цирке сило- виков чистым мясом кормят! - Какой номерок - выкладывай! - А такой - пехом! - Пехом? Через фронт? - переспросил Трясогузка. - Тебя за этот номерок не только мясом, а и кашей кормить не стоит!.. Были бы у меня резервы - списал бы я тебя в обоз или вообще выгнал из армии! Трясогузка зашел за кусты, вернулся победителем и торжественно поставил перед Цыганом ведро с кашей. - Помолись на командира и ешь!.. ОМУЛпВАЯ БОЧКА Линия фронта пересекала и железную дорогу, и реку Ингода. Она на- чиналась где-то у границы и протекала вблизи Читы. К этой реке, кото- рую никак нельзя было миновать, и подошли вечером боец и командир ар- мии Трясогузки. - Устал? - спросил командир. Цыган устал меньше Трясогузки. - Можно еще - пока не стемнеет. - Не спорь! - прикрикнул командир. - Вижу - устал!.. Привал! - и он первый не сел, а свалился в густой брусничник. Река просматривалась очень далеко - до самого изгиба. Казалось, что там она упирается в лес и больше никуда не течет. Из-за леса из- редка долетали пушечные выстрелы. Отдаленные, еле слышные. А здесь бы- ло мирно и спокойно. Но и тут когда-то шли бои. На высоком пригорке виднелись опустевшие окопы. Внизу, у воды, зияла воронка. Крупный сна- ряд угодил под корни высокой сосны, выкорчевал ее и сбросил в реку. Сосна лежала в воде, цепляясь за берег одним суком. Прогудел какой-то жук. Сухо ударился в гитару, висевшую у Цыгана за спиной. Трясогузка приподнял голову, но так ничего и не сказал. Вы- мотался мальчишка. Цыган понимал это и щадил командирское самолюбие. Он перекинул гитару и тихонько запел: Славное море - священный Байкал, Славный корабль - омулевая бочка. Эй, баргузин, пошевеливай вал... Песня всегда вовремя. Трясогузка слушал дружка, и усталость пос- тепенно уходила. - А кто этот - Баргузин? - спросил он. - Кавказец? - Ветер, - задумчиво ответил Цыган. - А бочка омулевая? - Бочка как бочка... А омуль - рыба... Ее в бочках засаливают. - Почему же корабль? - Захочешь с каторги смотаться - поплывешь и в бочке! И опять они долго молчали. Трясогузка даже вздремнул, глядя на мелкую речную рябь. И привиделось ему в полусне, что плывет он в таин- ственной омулевой бочке, а на шесте вместо паруса - замызганный пиджа- чишко, и какой-то грузин дует в него, широко оттопырив щеки. Открыл глаза - ни грузина, ни бочки. Пусто на реке. Лишь сосна чуть колышется на воде у берега. Смотрел-смотрел на нее Трясогузка и вдруг расплылся в счастливой улыбке. - Я отдохнул, - сказал Цыган. - Могу идти дальше. - Можешь! - весело подхватил командир. - Разрешаю! Валяй-топай по бережку! А я поплыву!.. Жаль, что бочку забыл прихватить, но зато есть у меня сосна! Сосенушка! Да она обоих нас выдержит, и еще место оста- нется!.. За мной! Они скатились к воде и осмотрели свой будущий корабль. Сосна была толстая и густая. Большая часть веток скрывалась под водой, но и тех, которые торчали вверх, хватало, чтобы надежно спрятать двух-трех чело- век. И самое главное - сосна держалась за берег одним суком. Сломай его - и корабль отчалит. Трясогузка уже не чувствовал никакой усталости. Он опять превра- тился в волевого командира. Приказы посыпались один за другим. Цыган сбегал к окопам, разыскал и принес несколько досок. Пока Трясогузка устраивал под гущей веток удобное сиденье, Цыган притащил большой ка- мень, перебрался с ним с берега на сосну и, когда командир приказал отчаливать, со всей силы обрушил камень на сухой сук. Тот надломился, и берег стал медленно отдаляться. - Славный корабль - омулевая бочка! - фальшиво и радостно пропел Трясогузка. - Кто надоумил? - спросил Цыган, усаживаясь на доску позади ко- мандира. Трясогузка предпочел не отвечать. Сумерки сгущались. Сосну вынесло на середину реки. Справа и слева уплывали и растворялись в вечерней дымке прибрежные деревья. За ними уже ничего не было видно - сплошная темная синева. - А вдруг нас к белякам прибьет? - прошептал Цыган. - Ты не того бойся! - тоже шепотом ответил Трясогузка. - А чего? - Красных!.. Вот к ним прибьет - хана! Детдома не миновать! - Лучше в детдом, чем к семеновцам! - возразил Цыган. - Дура! - не зло обругал его Трясогузка. - Сравнил детдом с белы- ми! Детдома бояться нечего, только неохота туда. Пока тебя там кормят да учат, никаких семеновцев не хватит - всех расколошматят! И так уж почти никого не осталось... Колчака нету? Нету! Выйдешь из детдома, как в рай. Сидят вокруг люди под деревьями и Микины ананасы лопают. Спросят у тебя: а где ты был, когда мы воевали?.. Сосна, царапая сучьями дно на перекате, миновала изгиб реки. Впе- реди замерцали огоньки. На берегу стояли части второго эшелона крас- ных. Горели костры. Ржали лошади. - Помкомвзво-о-од! - пролетел над водой звонкий голос. Мальчишки больше не разговаривали: по воде даже шепот слышен да- леко. Молча следили они за огоньками. Одни пропадали сзади. Впереди показывались новые. Но чем ближе к передовой, тем реже попадались они. Здесь соблюдали маскировку. Наконец оба берега погрузились в полную темноту и слились с черной водой. На небе не было ни звездочки. Сосна плыла так плавно, что мальчишкам почудилось, будто все остановилось, даже время. Это было очень неприятное ощущение. Они обрадовались, ког- да на берегу неожиданно затарахтел пулемет. Пока он стрелял, за ство- лами деревьев пульсировало бледно-оранжевое пятно. Оно хоть и медлен- но, а все-таки двигалось - значит, сосна плыла. И опять наступила беспросветная тьма. И опять остановилось время. Сколько прошло: полчаса, час или пять часов - ни Цыган, ни Трясогузка не могли определить даже приблизительно. В глазах рябило, и они не сразу поверили, что впереди снова мелькнул огонек. Но вот блеснул еще огонек, третий, четвертый, - и все вернулось на свои места: и река, и берег. И время снова стало ощутимым. - Передовую проплыли! - повернувшись к Цыгану, прошептал Трясо- гузка. - Тут - умри! Тут не детдомом, а пулей пахнет! Теперь сосна плыла в расположении семеновских войск. Мальчишки устали от долгого напряжения и все чаще клевали носами. Цыган стукнул- ся лбом в спину Трясогузки. Командир повернулся, заботливо придвинул обмякшего дружка к толстому суку. - Обхвати, а то еще нырнешь в воду... Так они плыли еще несколько часов, пока на посеревшем небе не проявились зазубрины еловых макушек. Трясогузка потряс Цыгана за плечо. - Проснись - светает! - Я не сплю... Просто кимарю... А что? Это была шикарная ночная пантомима! - Куда шикарней! - усмехнулся Трясогузка. - Ты еще сухой? Сейчас будешь мокрым! Залезать в воду мальчишкам не хотелось, но на сосне к берегу не подгребешь - сил не хватит, а ждать, когда она сама уткнется в отмель - опасно. Станет совсем светло - их наверняка заметят. Мальчишки разделись, связали одежду в один узел. С ним поплыл Трясогузка. Цыган греб правой рукой, а в левой держал над водой люби- мую гитару. САЛЮТ Желтолицый круглоголовый солдат-японец быстро, маленькими шажками ходил вдоль длинного фуражного склада, стоявшего недалеко от читинско- го вокзала. На винтовке поблескивал широкий штык. Объект, который охранял часовой, был важным. Теперь все, что мож- но увезти из Советской России, стало для японцев важным. Они еще хо- зяйничали на огромной территории от Владивостока и почти до Байкала, но командование японских оккупационных сил уже понимало, что скоро им придется убраться на свои острова. Не очень доверяя Семенову, Каппелю, Унгерну и другим ставленникам внутренней контрреволюции, японцы сами охраняли складские помещения, в которых накапливалось, готовилось к отправке награбленное добро. С ок- купированной территории они увозили не только ценное оборудование, но и хлеб, и лес, и фураж. По железной дороге днем и ночью шли на восток грузовые составы. К полудню на дороге, ведущей к одному из складов, показался длин- ный обоз с прессованным сеном. Обоз прибыл издалека. Лошади притоми- лись и плелись, понурив головы. Возчики были в пыли с ног до головы. Рядом с одной из тяжело нагруженных подвод шел старый сибиряк с окладистой бородой. Вожжи намотаны на кулак. За поясом - топор и кнут. На ногах - лапти и онучи. Лапти не назовешь хорошей обувью. Но на но- гах этого бородача и лапти, и онучи выглядели вполне уместно. И шел он широко, свободно, красиво, - другой и в яловых сапожках так пройти не сможет. Этого человека все называли Лапотиком. Он сам плел себе лапти, надевал их в тот день, когда спадали зимние холода, и не снимал до но- вых морозов. Работал Лапотник ломовым извозчиком. Любил дальние поездки за се- ном, за лесом. Другие ломовики прятались от японцев - боялись, что их пошлют за Читу, в какое-нибудь село. А он охотно соглашался ехать хоть за сто верст. Это был партизанский связной. Через него Карпыч передавал те скудные сведения, которые ему удавалось добыть в Чите. Обоз остановился у склада. Японец молча распахнул одну за другой две двери. Началась разгрузка. Возчики неторопливо носили на склад се- но, спрессованное в метровые кирпичи. Заднюю подводу разгружал длиннорукий вихрастый парень. Он уже пе- ретащил на склад часть груза, вернулся за новой ношей, снял с воза очередной кирпич прессованного сена и вдруг заулыбался, замахал рука- ми, подзывая других извозчиков. В углублении крепко спали два парень- ка. Разгрузка приостановилась. Каждый, кто подходил к подводе, снача- ла удивлялся, а потом невольно улыбался. И все молчали, словно боялись разбудить лежавших в обнимку ребят. - Видать, ночью залезли, - тихо сказал вихрастый парень. Мальчишки ничего не слышали. После трудной ночи на реке беспро- будно сладко спалось им в сене. Подошел и японец, поглядел и, не снимая винтовку с плеча, нажал большим пальцем на спусковой крючок. Грянул выстрел. Точно взрывом подбросило ребят. Они очумело спрыгнули с телеги и, как слепые, не разбирая дороги, понеслись прочь. Японец хохотал. Его лицо было похоже на большую растрескавшуюся репу. Извозчики хмуро молчали. Рука Лапотника, очутившаяся на топори- ще, побелела от напряжения. Похохотав вдоволь, часовой перезарядил винтовку и вернулся к складу. А мальчишки, напуганные до полусмерти, все еще бежали, не зная куда. Низко над городом пролетал аэроплан с красными звездами на стре- козьих крыльях. Ребята не видели его, но они услышали новые выстрелы и припустились еще быстрее. Им казалось, что из-за них всполошилась вся Чита. - Вот это да-а! Салютом встречают! - со страхом и восторгом крик- нул на бегу Трясогузка. - Теперь небось настоящую облаву устроят!.. Жми за мной! - Жму-у! - простонал Цыган, придерживая болтавшуюся за спиной ги- тару. Летчик сбросил листовки и улетел на запад. Стрельба утихла. Ребя- та опомнились и поняли, что никто не собирается гнаться за ними. - Куда мы бежим? - удивился Цыган, останавливаясь. - Мы же от го- рода! Остановился и Трясогузка, сердито посмотрел на дружка. - Эх ты! А еще болтал, что жил в Чите. - Я же за тобой бежал! - возмутился Цыган. - Ну и что?.. Сказал бы: влево или вправо!.. Может, это и не Чита совсем! Мальчишки огляделись. Рядом - железнодорожные мастерские. Кругом валялись старые шпалы, рельсы, на колее впритык друг к другу стояли ржавые колесные пары. Сзади виднелся склад и вокзал. Еще дальше - бе- лела вершина колокольни. - Чита! - уверенно сказал Цыган. - Веди! - приказал Трясогузка. - Куда? Командир раздумывал минуты две. Больше молчать было неудобно, и он дал новую команду: - Садись! Они сели на шпалу и уставились друг на друга. - Только не приказывай думать, - попросил Цыган, - Жрать охота! Трясогузка скептически оглядел дружка. - Сам тощий, а брюхо - прорва!.. Ты о чем-нибудь другом думать можешь? - Сейчас не могу! - признался Цыган. - Сосет... - Со-сет! - передразнил его командир. - Сосочку хочешь? Трясогузка злился потому, что и сам страшно хотел есть, но не знал, где добыть еду. Это не у своих кашу получать ведрами! Тут семе- новцы! Им не скажешь, что приехал читинскую "пробку" выдергивать! - Ты вот что! - откипев, сказал Трясогузка. - Ты давай мне про Читу все выкладывай! И Цыган послушно начал рассказывать, где стоял их передвижной цирк, в каком трактире они обедали с отцом и матерью, по каким улицам ходили после представления, что видели. - Не то! Не то! - повторял командир. - А про что ты хочешь? Спроси - я вспомню! Трясогузка не знал, что спрашивать, и безнадежно говорил: - Ладно, дуй подряд! Цыган припомнил, что иногда ему поручали важное дело - следить за мальчишками, которые подбирались к цирку сзади и, отогнув брезент, старались пролезть без билетов. Трясогузка оживился. - Беспризорники? - Не знаю. - А были в Чите беспризорники? - Где их нет! - Та-ак! - Командир заложил ногу за ногу и подрыгал носком. - Скоро будем обедать!.. Но он ошибся. Обед в тот день они получили очень поздно. Долго бродили по улицам Читы. Побывали на вокзале, на базаре. Ходили они не бесцельно. Командир составил четкий план из двух основных пунктов. Во-первых, в четыре глаза смотреть на дома, будки, деревья - на все. Кто знает, где Мика нарисовал условный знак? Однажды птичка сидела на шпале, а здесь он мог и на трубе ее нарисовать. Во-вторых, надо найти хотя бы одного беспризорника. Командир хорошо знал этот народец и рассчитывал на его помощь. Рисунков и надписей на заборах хватало. Всяких - и смешных, и глупых, и злых. Но птички с растопыренными крыльями не было ни одной. Не попадались и беспризорники. - Может, они тут вывелись? - тоскливо произнес Цыган, которому казалось, что вместо живота у него образовалась пустота и ее уже ничем и никогда не наполнишь. - Не вывелись! - успокоил его Трясогузка. Прохожие не обращали внимания на двух бродивших по улицам мальчи- шек. Значит, в Чите привыкли к беспризорникам. "Но где же они? - удив- лялся Трясогузка. - Не выходной же у них день сегодня!" Маленького и жалкого беспризорника они увидели у открытых ворот, за которыми на просторном дворе дымила походная кухня. Рядом на толс- том чурбане лежала широкая доска, а на ней - большущий кусок мяса. Его только что вынули из котла. От мяса валил пар. Солдат кашевар сидел около сарая и точил длинный нож. Беспризорник, вытянув тонкую шею, следил за солдатом - ждал, ког- да тот отвернется от кухни. Трясогузка насмешливо оттопырил губы. Цыган сокрушенно покачал головой. Мальчишки поняли, на что нацелился беспризорник, и сразу же узнали в нем глупого новичка, который еще никогда в жизни не воровал и, наверно, никогда не сможет. Слишком он наивен и нерасчетлив. Уста- вился на добычу и не видит, что делается за спиной, хотя это как раз самое главное. Бежать-то ему придется с добычей назад, а дорога пере- резана: Цыган и Трясогузка были уже совсем близко. Да и сама добыча, конечно, не та. Как он побежит с этим мясом, если оно только-только из кипятка вынуто? За пазуху не сунешь и в руках не понесешь - горячо. "Марала!" - презрительно подумал Трясогузка и хотел повторить это слово вслух, но беспризорник как-то нелепо согнулся и на цыпочках за- семенил к кухне. Все произошло именно так, как предполагали опытные в таких делах Цыган и Трясогузка. Беспризорник подскочил к чурбану, вцепился в мясо, вскрикнул от боли и растерялся. Ему бы со всех ног назад, а он беспо- мощно тряс ошпаренными руками и дул на растопыренные пальцы. А потом даже Трясогузке и Цыгану стало страшно. Разъяренным быком налетел ка- шевар. Беспризорник повис над землей. Одной рукой солдат держал его за шиворот, а другой рассекал ножом воздух у самого носа мальчишки. Ру- гался кашевар виртуозно. Он выпалил залпом десятка два забористых сло- вечек и по-футбольному выбил беспризорника со двора. Мальчишка перевернулся через голову, очутился на ногах и, не ог- лядываясь, помчался прочь. - Кульбит с переходом в быстрый карьер! - определил Цыган этот номер. - А жаль - мы бы помогли ему съесть мясо! - Идем! - позвал Трясогузка. - Нам этого малыша терять нельзя!.. Как улепетывает! Он до самой хазы не остановится! А мы - за ним! По- нял?.. ХРЯЩ Был за Читой карьер, в котором добывали песок, а рядом - лесопил- ка. Она уже не работала. Оборудование увезли. Крыша и стены обвали- лись. Уцелела только бывшая котельная. Она служила для читинских бесп- ризорников пристанищем. Здесь они ночевали, здесь делили добычу. Руководил ими бывалый беспризорник Хрящ. Особой силой он похвас- таться не мог, но был похитрее, поумнее других и лицом выделялся. Уг- ловатое, сухое, оно, казалось, состояло из одних хрящей. Глаза серые, но выразительные, властные и часто страшные. Он мало говорил. Взглянет - и все понимают, что пр

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования