Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детская литература
   Обучающая, развивающая литература, стихи, сказки
      Ганина Майя. Тяпкин и Леша -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  -
Майя Ганина. Тяпкин и Леша ---------------------------------------------------------------- Майя Анатольевна Ганина. "Тяпкин и Леша" Изд.: "Детская литература", М., 1977 OCR Денис Мехтиев Spellcheck Денис Мехтиев 24.08.2002 г. ---------------------------------------------------------------- "1" - Поговори со мной,- проныл снова Тяпкин, положив на стол подбородок.- Мам, поговори со мной! Не то чтобы он капризничал или собирался заплакать, я прекрасно знала, что он может повторять эти три слова одним и тем же тоном раз пятьдесят. Пока я не отложу свои бумаги и не начну скучным голосом что-нибудь рассказывать. Все равно что: Тяпкину необходимо общение. - Все-таки ты ужасно бездарный человек,- говорю я, пытаясь что-то писать.- Когда я была в твоем возрасте, дедушка запирал меня на целый день в комнате и уходил на работу. Ты бы целый день ревела. А я придумывала всякие истории, разговаривала с мышкой... - У тебя была мышка... - Как будто была. Как будто. А когда дедушка купил мне настоящую черепаху, она мне надоела, потому что была живая и делала не то, что я хочу. - Купи мне какую-нибудь черепаху,- предлагает Тяпкин. Ему только три года и два месяца, потому ему трудно понять, что такое "как будто была...".- Или котеночка. - Лучше сядь на крылечке и придумай, что у тебя есть белочка. Как будто есть. Понарошке. Попытайся, и тебе сразу станет интересно. Иди, сядь на крылечке и поговори с белочкой, поиграй. А мне надо работать, иначе у нас не будет денег на конфеты и на платьица. Вот я напишу эту книжку, получу деньги и куплю тебе новое шелковое платьице. Иди на крылечко. Мы, как и большинство молодых супругов, ждали мальчика, даже пеленки и распашонки купили голубые, как и положено для мальчика. И хотя родилась девочка, мы зовем ее пока Тяпкин. Тяпкин - страшный модник, любит новые красивые тряпки, правда, я их не очень-то покупаю. Пока весь гардероб у него - одно шерстяное платье и два ситцевых. Ходит он главным образом в байковом застиранном костюме или, когда жарко, в трусах. - А когда ты напишешь эту книжку? - Во всяком случае, не сегодня и не завтра. Через очень много дней. Но я иногда буду разговаривать с тобой, если ты будешь хорошей девочкой. Иди поговори с белочкой. - А потом я тебе расскажу, что она сказала. - Хорошо. Иди. Тяпкин идет. Садится на крылечке, положив ладони на колени. Целую минуту сидит спокойно, потом подтягивает носки, совсем уползшие в ботиночки, поднимается с видом человека, обремененного делом, лезет по лестнице на соседнюю террасу. Там живут Варвара Георгиевна и Иосиф Антонович, научные работники. Варвара Георгиевна - человек добрый и к Тяпкину относится хорошо. - Это кто пришел? - спрашивает она Тяпкина веселым, красивым, громким голосом. - Это я, Люба,- отвечает Тяпкин. - А я думала, это мальчик пришел, такой совсем стриженый. - Ничего. Еще вырастут. Густые вырастут, а то у меня жидкие были волосы,- отмахивается Тяпкин и подбирает на подоконнике конфетные бумажки.- Их кто ел? - Девочки приходили в гости. - Зачем давала? - спрашивает Тяпкин. Такой прямой вопрос ставит Варвару Георгиевну в тупик. Она достает кулек с конфетами и протягивает Тяпкину. - Возьми в эту ручку и в ту. У нас много конфет, видишь, какие мы буржуи! Тяпкин берет конфеты в одну горсть и в другую, идет к двери. Однако Тяпкин очень общителен и одиночества не терпит. - Мам, поговори со мной! - Он снова кладет подбородок на стол, следит за пером, ползающим по бумаге, потом протягивает руку и надавливает пальцем на свеженаписанное сырое слово. Слово превращается в кляксу. Я довольно сильно хлопаю по руке, губы Тяпкина кривятся сковородником, он делает несколько частых глубоких вздохов, и слезы проливаются градом. Теперь Тяпкин уйдет, я этому рада, хотя мне его жалко. Даже откладываю перо и, подперев щеку кулаком, грустно думаю, что я плохая мать. Затем мысли у меня снова обращаются к работе, я говорю себе успокаивающе: мол, это ничего, Тяпкин должен знать, что у родителей дела, должен уметь сам занять себя. И продолжаю водить пером по бумаге. Я только что вернулась из командировки со строительства железной дороги, там очень много интересного, мне хочется скорее написать об этом. Тяпкин сидит на крылечке и плачет. Плачет сначала тихо, но с расчетом, чтобы я услыхала, потом громко, даже делает в конце длинное привывание: "А-а-а!" Но я не слышу, и Тяпкин умолкает. "2" И тут к нему пришел Леша. Тяпкин даже сам не ожидал, что к нему, зареванному, плохому, который всем мешал, может прийти кто-нибудь приличный. Погода была скверная: небо все в тучах, ветер гнал траву и цветы, они сильно текли по саду, точно вода в пруду. Было довольно холодно, и руки у Тяпкина покраснели. Леша сказал: - Здравствуй. Меня зовут Володя. А тебя? Тяпкин молчал, глядел на пришедшего, потом ответил мрачно, потому что у него было очень плохое настроение: - Здравствуй, Леша. - Я не Леша, я Володя,- вежливо поправил пришедший,- Меня зовут Володя, ты знаешь такое имя? - Я всякое имя знаю,- высокомерно скривился Тяпкин.- Моего дедушку зовут Натолий Андреич. А тут живет дядя, его зовут Иосик Антонач. Я всякое имя знаю. - А Володя - знаешь? - заискивающе улыбнулся пришедший. Он был хороший, у него была круглая желтая голова, толстые губы, очень большие круглые уши и вытаращенные глаза. И рыжие, жесткие, точно мочалка, волосы, вылезшие из-под коричневого, крючком, колпака. Он был совсем еще несмышленыш. - Садись, Леша,- сказал Тяпкин и подвинулся. Леша сделал сто двадцать шажков по ступеньке, подошел совсем близко к Тяпкину, так что тот даже почти закрыл его полой красного пальтишка, и сел, тоже положив широкие ладошки на косточки коленей. Посмотрел на Тяпкина снизу, улыбнулся широченным ртом обиженно и добро и сказал снова: - Ты потому сказал - Леша, что думаешь, я леший, да? Я - нет. Я просто Володя. Человек Володя. - У тебя рот, как у лягушки,-- сказал Тяпкин. - У человека тоже бывает рот, как у лягушки,- возразил Леша. - Бывает, у Петра Яколича,- согласился Тяпкин.- Только у него борода. - У нас тоже есть, у какого борода, сказал Леша и прикрыл свои острые, как у кузнечика, коленки горстками, чтобы они казались круглей. - А он кто? - спросил Тяпкин. - Такой один... У него борода серая. Или, наверное, зеленая.- Леша вздохнул и поглядел на березу, там с ветки свешивался серо-зеленый лишайник.- А ты мне дашь чего-нибудь? Я кушать захотел. - Конфету могу.- Тяпкин достал из кармана пальтушки конфеты, развернул одну и протянул Леше. Он понимал, что Леша еще глупый и может съесть конфету прямо с бумажкой. Леша взял конфету обеими руками и, стал быстро есть. Зубы у него были остренькие, как у белки в зоологическом магазине. Тяпкин тоже стал есть конфету. - Меня мама побила,- пожаловался он. Леша вздохнул и улыбнулся. - А меня один раз бил дед Хи-хи. Таким сучком но спине. - А кто дед Хи-хи? - Такой один... Противный очень. У него лицо, будто лужа, когда дождик идет. И все время так делает... Леша очень противно вывернул свои симпатичные толстые губы и передразнил деда Хи-хи, как тот хихикает. Тяпкин понимающе хмыкнул и сказал: - Как Петр Яколич: "Любачка, а где твоя мамачка? Хи-хи!" - Тяпкин помолчал и спросил не сразу, потому что он понимал, что о таких вещах спрашивать неловко: - За что тебя побил этот твой Хи-хи?.. - Лезу везде без спросу. Все хватаю. Леша деликатно не спросил, за что попало Тяпкину, но Тяпкин честно сказал сам: - А я матери работать не даю. Она все работает, работает... .- Тяпкин,- спросила я, высунувшись в окно,- ты с кем так громко разговариваешь? И что еще за "матери"? В окно я увидела только, что бедный Тяпкин сидит ссутулившись, словно старичок, на верхней ступеньке крылечка и что-то бормочет. На меня он посмотрел сердито и ничего не ответил. - Ты с белочкой разговариваешь? - предположила я, не увидев никого в саду. - Ни с какой ни с белочкой...- пробурчал Тяпкин, потом вдруг улыбнулся.- Мам, я уже посидела одна, можно, я пойду к тебе? - Еще немножко посиди, поговори с белочкой, потом я выйду, и мы пойдем на речку или к Галине Ивановне. Как ни странно, Тяпкин не стал больше припрашиваться я снова продолжала работу. А на крылечке опять послышалось какое-то бормотание. - А зачем она работает? - спросил Леша.- Это твоя матерь? - Мама,- поправил Тяпкин.- Работает... Надо ей... Она мне, может быть, ребеночка родит. Играть... Живого ребеночка, как у Надьки. - Я не видел,- сказал Леша и попросил: - А ты дай мне еще чего-нибудь. Я кушать хочу. - Сахару хочешь? - Давай. Тяпкин прошел на кухню, стараясь не очень топать, и долго шарил на столе, пытаясь дотянуться до сахарницы. Толкнул кастрюльку с молоком, молоко сплеснулось, тогда он эту лужу пальцем переправил в свою чашку, взял пять кусков сахару и снова пришел к Леше. Сахар Леша сгрыз довольно быстро, скоблил его своими белыми зубками, а молоко он пить не мог, потому что край чашки не лез ему в рот. Тогда он нагнулся над чашкой и чуть не свалился в нее. Тяпкин еле удержал его за ботинок. - Куда ты лезешь! - сказал ему Тяпкин сердито. - Я очень молочко люблю,- тихо улыбнулся Леша и присел возле чашки, положив ладошки на свои острые колени. - Я дам! - Тяпкин даже привстал - так ему стало стыдно и жалко Лешу.- Я тебе в ладошку давай полью! Тяпкин стал лить молоко в Лешину широкую сухую ладошку, но пролил мимо, а Леша вдруг встал на коленки и начал пить прямо с пола. Тяпкин никогда не видел, чтобы кто-нибудь так пил молоко. Леша вытягивал свои толстые губы дудочкой, вбирал в себя воздух - и молоко быстренько исчезало из лужи. Так у Тяпкина получалось только тогда, когда он играл со спринцовкой: нальешь на пол водички, •приставишь носик, нажмешь грушу-и пожалуйста, сухо. Леша приподнялся на руках и посмотрел снизу на Тяпкина. - Вот,- сказал он и виновато улыбнулся. Тяпкин вылил ему все молоко, что оставалось в кружке, и Леша снова моментально втянул его в себя. Живот у него все равно был круглый и жесткий, не поймешь, наелся он наконец или нет. - Теперь ты уже не хочешь кушать? - спросил Тяпкин с надеждой. - Нет...- неуверенно вздохнул Леша и сел на ступеньке, свесив ноги. Желтые его волосы намокли от молока и прилипли ко лбу. - Сейчас я тебя причешу,- пообещал Тяпкин и пошел ко мне за расческой. Это было любимое его дело - причесывать кого-нибудь. У всех кукол были долыса вычесаны волосы. Таких кукол, которых можно было хорошо причесывать, тогда еще не умели делать. - Мам! - сказал Тяпкин.- Дай мне твою гребенку. - Зачем тебе? - удивилась я.- Ты забыла, мы ведь отрезали тебе волосики. А куклам ты давно повыдрала. - Мне все равно надо. Я дала, только бы он не приставал ко мне. Когда Тяпкин с расческой вернулся на крылечко, Леши нигде не было. Только наслежено мокрыми башмачками на всех ступеньках: видно, Леша очень торопился убежать и ступал совсем меленько и часто. Следов тысячу было на ступеньках, но скоро они все высохли. Тяпкин постоял, подождал, позвал тихонько - никто не ответил. Тяпкин слез, заглянул под крыльцо, снова позвал, потом, сделав над собой некоторое усилие, покричал: - Володь! А Володь! Володька-а-а! Леша не откликнулся. Конечно, съел все конфеты, напился молока, спросил обо всем-и убежал к другим детям. Тяпкин сел на крылечке и заревел так горько, что я отложила работу, обулась, и мы с ним пошли гулять - к Галине Ивановне. "3" На следующее утро после завтрака, к моему удивлению, Тяпкин довольно быстро пошел в сад. Утро было теплым, потому я разрешила Тяпкину надеть красивое ситцевое платье в горошек, новые сандалии, новые желтые носочки. В этом наряде Тяпкин выглядел довольно нелепо: ни мальчик, ни девочка, и потом, лицо уже загорело, а стриженая голова нет. На мой взгляд, с такой прической гораздо лучше ходить в байковом костюме или хотя бы в трусах. - Надень панамку,- предложила я. - А то ты на чучело похожа. Голова от мальчика, а туловище от девочки. - Не люблю я эту панамку,- огорченно сказал Тяпкин и разгладил ладонью платье на животе.- У меня красивое платье! - Платье ничего,- согласилась я.- Не пойму только, с чего это ты так вырядилась? Из сада, пожалуйста, никуда не уходи, к Галины Ивановниным ребятишкам пойдем вместе. Я поработаю, и пойдем. - Не хочу я к этим ребятишкам, они дураки все! - сказал Тяпкин и ушел. Я выглянула в окно: он смирно сел на крыльце. Положил ладошки на голые коленки и притих. Я убрала посуду со стола и начала работать. Ждать Тяпкину, как он и надеялся, пришлось недолго. Вдруг на ступеньках крылечка послышался частый, но довольно сильный топот небольших башмачков, и тихий голос позвал: - Э-эй! Э-эй! Здравствуй! Это я, Володя!.. Тяпкин мрачно и надуто сидел, его позвали опять: - Ты спишь, да? Я, Володя, зову тебя! - Я с тобой не разговариваю,- мрачно произнес Тяпкин. Леша огорченно сел на ступеньке, вытянув тонкие ножки, и оперся ладонями позади себя. - Почему не разговариваешь? - робко спросил он. - Не хочу. Я с такими вообще не разговариваю. Леша вздохнул, а потом объяснил: - Я очень не люблю, когда причесывают. Зачем это? - Я тоже не люблю,- согласился Тяпкин. : - У тебя нечего. - Было. Отрезали. - Больно резали? - Немножко больно. Давай я тебе отрежу? - Нет. Не надо. Мне нельзя. Леша помолчал, потом попросил: - Принеси мне покушать чего-нибудь. Я очень кушать хочу. Тяпкин пожал плечами и возразил сердито: - Чего же ты дома не ел? - Я дома не был. Я здесь спал.- Леша показал растопыренной ладонью на остатки леса внизу участка.- Я домой никогда не пойду. Я с ними поругался. - А кто у тебя дома? Только этот дед Хи-хи? - Нет, еще есть.- Леша посчитал про себя.- Семь. - Семь людей! - Тяпкин ахнул. - Тебе хорошо, можно все время разговаривать с каким-нибудь человеком. Они работают? - Да нет. Чего им работать, старые... Они меня выращивают. - Ты их не любишь? - Одного люблю. - Он кто? - Дедушка мой. Старичок совсем. - У меня тоже есть дедушка. - С бородой? - Нет, он такой... Лысый. В очках Хороший. - Зачем в очках? - Видеть лучше хочет. Леша оглянулся вокруг, вздохнул и погладил себя ладошками по круглому твердому животу. - Я тебе блин сейчас принесу,- сказал Тяпкин.- Мы с мамой любим блины. А ты? - Я все люблю.- Леша улыбнулся.- А сахару принесешь? - Ладно. Если мать даст. Затем Тяпкин пошел на кухню, долго там шебуршился, стараясь не грохать и не привлекать моего внимания, взял блин, горсть сахарного песку и зачерпнул кружкой молока из кастрюли. Все это он принес Леше и разложил на ступеньке. Леша взял сахарный песок на ладошку и втянул губами, как молоко, но закашлялся так, что у него слезы выступили на глазах. - Не в то горло попало,- сочувственно сказал Тяпкин.- Не торопись, наешься. Он лил ему понемножку молоко из кружки, и Леша, вытянув трубочкой свои толстые губы, втягивал молоко в себя. После каждой порции Леша откидывался назад и довольно улыбался. Потом он съел блин и лег на ступеньке, раскинув ноги и закрыв глаза. - Ты помер, что ли? - спросил обеспокоенно через некоторое время Тяпкин: уж очень долго Леша молчал и ни о чем не разговаривал. - Я вспоминаю, как я ел блин. Я никогда раньше не ел блин. Очень вкусно. - Да. Мама говорит: пища боков. - Да... Утро было очень хорошее. Цвенькали синицы, красиво и громко пели зяблики, светило солнце, и цвели цветы. Трава осталась в саду и стояла сейчас высокая, зеленая, вся в шелковых петушках. Тяпкин оглядел все это, довольно вздохнул и потер ладошкой стриженую голову: солнышко грело сильно и накалило лысинку. - А твой дедушка всегда в очках? - спросил вдруг Леша и сел. - Всегда,- подумав и повспоминав, ответил Тяпкин. - Он и ночью в очках спит? - И спит. Чтобы сны лучше видеть.- Тяпкин почему-то ответил так, хотя был не очень уверен. Леша покивал головой. Шеи у него почти не было, так что ему трудно было кивать головой. - А у нас там никого нет в очках... У нас там темновато. - А где ты живешь? - Тяпкин давно хотел спросить Лешу об этом, но как-то забывал. - Там...- Леша махнул рукой в неопределенном направлении.- Не очень далеко. За речкой. - За ручьем,-поправил высокомерно Тяпкин.- В доме? - Ну, в общем, да... Такой он, как дом... Почти как дом. - А мать у тебя есть? - У нас не бывает матери! - сказал Леша презрительно и сжал губы.- У нас вообще только дедушки и мальчики. У нас этих нет...- Он вдруг подозрительно поглядел на Тяпкина и спросил: - А ты кто? Девочка или мальчик? Я вчера думал, мальчик. - А тебе-то что! - сердито сказал Тяпкин.- Кто есть, тот и есть. Не твое дело. Уходи давай! - Я просто так...- примиряюще сказал Леша.- Я же не знаю, как тебя зовут. Тяпкин подышал обиженно, потом ответил: - Тяпкин меня зовут. А еще Люба. - Значит, ты и девочка и мальчик,- догадался Леша.- А меня зовут Володя. Мальчик Володя. - Володька у Галины Ивановны есть,- сказал Тяпкин.- Противный такой, все время пихается... Они посидели еще, подумали, о чем таком можно было бы еще поразговаривать, но больше пока разговаривать было не о чем, тогда Тяпкин предложил: - Пошли гулять. А то мать выйдет и на тебя наступит. Она все время на что-нибудь наступает. На моего зайку наступила вчера, он пищит, а она сама напугалась. Кричит: "Ты что это везде игрушки разбрасываешь!" - Пойдем.- Леша обеспокоенно встал.- Я не люблю, когда на меня наступают. Они спустились с крылечка и пошли рядом. Леша шагал очень меленько и часто, но поспевал за Тяпкиным. А когда тропка стала совсем узкой и трава начала мешать Леше идти, тут он вдруг высоко запрыгал. Даже непонятно было, как он с такими, в общем, короткими ножками может так высоко прыгать. - Не прыгай! - толстым нравоучительным голосом объяснил ему Тяпкин.- А то устанешь, и будет сердце болеть. - Как - сердце болеть? - не понял Леша. - Как у дедушки. У него, бывает, сердце болит. - Что ли, твой дедушка много прыгает? Тяпкин этот вопрос оставил без ответа. Они прошли мимо ручья-речки, поторчали на берегу, посмотрели, как по песчаному дну завиваются водяные косички, Тяпкин сказал: - У Галины Ивановны шкура от медведя есть. Ее муж привез. Он такой у нее, ничего... Хороший парень. Лысый такой. - Я никогда не видел медведя,- забеспокоился вдруг Леша.- Я хочу поглядеть. - Там только шкура одна. На стенке прибили, - Я и шкуру хочу. Они поднялись из оврага и стали взбираться на горку. По счастью им никто навстречу не попадался, не задавал дурацких вопросов, почему такие небольшие люди разгуливают по поселку совсем одни и где мама? На полянке был привязан маленький белый коз

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования