Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Боевик
      Бушков Александр. Пиранья 1-9 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  - 126  - 127  - 128  - 129  - 130  - 131  - 132  - 133  - 134  - 135  -
136  - 137  - 138  - 139  - 140  - 141  - 142  - 143  - 144  - 145  - 146  - 147  - 148  - 149  - 150  - 151  - 152  -
153  - 154  - 155  - 156  - 157  - 158  - 159  - 160  - 161  - 162  - 163  - 164  - 165  - 166  - 167  - 168  - 169  -
170  - 171  - 172  - 173  - 174  - 175  - 176  - 177  - 178  - 179  - 180  - 181  - 182  - 183  - 184  - 185  - 186  -
187  - 188  - 189  - 190  - 191  - 192  - 193  - 194  - 195  - 196  - 197  - 198  - 199  - 200  - 201  - 202  - 203  -
204  - 205  - 206  - 207  - 208  - 209  - 210  - 211  - 212  - 213  - 214  - 215  - 216  - 217  - 218  - 219  - 220  -
221  - 222  - 223  - 224  - 225  - 226  - 227  - 228  - 229  - 230  - 231  - 232  - 233  - 234  - 235  - 236  - 237  -
238  - 239  - 240  - 241  - 242  - 243  - 244  - 245  - 246  - 247  - 248  - 249  - 250  - 251  - 252  - 253  - 254  -
255  - 256  - 257  - 258  - 259  - 260  - 261  - 262  - 263  - 264  - 265  - 266  - 267  - 268  - 269  - 270  - 271  -
272  - 273  - 274  - 275  - 276  - 277  - 278  - 279  - 280  - 281  - 282  - 283  - 284  - 285  - 286  - 287  - 288  -
289  - 290  - 291  - 292  - 293  - 294  - 295  - 296  - 297  - 298  - 299  - 300  - 301  - 302  - 303  - 304  - 305  -
306  - 307  - 308  - 309  - 310  - 311  - 312  - 313  - 314  -
действовать незамедлительно? Сгодится ли вертухай в приличные заложники? Он тенью выскользнул на крыльцо, вдоль стены прокрался к углу. Осторожно высунул голову... И получил в лицо струю чего-то нестерпимо едкого. Дыхание мгновенно пресеклось, перед глазами вспыхнули звезды, сознание помутнело, и он провалился в темную, бездонную яму. ...Он лежал, связанный по рукам и ногам, на левом боку. На чем-то твердом. Ага, нары. Весь окружающий мир заслоняла черная жилетка с длинной серебряной цепочкой поперек живота. - Шустрый ты, голубь,- словно бы даже удовлетворенно произнес сидевший на краешке нар Кузьмич.- Верно я подумал, что следует посидеть поблизости, посмотреть, что и как...- он повертел пластмассовый баллончик с яркой маркировкой- А хорошо из ума вышибает, чего только эта немчура не выдумает... Мазур по-лошадиному фыркнул, помотал головой. В глотке и в носу еще чувствовался мерзкий привкус нервно-паралитической химии. - Нехорошо из гостей-то уходить, голубь, хозяев не то что не предупредив, а еще и изобидев... - А разве запрещали?- хмыкнул Мазур.- Этот толстый дурачок мне подробно растолковал насчет принятых у вас запрещений, но вот насчет того, что нельзя из гостей уходить, хозяев не предупредив, там ни словечка не было... Кузьмич тихонько захихикал: - А ведь верно, голубь, тут с запретами вышла промашка. Ну, это ж само собой подразумевается... - Да? - тоном невинного дитяти спросил Мазур- Что-то не помню я таких законов - "само собой подразумевается"... - Ты, голубь, часом не жид? А может, адвокат? Ерзкий больно насчет законов... - Я майор в отставке,- сказал Мазур. - То-то и привык в морду заезжать... А там Ванюша обидой исходит. Больно ему и унизительно... Дайте мне, кричит, или над самим поизгаляться, или по крайности его бабенку повалять...- он с удовольствием наблюдал, как Мазур дернулся.-Ты не переживай... сокол. Произведу-ка я тебя, пожалуй, из голубей в сокола. Заслужил. По молодцу и почет. Ты зубами брось скрежетать. Скажу тебе по дружескому расположению, не так наша жизнь примитивно устроена, чтобы каждый кухонный мужик вроде Ванюши мог свою блажь в жизнь претворять. Но еще я тебе скажу: если оставлять провинность без наказания, выйдет не жизнь, а сущий бардак... Он отодвинулся в сторону. На нарах, кроме них с Мазуром, никого не было- видимо, другая камера, обустроенная точно так же. Ольга лежала на полу лицом вниз, руки вытянуты вперед и скованы, двое знакомых по поездке на телеге парней без труда удерживают ее в этой позе. - Валяй, Митрий,- сказал Кузьмич.- Только смотри мне, след сделай, а кожу не просеки - на первый раз... Ольга пыталась биться, пока с нее стягивали штаны, но верзилы навалились, прижали. Незнакомый Митрий шагнул вперед и взмахнул нагайкой - как бы небрежно, ловко. На ягодицах моментально вспух алый широкий рубец. - Штаны ей натяните, нечего пялиться- сказал Кузьмич как ни в чем не бывало, повернулся к Мазуру.- Уловил нашу механику, сокол? Ты замечаньице заработал - а молодая женушка и ответит, может, попкой, а может, если особенно рассердишь, и другим местом. Так что ты уж впредь соблюдай, что велено, не расстраивай старика. Взяли, ребятки. Мазура подняли и потащили в коридор, занесли в соседнюю камеру- прежнюю, с четверкой испуганных людей, прижавшихся к стене. Небрежно кинули на нары, завели следом Ольгу и сняли с нее наручники. - Когда дверь запрем, развяжете сокола- сказал Кузьмич в пространство.- И чтоб распорядок соблюдать, как по нотам. Марш на нары, голубка, и не переживай особенно, денек кверху попкой полежишь - пройдет... Глава четвертая ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ Мазур лежал долго, но к нему никто так и не посмел приблизиться. Он видел, как Ольга собралась было попросить сокамерников о помощи, но остановил ее взглядом - чтобы не напоролась на замечание. Она осталась лежать на животе, глядя на мужа с преувеличенно бодрым видом, однако в глазах стояли слезинки, скорее от бессильной злобы, чем от боли. Понемногу Мазур распутал руки сам - веревка оказалась самодельная, то ли конопляная, то ли льняная, завязанная не особенно хитрыми узлами -а уж развязать ноги и вовсе было проще простого. - Больно? - прошептал он Ольге на ухо, погладив по щеке. - Обидно,- откликнулась она. Пока он отсутствовал, сигареты и зажигалка улетучились. Дедуктивных способностей Шерлока Холмса тут не требовалось- Мазур уткнулся угрюмым взглядом в толстого дневального, и уже через минуту тот заерзал, занервничал, а через две осторожно приблизился и протянул издали захапанное. Мазур с Ольгой выкурили по сигаретке, отчего жизнь вновь несколько повеселела. Но вскоре жить стало угрюмее. По Ольгиному ерзанью и многозначительным взглядам в сторону параши нетрудно было догадаться, в чем сложность. Ему и самому давно пора было переведаться с этим немудреным изобретением цивилизации - и, хочешь не хочешь, но придется идти на мелкие компромиссы... - Придется, малыш,- прошептал он, пожав плечами.- Нигде не сказано, что правила нельзя выполнять с презрением... Вздохнув, Ольга с самым каменным выражением лица обратилась к толстому: - Животное дневальный, разрешите посетить вашу парашу. Тот недвусмысленно тянул время, наслаждаясь призраком куцей властишки, и наконец с неподдельной важностью кивнул: - Животное гостья, разрешаю посетить мою парашу. Мазур, завидев, как Ольга мнется, сделал остальным выразительный жест, чтобы отвернулись. Немного погодя и сам, плюнув временно на гордую несгибаемость, запросил согласие на посещение. Жизнь научила его смирять гордыню, и все же он с превеликим трудом вытолкнул из горла: - Спасибо, госпожа параша, за ваши ценные услуги... Тем и плохи компромиссы в подобной ситуации: делаешь шажок за шажком, уговаривая себя, что все это не более чем вынужденная игра- и сам не замечаешь, как переступаешь грань, за которой компромиссы превращаются в покорность... В три часа дня окошечко распахнулось, и караульный лениво рявкнул: - Животное Чугунков, жрать! Толстяк ссыпался с нар и прямо-таки бегом кинулся к двери, откуда вернулся с миской и кружкой с водой. Так выкликнули всех по очереди- Мазура с Ольгой напоследок. С поганым осадком в душе Мазур откликнулся на команду: - Животное Минаев, жрать! Компромисс номер два- можно оправдать себя тем, что необходимо поддерживать силы... Как ни удивительно, процесс кормежки не содержал в себе ничего издевательского. Пайка состояла из приличного куска вареного мяса с вареной же картошкой, сдобренной то ли маслом, то ли маргарином. Что бы ни задумали тюремщики, голодом они пленников морить не собирались. Ничуть не пересолено, в самый раз. Ольга даже не справилась со своей порцией, и Мазур, чуток поразмыслив и перехватив голодный взгляд толстяка, прошел к нему и шепнул на ухо: - Отдам, если обе наши миски вместо нас вылижешь... Толстяк моментально согласился. Бог ты мой, каперанг, зло подумал Мазур, ты ж неприкрыто радуешься этой крохотной победе-до чего мелко... Рано радовался. Вылизав миски, дневальный тут же кинулся к окошечку и завопил: - Господин караульный, за новенькими замечание! Миски не вылизывают! Ну погоди, сука, с нехорошим энтузиазмом усмехнулся Мазур. После отбоя узнаешь, как в былые времена на гауптвахте господа гардемарины делали "темную" таким вот, как ты... Примерно через полчаса дверь камеры отперли, ввалился Мишаня с автоматом наизготовку, за ним степенно вошел пакостный старец Кузьмич. Оглядел всех, поклонился: - Доброго всем денечка, постояльцы- и поманил пальцем Мазура.- Слезай, сокол, с нар, сходим поговорим с соответствующим человечком... Мазур слез. - Сядь, сокол, на краешек, и вот такую позу мне сделай,- Кузьмич показал. Видя, что Мазур не торопится, прищурился: - Огорчаешь ты меня, сокол. У жены и так еще попка не прошла... Хочешь, чтобы она опять за твой гонор расплачивалась? Мазур сел на краешек нар и принял позу. Двое подручных Кузьмича внесли смутно знакомое приспособление- тяжелую доску с тремя отверстиями" одно побольше, два поменьше. С одной стороны - шарнир, с другой - петли. И ловко, даже привычно, разведя доску на две половинки, сомкнули ее вокруг шеи и запястий Мазура, защелкнули замок. Мазур вспомнил, где видел такую штуку - в музее. - У китайцев идейку сперли, старче? - А они все такую колодку пользовали- сказал Кузьмич.- И китайцы, и маньчжуры, и монголы. Что ни говори, а умеют эти народы хитрые кандалы придумывать. Ну, руки ты, предположим, высвободишь, если дать тебе время. А светлую головушку куда денешь? Что-то не верю я, чтобы ты голыми руками замочек сковырнул... Шагай уж. Мазур медленно пошел к двери. Тяжеленная доска давила на шею - а еще больше сковывала движения, тут узкоглазые придумщики с той стороны границы и впрямь проявили недюжинные изобретательские способности. Ладно, бывает хуже. Вот когда они разрезали пятки и насыпали туда мелко стриженой конской щетины - тогда, действительно, не побегаешь. А замочек, если пораскинуть мозгами, сокрушить все же можно, попадись только подходящий металлический штырь, неподвижно закрепленный... Он спустился с крыльца, остановился, ожидая подсказки. - Во-он туда шагай,- сказал Кузьмич.- Видишь домик, где крыльцо зеленое? Туда и шествуй. Мазур поднялся по зеленому крыльцу. Кузьмич, что твой швейцар, распахнул перед ним дверь и стал распоряжаться: - Шагай вперед. Направо поверни. Стой. Открыл дверь. Мазур неуклюже вошел, повернувшись боком. В большой светлой комнате стоял стол из темного дерева, то ли и впрямь антиквариат начала века, то ли искусная подделка, а за ним восседал еще один ряженый субъект - лощеный, усатый каппелевский штабс-капитан: черный мундир с белыми кантами, колчаковский бело-зеленый шеврон на рукаве, символизировавший некогда флаг независимой Сибири, золотые погоны с просветом без звездочек, на груди - какие-то кресты местного значения. На столе перед ним лежали фуражка, лист бумаги и вполне современный "Макаров". Надменно обозрев Мазура, золотопогонник встал, скрипя сияющими сапогами, обошел пленника кругом, похмыкивая и пренебрежительно покачивая головой,-и неожиданно врезал под дых. В виде приветствия, надо полагать. Мазур стиснул зубы, приложил все усилия, чтобы не скрючиться. Удалось, хотя крюк справа был неплох. - Супермена, с-сука, лепишь?- поинтересовался штабс-капитан зловеще.- Я тебе такого супермена покажу, тварь большевистская,- пердеть будешь только по приказу... Смирно стоять, мразь! Судя по его лицу, играть такую роль ему ужасно нравилось, пыжился невероятно. Однако он подошел слишком близко и тем самым неосмотрительно подставился. Мысленно прикинув положение офицеровых ног- которых он не видел из-за высоко вздернувшей голову колодки - Мазур молниеносно нанес удар правой пяткой. Штабс шумно рухнул на пятую точку, Мазур отступил на пару шагов, чтобы лучше видеть приятное зрелище. За спиной хихикал Кузьмич. Корчился его благородие на полу недолго, вскочил, тут же охнул и скривился от боли, ступив на ушибленную ногу. Шипя угрозы и матерки, доковылял до стола, вытащил из ящика витую короткую нагайку, оскалился и собрался было пообещать некую ужасную кару - но сзади раздалось нарочито громкое покашливание Кузьмича, и штабс мгновенно притих, хотя и не без заметного внутреннего сопротивления. Кинул нагайку на стол, уселся, пошевелил усами: - Ну, погоди, буду я твою бабу допрашивать... - Убью, паскуда,- сказал Мазур. - Ну хватит, орлы и соколы,- властно сказал Кузьмич.-Малость позабавились, и будет. Делом занимайтесь. - Кузьмич, дай я хоть... - Делом, говорю, займись,- в голосе старика звенел металл. - Садись, тварь,- буркнул штабс, придвигая бумагу и доставая авторучку. Мазур огляделся, опустился на крашеный табурет. Кузьмич примостился где-то в углу, так, что Мазур его не видел. Время от времени он определенно подавал какие-то условные сигналы - потому что штабс, то и дело бросавший взгляды через плечо Мазура, вдруг охладевал к избранной теме разговора, даже прерывал вопрос на полуслове. Допрос, по оценке Мазура, выпал не из самых трудных. У штабса определенно были кое-какие навыки, не мог не служить в каком-то из ведомств, где допросы- хлеб насущный и рабочие будни. Но глубоко он не копал- видимо, не получил такого приказа. Перепроверил все, что было написано у Мазура в паспорте, немного поинтересовался военной службой- при этом не проявил никакого интереса к военным секретам и вообще к развернутым деталям, скользил по поверхности, словно бы заполняя не особенно длинную анкету. Штатскому человеку, конечно, трудно было бы выдать себя за профессионального военного. Но военному моряку со стажем в четверть века, тем более прошедшему должную подготовку "морскому дьяволу", не столь уж трудно прикинуться пехотным майором, вылетевшим в запас после горбачев-драпа из Восточной Европы и прибившимся в охрану одной из питерских торговых фирм... Тем более на таком допросе, который можно со спокойной совестью назвать дилетантскими забавами. Бывает, конечно, что битый волк с умыслом прикидывается дилетантом -но, здесь - Мазур мог прозакладывать голову- таким вариантом и не пахло. В заключение штабс-капитан, упорно именуя Мазура "тварью" и "большевистской мордой", снял у него отпечатки пальцев - умело и быстро. И махнул на дверь в смежную комнату: - Туда ступай, морда. За дверью оказался неплохо оборудованный врачебный кабинет- вот только врач согласно местной традиции, с которой Мазур уже стал помаленьку свыкаться, был опять-таки словно бы позаимствован из дореволюционных времен: в черной тройке старинного покроя, стоячем воротничке с загнутыми углами, при темно-красном галстуке в белый горошек, золотом пенсне на черном шнурке и чеховской бородке. Эскулап оказался полной противоположностью соседу-штабсу - он расспрашивал Мазура о здоровье деликатно и благодушно, именуя, как водилось в прежние времена, "сударем" и "батенькой", а один раз - "милостивым государем". Выслушал и измерил давление- как бы и не замечая тяжелой колодки на шее пациента. Мазур, ободренный его интеллигентнейшим видом и мягкостью, попытался было задать самый невинный вопрос, но доктор со столь великолепной небрежностью пропустил его мимо ушей, что было ясно: кроме клятвы Гиппократа, на нем висит еще некая неизвестная присяга, и искать в нем сочувствующую душу бесполезно. - Ну что же, батенька,-сказал врач удовлетворенно,- здоровье у вас великолепное, даже завидую чуточку. В легких чуточку похрипывает, но это не опасно...- и чуть повысил голос: - Ну, давайте! Кто-то, во все время осмотра молчаливо торчавший за спиной- его присутствие угадывалось лишь по тихому дыханию и легкому запаху одеколона- моментально навалился сзади, одной рукой ухватил колодку, другой прижал Мазуру к лицу мягкую тряпку, пряно и льдисто пахнущую эфиром. Не успев толком дернуться, Мазур провалился в забытье. ...Похоже, из беспамятства его вывела щекочущая боль в груди, похожая на комариное покусывание. Как он ни дергался, не мог даже пошевелиться. В голове шумело. Эскулап, на сей раз в накрахмаленном халате, склонился над ним, касаясь кожи на груди чем-то щекочущим и покалывающим. Мазур был прямо-таки прикреплен к какой-то твердой лежанке - на локтях, на запястьях, на пояснице, на бедрах, щиколотках, повсюду чувствовались веревки и ремни, он лежал на спине, прихваченный очередным ремнем под горло. Попробовал было открыть рот - и сразу же ощутил твердый край ремня подбородком. Эскулап бросил на него беглый взгляд. Голос звучал по-прежнему мягко и душевно: - Не дергайтесь, батенька, работать вы мне, конечно, не помешаете, но вот себе доставите неудобства... - Что вы там делаете? - спросил Мазур, превозмогая боль в горле из-за давившего на кадык ремня. - Ничего страшного, милостивый государь. Несколько татуировочек, только и всего. Еще с первобытных времен считалось, что татуировка украшает мужчину, так что немного потерпите, главное, в общем-то, позади... - Шутите? - выдохнул Мазур. Врач промолчал. Конечно, он не шутил -боль то и дело несильно жалила грудь, жгла кожу. Мазур стиснул зубы - не от боли, а от злости. Походило на то, что он наконец получил окончательное подтверждение самой скверной версии... Справа раздался голос штабс-капитана: - Док, а нельзя ему повыше задницы наколоть: "Заезжий двор"? С такой, знаете, стрелочкой, недвусмысленно указующей на очко? - А смысл, милейший?- не отрываясь от работы, бросил врач. - А никакого смысла. Приятно просто, пусть походит с пидоровской прошивкой на жопе... Ну, хоть точку ему над бровью наколите? - Сочетаться не будет, батенька, с общим стилем... - Ну и нахрен ее, гармонию. А я б вам ампулок отслюнил... - И все это - только из-за того, что он вам слегка заехал? - Вам бы так двинули, док... Ну, по рукам? Целую, упаковку хотите? У вас же норма кончилась... Упаковку - и дам вам с его кошкой побаловаться. Свозим ее на Таймунчи, рыбку половим, кошечку потрахаем... - Шли бы вы, искуситель... - Док, серьезно. Что, не договоримся, как старые знакомые? Открылась дверь. Шаги. Елейный голосок Кузьмича: - Беда мне с вами, как дети малые. На минутку оставить нельзя одних... - Ермолай Кузьмич, да я...- растерянно проблеял штабс-капитан и умолк. Кузьмич- судя по скрипу сапог, прохаживавшийся вокруг,- печально сказал: - У меня от вас всех кошмары скоро начнутся. Где бы мне, грешному, взять вместо вас заграничных людей, к дисциплине приученных... Голубь ты мой златопогонный, ты разницу меж слабым звеном и ненадежным понимаешь ли? Хорошо, хозяин- мужик предусмотрительный- все хоромы заморскими микрофонами украсил, вот уж воистину клопы, хе-хе... - Да я... - Изыди, адъютант его превосходительства, пока я серчать не начал... Сапоги проскрипели, удаляясь. - Молодцом, доктор, молодцом- похвалил Кузьмич.-Хотя, по правде говоря, интересно было бы еще пару минут послушать - вдруг да решились бы на что противу дисциплины... - Да я... - Шучу я, ученый вы наш, не берите близко к душе... Как идет рукоделие? Ага... Ну, солнышко, закончите- и шабаш. Не на выставку народных талантов, в конце-то концов, мы его снаряжаем... Вошли еще несколько человек. Отвязывали Мазура со всеми предосторожностями - сначала освободили шею и руки, замкнули колодку, потом только взялись за ноги. Он так и не увидел, что красовалось на груди - но кисти рук были прямо перед глазами. Две свежих наколки на пальцах правой руки, одна - на безымянном левой. Кожа слегка вспухла, но крови почти нет - одна-две капельки. Саднит еще пониже правого локтя - значит, и там... - Ну вот, теперь ты у нас полный красавец,- сказал Кузьмич.- Пошли назад, на квартиру... И не дергайся ты, добром прошу, помни про наши правила... Колодку с него сняли перед дверью. Перед этим Кузьмич отошел к выходу в компании вооруженного автоматом Мишани и предупредил оттуда: - Сокол ясный, не озоруй. У нас эти заграничные штучки с заложниками не проходят- потому что, скажу тебе со всей печалью, ребятки и меня

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  - 83  - 84  -
85  - 86  - 87  - 88  - 89  - 90  - 91  - 92  - 93  - 94  - 95  - 96  - 97  - 98  - 99  - 100  - 101  -
102  - 103  - 104  - 105  - 106  - 107  - 108  - 109  - 110  - 111  - 112  - 113  - 114  - 115  - 116  - 117  - 118  -
119  - 120  - 121  - 122  - 123  - 124  - 125  - 126  - 127  - 128  - 129  - 130  - 131  - 132  - 133  - 134  - 135  -
136  - 137  - 138  - 139  - 140  - 141  - 142  - 143  - 144  - 145  - 146  - 147  - 148  - 149  - 150  - 151  - 152  -
153  - 154  - 155  - 156  - 157  - 158  - 159  - 160  - 161  - 162  - 163  - 164  - 165  - 166  - 167  - 168  - 169  -
170  - 171  - 172  - 173  - 174  - 175  - 176  - 177  - 178  - 179  - 180  - 181  - 182  - 183  - 184  - 185  - 186  -
187  - 188  - 189  - 190  - 191  - 192  - 193  - 194  - 195  - 196  - 197  - 198  - 199  - 200  - 201  - 202  - 203  -
204  - 205  - 206  - 207  - 208  - 209  - 210  - 211  - 212  - 213  - 214  - 215  - 216  - 217  - 218  - 219  - 220  -
221  - 222  - 223  - 224  - 225  - 226  - 227  - 228  - 229  - 230  - 231  - 232  - 233  - 234  - 235  - 236  - 237  -
238  - 239  - 240  - 241  - 242  - 243  - 244  - 245  - 246  - 247  - 248  - 249  - 250  - 251  - 252  - 253  - 254  -
255  - 256  - 257  - 258  - 259  - 260  - 261  - 262  - 263  - 264  - 265  - 266  - 267  - 268  - 269  - 270  - 271  -
272  - 273  - 274  - 275  - 276  - 277  - 278  - 279  - 280  - 281  - 282  - 283  - 284  - 285  - 286  - 287  - 288  -
289  - 290  - 291  - 292  - 293  - 294  - 295  - 296  - 297  - 298  - 299  - 300  - 301  - 302  - 303  - 304  - 305  -
306  - 307  - 308  - 309  - 310  - 311  - 312  - 313  - 314  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования