Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Боевик
      Горшков Валерий. По прозвищу ворон: двойник -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  -
йки. - Оно, родимое! - Рожа братка расползлась в довольной улыбке, жующая резинку челюсть заработала активнее, из груди послышалось довольное Урчание. - Это же надо, как он ей впендюривает! Я балдею, в натуре! - Ладно, поглазел сам, дай другому! - засуетился в предвкушении просмотра взаправдашней эротики Слон, потянувшись к биноклю с твердым намерением отобрать его у ржущего во все горло напарника. - Отвали, - бойко отпихиваясь локтем, рявкнул Пика. - Сейчас сам потащусь, а потом тебе дам. Мама дорогая, чего вытворяют! - не выпуская из рук мощную оптику, веселился браток. - Все, бля, достал уже! - взревел от злости Слон, по внешнему виду покрасневшего лицом подельника понимая, что вероломно лишается удовольствия созерцать нечто обалденное, и снова пытаясь выцарапать у Пики бинокль. Схватив за одну трубу, он что есть силы рванул армейскую оптику на себя, чем привел кореша в дикое недовольство. - Ты, блин, не мешай, там уже кончают! - отбивался из последних сил Пика. Но фокус тем временем сбился, изображение перед глазами сместилось, вильнув в сторону подъезда, и на мгновение выхватило из темноты перед входной дверью высокого мужчину в кожаной куртке-выворотке, выбрасывающего окурок сигареты в подвешенный на стене пластиковый мусорник. Похоже, он не слишком твердо держался на ногах - его то и дело качало то в одну, то в другую сторону, и явно не от ветра. - Стой... Погоди!.. Да не дергай ты бинокль, придурок! - сильно толкнув Слона в плечо, зашипел Пика, мгновенно перестав улыбаться и напряженно вглядываясь в силуэт полуночного ходока. - Кажется, мы все-таки дождались... Точно, это Кай! - О чем ты говоришь? - перестав вожделеть бинокль, слегка озадаченно пробормотал Слон. -А ты не ошибся, братэлла? Может, у тебя от сильного напряга глюки начались? - Не звезди, говорю, - решительным тоном отверг всякие сомнения старший в паре Пика. - Хватит, на сегодня порнуха отменяется. - Отдав бинокль Слону и вытащив мобильный телефон, он торопливо набрал номер Алтайца и, дождавшись соединения, сообщил: - Курочка в гнезде, босс! Кай только что вошел в подъезд!.. Нет, что ты, никакой ошибки быть не может. Что мы, слепые? Точно говорю, он... Хорошо, понял, начинаем... А вы давайте быстрее... Ворон - Когда милиция найдет мерзавца Иванъко, - сказал Ворон, - я уверен, что они не будут вдаваться в подробности, кто его навестил последним. - Я все понял, сынок, - ответил Борисов. - Так мы и поступим. К опечатанному прокуратурой офису фонда "Наследие", расположенному на первом этаже огороженного низким кованым забором дореволюционного двухэтажного здания. Ворон подъехал ночью. Оставив машину с тыльной стороны от центрального входа, на пустующей в этот час служебной стоянке, он покинул "восьмерку". Выволок с заднего сиденья трясущегося от страха мошенника, рот которого во избежание недоразумений был снова заткнут кляпом, а руки, как и сутки назад, скованы браслетами, и буквально втащил его, упирающегося и едва передвигающего ногами, в открытую металлическую дверь полуподвала. Когда-то здесь размещалась партийная типография, каждый месяц выдававшая на-гора десятки тысяч экземпляров агитационной макулатуры, распихиваемой по всей Ленинградской области. Потом, в начале девяностых, был склад пригоняемой из Польши дешевой суррогатной водки "Распутин", а после того, как в один прекрасный день нанятые конкурентами братки ухлопали находящегося под ментовской "крышей" директора полулегальной фирмы, в переоборудованном подвале еще некоторое время располагался подпольный цех по производству элитной французской минералки "Перье", получаемой путем смешивания водопроводной воды, лимонной кислоты и углекислого газа. В конце концов официально принадлежащее государству здание было продано с аукциона известной риэлтерской фирме, которая, сделав косметический ремонт, сдавала помещения на двух этажах под офисы. Полуподвал же, требующий не только отделки, но и замены вечно протекающих труб, отчего в помещении стояла перманентная жара и сырость, пока что пребывал в плачевном виде. В коммерческих целях он не использовался, если не считать импровизированной свалки образовавшегося при ремонте здания строительного хлама. Зато он как нельзя больше подходил для задуманного Вороном акта справедливого возмездия. Включив свет в виде одинокой, засиженной мухами лампочки под высоким потолком и не без труда стащив мычащего, извивающегося и сопротивляющегося из последних сил Иванько вниз по ступенькам, Ворон вполголоса выругался. Прислонив вздрагивающего в конвульсиях кидалу к обшарпанной влажной стене, Сергей в который раз за прошедшее с момента "задержания" время заехал ему кулаком в челюсть, а потом, уже безо всяких хлопот, волоком подтащил бесчувственное, ватное тело к закутку в дальнем углу захламленного донельзя полуподвала. Достав из кармана маленький ключ от наручников, он приковал Германа за одну руку к чугунному радиатору отопления. - Ну вот ты и в "Хопре", дружок, - позволил себе пошутить Ворон, небрежно отряхивая от мела рукав куртки и презрительно глядя на подающего некоторые признаки жизни, сидящего на сыром грязном полу Иванько. Мутный, еще не совсем осмысленный взгляд незадачливого афериста постепенно приобрел осмысленное выражение и, скользнув по сторонам, с ужасом остановился на каменном лице нависшего над ним грозного "эфэсбэшника". - Очухался?! Тем лучше... Значит, мы немедленно приступаем ко второй части нашей операции. Алтаец Пика торопливо набрал номер Алтайца и сообщил: - Курочка в гнезде, босс! Кай только что вошел в подъезд! Сунув мобильник во внутренний карман. Пика вытащил из-за ремня пистолет и спрятал его в боковой карман спортивной нейлоновой куртки. Накинул на голову капюшон и, кивнув Слону, первым вышел из машины под дождь и ветер. Обошел ее вокруг, достал из багажника небольшой баллон с тонким резиновым шлангом, внешне похожий на автомобильный огнетушитель, и протянул его подельнику. Закрыв "восьмерку", боевики короткими перебежками, стараясь держаться вдоль забора и стен домов, достигли подъезда и, приоткрыв дверь, тенью проскользнули внутрь. О том, чтобы на лестнице не горела ни одна лампочка, регулярно "заботились" пацаны из дневной смены. Прислушались, выхватив оружие. Полная тишина. Стараясь ступать как можно тише и держа в руках снятые с предохранителей пистолеты, поднялись на шестой этаж и остановились у обитой дерматином двери с латунной табличкой "21" над обзорным "глазком". Приложив ухо к замочной щели. Пика долго прислушивался, потом выпрямился и, сверкнув в темноте белозубой улыбкой, прошептал, склонившись вплотную к Слону: - Кажись, включил воду. Или на кухне, или в ванной. Подождем пару минут. Неподвижно застыв у стенки, боевики простояли несколько больше, чем две минуты. В полной тишине ночного подъезда шум льющейся в квартире воды был слышен даже без прилипания к двери. Значит, подпитый Кай решил согреться и освежиться в ванной, подумал Пика. - Давай! - выждав еще немного, подал он команду. "Диверсанты" надели извлеченные из карманов легкие спецназовские респираторы, рассчитанные на пять минут работы с отравляющими веществами. Слон выпростал из пластмассового держателя на баллоне резиновую трубку и осторожно, сантиметр за сантиметром, просунул ее в довольно широкую щель замка "паук". Переглянувшись с подельником, медленно открыл вентиль на баллоне со снотворным газом. Послышалось тихое, едва различимое на слух шипение, которое прекратилось уже спустя каких-то двадцать секунд. Слон вытащил шланг из двери, заклеил отверстие полоской скотча, и ребятки бесшумно, мягко опуская подошвы кроссовок на ступени лестницы, поднялись на полпролета вверх и скрылись в закутке, за трубой мусоропровода. Томительно потянулись полные молчания и нервного напряжения минуты... Хлопок подъездной двери, и торопливые, но осторожные шаги двух человек послышались снизу спустя примерно четверть часа. Вскоре на площадку перед квартирой поднялись Алтаец и сопровождающий его незнакомый боевикам мужчина средних лет в длинном плаще и широкополой шляпе. Рассмотреть его лицо в деталях было невозможно из-за царящего в подъезде полумрака. - Порядок? - шепотом спросил Алтаец, взглянув вверх, и Пика ответил ему утвердительным кивком. - Семнадцатая минута пошла... Бронский сделал знак своему спутнику, и тот, расстегнув плащ до пояса, достал из сумочки-кенгуру стеклянный пузырек с прозрачной жидкостью и пипетку. Отклеив скотч, капнул дважды в щель замка. Потом закрыл пузырек, убрал обратно вместе с пипеткой, извлек из другого отделения сумочки хитрое приспособление, отдаленно смахивающее на консервный нож-вертушку, вставил в дверь и, недолго поковырявшись, трижды провернул отмычку по часовой стрелке. Неприступный четырехлепестковый "паук", который так массированно рекламируется производителями металлических дверей, позорно капитулировал в течение смешного промежутка времени, едва за дело взялся профи. Спрятав отмычку назад в поясную сумку и застегнув плащ, молчаливый незнакомец легким кивком головы попрощался с Алтайцем, скользнул взглядом по браткам и так же пешком спустился вниз, при выходе из подъезда слегка громче, чем хотелось бы, хлопнув дверью... Первым в прихожую вломился громила Слон, с пистолетом, обхваченным обеими руками. Тихо. Никого. Только в единственной, тронутой бледным голубым сиянием комнате едва слышно бормочет включенный телевизор, а в дальнем конце коридора, из-под двери в ванную, пробивается полоса электрического света. Израильский газ "Морфей", без последствий вырубив хозяина квартиры ориентировочно на полчаса, саморазрушился уже через пять минут и теперь не представлял никакой опасности для незваных ночных визитеров. И все-таки Пика и Слон "по запарке" до сих пор были в респираторах и, вкупе с грозным, увенчанным глушителями оружием, вид имели весьма даже колоритный. Словно сошли с экрана спецназовского боевика. Быстро сообразив, что опасаться неожиданных осложнений уже нечего, Алтаец отодвинул вальщиков в сторону и шагнул вперед. Мельком окинув настороженным взглядом пустую, если не считать мебели и телевизора, просторную комнату, он сделал несколько приглушенных мягким персидским ковром решительных шагов и остановился у двери в ванную. Постоял секунды три, словно набираясь сил, а потом положил руку в перчатке на золотистую изогнутую ручку и, нажав вниз, распахнул дверь настежь. Обнаженный, заросший густой недельной щетиной мужчина, в котором авторитет не без труда узнал сильно похудевшего Влада Кайманова, полулежал в ванне, привалившись головой к голубому кафелю стены, и тихо храпел, приоткрыв рот. Рука с обожженными указательным и средним пальцами свешивалась за край ванны, а прямо под ней, на мягком коврике, лежал потухший окурок сигареты. На подставке рядом с ванной, по соседству с грязными носками, майкой и потертыми джинсами, стояла на две трети опустошенная бутылка виски "ред лейб" со следами губной помады на горлышке. Тут же валялись скрученная пробка, отключенный мобильный телефон и несколько варварски смятых денежных купюр, в основном мелкого достоинства. - Вот мы и встретились, мент поганый! - сквозь крепко сжатые губы прошипел Алтаец, брезгливо разглядывая спящего врага, из-за которого ему пришлось потерять не только огромные деньги, большую партию оружия, двух бойцов, но и не имеющую цены свободу, платить за которую приходится частью своей единственной жизни! А попади он из СИЗО в "Кресты" - и купленные бывшим омоновцем урки устроили бы тот самый "несчастный случай", о котором предупреждала Лана. Из-за Кая его до полусмерти бил ночью в камере-одиночке поганый вертухай и за все время отсидки ему не давали свиданий. Но самое главное - из-за его стукачества и последующего вынужденного побега из зала суда с убийством четырех ментов он, Алтаец, теперь обречен до конца жизни существовать под другими именами и с фальшивым - чужим - лицом! А такое не прощается врагу даже за миг перед казнью, в полумраке тюремного коридора блока смертников. Впрочем, сейчас, кажется, не расстреливают? - Будем ждать, пока очухается? - сплюнув прямо в ванну, поинтересовался Слон, поглядывая на наручные часы. - Будить бесполезно, а так ему надо еще минут пятнадцать-двадцать, не меньше... - Боевик поиграл пистолетом и, подумав, сунул его в карман куртки. Это уже дело Алтайца, а он свою работу выполнил на все сто. - Нет. - Каменное, решительное лицо авторитета чуть шевельнулось, изобразив нечто похожее на вымученную улыбку марафонца, наконец-то достигшего финишной ленточки и тут же упавшего без сил. - Я - человек добрый и незлопамятный, а поэтому сделаю менту последнее одолжение! Он, счастливчик, даже не узнает, что умер... С этими словами Алтаец твердой рукой медленно поднял пистолет и дважды нажал на курок. Одна пуля попала лежащему в ванной мужчине точно в сердце, а вторая - в висок. Все было кончено. Прозрачная вода, смешиваясь с двумя струйками крови, прямо на глазах бандитов становилась похожей на вишневый лимонад, приобретая нежно-розовый оттенок. - Недолго корчилась старушка в высоковольтных проводах... - облегченно выдохнул Алтаец, опуская руку, и, словно гася спичку, по-ковбойски дунул на горячий ствол пистолета. Застрелив Кая, он, как и ожидалось, ощутил настоящее облегчение. - ...Ее обугленную тушку нашли тимуровцы в кустах! - усмехнулся, заканчивая бородатую дебилку, оттаявший Пика. - Сваливаем?.. Покинув квартиру, Алтаец и боевики спустились вниз, вышли из подъезда и, сев в разные машины, джип и "восьмерку", понеслись друг за другом по ночному Питеру, прочь с Морской набережной и раздираемого холодными ветрами с залива Васильевского острова. Ворон - Очухался?! - грозно произнес "эфэсбэшник" - Значит, мы немедленно приступаем ко второй части нашей операции... Закурив сигарету. Ворон извлек из внутреннего кармана куртки мобильный телефон и снова набрал номер крещенного в семи морях и пяти океанах русского морского волка. - Трофим Федорович? Майор Орлов снова беспокоит... Как мы с вами и договаривались, господин Иванько в данный момент находится в двух метрах ниже офиса "Наследия", а именно в полуподвале известного вам здания. И, как мне кажется, очень хочет встретиться со своими благодарными клиентами, чтобы слезно попросить прощения и вернуть им уворованные деньги... Кстати, в настоящий момент они лежат в камере хранения Витебского вокзала, в ячейке номер сорок три, код - все пятерки... Да, прямо там, можете сами в этом убедиться... Хорошо, Трофим Федорович, я согласен принять от вас личный отчет о выплаченных суммах. Считайте, что мы договорились... А сейчас вас очень ждет господин Иванько... Что вы сказали?! Уже собрали группу товарищей у себя дома?! Оперативно, товарищ капитан второго ранга! Значит, мне здесь делать нечего, теперь ваш ход. Поступайте с ним так, как считаете нужным. Можете прямо сейчас вызвать милицию, можете обойтись без нее. Всего хорошего, Трофим Федорович... Убрав мобильник. Ворон вопросительно посмотрел на громко мычащего, нервно сучащего ногами и дрожащего, словно в тропической лихорадке, афериста. Несколько раз молча затянулся сигаретой, презрительно сплюнул и, развернувшись на каблуках, направился к ведущим наверх трем разбитым ступенькам... Он свое дело выполнил - нашел и преступника, и деньги. А судьями этому алчному гаду пусть будут те люди, кому это право принадлежит по закону человеческой справедливости и заслуженной благородной мести. Сев в "восьмерку". Ворон вырулил со стоянки, развернулся, остановил машину на противоположной стороне улицы, под неработающим фонарем, и стал ждать прибытия отставного офицера ВМФ Борисова "со товарищи". Потрепанный желтый "москвич", скользнув фарами по витрине цветочного магазина, появился из-за поворота спустя пятнадцать минут и, со скрипом притормозив возле въезда на стоянку, скрылся, глухо урча, в темноте за зданием. Со своего нехитрого наблюдательного пункта Ворон успел заметить, что, помимо водителя, в машине находились еще три человека... Закурив новую сигарету. Ворон запустил двигатель и не спеша повел машину по пустынному ночному городу, мимо моргающих светофоров, к разведенному для прохода кораблей Троицкому мосту. Кайманов-старший Покинув квартиру Кая, Алтаец и боевики сели в разные машины, джип и "восьмерку", и понеслись друг за другом по ночному Питеру. Братки ехали по городу расслабленно, в полной уверенности, что Влад Кайманов, он же Кай, враг номер один, лежит сейчас мертвый в остывающей кровавой ванне на шестом этаже нового блочного дома. Но они ошибались. В жажде мести "алтайцы" не обратили внимания на одну существенную и находящуюся у них прямо перед глазами деталь, а именно на два синих перстня с лучами, вытатуированных на обожженных сигаретой пальцах руки застреленного мужчины. Они не заметили, что убитый был дважды судим. В отличие от бывшего омоновца Кая, этой участи избежавшего. И худые, впалые, обросшие щетиной щеки жертвы приняли за признак нервного стресса, пьянства и усталости, вместо того чтобы подумать о возрасте. Да, убитый был действительно очень похож на Влада Кайманова. Но это совпадение черт лица объяснялось до банальности просто! Мужчину звали Юрием, и он был родным братом Кая, появившимся на свет на три года раньше. Вопреки постоянным предложениям крутого родственника вступить в его организацию, после выхода из тюрьмы Юрий решил прочно завязать. Но он воспользовался предоставленной братом возможностью организовать себе чистую, без судимости, анкету, получил в ОВИРе загранпаспорт и вот уже год работал обычным водителем-дальнобойщиком на фуре "Росинтеравто", три недели в месяц болтаясь между Питером и Финляндией за баранкой большегрузного "вольво" и возя продукты в северную российскую столицу. А в свободное время, которого было совсем немного, предавался зеленому змию и плотским удовольствиям эскорт-сервиса. Однажды работяга Юрий просто "на всякий случай" оставил Владу ключи от своей однокомнатной холостяцкой квартиры - подарка брата ко дню выхода на свободу - и, сам того не ведая, тем подписал себе смертный приговор. Что же касается Алтайца, то он еще долго пребывал в неведении относительно допущенной им ошибки... Часть вторая ЧАСТНЫЙ ДЕТЕКТИВ Ворон Уже был поздний вечер, и прохожие, спешащие с остановки автобуса к манящим тысячами ярких окон многоэтажным жилым домам, предпочитали обходить погруженный в темноту парк стороной, умышленно или интуитивно выбирая более освещенные, хоть и идущие вокруг, переходные дорожки. Ворона же темнота никогда не пугала. Скорее наоборот... Он любил прогуливаться здесь именно в это время суток. Сергей пропустил новенький серебряный "мерседес", сотрясающий окружающее пространство рвущейся из салона громкой музыкой, быстро перешел дорогу и окунулся в прохладу пустынного парка с растущими по обе стороны аллеи густыми кустами сирени. Сдавленные женские стоны, доносящиеся из-за

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования