Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Боевик
      Яковлев И.И.. Черный снег -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -
нт Чилийской республики, социалист. Был убит во время переворота 73-его года, произвед„нного чилийской армией во главе с генералом Пином, именуемым потом Пиночетом. Последними его словами было: "Да здравствует Республика!" Помер, согласно легенде, обвязавшись государственным флагом. У "Отваги" невольно загорелись глаза. Борис с досадой подумал, что зря он так красочно расписал смерть чилийского президента. Нормальный человек сразу бы уловил сарказм, заключ„нный в этой красочности, но то - нормальный, а "Отвагу" к этой категории причислить сложновато. Он сразу ярко представил себе, что после того, как он, ни о ч„м не договорившись с Кравцом (а чтобы догадаться о том, что они не договорятся, не надо было быть ни Нострадамусом, ни просто экстрасенсом), уйд„т, этот "гений" сразу же прикажет снять знамя с крыши, или достать другое из запасника, чтобы иметь его под рукой, когда "спецы" начнут штурмовать его твердыню. Но он вс„ же предпринял ещ„ одну попытку переубедить этого упрямца: - Так что? Решил погибнуть "смертью храбрых"? За демократию? - А что? - азартно сказал "Отвага", - Она того, по твоему, не стоит? Борис, как наяву, представил себе картины, проносящиеся в данный момент в Кравцовском воспал„нном воображении. Вот он, Кравец, прикрывает грудью амбразуру дзота... Нет, кидается, обвязанный гранатами, под танк с "проклятыми фрицами"... Не. Ещ„ круче! Картина - "Свобода на баррикадах". Вместо грудастой бабы - "Капитан Отвага" со знаменем, вокруг поднимаются на "последний и решительный" его "рейнджеры" с размал„ванными рожами... Борис отогнал от себя эти видения, как гонят дурной сон или чертей при приступе белой горячки: - То дерьмо, которое у нас называют демократией - не стоит. Оно вообще ничего не стоит по сравнению с ценой человеческой жизни. Нормальная демократия стоит. Может быть, стоит. Е„ никто ещ„ по настоящему и не видел. И не только у нас, но и на западе тоже. А о людях своих ты подумал? Ты - ладно! Дурака могила исправит. А они? Кравец набычился: - Они - как я! - Правильно, как ты! Так вот и думай своей башкой в первую очередь о них. А не за них, что ты сейчас делаешь. Они ж за тобой, как овцы, а ты этим пользуешься. Я почти уверен, что эти дети сейчас в полной уверенности, что это цирк, который уедет, а они, как те клоуны, останутся. С орденами и медалями за верность "законно избранному". Ах, какие ж мы герои!.. Да как мы смело и решительно... Да не взирая!.. - А что, разве не так? - наморщил лоб "Отвага", - Раньше всегда так заканчивалось... Тут Борис взорвался. Боже, что за идиот! Вс„ бы ему в войнушку, прям дит„ малое! Кретин хренов! Он заорал так, что зазвенели ст„кла в кабинете: - Дебил! Очнись, ты %#ешь! Ты хоть список нового кабинета видал?! - Нее... - помотал головой Кравец. - Это САМЫЙ НАСТОЯЩИЙ ПЕРЕВОРОТ!!! Это - не цирк! И им нужна показательная кровь, @#$ядь, чтоб другим было неповадно! А ты, кретин, вместе со своими такими же кретинами, подставился! Дал им повод, мать твою @#! Тут Борис невольно ос„кся. Сам того не ожидая, он в своих словах Кравцу оформил в словесную форму догадку, до тех пор неосознанно мелькавшую у него в голове с того самого момента, когда Воротилов приказал ему участвовать в этой вылазке. Неожиданно для самого себя он понял, что Кравец со своими архаровцами обреч„н. Обреч„н с самого начала. Никто и не собирался по настоящему вести с ним переговоры. "Отвага" идеально подходил для задуманного: упрям, как ос„л, ты, Боренька, ужо с ним поговори, обломись, естественно и мы спокойно умоем руки. Сделали вс„, что могли. Он сам виноват. Борис рухнул обратно, на диван, с которого вскочил, когда начал орать на "Отвагу" и обхватил руками голову. Вопрос теперь был только в том, когда начн„тся штурм. Дождутся, когда он выйдет? Тут до него дошла ещ„ одна вещь, о которой он мог бы догадаться сразу, не заходя на территорию отряда: никто не будет дожидаться его выхода, майор "спецов" не просто так послал с ним двух своих лбов... ...Вс„ произошло буквально в считанные минуты. Из коридора послышался л„гкий шум и хлопки выстрелов, сильно сглаженные ПБСами, то есть глушителями. Кравец, даром что тугодум, сразу вс„ понял, бросил на Бориса взгляд, полный нескрываемой ненависти, и схватился за кобуру... Он не успел даже наполовину вытащить ствол из кобуры. Дерьмантиновая дверь с треском распахнулась и на пороге возник майор-"спец"... Первый выстрел попал "Отваге" в плечо и его рука, так и не вытащившая пистолет, повисла безжизненной плетью. Вторая пуля угодила уже наполовину беспомощному Кравцу в правый бок и бравый капитан рухнул на пол, отброшенный мощным ударом е„ такого, вроде бы небольшого, всего девятиграммового, но вс„ равно, несущего боль и смерть тельца. Сквозь пальцы рук Борис, как в замедленном показе, видел, как майор пружинящими, л„гкими шагами подош„л к лежавшему на полу Кравцу и ч„тко, как в тире, всадил ему последнюю, третью пулю прямо в голову... Контрольный выстрел. Выстрел, поставивший последнюю точку в романе под названием "Жизнь и удивительные приключения капитана Кравца". Майор стоял напротив Бориса, продолжавшего сидеть на диване закрыв лицо руками. Постояв так с минуту, он положил свою руку на плечо Бориса и тихо произн„с: - Надо идти, майор. Благодарю вас за оказанное нам содействие. Обязательно отмечу в рапорте, что без вашей помощи жертв с нашей стороны избежать бы не удалось. Борис отнял руки от лица и некоторое время тупо смотрел на "спеца". Потом сказал, обращаясь не к нему конкретно, а просто так, в пустоту: - С нашей... А с их?.. - Что - "с их"? - недоум„нно вопросил майор. - С их стороны удалось бы избежать? Без моей помощи? Майор флегматично пожал плечами. Такие, дескать, мелочи в расч„т не брались. А ля гер, как говорится, ком а ля гер. В дерьме - как в дерьме. Без жертв войн не бывает. Борис поднялся с дивана, посмотрел на майора. Тот стоял, протягивая Борису вытащенный из-за пояса Борисов "Стечкин": - Возьмите, надоело его за вас таскать. Борис молча принял пистолет и попл„лся следом за майором. Они вышли во двор и Борис увидел, что фактически кравцовский отряд, как и сам Кравец, перестал существовать."Крокодил" загнали через на этот раз уже настежь распахнутые ворота и "спецы" деловито укладывали трупы внутрь его утробы, собирая валявшееся тут и там на земле л„гкое, а также не очень л„гкое стрелковое оружие. В том, что это были именно трупы, Борис не сомневался: ещ„ живых, как мешки не грузят. Раненых, судя по всему, не было, "спецы" сво„ дело знали, не в лес по грибы вышли. Его взгляд упал на висевший у входа пришпиленный к доске "Боевой листок". Вдруг на него накатила волна дикой ненависти. К себе, к "спецам", к болвану "Отваге"... Ко всей этой мерзкой действительности, которая заставляет нас то и дело делать выбор. А не хочется! Не хочется, чтобы тебя ставили перед выбором - с кем ты и как ты! За что ты и почему ты... Ты, а не кто-то другой! Он со злостью рванул предохранитель "Стечкина", ставя сразу на автоматический огонь и высадил одной длинной очередью всю обойму прямо в этот дурацкий листок, неожиданно ставший для него воплощением всего, что он так сейчас ненавидел. Услышав выстрелы, все "спецы", как по команде, развернулись в его сторону. Лица сосредоточены, оружие навскидку, как по команде "фас". Их командир махнул рукой, не обращайте, мол, внимания. Просто у господина из Управы - нервы. Как говорится, "вольно, занимайтесь!.." Мимо них пронесли тело, бывшее совсем недавно капитаном Кравцом. Неожиданно для самого себя, Борис жестом остановил несущих и обратился к майору: - Прикажите снять с крыши флаг. Майор пожал плечами, но соответствующий приказ отдал. Через пять минут флаг был снят и вруч„н Борису. Он подош„л к лежащему на земле Кравцу и накрыл его тело этим флагом. Постоял с минуту и произн„с, ни к кому не обращаясь: - Как мечтал, так и помер. Альенде, блинн! Неизвестно, понял ли кто либо из присутствующих, что именно Борис имел ввиду, но "спецы" одобрительно угукнули, майор согласно кивнул и отдал накрытому "Отваге" честь. Потом махнул рукой подчин„нным. Те снова подхватили Кравца и потащили к "крокодилу". У майора пискнула рация. Он перекинулся по ней парой фраз и обратился к Борису: - Коллега, вас. Руководство. Бориса перед„рнуло от этого - "коллега". А с другой стороны, чем он, в общем-то, сейчас отличался от них? И нечего морду воротить! Назвался груздем - полезай по самое "не хочу". Он принял у майора рацию и рявкнул в микрофон: - На связи! Из динамика "Кайры" раздался взволнованный голос: - Борис Рудольфович? Полковник Воротилов! - Ну?.. - буркнул Борис. - Как вс„ прошло? Что у вас там? - пищал динамик голосом второго зама. У Бориса от ненависти свело скулы. Он прохрипел в рацию, еле сдерживаясь, чтобы не послать Воротилова туда, куда тот заслуживает быть посланным: - Как по маслу! "Олейна", знаете такое? - Знаю, - пропищал динамик, - Прич„м тут "Олейна"? - А помните, как в рекламе про залетевшую бабу? - Борис продолжил дурацким голосом, - "Интересно, что он скажет?" А он и говорит с идиотской улыбкой: "Надо же, ничего не пригорело!" А та дура в ответ: "Это "Олейна" тебе помогла!" - А если посерь„знее, майор? - А посерь„знее, - почти заорал Борис, вскипая, - Приезжайте сюда! Сами вс„ увидите! - Не хамите, майор! - вякнул динамик неуверенно, - Вы можете хотя бы в общих чертах?.. - Запросто, - вздохнул Борис, - Кравец вместе со своим отрядом ликвидированы. С нашей стороны потерь (он вопросительно посмотрел на командира "спецов", тот в ответ молча замахал руками, как бы давая понять, что вс„ в порядке) нет, раненых, вроде бы, тоже нету. Остальное, я так понимаю, будет доложено мной в рапорте на имя начальника Управы... - Маленькая поправка: полноформатный рапорт можете не писать, - сказала рация на этот раз голосом начальника дежурной части, - Полный рапорт подаст майор Храмцов, а вы... Ну, напишите примерно таким образом: мол, так и так, в составе группы спецназа я, такой-то, в качестве парламент„ра, имел беседу с командиром отряда Кравцом. Беседа положительных результатов не дала. И, в принципе, вс„. Ладно, что это я? Не мне вас учить рапорта писать. - Вот именно, не вам и не меня, - язвительно сказал Борис в микрофон, - Рапорта мы и сами писать умеем. Конец связи. Щ„лкнув выключателем рации, он вернул е„ майору, носившему, как выяснилось, гордую фамилию Храмцов. Тот принял рацию и сказал: - Часть моего отряда останется тут. Остальные вернутся в Управу. Вас мы отправим сейчас, тут есть несколько заправленных машин. Уазик подойд„т? Борис махнул рукой: вс„ равно, хоть на телеге, лишь бы подальше отсюда, от этого проклятого места, успевшего насквозь пропахнуть смертью. Смертью настоящей, не киношной... Где-то глубоко внутри он понимал, что здесь, на окраине города не просто был ликвидирован отряд "Капитана Отваги", тут, распятая под "спецовскими" пулями, осталась гнить какая-то часть его, Борисовой, души. Ээх, что за пораженческие настроения! Взвейтесь, соколы, орлами, полно горе горевать! Соловей, соловей, пташечка! Майор, мля, выпить нету? Ах, есть?! Так что же ты молчишь, сука?! А нам - пополам, мы и из рожка выпить могем!!! А закуси нет, так и хрен с ним, после первой не закусывают. Бойцы, вы на меня не смотрите, етттто у меня просто нервный срыв... Что?! Машина не заводится?! Да я ей щас! Под первую категорию... - ...по башне вдарила балвааааанка, сейчас рван„т бааяякомплект!.. "Спецы" запихали в машину орущего Бориса и с облегчением вздохнули, когда машина, увозящая пьяного майора из Управы, скрылась за поворотом. Последним, что они услышали из удалявшегося автомобиля: - ...а маладоогооо камандииира несли с прабитой галавой!.. 5. Выгружали Бориса из машины аж четверо, среди которых были начальник дежурной части и полковник Воротилов. Во время этого Борис то и дело пытался достать из кобуры "Стечкин", царапая рукой хлястик клапана, пока, наконец, начальник дежурки не отобрал у него пистолет и не взмолился: - Господи, как нажрался! На кой ч„рт его сюда привезли? Домой его, к дьяволу, домой! Воротилов, укоризненно глядя на Бориса, сказал: - Я, конечно, понимаю, товарищ Златокольцев. Нервный срыв и вс„ такое... Но нельзя же так!.. Борис посмотрел на Воротилова и икнул: - А можно - сначала пулю в плечо, потом в бок, а потом - контрольный в чайник? Можно? Молчите уж, ваше благородие! Воротилов беспомощно огляделся по сторонам в поисках кого-нибудь, на кого можно было бы свалить столь тяжкую ношу, как пьяный майор Златокольцев: - Ну позовите же, наконец, кого-нибудь из его отдела! Кто знает, где он жив„т и сможет дотащить его до квартиры!.. Через пяток-другой минут в дежурку вош„л хмурый Рэм, сопровождаемый решительной Юлей. В дежурке они обнаружили сильно пьяного Бориса и тр„х молодых прапоров. Борис рассказывал что-то необычайно захватывающее, прапора слушали его, разинув рты: - ... и, приколись, мужики, тут она как заорет: "Я буду жаловаться на вас Генеральному Прокурору!" Я, дескать, графиня, и веду свой род от... мнээ.. как его, дьявола?.. А, ладно, бес с ним! Вс„ равно щас не вспомню... А я ей и говорю в ответ: "Графиня, возьмите графин и выпейте водички. И не кричите так, как будто вас режут, здесь не стадион. И, простите за нескромный вопрос, липовая лицензия на вывоз меди в Ближнее Зарубежье вам в наследство от ваших предков досталась? Если да, то укажите, от кого именно. Место погребения и так далее. Мы его откопаем и под суд за подделку документов!" - А она чего? - выдохнули оба прапора в один голос. - А она посмотрела на меня, как на Джека-Потрошителя и осевшим таким голосом спрашивает: "Это у вас что, шутки такие?" - А вы? - А я: "Нет, мадам, это у вас дело без срока давности. Сумма больно уж велика"... - Борис развернулся на стуле и увидел вошедших, - А, друзья! Заберите меня отседа. Высшее командование в благодарность за успешно провед„нную операцию и учитывая мо„ нынешнее состояние представило меня к Ордену Сутулова первой степени с закруткой на спине! - Не знаю, как там насч„т "Сутулова" различных степеней с закрутками, а вот то что ты сейчас - лауреат Всесоюзного конкурса "Лейся, пейся", это уж наверняка, - хмыкнул Рэм, - Воротилов тебя за такое пьянство завтра с дерьмом да без сахара... - Подавится. По его собственным словам, мо„ нынешнее поведение после всего происшедшего вполне объяснимо. Короче, дядя шеф на нас сердиться не изволят! - помотал головой Борис, - Дядя шеф дозволили мне сейчас отбыть на место постоянного проживания и хорошенько проспаться. - Угу. А мне приказано тебя сопроводить до места твоего постоянного возлежания. В смысле - до кровати. Но вот леди... - кивнул Рэм в сторону Юли. - Что - "леди?" - поднял бровь Борис, - Леди хочет, чтобы я остался здесь и развлекал дежурных? Я могу, я же этот, как его... во! Победитель Фестиваля Молод„жи и студенчества "Юность безысходная моя". - Ага. А ещ„ победитель конкурса "Овца по жизни" - хмыкнул Рэм, - Солист Трижды Краснознам„нного ансамбля Песни и Пьянки... - Леди, - вмешалась Юля, - Леди оспаривает у капитана честь сопроводить героя-орденоносца и лауреата до места проживания. Борис укоризненно посмотрел на Рэма: - Эх вы, герр капитан! Как там в песне: "Снегопад, снегопад!"... Знаешь такую? Исполняет ВИА "Венеры" из Польши, руководитель - Мацал Кошек...И вообще! Как ты думаешь, вас самих-то скоро распустят? - Тому, кто тебя поволоч„т до хауса, велено считать себя на сегодня свободным, - ответил Рэм, - Но и остальных, вроде бы, долго не пропарят. Останется вдвое усиленный контингент в дежурной части, по два ответственных от каждого отдела, ну и, само собой, "спецы" всем калганом. Прочим - около девяти вечера придадут ускорения в сторону дома. - Вот и славно! - обрадовался Борис, - Тогда прошу всех обитателей нашего кабинета ко мне в "группу продл„нного дня". - Стаж„ров тоже? - поинтересовался Рэм. - Если никто из них не идет в музыкальную школу или не занимается в кружке "Умелые ручонки". В общем, по желанию. Карету мне, карету! Один из прапоров вышел из дежурки, едва не помирая со смеху. Через пару-тройку минут из коридора раздался его крик: - Ваше высокородие! Вам с бубенцами, или как? - Бубенцы - это мещанство. С бубенцами пусть ездит начальник строевого отдела, у него слабость к наворотам, - крикнул в ответ Борис, - Клаксон на вашей трахоме имеется? - Обижаете, ваше высокородие! - хохотнул второй прапорщик, оставшийся с ними в дежурке, - Вс„ по высшему разряду. - Тогда, перед тем, как тронуться, - пробормотало "их высокородие", вс„ сильнее заплетаясь, - Пусть мальчик дудн„т в него два раза. - Так попы на извозчике в свет выезжали, - хихикнула Юля, помогая ему встать со стула. - Тогда пусть дудн„т не два, а три раза, - настаивал Борис. - Дудн„т, дудн„т! Держись за меня, горе луковое!... :и "мальчик", которому оказалось около сорока пяти лет, дуднул. По пути Борис рассказывал дежурному водителю скабрезные анекдоты, периодически извиняясь перед Юлей, что он такой пошляк. И она, и водитель, его охотно извиняли, потому что анекдоты были - как на подбор. Из того набора, который не рекомендуется рассказывать как раз именно водителям, потому что они могут не справиться с управлением. Но вс„ обошлось и Борис был благополучнейшим образом доставлен сначала к самому подъезду, а потом без приключений сопровожд„н Юлей до своей квартиры. 6. В тот момент, когда Борис захлопывал дверь своей квартиры, ему в голову пришла неожиданная мысль. Он развернулся к Юле и спросил: - Слушай, я - свинья! Ты же уже столько времени не была дома! Она вздохнула: - Ну и что? - Так, может, тебя уже, как говорится, "ищут пожарные, ищет милиция". Родные, небось, с ума сходят! - Никто меня не ищет. Родные на Югах, приобретают не свойственный нашим северным широтам загар. Фрукты-яблоки лопают. Вот только переодеться бы не помешало... - Так иди переодевайся и снова сюда! - приказным тоном сказал Борис и добавил, предвосхищая е„ возражения, - За меня не бойся, в ванной башкой об стену не грохнусь. Я, если честно, там, в Конторе, больше притворялся. Очень уж не хотелось сегодня рапорта строчить. Вот, возьми ключ. Прид„шь, сама двери откроешь. Он протянул ей связку запасных ключей. Юля на секунду задумалась, затем согласно кивнула и взяла протянутый ей атрибут полного доверия. - Жди меня и я вернусь! Заодно чего-нибудь пожевать прикуплю. Я так понимаю, ожидаем гостей? Борису понравилось это "ожидаем". Он и сам уже не мог бы себе представить, что совсем недавно это самое "ожидаем" наверняка вызвало бы у него раздражение. Впрочем, тут ещ„ бабушка надвое сказала: раньше было - "раньше". И раньше не было этой удивительной девушки Юли. Поэтому он улыбнулся и согласно кивнул: - Именно, - он протянул ей кошел„к, - Деньги возьми... Нечего, нечего! Что за гусарство. Не прикидывайся дочерью Рокфеллера. Она пожала плечами, но деньги вс„-таки взяла. Чмокнула его в щ„ку и через несколько мгновений он услышал дробь е„ каблучков на лестничной клетке. Зачем-то дождавшись звука захлопываемой подъездной двери, он с довольным видом потянулся и полез под душ. Из ванной он вышел минут через пятнадцать и по его внешнему виду уже никак нельзя было бы сказать, что совсем недавно, в Управе, он был больше похож на завсегдатая какой-нибудь рюмочной приблизительно к моменту е„ закрытия. Он не соврал Юле: его пьяный облик процентов на семьдесят пять действительно был не более, чем простым притворством. И ему не просто не хотелось сегодня писать рапорта, просто он чувствовал, что после сегодняшней "операции по ликвидации" спокойно разговаривать с руководством он вряд ли сможет. Наверняка бы не сдержался и наговорил руководству чего-нибудь такого, что оно вряд ли бы ему спустило с рук так же

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования