Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Боевик
      Яковлева Елена. Маньяк по вызову -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -
Да, - философски заметила я, мысленно сосредоточившись на внешнем и внутреннем содержании ларечника Сени, - что ни человек, то судьба. А на вид - обычный сникерсник. Я еще работала челюстями, когда Нинон испортила мое умиротворенное настроение - выдала мне пилюлю, от которой меня чуть не перекривило: - Да, чуть не забыла! Часов в шесть вечера здесь опять наш горячо любимый "особо важный" появлялся. Сначала к Остроглазову лыжи навострил, там, само собой, никого, тогда он ко мне. Где, спрашивает, ваш сосед. Я говорю, отбыл в столицу нашей родины город-герой Москву. Однако этим он не ограничился и стал тобою интересоваться. Что-то, мол, подружки вашей не видно. А я ему подробнейшим образом отвечаю, что подружка моя тоже уехала в Москву все с тем же Остроглазовым - устраиваться на работу. А он как-то так заудивлялся, с чего, совершенно непонятно. - Нинон, ты опять за свое? - обиженно сказала я, мысленно призывая на голову своего бывшего возлюбленного все возможные кары. - А что я? Я же просто повествую, как дело было, - заерзала на стуле Нинон. - Лучше расскажи, что там у тебя с работой, все нормально? - Да вроде бы... - пожала я плечами. - Совместная фирма, "Омега" называется, в приемной фифа сидит - прямо с обложки, начальничек тоже представительный, в костюмчике за тыщу баксов... - Так, - согласно кивнула Нинон, на которую фирма "Омега", видимо, произвела положительное впечатление уже заочно. - А делать-то что будешь? Я открыла рот: а ведь главного-то я и не спросила! *** ...Меня положили в длинный прямоугольный ящик, потом накрыли крышкой и стали медленно опускать в глубокую яму, из которой тянуло сыростью. Раскачиваясь, ящик опускался все ниже и ниже и наконец достиг дна. Мне стало страшно, я захотела вырваться, но какая-то странная дрема сковала меня. А еще через минуту в крышку ударили тяжелые комья земли... - Выпустите, выпустите меня отсюда! - закричала я и проснулась в испарине. Я лежала не в ящике, а на софе, а вот удары продолжались. - Что? Кто там? - завопила за стеной Ниной. Я как была в короткой сорочке на голое тело, так и выскочила на лестницу. Там уже протирала глаза Нинон, недовольно бормоча: - Черт... Без очков ничего не вижу. Какой идиот там ломится в такую рань? В такую рань? Я взглянула на настенные часы, которые показывали без четверти шесть. Надо полагать, утра. - Эй, девки, вы живые? - загремел мощный бас с террасы. - Анискин, - узнала Нинон обладателя баса. - Что там у них опять? - Эй, есть кто-нибудь? - снова раздалось снизу. И Нинон, тихо чертыхаясь и запахиваясь в халат, пошла к двери открывать. - Ну слава богу, живые, - обрадовался возникший в дверном проеме участковый. - А в чем дело? - громко зевнула Нинон и прикрыла рот ладонью. - Опять у нас происшествие, уважаемые. - Анискин снял фуражку и утер платком вспотевший лоб. - Ой, только не пугайте! - нервно взвизгнула Нинон и отступила в глубь гостиной. - Да я уж сам не рад, - озабоченно сказал Анискин, - пять лет я здесь участковым, а такого не припомню... Ну, значит, у вас все в порядке? - уточнил он. - Тогда я пошел, а у вас скоро будут визитеры, так что вы уж больше не ложитесь, все равно не дадут. Кстати... Сосед этот ваш, вдовец, он тут ночует или в Москву укатил? - По-моему, он здесь не ночевал, - растерянно протянула Нинон, обернулась, бросила на меня подслеповатый взгляд и дрожащим голосом спросила: - Да что же все-таки случилось, говорите! - Случилось, уважаемые, случилось. - Анискин замялся, а потом махнул рукой. - Ладно, скажу, все равно узнаете. Парня, что торгует в киоске возле платформы, ночью убили. - Что-о-о? - Нинон даже зашаталась. - Убили? Сеню? Не может быть! Эта новость потрясла меня не меньше, чем Нинон, я чуть с лестницы не свалилась. - Как же это произошло? - Нинон рухнула в кресло. - Это вы у "особо важного" спрашивать будете, - загадочно изрек Анискин, водрузил на свою лысоватую голову форменную фуражку и шагнул за дверь. Нинон подняла на меня полные слез глаза и прошептала: - Ну как же так, как же так... Сеню-то за что? Ведь совсем молодой парень, всего двадцать четыре года ему было... Господи, да что же тут происходит? Ужас, ужас, какой ужас! Похоже, нервы у Нинон сдали окончательно. Она уронила голову на подлокотник кресла и громко, в голос зарыдала. Я спустилась вниз, склонилась над Нинон и стала молча гладить ее взлохмаченные со сна белокурые волосы. Хоть я и не `k$ + , подобно Нинон, однако чувствовала себя преотвратно. Смерть приветливого и услужливого ларечника не укладывалась у меня в голове. Впрочем, как и прочие дроздовские ужасы. - 0-ой! - жалобно простонала Нинон. - Зря я тебя здесь задерживала. Если хочешь, уезжай в Москву первой же электричкой. Ты не обязана умирать от руки маньяка из-за моих проблем. - Что ты плетешь, Нинон, - возразила я, - никуда я не уеду. Если только с тобой... - Кхм-кхм! - прокашлял кто-то совсем рядом, и взгляд мой уперся в начищенные до блеска черные ботинки. *** Мужчина моих несбывшихся снов выглядел совсем неважнецки. Под глазами синие круги, видимо, от длительного недосыпа, глаза мутные. В какой-то момент сердце мое сочувственно екнуло, и, чтобы избавиться от постыдной жалости к этому негодяю, я растравила себя воспоминанием о трагической встрече в "Таганском" гастрономе. Дабы возненавидеть его посильнее, я даже нафантазировала, чего не было. Представила, как я бросаюсь ему на шею, а тут подбегает беременная жена и начинает кричать дурным голосом: - Граждане, посмотрите на эту нахалку! Да кто ей, спрашивается, позволил вешаться на чужого мужа без всякого разрешения? Отвлек меня от этих умозрительных ужасов опять-таки мой бывший возлюбленный, когда задал очередной вопрос: - Вы не могли бы поточнее припомнить, когда видели Круглова в последний раз? - Круглов - это кто? - переспросила я. - Это Сеня, - подсказала мне Нинон. - Этой ночью, - угрюмо доложила я, - что-то около полуночи. Спросите у Широкорядова, может, он на часы смотрел. - А как все произошло? Я шумно выдохнула. - Мы остановились возле киоска, Широкорядов купил сигарет. Минуты две они разговаривали, потом мы отъехали, - монотонно, как пономарь, пробубнила я. - О чем они разговаривали? - О погоде, об аварии на железной дороге... Парень спросил Широкорядова, как тому понравилось шампанское, которое тот у него покупал. Все! - Точно все? - Точно! - выпалила я и закатила глаза. Быть важной свидетельницей такое утомительное занятие! Но Андрей продолжал гнуть свою профессиональную линию: - Так... А что вы видели, когда проезжали по поселку? Я рассказала ему, что в доме "опоссума" Овчарова горел свет. Потом он взялся за Нинон, которая, всхлипывая, поведала о том, как Сеня навестил ее днем, когда завез продукты, а также о том, как она обратилась к "опоссуму" Овчарову с просьбой подбросить ее к платформе, а тот ее даже на порог -% пустил, заявив, что его машина сломана. Сообщение о сломанной машине особенно заинтриговало Андрея. Он вскинул голову и пристально посмотрел сначала на меня, а потом на Нинон: - А позже, уже после полуночи, вы не слышали шума отъезжающей машины? Мы с Нинон синхронно замотали головами. Лично я спала как убитая и не услышала бы не только отъезжающего автомобиля, но и пролетающего на бреющем полете самолета. Когда вопросы нашего следопыта иссякли (оказывается, бывает и такое), совершенно раскисшая Нинон снова начала хныкать, и мне пришлось проводить ее наверх, в спальню. Там она легла на кровать, накрылась с головой и попросила ее не беспокоить. Я решила, что Нинон полезно будет выспаться, и оставила ее в одиночестве. Потом спустилась вниз, с удивлением обнаружив, что мой бывший любовник никуда не ушел, а терпеливо ждал моего возвращения. Чтобы, как выяснилось позже, дать мне несколько "дружеских советов". Совет номер один звучал так: - Почему бы тебе не вернуться в Москву? Я ничего не ответила, только брезгливо поморщилась. - Здесь становится довольно опасно, - прибавил он. - С чего бы такая трогательная забота? - фыркнула я. - Все еще злишься? у - Напротив, я в восторге! Тогда он поднялся со стула и направился к двери, бросив на прощание:. - По крайней мере, будь осторожнее и.., не очень-то доверяй творческим личностям. Как это понимать, интересно? Как предупреждение? Глава 21 - Ну что, может, нам и правда в Москву смотаться? - Это были первые слова, которые произнесла Нинон, открыв глаза и более-менее проморгавшись. Ресницы ее были все еще мокрыми от слез. - Сама решай, - дипломатично ответствовала я, хотя мне до смерти хотелось поскорее унести ноги из этой распроклятой Дроздовки, в которой что ни ночь кого-нибудь убивают. - Все, все! - Нинон вскочила с кровати и забегала по комнате, да так резво, что у меня в глазах зарябило. - Собираем манатки и отчаливаем на ближайшей электричке, пока нам здесь глотки не перерезали! - Почему глотки? - поинтересовалась я, наблюдая за ее порывистыми передвижениями. - Остроглазову и ту, неизвестную, кажется, задушили... - Да какая разница! - Нинон вытряхнула из стенного шкафа почти все содержимое и теперь, судорожно разгребая завалы, выбирала, что захватить с собой, устремляясь в паническое бегство. - Придушит, разрежет на куски, изжарит на сковородке... Уж лучше я буду жить с Генкой и с его новой одалиской или.., или на вокзале... - Нинон страдальчески поморщилась. - Ну зачем же сразу на вокзал? Пока все утрясется, можешь пожить у меня, - неуверенно предложила я и мысленно поежилась, представив, как к этому отнесутся мои соседки - старые коммунальные волчицы. - Конечно, у меня не пятизвездочный отель, но... - Ты что несешь? - возразила Нинон. - Что мы там будем делать вдвоем в твоей комнатушке, пятки друг другу оттаптывать? Нет уж, раз такое дело, то я найду, где голову преклонить, только... - Она в бессилии опустилась на кровать. - Что будет с домом? От этого маньяка можно ожидать чего угодно, возьмет и запустит красного петуха. С чем я тогда останусь? Я молчала, предоставив Нинон возможность самостоятельно принять решение, а она все еще пребывала в смятении. - Да, дом, конечно, жалко, - рассуждала она, набивая вещами снятый с антресолей чемодан, - но, с другой стороны, жизнь дороже. - Вот именно, - поддакнула я, довольная тем, что обстоятельства складываются в пользу наиболее благоприятного для меня сценария. Уехать, уехать, скорее убраться из этого страшного места... - Тук-тук! - сказал кто-то внизу. - Милые барышни, вы дома? - Это еще кто? - Нинон хлюпнула носом. - Опять следователь, что ли? - Понятия не имею. Надеюсь, во всяком случае, что это еще не маньяк. - Я вышла на лестницу и, перегнувшись через перила, посмотрела вниз. А там стоял поэт-песенник. Увидев меня, Широкорядов приветственно помахал рукой, словно я сходила по трапу самолета, а он меня встречал, и объяснил причину своего визита: - Решил узнать, как ваши дела... - Отлично, - буркнула я, - как раз вещички упаковываем... - Решили, значит, в Москву перебраться, - усмехнулся Широкорядов. Надо же, какой догадливый! Будто у нас был выбор! - А что делать, что делать? - задышала мне в спину Нинон, которая тоже вышла на лестницу. - Страшно все-таки. - Да уж, фабула почти как у Агаты Кристи, - согласился поэт-песенник, - действующие лица выбывают один за другим... - В том-то все и дело, - судорожно всхлипнула Нинон. - Ну скажите, зачем понадобилось убивать Сеню? Ведь безобидный же был парень! - Вижу, вы уже обо всем знаете. Ну, конечно, следователь у вас ведь тоже наверняка побывал. Что до Сени, то он действительно был неплохой парень, проворный такой, услужливый, - кивнул Широкорядов. - Правда, в его безобидности я не очень-то уверен. Все-таки он был каким- никаким, а коммерсантом, а коммерция в условиях нашего дикого рынка - дело рискованное. Конкуренты там всякие, "крыши" и прочее... - Что вы хотите этим сказать? - въедливо осведомилась o, почти как мой бывший возлюбленный, он же следователь по особо важным делам. Поэт-песенник преспокойненько опустился на уютный диванчик, на котором я вчера приходила в себя после переживаний, связанных с железнодорожной аварией, и закинул ногу на ногу. - Этим я хочу сказать, что ни одной минуты не верю в маньяка-убийцу. - Как это? - опешила Нинон. - Что же тогда, все эти преступления нам приснились, что ли? - Нет, не приснились, - возразил поэт-песенник, - только они никак не связаны между собой. В смысле, все они совершены разными людьми, и их совпадение во времени и пространстве не более чем случайность. И в этом коренное отличие наших ужасов от увлекательных романов Агаты Кристи. Очевидно, так же думает и московский следователь, этот бедняга, который совсем с ног сбился. М-да, вот уж кому не позавидуешь. Кстати, после меня он отправился к этому неприятному типу с недостроенной дачи, у которого вагончик со строителями сгорел, а уезжая, зачем-то прихватил его с собой. Нинон медленно, как сомнамбула, спустилась по лестнице и остановилась в двух шагах от Широкорядова: - Они задержали Овчарова? - Этого я не утверждаю, - уклончиво ответил поэт- песенник, - я всего лишь видел, как его усадили в машину, а машина отбыла в сторону Москвы. - Ты что-нибудь понимаешь? - Ниной покосилась на меня. - Я тебе что, ясновидящая Ванга, что ли? - огрызнулась я, озабоченная лишь тем, чтобы Нинон, не дай бог, не передумала съезжать с дачи. Между тем Широкорядов как-то странно повел носом и принюхался: - Чем это у вас тут пахнет? Нинон тоже шумно втянула воздух в ноздри и растерянно пробормотала: - Правда, пахнет, чем-то кислым... - Наверняка труп в подвале разлагается, - мрачно пошутила я, однако что-то такое в моей голове забрезжило. Вино! Боже, мы опять забыли про смородину! Узнав про наши с Нинон эксперименты в области виноделия, поэт-песенник пришел в страшное возбуждение и пожелал самолично ознакомиться с промежуточным продуктом. Мы повели его в подвал, где мошек стало в два раза больше, чем накануне. Про запах я молчу. - Да, винокурня у вас знатная, - крякнул Широкорядов и осведомился; - А спирт-то есть? - Где-то был, - безразлично отозвалась Нинон, водя отсутствующим взором по стеллажам, заставленным банками, в основном пустыми. Хозяйка из Нинон ничуть не лучше, чем из меня. - Тогда нужно отжать мездру и закрепить. - Между прочим, поэт-песенник мыслил в том же направлении, что и я. - И тогда долгими зимними вечерами вы будете потягивать смородиновую настоечку. - До того ли сейчас... - горестно вздохнула Нинон, однако на кухню сбегала и принесла трехлитровую банку спирта, почти полную. - Вот, - протянула она банку Широкорядову, - этот спирт мне тоже Сеня привез, я просила пол-литра для растирки и всякого такого, а он банку достал: берите, говорит, спирт хороший, недорого. Я ему: зачем мне так много, а он: не прокиснет. Нинон снова жалостно шмыгнула носом, а поэт-песенник самоотверженно взялся за доводку нашей настойки до нужной кондиции. Причем достаточно квалифицированно. Я наблюдала за его действиями с профессиональным интересом, а Нинон еще пару раз летала на кухню то за одним, то за другим. Когда дело было сделано, а спирта в банке убавилось наполовину, поэт-песенник задумчиво посмотрел на оставшуюся часть: - А этим можно Сеню помянуть... И с его легкой руки, вместо того чтобы продолжить сборы в Москву, мы с Нинон стали собирать на стол прямо на кухне. Нинон метала из холодильника продовольственные запасы, сделанные, кстати, при самом непосредственном участии покойного Сени, я орудовала ножом, по-быстрому сооружая бутерброды. А поэт- песенник прямо из банки разливал спирт по рюмкам. Первую мы выпили молча. Не успели закусить, а Широкорядов уже наполнил рюмки во второй раз. У Нинон глаза по-прежнему были на мокром месте, но алкоголь ее несколько подбодрил. Я грустно посматривала на часы, прикидывая, на какой электричке мы сможем уехать, если сможем вообще, потому что Нинон больше уже не выказывала таких намерений. А тут еще и поэт-песенник подлил масла в огонь (кто его просил?): - Лично я никуда уезжать не собираюсь. Чего это я должен бежать из собственного дома? Здорово будет, когда мы все сделаем отсюда ноги и бросим дачи на произвол судьбы. Ну нет, я так не согласен. Я решила обратить его выступление в свою пользу: - Ну, раз вы остаетесь, может, заодно и за дачей Нинон присмотрите? - Да пожалуйста, только я ведь не буду сидеть, как пес на цепи, и ночью я сплю довольно крепко. Слушайте, милые барышни, зачем вам уезжать? Оставайтесь! Когда еще представится такая замечательная возможность пощекотать нервишки! - Оригинально же вы смотрите на вещи, - покачала я головой. - И вообще, - невозмутимо продолжал этот краснобай, - ни мне, ни вам ничего не грозит. - Как вы можете быть таким уверенным? - взорвалась я, уже подогретая спиртом: еще не хватало, чтобы он уговорил Нинон остаться. - Элементарно, - Широкорядов опрокинул третью рюмашку, - просто я все рассчитал. Мы с Нинон молча на него воззрились, а он разглагольствовал на полную катушку: - Мне лично все ясно. Эти убийства мне понятны, так же как и следователю. Что-то мне подсказывает, что мы мыслим с ним водном направлении. Я глупо хохотнула: - Понятны? Тогда вы знаете, кто убил жену банкира? - Конечно. - Поэт-песенник поднял рюмку со спиртом и зачем-то посмотрел ее на свет. - Да и вы знаете, все знают. Остроглазову прикончил шабашник-молдаванин, по пьяной лавке, скорее всего с целью грабежа. - А кто же поджег строительный вагончик? - не унималась я. - А вот здесь изначально не правильная посылка, - погрозил мне пальцем Широкорядов. - Между прочим, странно такое слышать от трезвомыслящей девушки вроде вас. - На что он намекал, неужели на мою идиотскую риторику на тему поэзии? - Кто сказал, что вагончик подожгли? Насколько я понимаю, это еще не доказано. Погоревшие ребята, царство им небесное, были очень даже не прочь заложить за воротник, а по пьяной лавке все возможно, как вы понимаете. Но даже если поджог был... О чем нужно думать? Нужно думать о том, кому он был выгоден в первую очередь! - Ну и кому? - икнула Нинон и стыдливо прикрыла рот ладонью. Лично мне было ясно, куда клонил поэт-песенник. А он не стал долго интриговать недогадливую Нинон: - Разумеется, их хозяину. Во-первых, они могли что- нибудь

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования