Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Боевик
      Ямалеева Гульназ. Агент национальной безопасности 1-3 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  -
девушки пошли круги, в висках бешено застучали тысячи невидимых молоточков... Аня почувствовала, как поплыла. Ощущение было такое, будто ее неожиданно погрузили на большую глубину. Еще немного, и она потеряет сознание! И в этот момент, как сквозь толщу воды донеслось удивленное: - Это что еще за фигня? Ты кто такой, папаша? А ну-ка отпусти ее. Кому говорят!.. Голый Котов уставился на Рафинада, который теперь, как щитом, прикрывался девушкой. Рафинад лишь усмехнулся. Угроза парня на него не подействовала. - Ты что, плохо понимаешь?! Неожиданно в два прыжка Котов оказался рядом. Сделав ложный выпад, правой послал резкий удар порнодельцу в голову. Но тот успел прикрыться Аней. Получив скользящий удар, полузадушенная девушка застонала. Рафинад подло засмеялся. - Стой, где стоишь, щенок! Иначе этой бабе... - и он выразительно показал на шнур. Любой другой человек на его месте поступил бы благоразумно. Но только не Котов... Как, его, Сергея Котова, какой-то старый козел назвал "щенком"?! В следующую секунду он уже не думал об Ане. Да черт с ней, с этой шлюхой! А вот за оскорбление кто-то сейчас ответит... Кровь ударила ему в голову. Грязно ругаясь, он схватил первое, что попалось под руку (это оказался стул), и замахнулся на незнакомца: - Ах ты, старый пидор!.. Спасаясь от удара, Рафинад рванулся в сторону. Он чуть ослабил хватку, и этого оказалось достаточно, чтобы Аня змеей выскользнула из его рук. Левой рукой она тотчас намертво схватила шнур, чтобы не давило горло. Сделала глубокий вздох. Увидев ее действия, Рафинад зарычал от злости, попытался рывком свалить девушку на пол. Но прошедших секунд вполне хватило, чтобы Аня пришла в себя. К тому же теперь у нее было пространство для маневра - уклоняясь от стула, Рафинад развернул ее таким образом, что ей больше не мешал дверной косяк. На мгновение все застыло, как на проявляющейся фотографии. Перекошенное злобой лицо порнодельца, раскорячившийся в неудобной позе Котов, стул, довершивший дугу и врезавшийся в пол... Потом фотография ожила. И началось кино. Лучше всех реакция оказалась у Ани. Оценка ситуации заняла у нее не больше секунды. Поняв, что по инерции парень сделает еще один шаг вперед, она чуть отклонилась вправо, пропуская его между собой и Рафинадом. Теперь у нее тоже появился свой "щит". И вовремя! Рафинад попытался ударить ее ногой... Но Аня просчитала и этот маневр. Она скользнула навстречу удару (больше пока некуда, ведь у нее на шее шнур!) и встретила удар коленкой. Напоровшись на неожиданное препятствие, противник взвыл от боли. Свободной рукой Аня завершила начатое: врезала ему что есть силы снизу вверх в точку чуть выше локтя. Теперь порноделец заревел, как атомоход "Арктика" во льдах. Перелом? Вывих?.. Наплевать. Главное - освободилось горло! Тем временем Котов не удержал равновесия и по инерции рухнул на пол, увлекая за собой и девушку. Пару секунд они барахтались (Аня все еще контролировала Рафинада), потом одновременно вскочили. Порноделец остался на полу, он вертелся волчком, прижимая к груди руку, и кричал от боли. Разгоряченный схваткой, Котов с радостью пнул его ногой. Хотел еще разок добавить, но помешала Аня: - Оставь его в покое... - Отойди! Я этому старому козлу сейчас такое покажу! - Ты лучше оденься. - Чего-чего?! Только ты мне не указывай, шлюха... - Тихо! - прикрикнула девушка и сунула под нос ему корочки, стараясь говорить спокойно: - Прочитал? Теперь запоминай... Во-первых, здесь больше нет шлюх. Во-вторых, немедленно оденься. В-третьих, иди и скажи Никольскому, чтобы открыл входную дверь... - Зачем? - глупо спросил Котов, пораженный происшедшей с девушкой переменой. - Там, наверное, муровцы уже с ума сходят. - Какие еще муровцы? Ничего не понимаю! Что происходит?! - А тебе и не нужно понимать. Делай, что я тебе сказала... - Да ты знаешь, кто я такой?! Ты знаешь, кто моя мать? - закричал уязвленный таким пренебрежением парень, привыкший, чтобы с его персоной считались. Всегда считались! - О господи! - Аня тяжело вздохнула. - Я не знаю, кто твоя мать, но надеюсь, она не такая тупая, как ее сынок. Если ты немедленно не начнешь делать то, что тебе велели, то, честное слово, будешь валяться вон рядом с этим! И она кивнула на притихшего Рафинада... Глава третья ИСЧЕЗНОВЕНИЕ Навороченный черный "мерседес" с правительственными номерами резко выделялся среди прочих автомобилей, припаркованных возле знаменитого здания на Петровке, 38. Его шофер был одет в безукоризненный костюм "от Валентине", читал газету "Иностранец" и время от времени поправлял на носу очки в золотистой оправе. Проходившие мимо сотрудники МУРа то и дело оглядывались на "мерседес", и было непонятно, что их больше удивляет - автомобиль или его диковинный водитель... Когда изрядно помятый, невыспавшийся и небритый Сергей Котов в сопровождении бойкого референта вышел на высокое гранитное крыльцо и увидел знакомый автомобиль, он недовольно поморщился: - Это еще зачем? Вы что же, не могли приехать на обычной машине? - Пришлось устроить небольшой спектакль, Сергей Леонидович. Вы же знаете наши правоохранительные органы... Они любят, когда перед ними в пояс кланяются. Особенно те, кто рангом повыше. А тут машина из самого Белого дома!.. - Ну да! - хмыкнул Котов. - И сына самого вице-премьера арестовали... Так, что ли? Глазки у референта забегали, было видно, что эта тема ему неприятна. - Честное слово, мы не виноваты! Вы же сами не велели беспокоить до утра. Мол, день рождения у Никольского, приличная компания, то да се.... Мы и предположить не могли, что такое может произойти. - Ладно, ладно... Вас никто не винит. Но могли бы и раньше подсуетиться! Думаете, приятно провести ночь в этом клоповнике с разными там бомжами и прочим быдлом? Всем своим видом референт изобразил сожаление, что произошло именно так. Было в его лощеной, гибкой фигуре что-то лакейское. Типичный в России вид - смесь чиновника и холуя. Видимо, к сожалению, невыводимый... - Мы сделали все, что могли... как только узнали, что вы здесь. - Но ведь прошла целая ночь! - воскликнул. Котов. - А вы им сразу сказали, кто вы такой? - Естественно! - И что же они? - А они в ответ: а нам все до лампочки. Имеем полное право задержать на семьдесят два часа. Ур-р-роды! - Парень с наслаждением пнул первую попавшуюся машину, и тут же отчаянно взвыла сигнализация. - Ну ничего, я еще натравлю на них мамочку. Она здесь наведет шороху! Референт согласно кивнул. - Вот скоты! Они должны были сразу же нам сообщить... Вы правильно заметили, Сергей Леонидович, - это быдло, самое настоящее быдло. Одни недоноски ловят других. Разница только в погонах... Еще издали заметив Котова и референта, вышколенный шофер мгновенно убрал газету, выскочил из машины и широко распахнул заднюю дверцу. Небрежно кивнув, все еще мрачный Котов плюхнулся на кожаное сиденье. Дотянувшись, он открыл мини-бар, налил себе половину бокала виски и жадно выпил. Прислушался к себе, налил еще столько же... Тем временем референт сел вперед и быстро взглянул в зеркало заднего вида. - Может быть, музыку, Сергей Леонидович? - Да. Поставь что-нибудь энергичное... Шофер включил проблесковые маячки и спецсигнал, который мгновенно перекрыл весь остальной шум. "Мерседес" плавно вырулил с места парковки, развернулся и устремился прочь от МУРа... Приятная музыка, почти наполовину опорожненная бутылка виски, а главное, чувство наступившей свободы расслабили Сергея Котова настолько, что он уже вспоминал о вчерашних приключениях со снисходительной усмешкой. Подумаешь! Видимо, Бог захотел, чтобы он испытал что-то остренькое. А схватка с озверевшим порнодельцом и ночь, проведенная в КПЗ, лишь увеличили количество адреналина в крови. Говорят, это полезно... Правда, была еще ругань с милицейским начальством во время задержания. Но это уже скорее издержки. А еще была боевая чувиха по имени Анна. Классно же она дерется! И в ней есть настоящий темперамент, не то что в этой насквозь фальшивой проститутке Рите... - ...вот бы ее трахнуть! - не замечая, что он уже думает вслух, произнес увлекшийся воспоминаниями Котов. - Простите, вы что-то спросили, Сергей Леонидович? - тотчас обернулся гибкий референт. - Нет, ничего. Это я так, о своем... - насупился Котов. Он огляделся. - А куда мы едем? - Ваша мать хотела с вами поговорить... - Нет, нет! Давайте поворачивайте к дому. Мне нужно переодеться, выспаться, прийти в себя... Я ей потом сам позвоню! К чему такая спешка? - Извините, Сергей Леонидович, но я не могу обсуждать поручения своего начальства, - неожиданно твердо сказал референт. - А потом, вы же знаете вашу мать. Если она что-нибудь задумала, то доведет дело до конца во что бы это ей ни стало... - А я вам говорю - сначала домой! - по-мальчишески воскликнул Котов. Референт нахмурился. Потом заговорил так, словно перед ним был не здоровенный двадцатилетний парень, а капризный ребенок лет пяти-шести: - Сергей Леонидович, я не хочу ни с кем ссориться. Ни с вами, ни с вашей матерью. Поэтому предлагаю компромисс. Мы сейчас приедем в Белый дом, я вас доставлю к Валентине Ивановне, а там вы сами ей скажете все, что посчитаете нужным. Договорились? - Да пошел ты... Котов грубо сплюнул прямо под ноги. Он понял, что референта не переубедить. Тот еще холуй! Как только чувствует, что ему что-то угрожает, мгновенно из податливого пластилина превращается в клубок стальной проволоки. Шкура! *** В коридорах Дома правительства, прозванного народом Белым домом, на Сергея Котова почти не оглядывались. Слово "почти" означало, что оглядывались уже потом, когда оказывались за его спиной. Уж больно необычен был вид у сына вице-премьера Валентины Ивановны Котовой! С синими мешками под глазами, небритый, в помятой одежде, он производил впечатление только что пойманного мелкого хулигана с Казанского вокзала, а не отпрыска достойного семейства. Но Сергею, казалось, было наплевать на эти косые взгляды и перешептывания. Его вздернутый нос пренебрежительно говорил: ну и что тут такого, захотел и явился в ваш клоповник в таком виде, имею полное право! Чем дальше он шел, тем больше в нем накапливалось злости. Значит, мамочка захотела устроить ему обструкцию? Решила задать по первое число? Так сказать, в воспитательных целях... Очень хорошо! Только ничего у нее не получится. Он уже не тот, что был вчера. Бессонная ночь, проведенная на вонючем матраце, брошенном на вторую шконку (Шконка - нары в камере.), неожиданно закалила его, и он вдруг почувствовал в себе мужское начало. Может быть, впервые в жизни... С самого детства в их семье властвовала мать. Своих мужчин - а кроме мужа у нее было еще двое сыновей - Валентина Ивановна держала в ежовых рукавицах. Отчасти этому способствовала ее стремительная карьера: в двадцать два года - мастер на ликеро-водочном, через четыре - главный технолог, еще через год - директор, потом - куратор в главке... А с другой стороны - упрямый характер, доставшийся ей от деда, лихого терского казака. Ранняя смерть младшенького, Филиппа (он утонул в восемь лет), только ожесточила и без того непростой характер Валентины Ивановны. Она словно бросила вызов судьбе, решив во что бы то ни стало подняться на самый верх карьерной лестницы. Ей помогло время, ведь на заре перестройки делались и не такие карьеры. Вчерашние завлабы теперь командовали целыми министерствами, авантюристы становились кремлевскими фаворитами, а незаметные журналисты - "серыми кардиналами" страны и вершителями человеческих судеб. Упорство, природная изворотливость, смекалка и по-настоящему женское обаяние сделали, казалось бы, невозможное - в истории новой России Котова стала второй женщиной, которой доверили пост вице-премьера. Молчание длилось уже минуты три, не меньше. Мать и сын в упор разглядывали друг друга, ничего не произнося. Словно играли в гляделки - кто кого переглядит. Первым не выдержал Сергей, отвел-таки взгляд. - Ты хоть подумал, что будет дальше? - сурово спросила мать. - Ма, только давай без наездов! И так тошно... - Молчать! Да ты знаешь, сколько мне будет стоить, чтобы ЭТО не просочилось в прессу?! - вдруг закричала Валентина Ивановна так, что Сергей от неожиданности вздрогнул, разом теряя весь свой нарочито-неприступный гордый вид. - Подулють только! Сын вице-премьера попался во время облавы на торговцев порнографией, да еще с какими-то проститутками... Позор! Это даже повторить стыдно. - Откуда я знал, что он залезет именно в квартиру Никольского?.. - Надо знать! - отрезала мать. - Не забывай, чей ты сын. Это другие могут попадаться, а ты - нет. Ни при каких обстоятельствах. Понятно? - Все равно я не виноват, - уперся Котов. - Не виноват? А проститутки? Они тоже специально залезли к Никольскому? - Ма, у Кости был день рождения, ну мы и решили сделать ему... подарок. В конце концов, я уже взрослый человек и сам отвечаю за свои поступки. - Боюсь, что за этот поступок придется отвечать мне, - саркастически усмехнулась Валентина Ивановна. - И вообще, что это за развлечения в дурном стиле "новых русских"? "Проститутку в подарок"... Это же надо было догадаться! Чья идея? - Носорога... - машинально произнес Котов и осекся. О черт! Надо же так глупо проговориться! Теперь еще и Сане влетит... - Кого-кого?! - не поняла мать. - Да парня одного, ты его не знаешь. - И знать не хочу! - вновь повысила голос до командного Валентина Ивановна. - Молодые идиоты. Жеребцы... Тебе что, мало своих девчонок в университете? Погоди, погоди... Надеюсь, ты-то с этими... подарками дело не имел? Еще не хватало подцепить какую-нибудь заразу!.. Мать подозрительно уставилась на сына. - Нет, конечно, - поспешил заверить Котов. - Я же говорю - это мы для Кости старались... Тем более что проститутка там была всего одна. Вторая девушка - из спецслужб. - Со спецслужбами я сама разберусь. А с тобой... - Тяжелый взгляд некоторое время сверлил Сергея, парень внутренне сжался, чувствуя, что наказание будет строгим. - Сейчас - немедленно на дачу, привести себя в порядок. Потом обязательно покажешься врачу... Я сказала - врачу! - повысила голос Валентина Ивановна, заметив, что сын хочет ей возразить. - Еще не хватало нам в дом сифилис занести!.. А завтра же первым рейсом полетишь на две недели в Кельн - будешь готовиться к сессии, а не шляться по девкам. Котов вскинул голову. Как?! Опять в этот тоскливый Кельн? Зимой он там уже пробыл целую неделю, чуть не сдох от скуки. Кроме пива, никаких тебе развлечений. Ни друзей, ни знакомых... Небольшой частный пансионат, круглогодично арендуемый высшим эшелоном российских чиновников. Скука. Болото. Сплошные длинные уши ФСБ... Нет, только не туда! Хватит над ним издеваться, он уже не мальчик, в конце-то концов. - Я туда не поеду! - твердо заявил Сергей. - Уж лучше в Югославию, чем в эту паршивую Германию... - Это еще что за разговоры?! Ты что несешь?!. Сын знал, что любую словесную перепалку с матерью он проиграет. Ведь у нее по струнке ходили даже грузчики на ликеро-видочном заводе! А сейчас половина "оборонки" трясется при имени Валентины Ивановны (в правительстве Котова курировала именно это направление промышленности). Нет, с матерью спорить бесполезно. И поэтому Сергей пошел по пути наименьшего сопротивления. - А я сказал - не-е-е-е-е-е-ет! - истерично закричал он и выбежал из кабинета. Только очутившись на улице, Сергей немного успокоился. А все-таки здорово, что последнее слово осталось за ним! То-то она сейчас бьется в припадке бессильной ярости. Так ей и надо! Все, хватит. Он больше не будет послушной резиновой игрушкой. Пора начинать другую, новую жизнь! И домой он сейчас не пойдет, и на дачу не поедет... Хрен с ней, с этой дачей! Но чем же в таком случае заняться? Не в Югославию же ехать, в самом-то деле?.. Он представил себя в пропылившемся, вкусно пахнущем степью камуфляже, в высоких удобных десантных ботинках на шнуровке, с короткоствольным автоматом, небрежно висящим на плече... Высший кайф! И никакой тебе опеки, никаких занудных слов. Сам себе хозяин, делай что хочешь... А что? Вполне здравая мысль. Что же она раньше ему в голову не пришла? Конфликт на Балканах все равно скоро кончится, так почему же там не отметиться... По крайней мере, будет потом что рассказать приятелям. Поехать воевать - это круто. Это не впустую расстреливать время по кислотным дискотекам... То-то мамочка попляшет, когда узнает, где находится ее сын! Сергей Котов привык принимать решения сразу, не задумываясь над тем, как оно потом будет исполнено. Для того чтобы начать "новую жизнь", требовался первоначальный капитал. Он сунул руку в карман, достал и пересчитал деньги. Мятая отечественная десятка и четыре новенькие, хрустящие стодолларовые купюры. Да, не слишком много для старта... Но ему хватит! Разменяв сто долларов в ближайшем обменном пункте, Котов набрал телефон приятеля, чтобы узнать, где находится пункт вербовки наемников в Югославию... Сергей не ночевал дома две ночи подряд, и все это время Валентина Ивановна выдерживала характер. Никуда он не денется, вернется как миленький! И в Кельн поедет заниматься, и всю эту блажь с девчонками выбросит из головы... Но когда наступило третье утро, мать всерьез заволновалась. Пора было принимать меры. Ее личной службе безопасности было отдано распоряжение немедленно разыскать Сергея. Ближе к вечеру ей уже доложили, что сын ночует у одного из своих многочисленных приятелей и собирается - о, ужас! - ехать добровольцем на Балканы. - Немедленно остановите его! - воскликнула она, узнав эту ошеломляющую новость. - Это сделать нетрудно, но... вряд ли целесообразно. - Начальник службы безопасности прекрасно знал о семейных трениях, то и дело возникающих между матерью и сыном. - У нас есть другое предложение. Намного удобнее все спустить на тормозах. - То есть как? - Пусть он, как говорится, "выпустит пар". Ну, сходил он в этот вербовочный пункт, ну, записался якобы добровольцем, ну, повезут его за город вместе с такими же горячими головами - дадут разок стрельнуть из автомата... Что же в этом страшного? Молодой, горячий... Перебесится, и все пройдет. - Вы так спокойно рассуждаете! "Перебесится", "выпустит пар"... А вдруг его повезут на Балканы? Что делать тогда? Там же идет самая настоящая война! - Валентина Ивановна, ради бога, успокойтесь... - Я буду спокойна, когда мой сын выбросит эту блажь из головы и наконец будет дома! Эти слова прозвучали в устах вице-премьера почти как приказ. - Еще раз - пожалуйста, успокойтесь. Его, конечно, никуда не повезут. Подобные вербовочные пункты - не больше чем обычная российская показуха. Так что никакая война Сергею не грозит. Это раз... Простым запретом здесь ничего не добиться. Мальчишки убегали, убегают и будут убегать из дома. Это как закон природы, и от этого никуда не деться.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования