Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Боевик
      Ямалеева Гульназ. Агент национальной безопасности 1-3 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  -
промелькнуло, осталось за очередным поворотом... - Ладно, не стреляй! - Павел выглядел спокойным. - Теперь их уже не остановишь!.. - Да кого же?! - А бог его ведает! - засмеялся Павел. - Я тебе о чем толкую? Это же Север!.. Разве разобраться православному человеку в этом бардаке?.. Может, за нами охотятся. А может, меж собой дела решают... Засекли по звуку на подъеме... - Он вновь смачно выругался. - И подбросили олененка! - И что теперь делать? - А ничего! - беззаботно отозвался Павел. - Кричать и звать на помощь бесполезно. Остается одно - выкручиваться! - Как? - А так!.. - Он резко вырулил, сполз по сыпучке на очередную площадку, миновав опасный поворот. - Постараемся прорваться на равнину. Главное - спуститься! Слева показалась отвесная стена древних "бараньих лбов" - вся сплошь из огромных десятиметровых выступов. Павел оскалился, обернулся затравленно. - Смотри в оба, Аня! - предупредил он. - Да я смотрю!.. Девушка до боли в кистях сжала автомат. Опасный участок - ни влево не свернуть, ни вправо - проскочили благополучно, и Павел вновь развеселился. Продолжил рассказ: - Была у казаха собачка, и он ее любил! Ха-ха! Как в песне!.. Прошел год, второй... Я старшего получил. А казах этот все со своей собачкой возится. Холит, растит... Вымахал здоровенный кобелина. Шерсть как у мериноса, высший класс!.. На очередном повороте кто-то вновь открыл стрельбу по грузовику. На этот раз Аня разглядела несколько темных фигурок: трое строчили из автоматов, а четвертый палил из пистолета. Похоже, это были военные. - Влипли! Это вояки... - Надо выбираться из этого болота! - Ну я вас! - скрипнула зубами взбешенная девушка и, тщательно прицелившись, короткой очередью срезала одного из нападавших. - Ранила! - закричала она громко. - Хвалю, - коротко отозвался Павел и как ни в чем не бывало продолжил: - Вырос пес, а казах его и того... Чик! - Чего? - не поняла Аня. - Убил его прапорщик, - пояснил Павел. - Освежевал, как полагается, и снял шкуру. Мы ему: что же ты сделал, подлец?! А он в ответ: сейчас, мол, самое время, чтобы шерсть хорошо сохранилась, чтобы, значит, не лезла, не выпадала! Чуешь?.. - Нет. - Сейчас объясню... Сделал из своего верного пса наш уважаемый восточный Шварценеггер хорошую шапку и отличный воротник. Воротник - на гражданское пальто. А шапку постоянно носил на голове. И еще приговаривал: "Добрая моя шапка, хорошая!.." - Дикость какая-то! - А самое главное, как садимся пить - примет казах стакан-другой и плачет. Пса жалеет... - И что? - А то... Сдается мне, в этом рассказе вся сущность и Азии, и Севера. Как умещается в одном слове сущность России... - В каком слове? - Воруют, - коротко ответил Павел. Он вдруг с силой надавил на тормоз. "Урал" стал как вкопанный. Павел с тоской огляделся. Аня непонимающе посмотрела на него. - Патроны есть? - Сейчас посмотрю... - Она пересчитала патроны. - Копейки, - грустно сообщила она. - Сколько? - Три. - Так... И в маузере осталось двенадцать. Ситуация... Павел задумался. Затем решительно повернул руль. Подвел грузовик к обрыву. - У нас же там люди! - воскликнула Аня. - Не бойся! Я осторожно... Павел выбрался из кабины. Снова огляделся. Ветер нес с гор прохладу. Внизу тоскливо шумела река, проложившая в каменной толще глубокое русло, изрезавшая каньон белыми водопадами. - Приехали, - сказал Павел. -.. - Придется расстаться с нашими товарищами. А жаль! Чует мое сердце - совсем немного мы не доехали... - Что, так все плохо? - осторожно спросила Аня. Павел кивнул. Говорить не хотелось. Да и что тут говорить: патронов осталось только застрелиться, а впереди засада - на все сто процентов!.. - Пошли! - Куда? - На полигон. - Ты знаешь, где он находится? - Там... - Аня неуверенно махнула рукой перед собой. - Но нас наверняка там поджидают! В словах мужчины была железная логика. Но ей сейчас было плевать на логику. Она упрямо наклонила голову: - Тогда я иду одна... ...Их поймали утром, когда Павел, изрядно продрогший за ночь, пытался развести костер. После того как они избавились от грузовика, их долго преследовали, обкладывали, как зверей, со всех сторон и, наконец, настигли. Был короткий бой - да и какой к черту бой, когда патронов кот наплакал! Возможно, это и спасло их от гибели - иначе бы просто расстреляли, ничего не спрашивая. - Где остальные? - поинтересовался широкоплечий мужчина в камуфляже. - Кто? - спросил Павел. И тотчас получил сапогом в живот. - Где остальные? - Теперь вопрос относился к Ане. - Меня тоже будете ногами бить? - Сучка... Ударили кулаком. Но тоже очень больно... Били долго, со знанием дела. До потери сознания не забивали, зато повторяли время от времени один и тот же вопрос: - Где остальные члены вашей группы? Павел и Аня молчали. Они знали - избиение нужно просто перетерпеть... Глава пятая НА ПОЛИГОНЕ Когда речь заходит о женской логике, то все разумное - с точки зрения мужчины! - должно отходить на задний план. Потому что только женщина может поступить достаточно странно, но при этом создать вид, что так оно и должно было произойти. Различные эпохи по-разному корили женщину за эти "выдающиеся качества", причем в довольно широком диапазоне - начиная с пресловутого грехопадения и кончая пристрастием ко всем видам гадания. Подумайте, ну разве мог бы мужчина догадаться сорвать яблоко с древа познания? Да ни за что на свете! Так и лежал бы себе в райском саду и пользовался бы всеми благами цивилизации. Вернее, их отсутствием... А гадание? Это же абсолютно женское изобретение! Причем оно было "придумано" явно в пику кухонному рабству: лучше гадать, чем работать. Хотя, с другой стороны, логики маловато тут. Зачем, например, мучиться, высматривая в чаинках узор, чтобы угадать, кто и когда станет твоим законным супругом? Как говорится, сама себе беду накличешь - ведь этот же самый "законный и единственный" потом тебя же на кухню и отправит. Но ведь гадают, черт их побери! И на чаинках, и на кофейной гуще, и на картах, и на пепле, и еще бог знает на чем. Гадали, гадают и гадать будут! Потому что - женщины. Их нарекли слабым полом. Однако это никого не унижает (вот ведь парадокс из парадоксов!) Соединяясь с полом достаточно сильным, женщины научились использовать свои недостатки только как преимущества. Поэтому сила вдруг превращается в слабость и наоборот. Мужчина, этот вечный игрок и вечный борец за справедливость, всегда будет проигрывать самой простой женской логике. Хотя бы потому, что на самом-то деле женщина не приз в извечной игре, она сама некое казино, где мужчина вынужден играть, сам того не подозревая. Женщина подчинена иным законам, нежели мужчина. Пока мужчина ошибочно видит цель там, где ее на самом деле никогда не было, женщина цели вообще . может не видеть - ей достаточно ее чувствовать... ...Шел второй час разговора, и Аня Зверева чувствовала, что запутывается все больше и больше. То, что их поймали, логично. Шансов прорваться на секретный полигон, который курирует военная разведка и ставит на нем свои эксперименты, было так же мало, как у человека, рискнувшего зайцем перелететь через океан. То, что их избивали как каких-то уличных хулиганов, тоже можно понять. В армии, где все подчинено жесткой дисциплине (вернее, ее видимости), подобные вспышки неудержимой ярости и гневного протеста против всего на свете являются нормой, вполне объяснимой с точки зрения социальной психологии. То, что их с Павлом сразу же развели по разным камерам, тоже можно было предугадать. Это сильно давит на психику, мешает сосредоточиться и позволяет максимально манипулировать таким понятием, как страх неизвестности. Но то, что допрос превратится в чаепитие, Аня никак не ожидала. В комнате кроме нее находились еще двое - молодой человек приятной наружности и старая седая женщина с тяжелым взглядом глубоко посаженных глаз. С самого начала эта парочка повела себя довольно странно. Аня ждала, что они извинятся за действия своих подчиненных, - по логике вещей должна была работать простая, но проверенная временем следовательская тактика "добрый - злой". Но этого не случилось! Женщина и молодой человек беседовали с ней так, словно ровным счетом ничего не произошло. Именно беседовали, а не допрашивали. Нет, вопросы, конечно, были, но какие-то... несерьезные. Например, ее спросили: - Вы любите Достоевского? Или: - Как вы относитесь к быстрой езде? А еще: - Не хотели бы вы стать врачом? Причем спрашивали все это совершенно серьезно! Сначала Аня попыталась несколько раз подколоть эту парочку. Затем попробовала даже хамить, внаглую смеяться им в лицо. И быстро поняла, что все бесполезно. Эти двое были похожи на роботов. А когда Аня почувствовала, что их ничем не прошибешь, ей стало страшно. Задавая на первый взгляд бессмысленные вопросы, они все время словно гипнотизировали ее. Она чувствовала, как в ее мозг устремляются чужие руки-щупальца, проникают все глубже и глубже, и ничего нельзя с этим поделать. Ее изучали как подопытное насекомое! Наконец эта беседа-пытка подошла к концу. - Огромное спасибо, что вы позволили нам с вами поговорить... - Но теперь и я хотела бы кое-что узнать! - Секунду! - Молодой человек предостерегающе поднял руку. - Вам сейчас не стоит ничего спрашивать. Сначала вы отдохнете, придете в себя, а потом мы встретимся вновь. И будьте уверены, ни один ваш вопрос не останется без ответа. Аня хотела возразить, что ответы ей нужны немедленно. Но не смогла. Молодой человек пронзительно взглянул ей прямо в глаза, и девушка почувствовала, как к голове неожиданно прихлынула кровь, как неодолимая тяжесть наваливается на ее веки. Желая хоть как-то противостоять этому странному гипнозу, Аня попыталась вскочить, но поняла, что и ноги отказались ей служить. - Сидеть! - негромко и властно приказал ей молодой человек. Девушка осталась на месте. - Закрыть глаза! Она послушно исполнила и эту команду. - Спать... Спать... Спать... Спать... Аня провалилась в темную пропасть забытья... ...Она лежала на полу в каком-то узком, как гроб, боксе с высокими кафельными стенками. Лежала, широко раскрыв глаза, и грезила наяву. Гипноз постепенно захватывал ее в свой страшный плен. Девушка чувствовала, как сила воли покидает ее. Некоторое время она еще пробовала сопротивляться, но очень быстро поняла, что это нереально. Черт побери! Неужели вот так и умирают? Жизнь выходит из тебя, сочится по капле, и ты знаешь, что обречена?.. Самое сложное - закрыть глаза. Она сделала невероятное усилие. Наконец у нее получилось. И тотчас на ее мозг нахлынул туман воспоминаний. Аня попробовала думать о своем детстве - не получилось. О родителях... Нет, результат тот же самый. Что же делать? Думай, думай, думай!.. Тогда она неожиданно вспомнила, как однажды во время бессонницы представила себя таинственным фотографом, наблюдающим ночную жизнь города. ...Как одинокий хищник, выходила она в каменные джунгли огромного города. Внимательно изучала дома, откуда ей придется вести съемку, осматривая при этом невероятное количество чердаков. Но не сами чердаки ее интересовали, а маленькие окна-бойницы, через которые можно было вести съемку... Девушка находила подходящее место - обычно напротив высотного дома, - устраивалась поудобнее и сидела в засаде часами. Сидела, поджидая свои "жертвы". Она снимала все подряд: и любовные пары, воркующие перед телевизором, и бранящихся пенсионеров, и детей, курящих на балконах тайком от взрослых... Ей был интересен этот мир, она изучала его с любопытством ученого, разглядывающего муравейник и стремящегося понять, по каким же законам живут его обитатели. Вот, например, женщина бальзаковского возраста приводит в дом мужчину. Казалось бы, ничего необычного, рядовая ситуация. Мужчина хорошо одет, ухожен и, судя по всему, довольно состоятелен. Она накрывает стол в гостиной - ставит шампанское, коньяк, конфеты... Включив музыкальный центр, женщина садится рядом с мужчиной. Приглушенный свет, музыка, интимная обстановка. Они пьют на брудершафт. Целуются. Снова пьют, снова целуются... И вдруг, в тот самый момент, когда они уже в постели, в квартире неожиданно появляется третий. Как же он открыл дверь? Это что же - муж? Судя по вещам, он только что вернулся из командировки. Бедный, но вполне реальный персонаж классических анекдотов. Дальше все понятно. Разъяренный муж переворачивает стол с напитками, срывает одеяло, которым стыдливо закрываются застигнутые врасплох любовники. Жена, естественно, прячется. А мужчины, выяснив отношения при помощи жестов, решают поладить - садятся за стол и пьют мировую. Потом начинают торговаться: муж требует откупного, любовник вяло артачится, потом соглашается. Отдает деньги и уходит. Появляется жена, видно, что она вполне довольна случившимся... А дальше - уже неинтересно. В принципе все ясно. Эта парочка, скорее всего, давно и успешно занимается маленьким семейным бизнесом. Женщина приводит домой пойманные где-то в кабаках жертвы, а внезапно появляющийся муж их "застукивает", после чего и начинается торг... Нет! Прочь от этого кошмара. Теперь она сама превратилась в муравья и кто-то другой разглядывает под увеличительным стеклом ее не слишком веселые приключения... Аня громко застонала, приходя в себя. Господи, как раскалывается голова! И вдруг ясная, как молния, мысль: "Павел! Что с ним?" Ее привели в чувство капли дождя. Стекая по узкому покатому подоконнику, они попадали ей прямо на лицо. Странно, но именно эти обыкновенные капли подействовали на нее как спасительное лекарство. Соединясь с природой, организм девушки нашел в себе скрытые резервы. Разбуженные, неведомые силы вступили в бои с гипнозом. Сознание постепенно начало проясняться... Ей стало намного лучше. А главное - появилось желание жить. Первое, что увидела Аня, очнувшись от страшного полузабытья, была ее собственная кисть. Она с удивлением посмотрела на бледную руку и попыталась шевельнуть пальцем, попытка удалась, указательный палец вяло шевельнулся, но одновременно с этим движением возник некий странный звук. Она повторила попытку еще раз. Палец шевельнулся, звук повторился. Странно, звук был металлическим, девушка могла поклясться, что ее тело таких звуков издавать не могло. - Просто какой-то Железный дровосек, - вслух сказала она. Металлический звук усилился. - Я Железный дровосек, - задумчиво повторила Аня и прислушалась. На этот раз звука не было. Аня решила встать. И только в этот момент она поняла, откуда странный металлический звук исходил. Ее правая кисть была прикована наручниками к какой-то ржавой трубе!.. Вот это да... Просто кино какое-то. Леонардо Ди Каприо на "Титанике"... Но, оглядевшись, она очень скоро сообразила, что находится вовсе не на тонущем лайнере, а в самой обыкновенной камере. Точно! Решетки на окнах. Нары. "Очко". "Волчок"... - И все-таки обидно, - тихо сказала Аня и поджала губы. - Этого мальчишку Леонардо приковали на шикарном корабле, а меня - в каком-то КПЗ. Она специально говорила вслух, потому что знала: это самое верное средство сделать так, чтобы мозги после отравления заработали наконец в полную силу. Почти над своей головой Аня заметила ржавый умывальник, на нем крохотный обмылок. Узкое окно было перекрыто решеткой... Кроме металлического звука, издаваемого ее наручниками, никаких других звуков слышно не было, сколько она ни прислушивалась. - Похоже, я одна в этой тюрьме!.. Неожиданно, словно уповая на авось, она изо всех сил дернула руку в наручниках. Авось труба сломается, и она окажется на свободе. Но не тут-то было! Труба держалась на своем месте крепко, наручники тоже испытание выдержали. Зато пленница больно надсадила руку о металлическое крепление и тихо застонала. Боль окончательно отрезвила ее. Это был старый, еще дедовский способ побыстрее очухаться... На секунду Ане показалось, что откуда-то раздался слабый шорох; она притихла, прислушиваясь, и через некоторое время шорох повторился. Аня почувствовала, как все внутри нее похолодело от ужаса. "Мыши!" Она поджала ноги, схватила свободной рукой запястье руки, скованное наручниками, и изо всех сил дернула его раз, потом еще и еще. Эта акция принесла свой результат - испуганные шумом мыши враз притихли. Разгоряченная борьбой, Аня огляделась по сторонам и, не услышав больше никаких посторонних шумов, победно засмеялась: - Ага, попрятались, братья наши меньшие! Однако выбираться из плена все-таки было нужно. Силой этого не добиться - она поняла это после второй неудачной попытки, - и теперь соображала, что еще можно предпринять. Первой ее идеей оказалась мысль протащить кисть сквозь наручник. Но разбухшие, красные от напряжения руки не влезли бы и в старые разношенные перчатки, не то что в узкое металлическое кольцо. Аня поискала глазами вокруг себя. Она точно знала, что ищет - проволоку. Любой кусок! Тогда бы она легко отомкнула наручники. А это что? В метре от себя девушка заметила какой-то блестящий предмет. И хотя солнечный луч падал сквозь прутья решетки прямо рядом с ним, она никак не могла хорошенько рассмотреть, что это такое. Протянула свободную руку - вновь неудача. Ей не хватало буквально нескольких сантиметров, чтобы дотянуться. Тогда девушка легла на спину и повторила попытку - теперь попытавшись дотянуться до блестящего предмета ногой. Через минуту она смекнула, что лучше это сделать голой ногой. Аня решительно сбросила туфлю. Ступня, не приученная к такому виду деятельности, довольно плохо справлялась с задачей и все время скользила мимо предмета... А когда наконец удалось задеть его большим пальцем, раздалось легкое шуршание. Девушка обессиленно откинулась на постель. "Фольга... будь она неладна!" Но, видно, ангелы сжалились над ней. Под сдвинутой фольгой было то, что она так долго искала. Обычная канцелярская скрепка. Извиваясь, как "женщина-каучук" в старом цирке, она наконец придвинула скрепку к себе. Есть! Теперь, чтобы освободиться, ей понадобится не более десяти секунд... С запорами на дверях пришлось повозиться подольше... Наконец и они пали. Аня осторожно выглянула в коридор. Первым делом посмотрела под потолок - видеокамер и прочих средств наблюдения не заметно. Вообще подходы к ее темнице представляли собой довольно убогое зрелище: длинный коридор, освещенный тусклыми лампочками, шероховатые стены, небольшие углубления-ниши, железные, давно не крашенные двери камер... Да ведь это же обыкновенная гауптвахта, догадалась Аня. Она прокралась по коридору. Заглянула в один из "волчков". В камере находился человек, который ходил взад-вперед - от окна к дверям, от окна к дверям... Что-то в его походке показалось ей знакомым. Ба, да это ведь Рафинад! Ну конечно, он, та же самая тяжелая поступь уверенного в себе человека. Только прихрамывает немного. Аня прошла дальше. Заглянула в следующую камеру.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования