Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Боевик
      Янковский Дмитрий. Рапсодия гнева -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -
акана на телеэкране. Уж лучше так... Усилился бы ветер, все бы было нормально. Рычаг вниз, затвор на себя... - Цель поражена! - довольно прокомментировал Андрей. - Пять баллов. Держи бронебойный. Гильзу долой... Новый патрон... Щелкнула безотказная цанга, обхватывая донышко патронной гильзы, затвор с патроном мягко скользнул в казенник, уткнулся. Рычаг на место. К бою готов. Андрей левой рукой набил полный патронташ Хитрого Обманщика бронебойными патронами. Девять штук. Десятый уже в стволе. Все время сходит с рук, да? Посмотрим... Саша глянул в прицел на то, что осталось от вражеского снайпера: пуля вошла в голову, эспансировалась и уже в развернутом виде прошла по всему телу вдоль позвоночника. Жуть. Даже привычному взгляду страшновато. Словно разделанная свинья на бойне... Обрывки пятнистого комбеза стали черными, все же пять литров крови в человеческом теле, это не шутка, особенно если выливаются сразу и без остатка. Интересно, о чем была выписка из Корана на ленте? - Вот они! - как-то подавленно вскрикнул Андрей. Фролов оторвался от прицела и глянул в выцветшее небо над укрепрайоном. Да, это действительно были они - здоровенный темно-зеленый двухвинтовой американский транспортник с белыми опознавательными знаками на фюзеляже, а по бокам от него таранила воздух пара боевых пятнистых "Апачей". Эти шли чуть боком, развернув кабины в разные стороны и ощетинившись многоствольными пучками крупнокалиберных пулеметов. Как на параде... Попугать решили? Ну-ну. Из укрепрайона по ним не раздалось ни единого выстрела - ждали, моджахеды, надеялись. Дождались... Что ж, в следующий раз наши, небось, не будут уже лопухами трусить. - Постарайся всадить пару бронебойных в винтовую трансмиссию транспортника. - посоветовал Андрей. - На нем же скорее всего десант в Каравьюрт, а для американцев это сейчас важнее всего! Надо сбить их до высадки, понимаешь? Иначе выйдет как с лагерями беженцев... Нашим через селение тогда не пройти - америкосы разорутся, что защищают мирное население. - А прикрытие? - Наплюй! Надо сделать вначале самое важное. - Расстреляют ведь из пулеметов! Сразу же засекут! - А ты собираешься жить вечно? - серьезно сощурился корректировщик. Саша вдруг почувствовал странную, бесшабашную, веселую и одновременно очень серьезную храбрость, словно и нет никакой смерти на свете, а есть только самое важное в жизни задание - главный полдень, как говорили мальчишками. И точно ведь... Почти полдень! Час всего остается... Никогда он такого не чувствовал, хотя столько боев пережил, что даже счет им утратил. Но то были другие бои. Какие-то не совсем настоящие, будто смотришь на все в маленький телевизор прицела, а сам далеко-далеко... И храбрость в них была совсем не такая веселая, а скорее расчетливая, вроде бы как по уставу не положено бояться, потому и не боишься, хотя в глубине души знаешь точно, что ты далеко, хорошо спрятан и для противника недостижим. В такой храбрости чести мало, Саша знал это точно. Настоящая храбрость там, где рвутся, вздымая землю, гулкие минометные мины, где горячий металл расчесывает свистящий воздух рванными гребнями осколков, где пули визжат и где ходят в настоящую штыковую атаку. Лицом в лицо. Такого Фролов, кажется, не чувствовал никогда. Хотя нет же! Была, была уже эта бесшабашная смелость, вспомнилась она вдруг ясно и отчетливо, словно сквозь звонкий морозный воздух. Давняя. Сколько лет прошло? Вспомнилось, как двенадцатилетним мальчишкой лежал в лебеде у забора водокачки и за спиной были друзья - настоящие, а впереди прятался враг - почти настоящий. Такие же мальчишки с соседнего двора. Зато рукоять игрушечного револьвера, подаренного весной на день рождения, была совсем настоящей, твердой, рубчатой с накладками из красной пластмассы. А забор был не забор - крепостная стена! Оставленный строителями трактор был настоящим танком, а водонапорная вышка с заржавленной лестницей была всамделешней сторожевой башней. Все было настоящее, а уж какой настоящей была война! И предатели были настоящими, и герои, когда с криком "ура!" поднимались в атаку, и трусы тоже были настоящими, когда боялись влезть по шатающейся лестнице на торчащую над домами вышку. Сбитые локти, коленки, порванные рубахи - попадало за них тоже по настоящему. Но мало кто боялся, потому что самой настоящей была в этих играх храбрость. Даже когда Колька Малков с разбегу налетел ногой на торчащий из стены гвоздь, он все равно продолжал карабкаться по лесенке, пока не привязал на самой верхушке башни лоскут из алого шелка. Все кричали "ура!", а у Кольки под левой босоножкой носок был весь мокрый от крови, хоть выкручивай, голень распухла и его увезли в больницу, чтоб колоть сыворотку от столбняка. Но флаг-то он все же повесил первее мальчишек с Толстухи, хоть и влетело ему потом от бабушки. Такая вот была в детских играх храбрость - совсем настоящая. Такая же, как сейчас. "Апачи" крались по воздуху, как две гиены, даже, казалось, принюхиваются, пытаясь учуять на склонах ущелья добычу. Патроны в шестиствольных "Вулканах" были совсем настоящие. Броня тоже. Мощь. Неприступность. Они прикрывали корпусами тяжелый транспортник, пилоты знали, что со склонов могут шарахнуть из ПЗРК. Только выстрел из портативного зенитно-ракетного комплекса никак не скроешь - от ракеты остается отчетливый дымный след. А тут... Эх, был бы ветер сильнее, чтоб сносил пыль после выстрела! Можно было бы их точно, как щеглов, одного за другим! Пилотов видно отчетливо - белые каски, черные очки... Тут вам не Майами! И вдруг эта веселая бесшабашная храбрость переплавилась в ясную и четкую мысль... Маскировочная накидка! Она же длинная, до пяток почти! Саша, выпустив из рук Хитрого Обманщика, молча перекатился за камень, чтоб не увидели вертолетчики. Только палец прижал к губам в ответ на недоуменный взгляд Андрея. Сейчас, мол, сам все поймешь! За камнем стащил с себя накидку, расстелил на прежнем месте, чуть спереди от оставленных локтями лунок в траве. Готово! Он снова перекатился на место, установил сошку винтовки прямо на накидку и победно глянул на корректировщика. Теперь между струями от дульного тормоза и пыльной землей простиралась надежная защита - ткань маскировочной накидки. Вся пыль под ней и останется, словно детские страхи за одеялом. Сверху же прикроет маскировочная сетка - хватит и ее, без всякой накидки. - Умен! - радостно воскликнул Андрей. - Готов? Транспорт на траверзе! Дистанция четыреста, две тысячных поправка на скорость. Саша принял поправку, поймал место крепления переднего винта в прицел и плавно, очень плавно выдавил спуск. - Ухххх!!! - грохнула Хитрый Обманщик. Мягко вернулись на место амортизаторы, но нижний все таки отстает, чтоб его... Рычаг вниз, затвор на себя, гильзу долой ударом об пол. Новый патрон вставляем в затвор, обратно в казенник, на место запор. Маскировочная накидка пошла волнами, будто вздыбился из земных недр новый горный массив, но пыль под собой действительно удержала. А вот вертолет падать не хотел, словно Фролов промахнулся. Может действительно? Выстрел, перезарядка. Выстрел, перезарядка. Словно в дурном сне, когда всаживаешь в противника весь магазин, пулю за пулей, а он все равно идет на тебя и посмеивается. Жутко. - Броня... - сконфуженно пожал плечами Андрей. - Я думал, что такой патрон прошибет ее с легкостью. Никогда ведь не пробовали... Выстрел. Перезарядка. Никакого эффекта. Транспортник пошел на снижение, метя к околице Каравьюрта, но винты вертелись сплошными туманными кругами, только у "Апачей" мелькали белые полосы. На дороге через ущелье начала завиваться робкая пыльная поземка. Однако попадания не остались незамеченными. Один из боевых вертолетов развернулся правым боком по ходу движения и дал длинную очередь из обоих пулеметов. Саша и Андрей вжались в траву, в воздух взметнулась целая лавина глинистой земли и каменной крошки, пули коротко тюкали, будто камушки, брошенные в дощатый забор. Тут же по ушам ударил протяжный звенящий грохот очередей - вот это уже настоящий бой! Лицом в лицо. Но били без прицела, гораздо ниже по склону. Второй "Апач" описал красивую боковую дугу, завис в воздухе и принялся колотить пулеметами по гребню горы. Но это тоже без всякого толку - слишком высоко. Пыли, правда, поднял много, целую тучу. Фролов вжался в приклад и навел сетку прицела прямо в лицо вертолетчику. - Уххх!!! - откатилась назад Хитрый Обманщик. На этот раз нижний амортизатор отработал без запинки, видать приработался. - Есть! - радостно стукнул кулаком в землю Андрей. - Пригвоздил ты его к креслу, прямо сквозь бронестекло! Как муху булавкой! Пораженный вертолет начал медленно крутиться на месте, но пулеметы молотить не перестали, вонзая смертоносный веер пуль на все стороны света. - За камень, блин! - Саша дернул Андрея на себя, но очередь прошла выше и тут же пулемет заглох, расстреляв все патроны. Оставшийся без управления вертолет продолжал кружить по ущелью, пока не хватанул винтом землю противоположного склона и не стих, словно выброшенная на берег рыбина. Но второй вертолет, будто голодный хищник, стал красться по воздуху, изредка посылая короткие очереди наугад. Снайпера он не засек, иначе бы уже от камня искры летели, но зато транспортник почти приземлился, готовясь высадить десантный отряд. Пилот "Апача" не стал рисковать, видя, что задание явно выполнено и до высадки десанта остается всего несколько секунд, он резко развернул машину и стал полого снижаться по направлению к Каравьюрту. Сначала его было видно отчетливо, но пятнистый корпус быстро слился с росшей между домами зеленью. - Уйдет! - сквозь зубы прошипел Андрей, высунув голову из-за укрытия. - Натворит еще дел, падла... Барркуда воздушная... Тварь... Рычаг вниз, затвор на себя, гильзу долой ударом об пол. Новый патрон вставляем в затвор, обратно в казенник, на место запор. - Не уйдет. - уверенно ответил Фролов, устанавливая сошку на гладкий лоб камня. - Неужели мама не учила его, что нельзя показывать противнику спину? - Дистанция восемьсот пятьдесят, поправка ноль. - корректировщик снова приник к окулярам бинокля. - Девятьсот двадцать! Давай, сядет ведь! Девятьсот семьдесят! Тысяча! Саша слился с винтовкой в единое целое, ничего не видя, кроме запутавшегося в паутине прицела вражеского вертолета. Ничего не слыша. Выдохнул, потянул спуск. Плавнее, плавнее... Всю душу он вложил в этот выстрел, всю до последней капельки, без остатка... - Ухххх!!! - Хитрый Обманщик сорвалась сошкой с гладкого камня, до синяка рассадив плечо и Фролов снопом рухнул на спину, не выпустив, однако, из рук оружия. Он не видел и видеть не мог, как бронебойная пуля, пущенная в ось винта, прошла бы мимо, всего на сантиметр левее, если бы на ее пути не свистнула воздухом натруженная вертолетная лопасть. Пуля проколола ее, как гвоздь проколол бы фольгу от конфеты, огромные центробежные нагрузки радостно дернулись, навалились, растягивая пробоину во все более заметный овал и... лопасть не выдержала, отлетела в бок, будто выброшенная из пращи древнего бога. Андрей, не веря глазам, увидел в бинокль, как "Апач" жутко рвануло в сторону от неистового дисбаланса винта и он рухнул с коварных небес прямо в теплую пыль дороги, закувыркался, ломая короткие боковые крылышки, подбрасывая в воздух куски обшивки, пулеметы, ломти сколотого бронестекла и целые тучи пыли, окутавшие, наконец, место падения. Пыль скрыла главное - сбитый "Апач" прокатился по инерции еще метров тридцать и грузно боднул броней севший транспортник, разодрал его обшивку, словно неумелый хирург брюхо обреченного пациента. Шасси тяжелого транспортного вертолета не выдержали и подломились, уронив фюзеляж на бок, прямо на нескольких перепуганных десантников, не успевших отбежать в Каравьюрт. Когда пыль снесло на юг по ущелью, Андрей убрал от лица бинокль и засмеялся коротко, нервно... - Так не бывает... - повторял он, прислонившись к камню плечом. - Так не бывает... - Не тяни душу. - Саша отложил вправо винтовку и скривившись поднялся на корточки. - Попал я там или нет? - Сам погляди! - Ни хрена себе... - Фролов тоже высунулся из-за камня. - А еще говорят, мол, пуля дура. Специально так бы в жизни никогда не попал! - В древности славяне верили, - пожал плечами корректировщик, - Что боги помогают только сильным и смелым. Может они еще не померли там, наверху, а? Когда человек не трусит, не подставляет спину, бьется до конца, может они и пулю ему направляют? Иначе как объяснить? - Тьфу на тебя! - Саша устало прислонился лбом к гладкой поверхности камня. - Суевернее корректировщиков, наверное, только пилоты. Или сам в небожители метишь? Решил, смотри-ка, свою работу на богов переложить! Моим-то пулям ты дорогу указываешь, так что не надо... - Я бы так не направил. - с едва заметным сожалением сощурился Андрей. - Это же надо - в лопасть попасть! Да еще грохнуть сбитой машиной в транспортник. Американцам теперь не убраться из Каравьюрта даже ради спасения жизни, теперь их отсюда может эвакуировать или наше МЧС, или Красный Крест. Но одно другого не лучше - опозорились они на весь белый свет, точно как со входом в Косово. Не везет им что-то в последние годы... Я же говорю, что боги только сильным помогают и смелым. - Да уж прямо... Чего, чего, а силы американцам не занимать! - Чушь... - махнул рукой Андрей. - Это не сила. Видимость силы - да. На блатном жаргоне это называется "понт". А как доходит до дела, обгаживаются на каждом шагу, начиная с Перл-Харбора и Вьетнама, заканчивая Косово и сегодняшним десантом в Каравьюрт. Красиво сели, что уж говорить! На парадах у них красивее выходит, а? На парадах и в фильмах. - Да ладно тебе... - Фролов морщась растер зашибленное плечо. - Каждому в мире известно, что американцы лучшие солдаты в мире. - Сдурел? Скажи еще, что в Америке самые лучшие полицейские и самые умные дети. Откуда ты это взял? Примеры, примеры, пожалуйста! А? Замялся? Не удивительно! Весь этот образ непобедимого "зеленого берета" создан ТОЛЬКО в американском кино. Только там, понимаешь? Так же как и образ прекрасного полицейского. Ладно полиция, это от нас далеко, но ты мне назови хоть одну военную операцию, выигранную американцами без посторонней помощи. - Да хотя бы "Буря в пустыне". - "Буря в стакане"! - осклабился корректировщик. - Это по твоему война? В конце два выстрела и те холостыми. Колбасили авиацией, колбасили артиллерией, потом с понтом проехали по пустыне на танках и СКАЗАЛИ, что выиграли какую-то битву. А шуму было... И майки с надписями "Dest Storm" выпустили, и кучу военных игрушек под это дело. Ладно, не буду прикалываться над масштабами того конфликта, но даже если представить, будто там была настоящая война, то она первая и единственная, выигранная в прошлом веке Америкой. Да и Америкой ли? Кого там только не было! И французы, и немцы... А молодцы, конечно же, только американцы. Точно как во Второй Мировой войне! Уронили пару бомб рядом с Германией, а сегодня из штанов выпрыгивают, орут, будто фашизм изничтожили именно они. Фролов молча взял у Андрея бинокль и принялся рассматривать южную окраину Каравьюрта. Доблестные американские десантники, вместо того, чтоб дислоцироваться на занятой позиции, бегали вокруг нескольких придавленных вертолетом товарищей и не знали что делать. На учениях их учили побеждать, никак не иначе, поэтому столкнувшись с трудностями они почувствовали себя немного неловко. А ведь война не парад, не учения - по бумажке не отыграешь. Нужно быть готовыми и к потерям, и к ошибкам, и к неожиданному превосходству противника. Тут же, первая кровь выбила их из колеи. - Нда... - Саша склонил голову даже в каком-то сожалении. - Вот вам и хваленный американский десант. - А я о чем говорю! Спецотряды полиции у них не менее хороши. Помнишь, когда один из учеников в школе устроил пальбу и больше десятка дружков завалил? Так пока не прекратились выстрелы, ни один крутой полицейский не отважился переступить порог школы. Толпой, с автоматами, с ружьями, в брониках, в касках побоялись выступить против одного вооруженного пистолетом подростка! А наши менты лупились с до зубов вооруженными бандюками в девяностых годах. С несчастными АКСУшками и пистолетиками в руках против АКМов и гранат, чуть ли не в трусах, практически без спецтехники. За нищенскую, между прочим, зарплату. Так что извини, если рушу твоих кумиров, но "Рембо-3", "Твердый орешек" и "Правдивая ложь" - только красивое кино, мечта, с жизнью никак не связанная. Я вообще не пойму отчего Европа так трясется при одном виде американского кулака, при одном упоминании его возможного использования. Фильмов насмотрелись? Наслушались рекламы "F-117"? Да американцам же все, всегда и во всех военных конфликтах надирали задницу, даже япошки почти всю войну трепали их, как кошка мышь. А ты говоришь - "сила". Командиру десантного отряда видимо удалось наконец установить среди подчиненных видимость дисциплины и они начали осторожно занимать Каравьюрт. В мощную оптику было хорошо видно уныние на лицах, безвольно опущенные "М-16", едва за ремень не тянули, и слезы отчаяния по убиенным товарищам. Ох, не привыкли они к неудачам - пропагандистская система внушила этим парням, что они лучшие воины на свете, что любая задача им по плечу... Но для того, чтоб это стало реальностью, одного внушения мало. - Эхо, я Баритон, на связь! - дрогнули мембраны наушников. - Я Эхо, на связи! - отдавая Андрею бинокль, ответил Фролов. - Это вы так долбанули американцев? - Нет, моя бабушка... - усмехнулся корректировщик, не выходя в эфир. - Точно так! - довольно отрапортовал Саша, потом подумал и почти серьезно добавил. - С божьей помощью. - Идиоты, это же АМЕРИКАНЦЫ! Вы хоть понимаете с кем связались? Все, больше никакой самодеятельности! Вертолеты МЧС мы отвели, от греха подальше. Возвращайтесь на базу. - Я Эхо, не понял! Наступления не будет? - Обстановка изменилась. Не для эфира разговор! Выполняйте приказ. - Принял... - Конец связи. Саша облокотился спиной о камень, снял шлем и устало растрепал короткий ершик волос, потом подтянул съехавшую маскировочную сетку, накрыл себя и Андрея, погрузившись в рыхлую пятнистую тень. - Хреново как... - прикрыв веки, вымолвил он. - Все зря. Неужели так вот и отойдем? - А ты как думал? Война войной, а политика политикой... Только прикинь, в каком положении оказалось наше начальство! Врагу не пожелаешь! Если пойдем через Каравьюрт, то американцы раструбят на весь мир, что мы пытались устроить этнические чистки среди мирного населения, а они нам хотели помешать, для того и заняли селение. Переколотим америкосов, будет еще хуже - снова обвинят в этнических чистках, в вероломстве, в нелюбви к Америке. Еще и войну нам объявят - повод ищут давно. Авиацию не можем использовать из-за Грузии, артиллерию из-за того, что потом обвинят нас в том, что подставляем мирное население Каравтюрта под огонь из укрепрайона. С какого боку не смотри, а

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования