Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Боевик
      Янковский Дмитрий. Рапсодия гнева -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -
лся Японец. - Отбой! - выдохнул набранный воздух Фролов. - Занятие окончено. Оружие на место, патроны оставить в патронташе. - Ты чего?! - не на шутку обиделся подопечный. - Обещал ведь! - Отставить! Выполнять приказание! Вопросы потом. Живо! Японец подхватил винтовку и с жутким непониманием направился в сарай, запер оружие, уложил дрова. - Можно вопрос? - спросил он, протягивая ключи от ниши. - Валяй... - Почему прервали занятия? - Ты меня плохо слушал, не вникал в сказанное, СЛИШКОМ хотел поиграться. А с оружием это все непростительно. Слишком серьезная машина. А уж играться с ним... - Так ведь без патронов! - подопечный никак не мог успокоиться. - Вот видишь! А я тебе минуту назад сказал, что не гильзы у тебя в патронташе, а настоящие, боевые патроны. Дважды акцентировал на этом внимание. Не дошло через уши, дойдет через задницу. Занятие завтра. Отдыхай, курсант. Японец заставил себя не обижаться, - сам виноват, - уселся на лавочку и принялся разглядывать город, словно картину в рамке из виноградных листьев. Фролов отправился к Джеку возиться с компьютером. Время близилось к обеду, Японец начал скисать. Под испорченное настроение вылезли все мелкие неурядицы последних дней, все безуспешные попытки прийти в согласие с самим собой. - Киснем? - вылез из домика Саша, как медведь из берлоги. - Киснем... - понуро повесил голову подопечный. - Рассказывай! - Что рассказывать? Просто настроение хреновое. - Это в такую-то погоду? - потянулся и присел рядышком. - Ты когда-нибудь слышал, что люди со сломанным позвоночником не могут ходить? Слышал, что есть слепые, не такие как ты, а вообще белого света не видят? Есть смертельно больные люди, а есть те, у кого дети смертельно больны. И никогда не выздоровеют. А? - Слышал. И что с того? - А то, что если плохое настроение будет у них, я им прощу, а вот тебе нет. Тебе киснуть совершенно не из-за чего. У тебя нет ни единой проблемы в жизни, которую было бы нельзя разрешить. Веришь? Если не разрешил до сих пор, значит тебе просто лень. - Иди ты... - Посылать будешь мою бабушку, которая играет на заднем дворе в пинг-понг. - зло пошутил Фролов. - Давай, выкладывай. - Я тебе уже говорил, ты слушать не стал. - О желаниях и возможностях? - припомнил Саша. - Ну. - А... Серьезная тема. Видать тогда до тебя не дошло. И я знаю почему. Потому что отрабатывали проблему на абстрактном примере. Хрен с тобой. Давай обсосем твою собственную проблему, но если ты еще хоть раз скиснешь зазря, я с тобой неделю не буду здороваться, веришь? - Я тебе уже говорил, что меня попросту задолбало одиночество. - Переводим на русский язык, - усмехнулся Саша. - Ты не можешь познакомиться с девушкой. Причина? - А когда? - Вечером. Или ты сильно занят? - Ладно. Ну и где по твоему? В троллейбусе, на скамеечке в парке, в кабаке, на дискотеке? - Сдурел? Во всех этих местах, кроме наверно троллейбуса, можно найти проститутку, но уж никак не девушку. - Вот! А ты говоришь, что нет неразрешимых проблем... - Это ты называешь проблемой? - А есть решение? - в глазах Японца зажегся огонек надежды. - Самому трудно, что ли, башку приложить? Ладно, делаем поправку на отсутствие жизненного опыта. Скажи мне, друже, что главное в отношениях между мужчиной и женщиной? - Нашел кого спросить. - подопечный скривился, будто разжевал таблетку тетрациклина. - А подумать? - Не знаю... Я когда начинаю представлять такое знакомство, то самое трудное - это о чем говорить. - Молодец! Правильно! - Фролов чуть с лавочки не вскочил. - Самое главное, это наличие соприкосновения интересов, чтоб было о чем общаться, чтоб были общие радости и общие горести. Все остальное - пыль. Красота, секс, романтика, все это проходит со временем или приедается, а остается тот зацеп интересов, о котором я тебе говорил. Если знакомиться с девушкой на дискотеке или в кабаке, то тебе может повезти, а может и нет. В худшем случае вас ничто кроме кабака связывать и не будет. Я же не привык оставлять столько места случайностям. - И что делать? - Найти место, где сконцентрированы люди с нужными тебе интересами в жизни. Разве это так сложно? - Ты сдурел, что ли? Как я могу определить такое место? - Блин, думать ты не хочешь совсем. И ведь не дурак, далеко не дурак! Просто ленишься. Когда я уже вышибу из тебя эту лень? Ладно... Какой интерес, прости за каламбур, тебя интересует? - Не знаю... - Это от того, что у тебя самого нет в жизни никаких интересов кроме держания дивана на спине и книжных мечтаний. Ну, еще музыка... Это не пойдет. Хотя... Слушай, ты же интересовался фехтованием, а? - Ну и? - Еще интересуешься? - Только историческим, не спортивным. Когда мечами дерутся, в кольчугах. - Это хорошо, это радует. Сейчас я поскакал домой, обедать, потом сделаю все домашние дела и... Корче, сбор тут, в пятнадцать часов. Джек! Эй, голову от экрана отверни. Ты мне будешь нужен в пятнадцать часов. Все, ребята, покедова. Пятнадцати часов Японец ждал без особого воодушевления - не верил, что столь серьезную проблему можно разрешить так вот, на раз. Хотя за Фроловым станется... Это внушало хоть какую-то тень надежды. Надежный мужик... Такое ощущение, что для него действительно нет ничего невозможного. Хотя чушь это... Невозможное есть всегда и для всех, но Саше каким-то чудом постоянно удавалось выкручиваться. И то у него выходит, и это, словно из другого теста слеплен, чем остальные. Ребята как раз заканчивали обедать, когда Фролов неслышным кошачьим шагом проскользнул в домик на Лагерной. - Готовы? - спросил он без предисловий. - Еще десять минут! - с набитым ртом пробурчал Джек. - Какая форма одежды? - Спортивная. Джинсы, футболка, кеды - в самый раз. Женя, а ты оденься эээ... поприличнее. Кеды нафиг, пойдешь в туфлях. Надень коричневые брюки, они тебе идут, к ним серая рубашка будет как раз. И причешись, блин... - Туфли трут! - скривился Японец. - Не перетрут! Опять чего-то задаром захотелось? - Ладно, все, одеваюсь... - повторения недавнего разговора подопечный явно не хотел. - Далеко хоть переться? - уже закрывая калитку, спросил Джек. - Пятнадцать минут. Сразу за лесопарком на горке. Расслабляться и ездить на троллейбусах Фролов ребятам не давал, поэтому расстояния привыкли мерить в минутах ходьбы - город маленький, очень удобно. Потом Японец не раз вспоминал этот вечер - переломные моменты жизни всегда вспоминаются в попытке повернуть их и так, и эдак, предположить "что бы было, если бы...". Но тогда он, конечно же, не знал еще, что именно в этот жаркий летний день судьба окончательно и бесповоротно превратит его из мечтателя в человека ответственного, навсегда выдавит из него надуманные страхи. И Японцу, и Джеку в клубе исторического фехтования, куда привел их Фролов, понравилось сразу - интересные люди, оружие, доспехи, тренировки. Не соскучишься! Подопечный сразу же позабыл для чего, собственно, затевался весь этот поход, его полностью захватила атмосфера клуба. К новичкам, как обычно, отнеслись с интересом и уважением, попробовали "в работе" на деревянном оружии, поразились странноватой "ведьмачьей" выучке Джека, - два года занятий кендо не проходят бесследно, - стали расспрашивать о жизни. Закончилось все это двумя бутылками вина "за знакомство" и ребята вернулись на Лагерную поздно ночью совершенно счастливыми. Новые люди - новые впечатления... Тренировки три раза в неделю, плюс воскресные сборы, когда в клуб сходились все, кто не мог прийти на неделе по занятости. Именно на таком сборе Японец и познакомился с Татьяной - лучшей фехтовальщицей клуба. В принципе он сразу понял, что эта девушка не для него, слишком уж красива, умна, интересна - постоянный центр внимания. Вокруг нее беспрерывно был кто-то из парней, не чета Японцу, но никому из них она не отдавала предпочтения, оставаясь приветливой со всеми и для всех недоступной. Ночами Японец вздыхал, ворочался, но по привычке, считая себя личностью заурядной, предпринимать какие-либо действия и не думал - чего зря позориться? Хотел уйти из клуба, но передумал, очень уж было там интересно. К тому же Джека оттуда за уши не утащишь, а сидеть одному по вечерам в забытом всеми богами домике не хотелось почти до истерики. Фролов в клубе появлялся редко, переговаривал с руководством, расспрашивал о планах, о предстоящих турнирах. Казалось, на подопечного внимания не обращал вовсе - пусть себе тренируется. Но это только казалось, потому что все шло так, как задумывалось с самого начала. И не малую роль на начальном этапе этих планов играл Джек. Очень уж большим молодцом он был в рубке на мечах - техника напористая, яркая, неординарная, а главное эффективная. Мало кто мог устоять. К тому же москвич в таком маленьком городе без внимания не останется, не оставался без внимания и Японец, поскольку тоже был москвичом, а главное другом Джека. Но вбив себе в голову, что никому не нужен и ничего в данном случае сделать не может, подопечный ничего и не делал. Саша этого ожидал и все действия предпринял сам. Хотя, собственно, ничего особенного и не требовалось, просто если человек умеет что-то делать хорошо, он должен это делать - иначе беда. Японец умел петь. Не просто петь, а петь собственные песни, причем так, что дух захватывало - слушать можно было часами. Беда лишь в том, что он молчал об этом умении, как партизан на допросе, все боялся обратить на себя излишнее внимание, хотя по ночам только и думал, как это сделать. Саша сдал его беззастенчиво, ни один волос дыбом не стал, мол, умеет Женя петь, да так, что заслушаетесь. Насели... Отнекивался подопечный долго, но толпой дожали и деваться было некуда, особенно когда за всех попросила Татьяна. Притащили гитару и Японец запел... Пел он о воле, о чести, о доблести, о нелегком ратном труде и о любви, за которую и в огонь, и в воду, и на любую, даже самую страшную смерть. Притихли... Слушали долго, запоем, в перерывах обсуждали уважительно, шепотом, терпеливо ждали, пока певец подстроит гитару. Такого в эдакой глуши никто из них и не слыхивал. Сам Японец был уверен, что пел хуже некуда, но в этот вечер Татьяну до дома провожал именно он. Никто оспаривать это право даже не думал - лучшие воины и лучшие певцы во все времена пользовались на Руси уважением и почетом. Саша вечером потирал руки, выкладывая историю со счастливым концом жене, а подопечный до часу ночи простоял с Татьяной в подъезде и до утра лежал на кровати без сна, пялясь в потолок глуповатой счастливой улыбкой. О Саше он в это время не думал, был уверен, что всего добился самостоятельно. А Фролову было без разницы - главное, что дело сладилось. Татьяна оказалась вовсе не такой боевитой и неуязвимой, какой хотела казаться в клубе... - Милая... Ласковая... - не помня себя от счастья, шептал вечерами Женя. Кличку "Японец" в те дни похоронили без всяких почестей, как символ того, что Женька стал другим человеком. Только Джек за спиной упорно звал его по старому, не веря в окончательный успех предприятия и дабы зазря не переучиваться. Да, вне клуба Татьяна, Танечка, как звал ее Женя, была совсем другой - тихая, загадочная и какая-то грустная. О семье почти не говорила, только то, что живет без отца, с младшим братом и мамой. Институт, клуб, книги - почти все ее интересы, даже друзей особенных нет, в основном все как были, так и оставались добрыми знакомыми. Женька чувствовал, что эта затаенная грусть мешает им сблизиться, как мешала, наверное, многим другим сблизиться с Таней. С одной стороны он от души благодарил за это высшие силы, с другой люто гневался за это на них. Он хотел быть ближе к той, которую искал и ждал так давно, но смелости влезть в чужую душу все таки не хватало. Да, странностей в Танином поведении было с избытком, через край, можно сказать. Это давило, мучило, заставляло задуматься. Например провожать себя девушка позволяла только до подъезда - Женя не знал ни этаж, не квартиру, где она жила. Не давала она и телефон, хотя он был, как-то раз Таня об этом обмолвилась. Все решила зародившаяся и окрепшая в эти дни ответственность за любимую - Женя не выдержал непривычного душевного груза и стал плакаться Фролову в жилетку. - Не понял? - ставя кастрюлю с водой на электроплитку, поднял брови Саша. - Что значит ГРУСТНАЯ? Слушай, друже, ты что-то совсем оборзел... То тебе помоги познакомиться, то, теперь, развесели. - Не бурчи! Чего ты такой злой с утра? Понимаешь, Саня, с ней что-то серьезное. Очень. Но я никак не могу узнать в чем дело. - Спроси. - Не могу! А вдруг это как ножом по сердцу? Надо бы выяснить как-то иначе... - Во... Ты как скажешь... Хочешь нанять меня частным детективом? - Ну... Что-то вроде того. - А платишь скока? - Ну тебя... - Женька обиделся не на шутку. - А вдруг человек в беде? - Ты сам только выкарабкался из большой беды, а уже туда же - в спасатели. - Из какой такой беды? - искренне удивился тот, кого совсем недавно звали Японцем. - Ладно, отвянь... - Фролов насупился и высыпал пельмени в кипящую воду. - Хорошо, я заплачу. Помнишь, мою электрогитару в Москве, а? Она твоя, если выяснишь все и поможешь. Саша чуть не ошпарился - вздрогнул даже не смотря на всю многолетнюю выучку. - Сдурел? - негромко шепнул он. Но уже понял, что дело действительно очень серьезное. - Ладно... - Фролов выглядел чуть сконфуженно. - Ты гитару того... себе оставь понял? Это я пошутил на счет платы, веришь? И давай, выкладывай все про свою Таню. Пельмени были благополучно съедены, Джек взял Сашин спортивный велик и поехал размяться по горам, чтоб не терять формы. Начался разговор - не столько долгий, сколько нудный, потому что Женька стеснялся и сведения из него приходилось клещами вытягивать. Но в результате Саша узнал достаточно, чтоб начать действовать самому. Для начала он, с помощью компьютерного справочника, выяснил Танин адрес и телефон по узнанной в клубе фамилии. Удивительным оказалось то, что в указанном Женей доме на эту фамилию был зарегистрирован всего один телефон, причем квартира эта оказалась НЕ В ТОМ подъезде, где Женя по вечерам прощался с Таней. Затем, пользуясь скудной Женькиной информацией и своими милицейскими связями, узнал место, где работает Танина мама. Дальше больше - брату пятнадцать лет, учится, занимается в каком-то кружке, отец жив, но с семьей не живет. Обычное дело. Многие так живут и это вовсе не повод, чтоб вести себя как Таня. Хотя такая странная замкнутая общительность может быть обусловлена не внешними, а внутренними, чисто психологическими причинами, но Фролов был последователен и решил для начала попробовать нащупать причину внешнюю. Дело в том, что с внутренней причиной он бы связываться не стал - это дело врачей. Как говаривали рыцари Круглого Стола: "Дай мне силы изменить то, что можно изменить, дай мне терпение принять то, что изменить нельзя и дай разум, отличить одно от другого." Неразрешимые проблемы Саша старался на себя не вешать, наверное поэтому у него никогда их и не было. Линя возможных проблем, связанных с Таниной мамой, оказалось тупиковой - женщина вполне благополучная, бухгалтер очень приличной фирмы, зарплата регулярная и не маленькая - на всех хватает. Без излишков, но пояса подтягивать не надо, как самому Фролову иногда. Таня тоже вроде бы в норме - институт тянет успешно, интересуется историей, этимологией, занимается в клубе исторического фехтования, имеет призы на турнирах. Подруги, друзья... Обычная девушка. Ее и замкнутой назвать трудно, наоборот, общительна сверх всякой меры, центр всеобщего внимания. Если бы Женька не познакомился с ней ближе, все проблемы так бы и остались в тени. Первый сигнал тревоги прозвучал для Саши, когда он начал исподволь, через Женю, узнавать меню семьи, кто во что одевается и вообще приблизительные расходы. Оказалось, что любую подобную тему Таня старательно обходит, отшучивается или отнекивается, а иногда откровенно обижается. Первое, что пришло Фролову в голову - мама пьет. Посудачил с бабушками у подъезда... Отбой. Ничего похожего. Тихая женщина, выглядит свежо, никогда не скандалит, по воскресеньям надевает косынку, словно в церковь идет, но в церкви ее как раз никто никогда не видел. Дело зашло в тупик, потому что расспрашивать Таню о религиозных пристрастиях мамы, было бы в высшей степени глупо - если проблема действительно в этом, как заподозрил Саша, то не ответит все равно, иначе все давно уже знали бы. Пришлось искать обходные маневры и в качестве одного из них неплохо подходил Танин брат. Это был тот источник информации, через который можно было выведать очень многое, не вызвав никаких подозрений у самой Татьяны. Надо было только к нему подобраться. Пару дней Саша потратил на выбор места контакта, - в конце концов выбрал кружок по изучению английского языка, - и один день на поиски контактера. На его роль прекрасно подошел младший Голубев, пятнадцатилетний сын хороших знакомых. Следующим же днем, после обеда, дело сдвинулось с мертвой точки. Знакомство с Витей, так звали Таниного брата, Фролов решил организовать прямо в кружке английского, заслав туда Диму Голубева под видом новенького, желающего записаться. Идею поиграть в настоящего разведчика Дима воспринял с неприкрытым восторгом, а Саша во всем этом спектакле играл роль Диминого отца. Кружок располагался на втором этаже кинотеатра "Москва", в двух маленьких комнатенках, но занятия проводили прямо в кинозале, освобождая его от дневных сеансов. Когда молодой мужчина аскетичного вида увел детей на урок, Фроловым и "сыном" занялась довольно эффектная сорокалетняя женщина. - Марта Кори. - стандартной улыбкой поздоровалась она. - Чем могу помочь? Фролов выглядел не менее эффектно - жена постаралась. Строгий серый пиджак, темные брюки из тяжелого шелка, безупречная белая сорочка и даже галстук. Волосы тоже пришлось привести в порядок, иначе бы костюм не смотрелся, так что теперь Саша походил на слегка разбогатевшего отставного офицера. То что надо. - Мы бы хотели записаться... - не очень уверенно начал Фролов, заранее отработав линию поведения. - Я слышал, что у вас бесплатные курсы английского. - Вы правильно слышали... - Марта улыбнулась шире, а глаза работали как сканер, изучая собеседника, разве что не светились. - Но у нас не только английский. И не только для детей. Вы ведь офицер флота? - Бывший. - неловко пожал плечами Саша. - Тем более! - ничуть не смутилась женщина, чуть расправив плечи. - Где-то работаете? Дима Голубев отошел в сторонку, стараясь не мешать взрослым - молодец мальчик, работает, словно профи. Фролов изучал американку не менее внимательно, но совсем не так приметно как она. Удивился быстрому переходу на флирт. Умеет себя подать с соблазнительной стороны: Вот только зачем? Нда... Надо пощупать в этом направлении. Прикинуться эдаким сексуально озабоченным вдовцом. - Скорее подрабатываю... Пенсия сейчас вполне человеческая, я ведь служил в ЧФ, так что нам с сыном на жизнь хватает. Семья не большая... Марта клюнула на подставленную наживку. Стала в профиль, показав ладную грудь. - Да, б

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования