Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Алешина Светлана. Ольга Бойкова 1-4 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -
знаю: если сенсации нет, ее можно сделать. Некоторые привлекают читателей тем, что выдают на первой полосе наглые слоганы, другие же идут дальше, как вот в этом случае. Допустим, есть такой лакомый кусочек, как непонятное происшествие, а тем более связанное, увы, с чьей-то смертью, поэтому очень несложно еще больше навести тень на плетень, пока наши доблестные органы (те, которые внутренние) не представят реальные доказательства завершения расследования. А пока они это сделают, столько воды утечет, что высосанная из пальца сенсация забудется сама собой по той простой причине, что ее раз пятнадцать успеют сменить другие. Я бы и не стала обращать внимание на эту скоропалительную публикацию, если бы давненько не кривилась на сам факт существования "Тарасовского листочка". Этот клочок бумажки мне сильно не нравился, и не без оснований. Почему - расскажу в следующий раз, а сейчас я просто собиралась объявить войну конкурентам и показать и городу, и миру, как любили выражаться древние римляне, что дело не стоит выеденного яйца. А это решение логично означало, что "Свидетель" тоже займется падением "Жигулей" в Волгу. Первым делом, после того как я приняла столь ответственное решение, была публикация в сегодняшнем номере "Свидетеля" статьи, что за аварией с машиной Будникова нет никакого заказняка. Я нарочно выбрала этот провоцирующий термин "авария". Ведь известно, что авария - это происшествие, не кончающееся человеческой жертвой, в отличие от катастрофы. Но на таких тонкостях мало кто зацикливается, а при случае всегда можно оправдаться простым недосмотром или отсутствием умысла. В любом случае, я сделала маленькую заявку на информационный междусобойчик, намекнув, что мне известно больше, чем некоторым. Вторым делом стало проведение рекогносцировки. Другими словами, мне нужно было распределить роли в собственном стане, роль главнокомандующего, разумеется, я навсегда зарезервировала для себя. Сочинением статейки о псевдоубийстве господина Будникова я озадачила нашего "сына полка" Ромку. Ромка - малолетнее недоразумение нашей редакции - официально вообще-то числится курьером, но так как электронную почту и телефонограммы ему разносить по городу не приходится, а ничем другим занять курьера я не могу, то Ромка целыми днями сидит около компьютера, делая вид, что овладевает сложнейшей наукой - компьютерным набором. Говоря проще, он учится набирать на компьютере тексты. Постоянно проходя мимо него, я спорила сама с собою на второй коржик, щелкает ли он очередной текст или играет в каких-то монстров. Второй коржик каждый день горделиво украшал мое обеденное блюдце, потому что всякий раз, как я заглядывала в монитор к нашему недорослю, он там постоянно то ли горилл натравливал на карликов, то ли друидов сводил с циклопами. Воевал, одним словом, в виртуальной реальности на фантастические темы. Дурдом, говоря лапидарнее, но делать нечего, если Ромку занять больше нечем. Потерпев такое поведение нашего юноши до сегодняшнего дня, я твердо решила положить конец этой возмутительной практике и потому дала ему задание собрать всю информацию о господине Будникове и его исчезновении - я решила именно так обозначить проблему - и нащелкать статью для завтрашнего номера. Пусть начинает работать, засранец, а то он так откровенно кайфует, что даже завидно становится. Услышав мою команду, Ромка немного подумал, потом кивнул головой и задумчиво пощелкал "мышкой", как я поняла, не забыв сохранить игру в том положении, на котором ее прервала злобная начальница. Сергей Иванович Кряжимский, патриарх и энциклопедический справочник нашей редакции, тут же, как только я отяготила жизнь юноши непосильной работой, вызвался ему помочь, но исключительно в словесной форме. - Ты, Рома, сначала постарайся узнать как можно больше не про само якобы убийство, а именно про убитого - сказал он. - Это как раз та тема, на которую мало обращают внимания СМИ, но если повезет, можно будет накопать кое-что любопытное. Покопайся в наших икс-файлах, вдруг что-то есть на этого Будникова. Побольше мелочей: где жил, чем занимался, семейное положение, ну и все такое прочее. Понял? - Ага, - неуверенно ответил Ромка, покосился на меня и тряхнул головой, наверное, стараясь привести этот прибор в думающее состояние. После игры в уродливых монстров это просто необходимо. - А кто он такой, этот Будников? - зевнув на середине фразы, спросила меня Маринка, прикрыла рот и опустила голову. Она сидела за своим столом рядом с дверью моего кабинета. На столе перед ней лежал красочный журнал из породы "Космополитена" или "Каравана историй", и она, не скрываясь, перелистывала все это великолепие, выбирая себе по вкусу то ли историю, то ли вечерний гардероб. - Гоблин какой-нибудь, - самой себе ответила Маринка, снова зевнув, отчего фраза прозвучала как-то растянуто и потому смешно. - Я видел по ящику в буфете, когда выходил вниз, - высунулся из-за монитора Ромка, - Будников был в пиджаке и с галстуком. Не похож на гоблина. - Гоблин - это состояние души, а не форма одежды, - наставительно произнесла Маринка. - Известный профессор Любищев всю жизнь ходил, как будто его только что с дачи привезли, а был ученым мировой величины. Ромка вздохнул, но сдаваться не собирался. - Ну, понял, типа, не по одежке, - пробурчал он, - а по уму. Этот Будников все равно не тянул на гоблина, говорили, что он закончил МГУ, а настоящие гоблины если и учились на кого-нибудь, то только или на штангиста, или на боксера. Ну, на шофера еще. - Любопытно, однако, - пробормотал Сергей Иванович, отрываясь от монитора своего компьютера, - а что делал выпускник МГУ у нас в Тарасове? Он приехал в командировку? А тогда по какому делу? - Понятия не имею, - ответил Ромка, - по ящику этого не объясняли. - Так давай узнавай быстрее, мы все ждем, - подтолкнула я его и вернулась в свой кабинет. Я закурила, постояла у окна, посмотрела на часы и решила, что, видимо, пора выпить кофейку в дружной компании, а иначе грусть-тоска зажует меня насмерть. Не то что слишком уж скучный денек выдался, но какая-то лень явно витала в атмосфере. Работать не хотелось, переживать - тем более, а если уж совсем честно признаться, то я за закрытой дверью кабинета сама, зевнув пару раз, заразившись дурным Маринкиным примером, подумала, что если не взбодриться, то высшее руководство газеты "Свидетель" в моем милом личике будет иметь слишком уж заметный сонный вид. Придумав такой очевиднейший способ вновь обрести рабочую форму, я вновь подошла к столу, посмотрела на свою наполовину выкуренную сигарету с изогнутым черно-серым цилиндриком пепла и аккуратно, чтобы не уронить этот самый пепел, положила сигарету в пепельницу. Пусть еще подымит, если у нее будет желание, а я пока попрошу Маринку о кофе. Открыв дверь кабинета, я сразу же встретилась глазами с Ромкой, снова высунувшимся из-за монитора. - Ольга Юрьевна, а вы помните, в прошлом году вывалился из окна один крендель? Ну прямо у себя из дома и еще записку оставил непонятную? Не помните? - Фамилия у этого кренделя была? - спросила я, пытаясь ненавязчиво привить мальчику навыки четкого изложения. - А как же. Джапаридзе, - ответил Ромка. - Это когда он упал на крышу летней палатки, и она вся рухнула в витрину бутика? Витрина разлетелась к чертовой матери, - уточняюще заметила Маринка, - показывали еще по телевизору осколки какой-то огромной вазы или банки, в нее попали стойки палатки, и она того.., крякнула и на мелкие кусочки. - Банка стояла в витрине? - вяло спросила я. - Не смешно. Или в бутике продавали соленые огурцы? - А я и не смеюсь, - Маринка потянулась, хрустнула суставами и сказала: - Ух ты, смазки, что ли, не хватает? Я сказала "банка", потому что банка - это тара для хранения продуктов. А горшок был такой же тарой, только древнегреческой. Или древнеримской. - Это амфорой называется, скорей всего, - заметил Сергей Иванович, - я тоже припоминаю тот случай. Амфора была не очень древняя, склеенная по кусочкам, и на пользу ей это попадание не пошло. - Сваргань кофейку, - попросила я Маринку. Та кивнула и, нагнувшись, вытащила кофеварку, до этого стоящую под столом на подкатной тумбе. - Я тоже чувствую, что пора, - сказала она, - циклон несется. - Ага, сонный, - подтвердила я. - Ольга Юрьевна! - ноюще позвал меня Ромка. Он встал со стула, наверное, чтобы лучше меня видеть, и на лице его была написана такая обида, что мне стоило больших трудов не улыбнуться. Потом все же, немного подумав, я улыбнулась. Мне это идет. - Я здесь, - призналась я Ромке, ожидая продолжения. Было похоже, что мальчик сейчас начнет канючить себе новое задание, иначе какого черта он про Джапаридзе вспомнил? Однако я ошиблась. - А разве это не интересно? - спросил Ромка, волнуясь и краснея. - Ты это про что? - не поняла я. - Ты о посуде, кажется, говорил? - Ну, я вот тут в файлах нашел одну фишку, - поспешно пустился в объяснения Ромка, - Будников, который с моста рухнул, жил по тому же адресу, что и Джапаридзе. - Может быть, это и интересно, - рассеянно сказала я. - Пока не знаю. Рой дальше, землекоп. Посмотри заодно, кто такой этот Джапаридзе. Я не помню. А почему вдруг у них адрес одинаковый? - очнулась я. - Все думали, что они братья, а они просто любили друг друга, - усмехнулась Маринка. - Ревность, что ли? - хмыкнула я. - Или самоубийство от несчастной любви? Ну, ни фига себе! - Причем классическая ревность: с битьем посуды! - заметил Сергей Иванович. - Грешно смеяться над покойниками, - зачем-то произнес Ромка. Наверное, он так ненавязчиво пошутил и снова уткнулся в монитор. - Чего грешного-то? - фыркнула Маринка, выставляя на стол поднос и выстраивая на нем чашки с ложечками. - После того как я умру, мне будет все равно, будут смеяться надо мной твои правнуки или нет. - Правнуки? - переспросил Ромка, удивленно таращась на нее, - почему же правнуки? - Потому что я переживу и тебя, и твоих детей, и внуков! - гордо заявила Маринка, беря поднос в руки. - Давай я отнесу, - предложила я ей. Маринка молча сунула мне поднос, а сама занялась кофеваркой. Я отнесла поднос в кабинет, поставила его на кофейный столик и вернулась. Вода в кофеварке уже вскипела. Маринка, вооружившись банкой "Нескафе", обходила свой стол, готовясь перебазироваться к месту нашего традиционного кофепития. В кабинете я нажала кнопку селектора и пригласила Виктора к себе. Он ничего не ответил, но я уже привыкла к таким вещам: придет, готова спорить. Я вернулась в редакцию. - Идемте, Сергей Иванович, - позвала Маринка Кряжимского, и тот, кивнув, погрузил свой компьютер в сон и встал, осторожно отодвигая стул. - Во дела! - вдруг сказал Ромка, тоже приподнимаясь. - Я проверил все списки на эту квартиру, и знаете что? - Знаем-знаем, пошли, а то остынет, - буркнула Маринка, направляясь к кабинету с кофеваркой. - Нет-нет, вы послушайте! - вскричал Ромка, словно мы собирались уходить далеко и навсегда. - В том же прошлом году внезапно от приступа астмы крякнул один мужик, если помните, он из приподнятых был. Там что-то еще непонятное было, сперва думали, что самоубийство, но потом менты прикрыли это дело. Фамилия его была Гарфинкель... - Ничего непонятного, - сказал Сергей Иванович, - я хорошо помню этот случай. Эксперты признали внезапный приступ астмы. Даже что-то про магнитные бури говорили, как о провоцирующем факторе. Лекарство у Гарфинкеля было далеко, и он просто не успел до него добраться. Кошмарная смерть, не дай бог никому. - Ну так вот, - торжествующе воскликнул Ромка, помахивая авторучкой в воздухе, - а жил он в той же квартире, что и Джапаридзе, и Будников, вот как! - Трое из ларца... - пробормотала Маринка и замолчала. Я сама молча переваривала услышанное. Чертовщина какая-то... А если не чертовщина, то что? - Это общежитие? - задала я разумный вопрос. Ответ предполагался положительным, потому что иным быть не мог. Как еще трое взрослых мужчин могли оказаться в одной квартире? - Дай-ка, Рома, я сам посмотрю. - Сергей Иванович подошел к Ромке и, заглядывая в монитор его компьютера, завозил по коврику "мышкой". - Вот, вот, да вот же. - Ромка возбужденно тыкал пальцем в экран монитора, но Кряжимский, нахмурившись, не обращая внимания на его слова, сам проверил все данные. - Ну, ты что встала, как изваяние, - сказала мне Маринка, подходя с кофеваркой, - пошли в столовку, пардон, в твой кабинет. Если что на самом деле путное, так расскажут. - Проходи, а я подожду, чем кончится, мне интересно стало, - сказала я. - Всем интересно, - сказала Маринка, - но только это тебе не Кинга читать. Вот у него интересно, а наш малец просто перепутал или нафантазировал. - Я не нафантазировал! - возбужденно крикнул Ромка, не замечая, что кричит прямо в ухо Кряжимскому, стоящему рядом с ним. Сергей Иванович, поморщившись, потер ухо. - Ну не так громко, молодой человек, - пробормотал он. - Извините, - проговорил Ромка, - а что она?! - Я не "что", - гордо заявила Маринка, - а будешь выпендриваться и хамить, сразу вспомнишь свои прямые обязанности. У меня скрепки кончились! Ромка засопел и уткнулся в монитор. Маринка, торжествуя победу над подрастающим поколением, поплыла в кабинет, и я - следом за нею. Мы уже расставили на кофейном столике и чашки и блюдца, и даже блюдце с печеньем из Маринкиной заначки, как вошли Сергей Иванович и Ромка. - Все, как я и говорил! - прямо от дверей выпалил Ромка. Маринка поморщилась и вяло поинтересовалась: - А ты руки мыл? - Не-а, а зачем? - растерялся Ромка. Причем не только он один. Как я заметила, и Сергей Иванович растерянно взглянул на Маринку и остановился, не зная что делать. - А затем, - угрожающе произнесла Маринка, - будешь продолжать выступать, сейчас пойдешь руки мыть. А мы будем спокойно пить кофе. - Ладно, садитесь, - вмешалась я, - не нужны нам склоки. Вроде день пока был спокойным. Все расселись, подошел молчаливый Виктор, сел на свое место, и Маринка разлила кофе. После минуты молчания, прерываемой только воинственным сопением Ромки, я обратилась к Сергею Ивановичу: - Наш кадет действительно обнаружил что-то любопытное? Вы тоже так считаете? Кряжимский, как всегда выдержав паузу, потупив взгляд и откашлявшись, проговорил, помешивая кофе ложечкой: - Согласно нашим данным, все эти люди действительно жили по одному и тому же адресу. Я не могу сказать, что они жили вместе или в одной и той же квартире, хотя адрес и совпадает полностью. Неизвестно, что это за квартира, вполне возможно, что-то вроде общежития. Дом мне известен. Это новое помпезное сооружение на углу Ленина и Некрасова. Довольно-таки престижная штучка. Вот, собственно, и все. - Как в престижном доме может быть общежитие? - недоуменно спросила Маринка. - Странно что-то. Или дом непрестижный, или.., или они на самом деле вместе жили. - Я сказал про общежитие в качестве одной из версий, пока нет других, - заметил Сергей Иванович, поднимая глаза и серьезно глядя на Маринку. - Пока мы не имеем других фактов, кроме адреса в нашем компьютере, мы должны вести себя осторожно, иначе скатимся в желтизну. - К китайцам, что ли? - беззаботно спросила Маринка и, увидев, что Сергей Иванович смешался, рассмеялась и махнула рукой. - Да шучу я, шучу. Все я поняла, и вы правы. - Да, вы правы, Сергей Иванович, - сказала я, до этого только молча наблюдавшая за дискуссией. - Вот Ромка у нас откопал это подозрение на сенсацию, пусть роет и дальше. - Согласен! - вскинулся Ромка и тут же спросил: - А как? - Обязательно возьмешь с собою удостоверение, а не только диктофон, и пойдешь к этому дому, - распорядилась я. - Если повезет, сделаешь хороший репортаж... - Ага, - ехидно добавила Маринка, - а если очень повезет, то поймешь, что в компьютере была ошибка, все чушь и ничего интересного там нет. - Это мы еще посмотрим, - пробурчал Ромка, быстрыми глотками допивая кофе. - И я про то же, - щедро улыбнулась Маринка и взяла с блюдечка печенье. - А почему никто печенье не берет? Очень неплохое, между прочим, сама выбирала. - Уговорила, - сказала я и тоже взяла печенье. Ромка не стал допивать кофе. Вскочив со стула, он начал метаться по кабинету в поисках диктофона. Лениво покосившись на его прыжки, я негромко произнесла: - У Марины в столе посмотри. У меня здесь; только мой. - Только в верхний ящик можешь залезать! - взволновалась Маринка и заерзала на стуле. - В верхнем ящике лежит этот диктофон, и запасные батарейки там же. Больше никуда не лезь! Понял? - Да понял, понял, - ответил Ромка, вылетая из кабинета, - и не собирался я никуда больше... - донесся его голос из редакции. - Нашел? - крикнула Маринка. - Не-а, Марин, тут какие-то пакеты, - ответил Ромка. - Ты куда залез, мерзавец?! - взвизгнула Маринка, вскочив так резко, что едва не опрокинула стол, и выбежала из кабинета. - Ну, а мы с вами, господа, - сказала я, улыбаясь Кряжимскому и Виктору, - попьем кофейку в тишине. Милое дело, правда? - Несомненно, Ольга Юрьевна, - согласился Кряжимский. Виктор как всегда промолчал, но не думаю, чтобы он был против. После того как Ромка нашел и отвоевал себе диктофон, я его поставила перед собой и подробно проинструктировала, как себя вести во время сбора материала. Маринка постоянно вмешивалась и дополняла мои слова еще и своими ценнейшими замечаниями. - Слушай внимательно все, что говорят. Еще лучше повторяй про себя эти слова, и тогда они лучше улягутся в мозгу и ты сумеешь задать нужный вопрос... - наставляла я. - И не строй рожи, как сейчас, - добавила Маринка. - Это мимика у меня такая, - попытался защититься Ромка и жалобно посмотрел на Виктора. Виктор сидел с непроницаемым лицом, делая вид, что все происходящее его не касается. - Это не мимика, а гримаса, ты не клоун в цирке, а журналист из приличной газеты, - высказалась Маринка. - А... - начал Ромка, но я его прервала. - Молчи, - сказала я. - Далее. Как только придумаешь вопрос, задавай его медленно, потому что бывает, что собеседник, не дослушав до конца, уже начинает отвечать. Он не понял еще, о чем ты его спрашиваешь, и говорит о том, что его интересует. Это важно. На основе этого и строй свои следующие вопросы... - И носом не шмыгай, - вставила Маринка. - Да понял, понял, - проворчал Ромка. Я тоже поняла, что если продолжу и дальше инструктировать его в присутствии Маринки, то до добра это не доведет: кого-то побьют. - Ну иди тогда, если понял, - сказала я, - в случае чего - звони. - Или ори, если туго придется, - посоветовала Маринка. - Если попадешь в непонятную ситуацию, лучше сразу поднять шум, а потом видно будет. Я всегда так поступаю. Пока проходило. - Вы с ним в некотором роде разнополые, - хмуро заметила я. - То, что проходило у тебя, может не прокатить у него, но в любом случае вали отсюда, Ромка, мне уже надоело учить тебя уму-разуму. Все равно бесполезно. - Ага, - ответил Ромка убегая, а Маринка села за стол и взяла свою чашку. - Не знаю, что из него получится, - тоном престарелой матроны сказала она, - разгильдяй и думать не умеет. Да ладно думать! Вести себя не умеет прилично. Не удивлюсь, если он там еще сморкаться начнет при помощи двух пальцев. - Это как? - спросила я только для того, чтобы разговор поддержать. - Ну, блин, ты даешь, серость, а еще филфак окончила, - возмутилась Маринка. - Вот смотри: одним пальцем так... - Прекрати! - прикрикнула я. - Что это еще за гадость?! - Ну, не хочешь - не надо, - обиделась Маринка. - Вот это твой самый крупный недостаток: не хочешь ты учиться новом

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования