Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Алешина Светлана. Ольга Бойкова 1-4 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -
рю до конца - Да подожди ты, - отмахнулась от него Маринка. - Оль! Рассказывай все подробно! - потребовала она. - Там никого не было? А где он лежал? - Пойдемте в машину, - предложила я, - по дороге я все и расскажу. Мне кажется, Виктор, - я повернулась к нашему фотографу, - нет смысла лазать по другим коттеджам, правильно? Виктор кивнул, и мы, не торопясь, направились к выходу. Выйдя на свежий воздух, мы столкнулись нос к носу с одним из местных обитателей. Это был явный бомж неопределенного не только местожительства, но и возраста и состояния. То есть, глядя на него, было непонятно, то ли он больной, то ли слегка выпивший, то ли просто уставший от своей неустроенной жизни. Сей небритый экземпляр рода человеческого, подвида бомжеватых, неторопливо шел к коттеджу, держа в руках полуторалитровую бутылку из-под фанты, однако в ней была налита отнюдь не фанта, это было видно по цвету напитка. Увидев перед собой целую делегацию явно не относящихся к его собратьям, бомж первым делом, руководствуясь отработанным приемом, спрятал за спину свою бутылку и только после этого позаботился о собственной безопасности: он резко сменил курс и постарался боком отойти влево. - Мужчина, можно вас на минутку! - Маринка вышла вперед и поманила бомжа пальчиком. - Ну, - отозвался бомж, продолжая отходить и держа свою бутылку за спиной. - Вы здесь живете? - спросила его Маринка. - Сторож я, - шепелявя, ответил бомж, - а что надо-то? - А кроме вас, никого здесь больше не бывает? Бомж подозрительно осмотрел Маринку, потом меня и покачал головой: - Ну как, бывает кое-кто, а кто вам нужен? - Нам нужен тот, кто оставил здесь диктофон, - сказала я. - Вы знаете, кто это мог быть? Бомж взглянул на меня, промолчал и нахмурился. - Это ваша вещь? - Маринка подошла к нему почти вплотную и наморщила носик. - Ну отвечайте быстрее! Мне тут с вами рядом стоять.., некогда! - Да на хер он мне? - наконец сообразил ответ мужик. - Может, это Антошка оставил. - Какой Антошка? - спросила я. - Да есть тут один. Он подрабатывает на строительстве. Но сейчас его нет. Он завтра будет. Утром приходите. - Бомж, видимо, решив, что разговор закончен и не о чем больше рассуждать, направился к коттеджу. - А только что здесь никого не было? - задала я самый важный вопрос и напряглась в ожидании ответа. - Здесь-то? А кроме меня, и нет тут никого, - пробурчал мужик, - как Антошка уехал в город часа в четыре, так и все, значит. Я здесь сторож. Сторож поморщился, словно у него болело все и везде, и постарался прошмыгнуть в коттедж. Видя, что мужичок или страдает хронической формой недоразвитости, или думает только о содержимом своей бутылки, мы отстали от него и сели в "Ладу". - Ну, рассказывай, Оль, обещала! - сказала Маринка, не успев даже как следует устроиться на заднем сиденье. - Да, откуда там взялся мой диктофон? - поддержал ее Ромка. - Не твой, малыш, а мой, - поправила его Маринка. Виктор вывел "Ладу" на дорогу, и за пять минут я сумела рассказать все и Ромке, и Маринке и даже сумела ответить на все возникшие вопросы. Событий-то, как оказалось, произошло не так уж и много, если их кратко пересказывать. Маринка больше не задавала вопросов. Ромка переваривал услышанное. Я собралась наконец-то спокойно покурить, как вдруг мелодично зазвонил мой сотовик в сумке. - Вот те на! - сказала я сама себе, доставая его из сумки. - Кто-то вспомнил обо мне под вечер. - Это мужчина, - безапелляционно произнесла Маринка, и самое интересное, что она оказалась права. Это был Фима Резовский. - Привет! - радостно крикнул он мне в самое ухо. - Мне сообщили, что ты меня искала, и вот я нашелся, мечта моя. - Да-а-а, ты, конечно же, поспешил, - не выражая особой радости, сказала я, - я уже и забыла, когда в последний раз звонила тебе на работу, а ты только нашелся! Уходил в подполье? - Нет, всего лишь бегал по этажам в правительстве области. - Фима редко терял оптимизм, к моему плохому настроению он уже успел привыкнуть за годы общения, поэтому его голос и не сбавлял радостных оборотов. - Ты сейчас где, солнышко мое? Одна и дома? - В машине и еду домой, - ответила я. - Ты знаешь, кстати, чем я сейчас занята? Расследую дело Будникова. Между прочим, в нас уже стреляли. Что скажешь? - Дело Будникова? - переспросил Фима. - Это который с моста упал на машине? - Да, он самый. Фима посопел в трубку. - Что скажу? - повторил он. - Я скажу, что удивляюсь тому, что ты вообще жива и на свободе! Это значит, что ты недавно начала копать и неглубоко еще выкопала. Брось немедленно эту гадость! - сказал Фима. - Ты хочешь оставить меня безутешным? - Ты шутишь? - предположила я, все-таки закуривая. Фима - прекрасный человек, только у него язык без костей, а это не всегда украшает. - Какие могут быть шутки! - устало произнес Фима и, помолчав, переспросил: - Так говоришь, что ты едешь домой? - Мы почти все туда едем, кроме Сергея Ивановича. Хочешь навестить одинокую девушку? Маринка, услышав эти слова, фыркнула и заворчала что-то нечленораздельное. А кроме нее, никто и вида не показал, что слушает мой разговор. - Одинокую был бы очень не прочь навестить, - рассмеялся Фима, - а вот тебя со всем твоим коллективом вместе не очень. В тебя на самом деле стреляли? - Такими делами не шутят, - ответила я. - Тогда обязательно приеду, нужно будет отговорить тебя от этого дела, - подвел итог Фима. - Тут точно убить могут. Причем сочтут это за обязаловку. Я свернула телефон и тут обнаружила, что мы уже подъехали к моему дому. - Виктор, а ты не прав, - сказала я. - Ромку нужно отвезти домой. Виктор кивнул и сказал: - После вас. - Вот так вот, Оль! - торжествующе воскликнула Маринка. - Не перевелись еще джентльмены на белом свете, а то я про них уже и забывать начала! А я тоже думаю: неужели Ромка на твой третий этаж потащится со своей костяной ногой? - Ни фига она не костяная! - буркнул Ромка и обратился ко мне: - Ольга Юрьевна! А можно, я заберу с собой диктофон? Наговорю еще немного текста и завтра привезу в редакцию? - Забирай, а ездить необязательно, - великодушно ответила я. - Я сама заеду к тебе домой, ты мне и отдашь все, что там наболтал. Договорились? - Как скажете, - обрадовался Ромка и тут же мерзопакостно уточнил: - Утром, да? - Утром, но не ранним! - акцентировала я. - Мое утро начинается с... - тут я вспомнила, что все-таки начальник, и сурово закончила, чтобы было похоже на правду: - С восьми. Я сказала это и вздохнула. Вот теперь точно придется завтра к Ромке заезжать не позже, чем в полдевятого. Иногда быть начальником это такая обуза, так бы и сбросила ее на кого-нибудь. На ту же Маринку, например. Она недалеко от Ромки живет, заехала бы от меня утречком к себе домой, потом и к Ромке заглянула бы. Могла бы и предложить свои услуги, однако молчит, мындра. Мы с Маринкой вышли из "Лады", Виктор подмигнул нам фарами и увез Ромку, а мы направились к подъезду. На лавочке перед подъездом сидели две соседки - наше местное информбюро. Они уже давно привыкли к Маринке и здоровались с нею, как с местной жительницей. Проходя мимо старушек, я поздоровалась, и меня задержали. - Оль, к тебе гут приезжали и не застали, но обещали позже заехать, - доложила мне всезнающая Нина Петровна. - А кто приезжал? - поинтересовалась. Я никого не ждала, и мне не звонили, не предупреждали. Кто бы это мог быть? - Мужчина какой-то, - охотно объяснила Нина Петровна. - Он тебе в двери записку оставил. Сказал, что придет через неделю. Сейчас у него времени мало. - И не мужчина, а парень, - не утерпев, вмешалась вторая соседка, - молодой еще совсем! - Ну пусть тебе будет парень, а мне - мужчина, - миролюбиво согласилась Нина Петровна, и обе пенсионерки рассмеялись. Мы с Маринкой поднялись на третий этаж, и я вытащила записку, торчащую из-под дверной ручки. Развернув ее, я прочитала и сперва не поняла смысла записки, а потом пожалела, что поняла. - Что с тобой? - Маринка нетерпеливо заглядывала мне через плечо. - Очередной Ромео зовет на свидание? - Она взглянула мне в лицо и поправилась: - Ну, судя по твоему хабитусу, он, наверное, застрелился от несчастной любви, да? Ну не молчи, не молчи, мне тоже интересно! - Как меня замучали эти шутники, - тихо произнесла я, испуганно оглядываясь. Мне показалось, что сзади к нам подкралась какая-то тень. Но оказалось, что это заблудившаяся муха крутилась вокруг потолочной лампочки на лестничной клетке. Это меня успокоило. Нервы мои начали сдавать. - Что там? - требовательно спросила Маринка, чуть ли не вырывая у меня записку. - Сама читай! - сказала я. Маринка выхватила у меня этот листок и нет чтобы прочитать про себя, а продекламировала, можно сказать, даже с выражением, словно сдавала вступительный экзамен в студию самодеятельности: "Ольга Юрьевна! Арсен Джапаридзе передал мне, что вы заинтересовались нашим делом. Приду к вам в следующее полнолуние и тогда поговорим подробнее. Гарфинкель". - Ну и что? - занедоумевала Маринка. - А в чем проблема-то? Ты что-то немного загоняешься, мать. Давай открывай свою дверь! Кстати, кто такие Джапаридзе и Гарфинкель? Я молчала и только дрожащими руками расстегивала сумку, доставая ключи. - Ну что ты опять молчишь, или это роковая тайна сердечная? - Маринка шутя подтолкнула меня под руку, и ключи, уже вынутые, упали. Я нагнулась за ними. В это время Маринка начала перечитывать записку во второй раз, уже более вдумчиво. Я подняла ключи, вставила ключ в замочную скважину и отперла дверь. В этот момент Маринка крепко схватила меня за руку. - Оля! - шепнула она так жутко, что у меня мурашки по коже пробежали. - Оля, я вспомнила, кто такой Джапаридзе.., и Гарфинкель! - Молодец, - сказала я, - я тоже вспомнила. Почти на негнущихся ногах я вошла в квартиру и сразу же включила свет в коридоре. Маринка прошмыгнула следом за мною, осторожно ступая в комнату, быстренько включила там свет и тут же впорхнула обратно в коридор. - 0-оль, а как ты думаешь, может быть, это шутка? - спросила она меня, явно начиная трусить. Мне от этого, как сами понимаете, легче не становилось. - Не знаю, - коротко ответила я. Я разделась, прошла в кухню и сразу же поставила чайник на плиту. Я не до конца была уверена, что ко мне заходили интересующие меня покойники, честно говорю, не до конца была уверена, но на душе все-таки было погано. Быстрее бы приехал Виктор, что ли. С ним всегда чувствуешь себя спокойно и защищенно. Маринка, тоже раздевшись, включила свет в туалете и в ванной и села в кухне напротив меня. - Это шутка, - самокодирующе сказала она, - это, наверное, Ромка-негодяй пошутил! Точно он! Это пошутил Ромка, - повторила Маринка. - Он приходил и сунул записку! - Соседка бы сказала, если приходивший парень был на костылях, - засомневалась я, хотя мне самой тоже очень требовались доказательства, что все это неумная шутка. Пока доказательств не было, я старательно прислушивалась ко всем звукам, раздающимся в квартире. - Тогда его приятель! - раздражаясь, крикнула Маринка. - Это все шутка, и не смей спорить! Как будто я собиралась! Внезапно послышался резкий звонок во входную дверь. - Кто это?! - вскричала Маринка. - Оля, кто это?! Виктору еще рано! Рано ему еще! - Значит, это кто-то другой, - стараясь говорить спокойнее, произнесла я и, выйдя в коридор, посмотрела в дверной глазок. Это приехал Фима. Глава 8 - Не открывай, Оля! - крикнула Маринка. - Не открывай, подожди, я позвоню в милицию, я вызову... - Лучше уж сразу адвоката звать, - пробормотала я и открыла входную дверь. - Адвокат - это всегда лучше, особенно такой желанный, как ваш покорный слуга! - возвестил Фима, заходя и бодро оглядывая меня с ног до головы. - Прекрасно выглядишь, Ольга Юрьевна! - Это для меня обычное состояние, - ответила я и прошла в кухню, где уже, вжавшись в угол, поджидала меня Маринка - Могла бы предупредить, что придет Фима, - недовольно прошипела она, привычно поправляя свою прическу. - Вечно устраиваешь мне такие мелкие подлости, а потом еще изображаешь верную подругу. Привыкшая уже к тому, что Маринка постоянно обвиняет меня в самых дурацких грехах, я пробормотала что-то, отчасти похожее на извинение, и быстро навела на столе порядок. Фима зашел за мною следом и, увидев Маринку, радостно заулыбался. - Приветствую тебя, Мариночка. - Он сел за стол и осмотрел нашу компанию. Фима хотел было по своей несносной привычке начать щедро раздавать комплименты, но тут уж Маринка решила подпустить мне шпилек. - - Здравствуйте, Ефим Григорьевич. - Маринка с приторной сладостью улыбнулась Фиме и тут же ласково спросила: - Вы хотите кофе или чаю? Я все быстренько сделаю! - Конечно, радость моя, из твоих рук приму все, что угодно, и всего по два, - тут же признался Фима, и Маринка поплыла к плите. Я прекрасно видела, что Фима разговаривал с Маринкой как вежливый человек, а вот эта мындра повела себя как-то не так, как позволительно нормальной подруге. Она даже позволила себе стряхнуть какую-то пылинку с Фиминого пиджака и даже вроде как погладила его по плечу. Я ничего не хочу сказать, но приличия нужно соблюдать, особенно среди своих. Мне так кажется. Чтобы не затягивать время, я тут же протянула Фиме записочку, обнаруженную в двери. - Смотри, какая депеша пришла, прямо в дверь воткнулась, - сказала я, случайно вставая между Маринкой и Фимой. Если Маринка вызвалась заниматься плитой, то пусть от нее и не отвлекается. Маринка фыркнула, но ничего не сказала и как бы смирилась. Фима дважды прочитал записку и с интересом посмотрел на меня. - Записка показательна, - сказал он поставленным адвокатским голосом и прислонился к стене. - Сразу же отбрасываем все сомнения и заявляем твердо и однозначно: покойник этого писать не мог! - Потому что ручку в руках держать не может? - испуганно догадалась Маринка. - Говорите, пожалуйста, серьезно, Ефим Григорьевич, а то мы тут и так все уже издергались! - Говори только о себе, - тихо сказала я, усаживаясь напротив Фимы. - Ну, что скажет эксперт? Почему покойник писать не мог? - Потому что покойники записки не пишут, - серьезно ответил Фима, вертя бумажку в руках, - они сами приходят, лично, и тихо так постукивают... - Фима несколько раз несильно стукнул по столешнице. - Таким способом. - Да тьфу на тебя! - вскричала Маринка, переходя на "ты", все ее заготовленное впрок обаяние как ветром сдуло. - Пугаешь еще! Тут и без тебя хреново! Фима достойно улыбнулся и обратился ко мне: - А ты как думаешь, кто это написал? - Человек, которому известно, чем мы занимаемся, - ответила я. - Но тут возможны два соображения, если думать о целях этого послания. - Ну-ну, - поощрил меня Фима, - послушаем, что у вас сформулировалось. - Если он, ну тот, кто написал, - сказала я, беря в пальцы сигарету, - думает, что мы дуры дремучие, то, следовательно, он надеется, что после этой депеши мы испуганно бросим дело. Если он считает, что у нас с головами все в порядке, то, наоборот, хочет подтолкнуть нас на какие-то действия в расследовании. Подстегнуть, так сказать. - Слушай, Оль, а давай лучше будем дурами, а? - Маринка, заваривая свежий чай, повернулась ко мне. - Что-то мне не нравится все это, да и неинтересное дело-то: подумаешь, мужик с моста упал, хотя это и трагедия, конечно. - Маринка лицемерно потупила на мгновение глазки и закончила: - Но есть же материалы более выигрышные. Про казино, например, мы давно не писали. Я нервно встала, прошлась по кухне сперва туда, а потом обратно и, остановившись перед Маринкой, отчеканила: - Мы взялись за, это дело, значит, мы его и закончим. - Или оно нас, - вздохнула Маринка. - В общем, все, как я думала, и тебе хоть кол на голове теши, а все равно... - Она обреченно махнула рукой и повернулась к Фиме, надеясь найти поддержку у него, но опоздала. Фима уже принял решение. - Вынужден поддержать нашу любимую Ольгу Юрьевну, - как всегда, немного напыщенно произнес он. - Даже на пути к пропасти? - Маринка поставила перед Фимой чашку с чаем. - Погибнет твоя Ольга Юрьевна от своего неуемного любопытства. И всех нас под монастырь подведет! Втроем будем, прошу прощения, после того как крякнем, постукивать, - Маринка верно повторила Фимин стук по столу, - а я еще жить хочу! Фима промолчал, а я, наоборот, молчать не стала и спросила у него: - Колись, адвокат, что ты там по телефону говорил про опасности этого дела. - Господи, еще какие-то опасности? - Маринка обреченно махнула рукой и села у меня за спиной рядом с окном. Фима кашлянул и сказал: - Ну, все, что я знаю, Оль, так это то, что у нас выборы на носу. Губернаторские, я имею в виду. - Я где-то об этом уже читала, - задумчиво проговорила Маринка. - В нашей газете, - терпеливо пояснила я. - Наверное, - вздохнув, согласилась Маринка, - нам только политики не хватает к нашим покойничкам! - Ну так вот, - продолжил с очаровательной улыбкой Фима, - Будников ваш как раз и занимался предвыборными технологиями. И предшествующие ему господа тоже. Эти, как их там, - Фима небрежно придвинул пальцем к себе записку, лежащую на столе, - Джапаридзе и Гарфинкель. Уж почерк Джапаридзе я достаточно хорошо знаю, он у меня консультировался по одному вопросу. - Что же ты молчишь! - Маринка даже подпрыгнула на табурете, а я невольно вздрогнула. Всегда опасно оставлять Маринку за спиной. - Он писал?! - Маринка настороженно подалась вперед, ловя каждый звук. - Не исключено, - серьезно заметил Фима, и Маринка, застонав, села обратно, - если предположить, что он сперва разучился писать, а потом научился снова. Почерк совсем другой. Маринка что-то проворчала, но я не обратила на это внимания. - Пиарщики, значит, - протянула я, обдумывая полученную информацию. - Они, они, родимые, - улыбаясь, подтвердил Фима, - а это дело суровое и дорогостоящее, так что сами теперь думайте, во что вы влезаете. - А записка? - почти спокойно спросила Маринка. - Зачем ее сунули, как ты думаешь? - А о записке можно только сказать, что кто-то в курсе ваших интересов и дает вам это понять. Реальным следствием может только быть ваша повышенная осторожность. - Фима отпил чай из чашки, похвалил Маринку за ее искусство - как будто, чтобы заваривать нормально чай, нужно медитировать десять лет! - и потребовал: - Ну давайте, рассказывайте, что у вас произошло за отчетный период, а я попытаюсь понять, что же происходит. Ну я и рассказала, постоянно прерываемая Маринкой для каких-то мелких уточнений. После моего рассказа Фима долго качал головой и наконец спросил: - А как ты думаешь: этот Розенкранц на самом деле такой дурак или только прикидывается? - Сложный вопрос, - призналась я. - Дурак, дурак, это абсолютно точно, - подтвердила Маринка и, помедлив с секунду, добавила: - Да и мы не лучше. - А чем занимались Джапаридзе и Гарфинкель? - спросила я у Фимы. - А все тем же, все тем же пиар-гешефтом. - Фима взглянул на Маринку. - А можно еще чаю? Маринка приняла чашку, а Фима, подняв глаза к потолку, сказал: - Не везет, надо заметить, нашему губернатору с этими спецами. Он вроде все условия им создавал и бабки платить не отказывался... Эта квартира, о которой вы тут страхов наговорили, она служебная, как раз и держится для такого случая в смысле приезда варяга-специалиста. Таких пустующих квартир в доме несколько. Одна из них вот и стала нехорошей. - Я все поняла - воскликнула Маринка, с громким стуком ставя чашку перед Фим

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования