Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Алешина Светлана. Ольга Бойкова 1-4 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -
ты забыла? - Помню, - вздохнула я, - поэтому и предлагаю. Лучше уж мы его возьмем, чем он меня или нас, сегодня вечером, например. Маринка замерла на месте, переваривая услышанное, а Виктор уже встал и протянул руку. Я положила ему в ладонь ключи от "Лады" и повернулась к Сергею Ивановичу. - Я думаю, что вам не стоит с нами ехать, Сергей Иванович, - сказала я, - идите домой и отдыхайте, а заодно напишите статью о том, что у нас тут произошло. Хорошо? - Ну, если это приказ... - улыбаясь, начал Кряжимский, вставая. - Вы про что? Про то, чтобы идти домой, или про то, чтобы писать? - тоже улыбнулась я. - Я про все. Все будет сделано, Ольга Юрьевна, - кивнул мне Кряжимский. Глава 10 Виктор вел мою машинку ровно и аккуратно и не мешал нам думать. Точнее говоря, думала я, а Маринка, сидящая слева от меня, тоже на заднем сиденье, ворочалась, ворчала и предрекала самое худшее. - Он нас пристрелит и правильно сделает, - каркала она упавшим, но настырным голосом. - Из пистолета пристрелит. И никто не узнает, где могилка твоя. Я молчала. Маринка, наклонившись, посмотрела мне в лицо, убедилась, что я не сплю, и продолжила: - Я бы лучше позвонила твоему любимому майору. Он бы тебя, конечно, обругал, не без этого, но дал бы охрану, как в прошлый раз, помнишь? - Помню, - нехотя сказала я. Я и сама собиралась позвонить майору Здоренко, но потом просто не решилась. И не потому, что испугалась его криков, на которые он такой щедрый, еще чего! Просто я была почти уверена, что в середине дня Антона не будет в коттедже. Что ему там делать, если он открыл сезон охоты на девушек в городе? Одним словом, если совсем уж честно, то забыла я про майора Здоренко. Забыла - ну и фиг с ним. Не настолько я привыкла еще к трупам у нас в редакции, чтобы после них еще о чем-то помнить. - Так почему не позвонила? - настойчиво повторила вопрос Маринка. - Из-за пустяков людей тревожить, - небрежно бросила я, - неудобно как-то, знаешь ли. Маринка, наверное, здорово подивилась на мою отчаянность, но промолчала и больше ничего говорить не стала. А что мне нужно было говорить? Признаваться, что я самым пошлым образом забыла про майора? Ага, щаз, она же после этого признания совсем жизни нр даст. Занудит до последней невозможности. Мы подъехали к повороту перед мостом и все трое, практически одновременно, взглянули не направо, где стояли коттеджи, а налево, где в кустах вчера занимался колдовством декан Розенкранц. Его там сегодня не было. Или, если уж совсем точно излагать, как положено опытному следопыту, его там не было видно. Но я думаю, что все-таки Розенкранца не было, наверное, нужные ему энергетические ворота закрылись, или еще что-нибудь оккультное случилось. Виктор повернул машину вправо, и мы поднялись к коттеджу. Остановив "Ладу" напротив входа, Виктор заглушил двигатель, и мы замерли, прислушиваясь к звукам, доносившимся снаружи. Наш коттедж словно вымер или затаился: в нем вроде все было тихо. Со стороны коттеджей, расположенных дальше, слышались постукивания молотков, шум работающих электрических инструментов. В общем, обстановка вокруг была нормальная и не располагающая к нервозности. Один только интересующий нас коттедж был тихим и необитаемым. Здесь почему-то никто не работал или, по крайней мере, делал это тихо и незаметно. - Ну что, пойдем? - спросила я. - Ну не сидеть же здесь, - проворчала Маринка, - вот увидишь, если нас не пристрелят, то... - То больше ничего интересного не произойдет, - прервала я ее, - я все уже поняла! Хватит! Распахнув дверь машины, я вышла первой и направилась к коттеджу. За мною пошел Виктор, замыкала наше шествие Маринка, продолжающая что-то невнятно бормотать. Мне даже на секунду показалось, что, если бы сейчас раздались выстрелы, Маринка первым делом радостно завопила бы: "Ага! Опять я оказалась права!" - и только потом стала бы прятаться. Однако никто в нас не стрелял, что радовало. Двери в коттедже все еще не было, и это позволяло сперва заглянуть в зал первого этажа и только потом войти в него. Виктор, обогнав меня, вошел первым. Маринка подсуетилась и протиснулась в дверной проем сразу же за мною. - Прямо склеп какой-то, - сказала она, оглядывая уже знакомые нам серые стены, и чихнула. - Почему тихо? - Ну а я-то откуда это знаю? - спросила я. - Вот сейчас найдем этого бомжа и все у него и спросим. - Значит, у местного босса здесь будет типа зала, - по-хозяйски осматриваясь, сказала Маринка, - и кухня тут же рядом. Эта планировка называется "пентхауз", ты в курсе, Оль? - Мы с тобой это вместе читали в "Космополитене"! - заметила я. - А ты помнишь? - удивилась Маринка. - А я вот думаю, откуда это знаю? Оказывается, просто-напросто из журналов. Обидно. - И не говори, - поддержала я ее. - Одно расстройство. Виктор первым поднялся на второй этаж, тоже оказавшийся пустым, и пошел к лестнице, ведущей на чердак. Чердачная дверь была незаперта и приоткрыта. - Эй, сторож! - крикнула Маринка, да так звонко, что я невольно вздрогнула. Никто Маринке не ответил. Мы переглянулись. - Ну, все ясно, - заявила Маринка, - дальше идти и не стоит: нет же никого! Та-ак! - Она повернулась к лестнице, идущей на первый этаж. - Жаль, я купальника не взяла, а то можно было бы съездить позагорать... Ну, идем отсюда! Виктор, поднявшийся до середины лестницы, посмотрел на меня. - Может быть, и нет никого, - согласилась я. - Вчера тоже сторожа не было, а мы нашли кое-что интересное. Так что поднимемся, раз уж мы здесь. Я решительно начала подниматься по лестнице. Маринка со злобным, как мне показалось, стоном пошла за мной. Чердак встретил нас полумраком. - Ого! - крикнула Маринка, и ей ответило глухое эхо. - Блин, даже акустика есть какая-то, - отметила она. - Ну да, концерты можно давать, - сказала я, направляясь к знакомому окну. - Пригласим Ванессу Мэй? - Ну только не сюда, - ответила Маринка. - Фу, как тут душно и воняет чем-то. Пожалуй, Ванесса еще и откажется. Пока мы пересмеивались, Виктор уже обошел половину чердака, прищуриваясь на каждую кучу тряпья или мусора. Я решила по этой свалке не лазать, не дамское это дело, если у нас мужчина есть. - Никого? - спросила у него Маринка. Виктор промолчал. - Никого и ничего, - подвела итог Маринка и выглянула в запыленное чердачное окно. - Сторож шляется где-нибудь или пьет. Он же алкаш, у него это на роже было написано. - Насчет рожи, - сказала я, делая несколько шагов к самому темному углу, чтобы было видно, что я не сачкую, - не скажу, не специалистка, но алкоголь в руках он нес, это точно. - Ну нет здесь ничего, пойдемте вниз! - заныла Маринка. - Душно мне здесь. - Сейчас, сейчас, - ответила я, следя, как Виктор заканчивает обход. Ему осталось только осмотреть несколько ящиков в дальнем углу. - Еще пару минут и... - тут я замолчала, а Маринка перехватила инициативу. - А что тут нам еще делать? - громко развозмущалась она. - Пыль глотать? На фиг не нужно. Да и вообще, зря мы сюда приехали, это же очевидно! Я в это время была занята очень важным делом: рассматривала кучу тряпья прямо перед собой, и это занятие меня увлекло. Я чувствовала, что здесь что-то есть. - А в полу на первом этаже погреба нет? - спросила у меня Маринка. - Может быть, он там спит в прохладе, как говорится в народе, с устатку. Я нагнулась и, брезгливо взяв двумя пальчиками, откинула прочь запачканную побелкой и краской рваную телогрейку. Под ней сразу же открылось лицо человека. Вскрикнув, я отскочила в сторону. Маринка, что-то ляпнув, взглянула на труп и заорала так, что у меня сразу уши заложило. Виктор мгновенно оказался рядом с нами. - Кто это?! Кто?! - вопила Маринка, дергая меня за руку. Я сама была немного не в себе, но не орала - не могла, слишком уж сильно затряслась у меня челюсть от страха. Ну сколько же можно? Виктор, как всегда, внешне невозмутимый, подошел к трупу и нагнулся над ним. - Кто это?! - снова заорала Маринка и так сильно дернула меня за руку, что чуть не вывихнула ее. - Сторож, - просто сказал Виктор и накинул на него какую-то тряпку. - Умер, да? - шепотом спросила Маринка. - Его застрелили, - сказал Виктор. - Так, все, мне уже хреново, - сказала Маринка. - Уходим отсюда, к чертовой матери! Уходим немедленно! Она отпустила мою руку и бросилась к двери, и тут раздался громкий стук или даже грохот из дальнего угла чердака. Как раз из-за тех ящиков, до которых Виктор еще не успел дойти. - Что это еще такое? - растерянно спросила я. Из-за ящиков поднялся какой-то человек. - Вы кто?! - крикнула Маринка, замирая на месте. Виктор бросился к неизвестному, я зачем-то - за ним, и тут последовал еще один грохот. Даже не грохот, а громкий хлопок какой-то. Слишком поздно я поняла, что это такое. Воздух вдруг резко стал каким-то колючим, и запершило в горле. Страшно зачесались глаза, и из них хлынули слезы, даже не в три ручья, а потоком. Я кашлянула один раз, второй, с опозданием зажмурила глаза, и тут уже кашель было не остановить. Я слышала, что где-то впереди зашлась свистящим кашлем Маринка. Виктор еще держался, но газ уже начал доставать и его. Протянув руки, я медленно-медленно постаралась продвинуться к выходу. Приблизительно, конечно, я помнила, где он находится, но осколки кирпичей словно нарочно стали попадаться под ноги. Два раза я больно ударилась, на третий сломала каблук. Вдруг я почувствовала, как кто-то схватил меня сзади за шею. - Пусти! - не крикнула, а жалобно каркнула я. - Пусти, ты кто?! Мне не ответили и, завернув правую руку назад, да так резко, что что-то хрустнуло в плече, потащили куда-то влево и назад. Не знаю куда. Я попробовала открыть глаза и оглянуться, да что толку: слезы тут же залили их непроницаемым препятствием, и стало еще хуже, потому что резь в глазах только усилилась. Меня еще раз дернули, и я уже почти не сопротивлялась, три или четыре раза больно ударившись о стену локтем и коленом. Да и какой смысл был дергаться, если все равно ничего разглядеть не удается? Однако я все равно потрепыхалась и даже пару раз задела по морде того, кто меня держал сзади. После первого же прикосновения я поняла, что у него на лице был противогаз. Газ этому гаду был не страшен. Я попыталась сорвать противогаз, но тут же получила такой сильнейший удар в живот, что потеряла интерес ко всему. Тащит? Ну и хрен с ним. Меня выволокли на лестницу, я едва не грохнулась, поскользнувшись на ступеньках, но меня удержали. Сзади за нами захлопнулась дверь на чердак. Я слышала приглушенный кашель Маринки и хрипы Виктора, но чем я могла им помочь? Самой было не лучше. Постепенно спускаясь по ступенькам вниз, я начала дышать свободнее; очевидно, за пределы чердака попало мало газа. Заметно начало свежеть и в глазах. Хотя слезы все еще текли, но я стала различать и стены вокруг меня, и свои собственные руки. Меня столкнули на пол второго этажа и отпустили. Я быстро обернулась. Мужчина, стоявший за мной, помедлил и рывком снял с себя противогаз. Это был Игнатий Розенкранц. - Вы?! - изумилась я. - Собственной персоной, Ольга Юрьевна, а кого вы хотели увидеть? Своего дружка Лешку Будникова? - Что происходит? - спросила я и увидела в руке у Розенкранца пистолет. - Мы просто снова встретились, Ольга Юрьевна, - явно издеваясь, сказал Розенкранц. - Не ожидали, как я вижу. - Может, и ожидала, - ответила я и откашлялась, - это вы коменданта убили? - Ну вот так прямо быка и за рога! - ухмыльнулся Розенкранц. - Ну я, и что? Не знаю, какого черта ему понадобилось в вашей редакции; я-то пришел по делу, нужно было посмотреть, что вы там нарыли про меня, и заодно подождать вас, дорогая моя. Такой вот у меня был план, а этот придурок уже там сшивался. Увидел меня, заорал как бешеный и кинулся на меня, то ли крестясь, то ли молясь, - Розенкранц сплюнул, - псих какой-то. Я сам перепугался до полусмерти, ткнул его жезлом, заволок под стол и бежать. Хорошо еще, что в перчатках был. Потом думал вернуться, после того как от ментов оторвался, но не решился. Струсил, признаюсь. Но тут и любой на моем месте поостерегся бы, встреть сам среди ночи сумасшедшего. Я чуть не поседел. - Розенкранц квакающе рассмеялся и резко оборвал свой смех. - Короче, Оля, где Будников? - спросил он приближаясь ко мне и прижимая ствол пистолета ч к моему животу. - Я не знаю, - тихо ответила я, - он же умер Наверное. Розенкранц еще раз сплюнул и внезапно ударил меня по лицу. Я отшатнулась назад и стукнулась затылком о стену. - Повторить? - мягко спросил Розенкранц. - Не надо, - попросила я. - Не буду, - гадостно улыбнулся Розенкранц. - Сторож ваш тоже бормотал, что не знает, откуда здесь был диктофон, потом признался - Антошка принес. Чтобы он, не заложил, пришлось его успокоить. С вами по-хорошему хочу, честное слово. Только скажите, где мой дорогой Алексей Иванович прячется? Я промолчала и опустила голову в ожидании нового удара. На чердаке послышались какие-то глухие удары. Наверное, это Виктор начал принимать меры к освобождению. Розенкранц на секунду поднял голову вверх и снова повернулся ко мне. - Вы в партизанку играете или думаете, что мне ничего не известно? Время тянете? - угрожающе пришептывая, спросил Розенкранц. - Мне на самом деле ничего не известно! - крикнула я. - Поверьте! - Ну да, ну да, как же! - стервенея взглядом, пробормотал Розенкранц. - А Антошка еще с вами в машине посидел, а потом, получив сообщение для своего босса, бросился бежать, словно вы ему на хвост перца насыпали. Что молчите? Все я знаю, как видите. Знаете Антошку Бельманбаева, шестерку будниковскую? Значит, и самого Будникова тоже знаете. Ну что? На чердаке стук усилился. Розенкранц задумчиво пожевал губами. - Бля, что, уже выветрилось, что ли? Нужно было пиропатронами все обложить, как вчера я вас пуганул. Вы же, идиоты, думали, что это вас расстреливают, а я просто к встрече с Алешей готовился. Пришлось на вас всю засаду извести, слишком уж вы надоедали и меня демаскировали. Да все равно, он же не появился, сука. Розенкранц еще раз прислушался к звукам, доносившимся сверху, и, схватив меня за руку, повернул спиной к себе. - Убью сразу, так что и не рыпайся! - пообещал он и толкнул меня к выходу. Мы спустились на первый этаж и там отдышались немного. - Устал я бегать. Устал. Три года уже бегаю, - пожаловался Розенкранц. - Лешка последним остался. Еврея и грузина я уже оприходовал, а он все прячется, сука, сука. - "Еврея"? - переспросила я. - Это кличка такая? Я четко знала из самых разных фильмов, что заложнику с преступником нужно разговаривать, так уменьшается опасность. Тем более, если преступник такой псих. Нормальный человек астрологом прикидываться не станет. - Еврея - это национальность, - сказал Розенкранц. - Был такой хитрющий гад по фамилии Гарфинкель.., а второй - Джапаридзе... Вдруг мне показалось, что я услышала, как чердачная дверь распахнулась. Я не была в этом уверена, но кажется, что Розенкранц подумал точно так же. Он снова толкнул меня и потащил к выходу. Мы выбрались во двор и завернули за угол дома. Двор оказался совсем неухоженным, запачканным строительным бытовым мусором. - Так, - задыхаясь от спешки, пробормотал Розенкранц, - пора сваливать отсюда. Договорим чуть после и в другом месте. Вперед! Вперед! - Куда? - не поняла я. - Куда скажу. Вперед! - рявкнул Розенкранц Он потащил меня, крепко держа за запястье правой руки и размахивая пистолетом. Мы пробежали вдоль стены дома и начали спускаться вниз под гору. Метрах в пятнадцати ниже дома стояла белая "девятка". - у Быстрее, быстрее! - дергал он меня, постоянно оглядываясь то на машину, то на коттедж. Мы добежали, и Розенкранц отпустил мою руку и вынул из кармана ключи с пультом дистанционки. Он отпер машину и дернул за переднюю правую дверь. - Садись! - крикнул он мне, и тут со стороны дома послышался крик: - Стой, стой, толчок обосранный! Я обернулась на крик. Около угла коттеджа стоял Антон. Тот самый придурковатый мальчик в кожаных брюках. Розенкранц замер, но его удивление продолжалось недолго. Он поднял пистолет, и тут я, сообразив, что придурок в кожаных штанишках, неизвестно по какой причине, сейчас мой союзник, схватила пистолет и дернула его вниз. Розенкранц выстрелил, но пуля ушла в землю. - Сука! - крикнул Розенкранц, пытаясь вырваться, и несколько раз ударил меня по голове, но я крепко держала его руку. Знаете, иногда так хочется жить, что и не на такой подвиг поднимешься. Антон подбежал. Розенкранц с силой толкнул меня на него. Антон отпрыгнул, и я повалилась на землю. Не скажу, что прямо носом, но очень похоже. Розенкранц старался выдернуть руку с пистолетом, в которую уже вцепился Антон, но тот оказался проворнее и опытнее. Он ловким ударом выбил оружие у Розенкранца, и пистолет отлетел на несколько шагов. Он упал почти рядом со мною, но я не догадалась схватить его. Мне хотелось бежать. Я упала на землю, ушиблась коленом в который уже раз, поднялась и, прихрамывая, бросилась бежать в сторону дома. Отбежав на несколько шагов, я оглянулась. Розенкранц с Антоном катались по земле, каждый старался вырваться и добраться до пистолета. Я не стала смотреть, как будут развиваться события и кто победит - молодость или опытность. "А не пошли бы они все к чертовой матери!" - очень правильно подумала я и побежала к дому. Около самого дома я натолкнулась на какого-то мужчину в хорошем сером костюме, поспешно выходящего из-за угла. Он без разговоров схватил меня за плечо. - Опять журналистка, - усмехнулся мужчина. В каком бы возбужденном состоянии я ни была, но память меня не подвела. Я была уверена, что раньше этого мужчину уже видела. Безрезультатно дернувшись от него, я вдруг вспомнила: это же тот самый вонючий огородник, что пел про разбитую бутылку! - Стоять, стоять, девушка! Вы-то мне и пригодитесь! - совершенно по-хозяйски сказал он и толкнул меня обратно. Во второй раз за последние полчаса я стала пленницей. Бывший огородник расстегнул пиджак и вынул пистолет из плечевой кобуры. - Сюда иди, - негромко сказал он и, развернув меня спиной к себе, пошел к дерущимся, прикрываясь мною, как щитом. Розенкранц, подняв голову, увидел, с кем я возвращаюсь, и зарычал и задергался, пытаясь стряхнуть с себя Антона, но молодость если уж не оказалась в победителях, то в цепкости ей отказать было сложно. Антон не отпускал Розенкранца. - Иваныч! Вот он! - полузадыхаясь от напряжения, прокричал Антон. - Вот он! - Вижу, - спокойно ответил Будников, теперь-то я уж поняла, кто такой этот огородник, и, прицелившись, выстрелил. Розенкранц замер и, пустив розовую слюну, распластался на земле. - Ну ты, бдя, и Зоркий Сокол, - пробормотал Антон, отплюнул изо рта пыль и тяжело поднялся на ноги. Будников оглянулся по сторонам. - Никого? - сам у себя спросил он и тут же ответил: - Никого. Повернувшись, он поощрительно улыбнулся Антону и выстрелил еще раз. Парень упал, наверное, даже не успев понять, что с ним произошло. - А теперь сделаем вот так, - пробормотал Будников и толкнул меня на землю. Я упала, подстраховалась руками и, подобрав юбку, села. Мне было понятно, что совершать подвигов пока не следует, вот я и объявила перерыв, собираясь хотя бы передохнуть немного и оглядеться. Будников вынул из кармана пиджака белый платочек и очень тщательно вытер им свой пистолет. Шагнув ближе ко мне, он наклонился. Я изо всех сил зажмурилась, но почувствовала, что Будников поднял

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования