Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Алешина Светлана. Ольга Бойкова 1-4 -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -
ой сливовый оттенок. - Скотство, - прошипела я. - Хорошо еще, что уже не лето - недели три проходить будет. *** - По-моему, не из-за того переживаешь, - скептически заметил Виктор. - Ты хотя бы поняла, что тебя хотели убить? - Поняла, чего уж тут не понять, - огрызнулась я. - А вот завтра утром пойму, что лучше бы меня добили, дабы не мучалась, - но по коже на самом деле пробежал холодок. До того как-то все времени не было осознать факт покушения. - Виктор, но почему? Может, это все-таки случайность, или какие-то придурки решили развлечься? Я ведь так ничего и не узнала! - Ты сама-то веришь в то, что говоришь? - спросил он. - Не совсем, - призналась я. - Как-то уж слишком целенаправленно кирпичи швырялись. Мне еще повезло, что в спину меня долбануло не целым камнем, а каким-то обломком. Иначе и не встала бы. Вообще мне сейчас просто необходимо что-нибудь подкрепляющее. Чайник на плите, колбаса в холодильнике... Там нет колбасы? А что есть? Ничего нет? Правильно, все покупки остались в машине, только и там колбасы нет, только сыр и креветки. Может, сходишь? Несмотря на переживания и плохое самочувствие, у меня не на шутку разыгрался аппетит, ну да ничего удивительного - собираясь на аудиенцию к Стопорецкому сегодня утром, позавтракать я не успела. Промелькнула мысль, что вовремя мы разобрались хотя бы с этим делом. Знай Стопорецкий, что один из нас обвиняется в убийстве, вряд ли он бы оказался столь сговорчивым. Воспользовавшись моментом, пока Виктор отсутствовал, я пристально изучала себя в зеркале. Хвала богам, с лицом мне повезло больше, чем со спиной Хотя ссадина была достаточно болезненна, губы припухли несильно, и я не придумала ничего лучше, чем замазать трещинки яркой помадой, пусть будет как в рекламе: и увлажняет, и лечит, и придает неотразимый вид. Я отложила зеркало и невидящим взором уперлась в противоположную стенку. Не будет мне прощения за мои крамольные мысли... Однако что же все-таки Сергей Иванович делал на стройке? Не слишком ли, в самом деле, много совпадений? В конце концов, все мы люди, мог бы и убить Степу в порыве гнева. Но за что? Чем Степан мог так взбесить Кряжимского? И что у них были за дела такие, после обсуждения которых Степа, по словам Насти, очень нервничал? Тут я уже в который раз прокляла себя за то, что не помешала Кряжимскому приехать домой. Могли бы встретиться у меня, у Виктора, хотя тоже не лучший вариант. Нужно было подыскать какую-нибудь нейтральную территорию, а то ведь где первым делом станут искать человека? Дома или на работе. Тут мое сердце бухнулось в пятки. Маринка мне никогда не простит, если об аресте узнает не от меня, а от представителя власти в форме. И Ромка наверняка обидится. И так еще неизвестно, поймут ли, почему сразу им не рассказала, как Виктору. Я в отчаянии взглянула на часы. Так. С работы они уже давно ушли, а раз не позвонили, значит, никто в синем кителе к ним не приходил. Хотя.., дьявол, может, и звонили, я ведь мобильник в машине оставила. Замирая от нехороших предчувствий, я набрала Маринкин номер. - О, это ты, - с облегчением услышала я обрадованный голос. - А то уж думала, ты и не поинтересуешься, как там наш ожидаемый гость. - И как? - я совсем забыла, что Стопорецкий обещал наведаться в редакцию. - Был очень разочарован, что не застал тебя. Так интересовался, и с такой слащавой мордой! Еще немножко, и я подумала бы, что он за тобой ухлестывает. - Спаси и сохрани, - поспешила я откреститься от такого счастья. - Так проблем с внеплановыми пожарными инспекторами у нас больше не будет? - Не должно, - подтвердила она. - Интересно, как он поступит с выписанным нам штрафом? - Его проблемы, пусть хоть сам платит, - злорадно сказала я. - Значит, у вас все спокойно, без происшествий? - Как в раю. В дверь позвонили, вернулся Виктор. - Надо же, ко мне тут какие-то гости, - лицемерно удивилась я. - Ну, развлекайся, - тягостно вздохнула Маринка. - А я буду одна коротать бессонные ночи. Счастливо. Ага, бессонные, как же! При виде подушки у Маринки мгновенно начинали слипаться глаза, данный рефлекс у нее отлично срабатывал и, пожалуй, даже являлся врожденным, так что уж что-что, а бессонница ей не грозила. Виктор, умничка, вернулся не только с забранными из моей машины продуктами, но вдобавок прихватил по дороге хлеб, шоколад и широкие коктейльные трубочки. Первых блюд у меня дома не бывает, так что правильно позаботился, потом еще и Фима придет, от второго я всегда умнею, а при помощи трубочек мне действительно будет легче пить, особенно горячее. До чего же предусмотрителен! Весь наш немудреный ужин и чай мы перенесли в гостиную, где Виктор устроил меня в кресле, подложив под спину подушку. Вот так, окруженная заботой и вниманием, я потихоньку отщипывала кусочки от сыра, пила через трубочку горячий чай и слушала Виктора. *** - Сергей Иванович говорил, что в тот вечер они действительно основательно повздорили со Степой и что он, вконец обозленный, махнул на все рукой и ушел, решив больше не возвращаться. Но убивать... - Мы-то с тобой можем в это поверить, а вот менты... - кисло заметила я. - Следователи прокуратуры, - поправил меня Виктор. - Да, у них и в самом деле мало причин, чтобы считать Кряжимского жертвой случая. Кстати, Сергей Иванович был очень обеспокоен твоей безопасностью, особенно после того, как я упомянул, что ты ходила к Насте и беседовала с Алексеем - Он не объяснил почему? - полюбопытствовала я. - В общем, нет, но несколько раз повторил, что этого Алексея надо опасаться, что это темная лошадка и, по словам Кряжимского, на многое способен. Насколько я понял, если Сергей Иванович кого-то и подозревает, то именно Алексея или кого-нибудь из его компании. - Из компании, говоришь? - переспросила я. - Да. Насколько я понял, среди определенного круга ребят он пользуется достаточным авторитетом, если не сказать почетом, а уж чем заслужил такие лавры... - Виктор пожал плечами. - Слушай, у тебя же кто-то есть знакомый в милиции с доступом в их картотеку. Ты не мог бы попросить этого товарища "просветить" нашего ломоносенького? - с мольбой произнесла я. - Мог бы, - Виктор глянул на часы. - Позвоню завтра с утра, сейчас уже бесполезно. Но ведь мы даже фамилии этого парня не знаем. - Подожди, - я наморщила лоб. - Глупое такое сочетание. Алексей Алексеев? Алешкин? Алехин. Да, Алексей Алехин! Отчества, извини, не знаю - Ничего, и так сойдет, - успокоил Виктор. - Заодно посмотрим, нет ли чего и на нашего Степу. Я безуспешно пыталась что-то вспомнить, но никак не выходило. Да что ж это такое? Не по голове же я кирпичом получила?! - Слушай, - помертвевшим голосом вдруг произнесла я. - Я же видела его у своего дома! - Кого? Алексея? - Ну да. Правда, не совсем уверена, тогда еще подумала, что мне показалось. Мы с Виктором смотрели друг на друга. - Нет, тебе, скорее всего, не показалось, - наконец вымолвил он. - Значит, он знает, где ты живешь, кто ты на самом деле; знает и о том, почему ты так интересуешься убийством Степана. - Может, у меня чисто журналистский интерес, - беспомощно попыталась я защититься, но тут же опровергла собственные доводы. - Хотя если и в самом деле убийца он, и он знал Кряжимского, то мог легко подставить нашего Сергея Ивановича. - Все равно, - начала я, помолчав, - это ведь не повод убивать меня за то, что я интересуюсь этим преступлением. Если убивать всех, кто задает вопросы, никаких кирпичей не хватит. Глава 9 - Не забывай, что он - пока только кандидатура в подозреваемые, - предупредил меня Виктор. - К тому же ты могла задать какой-то особенно неприятный ему вопрос или сказать что-то в том же духе. Вспомни, о чем вы говорили. - Да ничего особенного, - неуверенно сказала я и задумалась. - Да нет, во всяком случае, заметно он никак не прореагировал. Хотя и слушал наш с Настей разговор. Может, в нем ему что-то не понравилось? Ты знаешь, она так плакала и почему-то во всем винила себя Говорила, что ушла от Степана не вовремя... Ну ладно, если бы он сам свел счеты с жизнью, но ведь Степе помогли отойти в мир иной. - Можно бросить человека вовремя? - сухо поинтересовался Виктор. - Зато вот тебе и мотив - убийство из ревности. - Так она же, наоборот, ушла от Степана к Алексею, чего ему ревновать? - А может, она решила передумать и вернуться? - Вот что мне совсем не нравится... По словам бабушек, Настя вышла из дома с Алексеем практически сразу после моего ухода и больше с тех пор не возвращалась. И если мы имеем дело с убийством на почве ревности, то как бы ей не пришлось играть роль Дездемоны. - В принципе разделяю твое беспокойство, однако уверен, если он не убил ее сразу, теперь и подавно вряд ли на это решится. Пойти на преступление и в результате остаться ни с чем. Судя по твоему рассказу, этот Алексей не производит впечатления человека, готового поступиться своей выгодой ради принципов. - И все равно, - упрямо повторила я. - Я опасаюсь за безопасность девушки, мне интуиция подсказывает, что с ней произойдет что-то нехорошее. - А где была твоя интуиция, когда на тебя кирпичи падали? Я не стала утруждать себя ответом на этот бестактный вопрос и просто отломила кусочек шоколадки. - Где же Фима? Уже десять. Считай, ночное время, по закону - никаких следственных действий. Допрос окончен. - Хотел бы я послушать, - пробормотал Виктор. - Завтра утром надо будет проверить все гайки на твоей машине. - Считаешь, мне устроят автокатастрофу? - с сомнением спросила я. - Вообще-то я не езжу по городу с такой скоростью, чтобы авария закончилась смертельным исходом. Но почему-то спорить с Виктором не хотелось: надо - значит, надо. В конце концов, так и ему, и мне будет спокойнее. Наконец раздался звонок в дверь. Открывать отправился Виктор, я же по-королевски возлежала на своих подушках, продолжая аристократически потягивать через соломинку чай. Фима не заставил себя ждать, явив моему взору букет цветов и плюшевого котенка Сначала я, как и полагается избалованной даме, благосклонно кивнула, потом не выдержала и потянулась за подношениями. Виктор - кошмар, я совсем его задергала! - был отправлен за вазой, я же вцепилась в мягкую игрушку, чувствуя, как на моем лице расцветает совсем не подобающая случаю счастливая улыбка. Но вот цветы поставлены в воду, глупые восторги загнаны внутрь, Фима размешивает сахар в своем стакане. - Ну, чем порадуешь? - каким-то обреченным тоном спросила я. - Честно? - он поднял голову и посмотрел на меня. - Если бы я не знал так хорошо Кряжимского, то и не сомневался бы, что убийца именно он. Все свидетельствует против него: показания соседей, шум ссоры, который они слышали, пистолет, найденный у него дома, - скорее всего, орудие убийства. У него было оружие? - Ничего об этом не знаем, - сказала я, а Виктор молча кивнул в знак согласия. - Но во всяком случае, он никогда не упоминал об этом и вообще не слишком интересовался данным вопросом. Вот этот товарищ, - я кивнула на Виктора, - вот он и Ромка иногда любили обсудить что-нибудь этакое, но Кряжимский никогда даже в этих разговорах не участвовал. - А вы знаете о том, что убитому перед смертью были нанесены телесные повреждения? В частности, грубо говоря, перед самой смертью кто-то хорошо двинул ему в челюсть, а ссадины на правой руке Сергея Ивановича весьма и весьма схожи с теми, которые появляются от контактов с чужими подбородками. Я с ужасом припомнила, что и в самом деле видела на руке Кряжимского царапины, но тогда как-то не придала этому значения. - А что говорит сам Сергей Иванович? - как-то уже не слишком желая услышать ответ, спросила я. - Говорит, что они действительно повздорили, Степа начал психовать, вот и пришлось дать парню в зубы. Интересный способ воспитания, правда? Ни за что бы не заподозрил Сергея Ивановича в том, что он пользуется подобными методами. - А из-за чего они так разругались? Тебе вообще-то удалось нормально с ним поговорить? - Постольку-поскольку, - уклончиво ответил Фима. - Вы хоть немножко представляете себе чувства человека, которого вдруг обвинили в убийстве, арестовали и посадили за решетку? И впереди маячат лет десять неба в клеточку? Ну а поссорились они из-за того, что Степа возжелал сорвать их давно и с величайшим трудом задуманные планы. Сергей Иванович сказал, что Степа связался с очень нехорошей компанией, наркотики их и свели, а когда он одумался и вообще решил бросить наркоту, было уже поздно - его не отпускали. Он пробовал, но один раз ему набили морду - мозги вправили, в другой пригрозили, что не поленятся съездить к его родителям, не с дружественным визитом, конечно. Вот он и оставался с ними. Волей-неволей пару раз, по словам Кряжимского, грабил коммерческие ларьки, один раз они обобрали припозднившегося прохожего, потом мужик этот полтора месяца в больнице пролежал. И тогда Степа с Кряжимским решили, что у парня один выход - исчезнуть. И начался достаточно долгий период подготовки, Степа собирался тихо и бесследно исчезнуть, переехав в другой город - замахнулся, кстати, на Калининград - и поступить в другой институт. Иными словами, решил начать все заново. - Что ж так долго собирался? - недовольно поинтересовался Виктор. - Давно бы уж уехал и жил себе спокойно. Если бы, конечно, не нашли. А уж в Калининграде вряд ли стали бы искать - размах не тот. - Были две причины: первая - никак не мог бросить наркотики; во-вторых - девушка, которую он должен был оставить в Тарасове и которую любил безумно. - Мог бы и с собой взять. - Насколько я понял, девушка никуда ехать не хотела или не могла - в отличие от Степана, даже и подумать была не в силах о том, чтобы бросить наркоту. - А потом девушка его бросила, и он наконец собрался, но так никуда и не уехал, - закончила я фразу за Фиму. - Безвременно скончался. - Именно, - не отрывая от меня обожающего взгляда, произнес Фима. В нем явно боролись два противоположных начала: ловкого, прозорливого, расчетливого адвоката-проныры и пылко влюбленного оболтуса, за предметом поклонения и солнечного света не видящего. Надо же, и в такой ситуации умудрился раздобыть мне цветы и такую плюшевую прелесть. Подарок, конечно, до оскомины банальный, но все равно такой приятный! - Так что это все-таки за нехорошая компания, о которой уже неоднократно упоминалось, но о которой мы ничего не знаем, кроме того, что в ней предположительно находится этот ломоносый Алексей? - Какой Алексей? - спросил Фима. - Парень, к которому ушла Настя, Степина девушка; предположительно это он закидал меня сегодня кирпичами со стройки. - Что?! - Кирпичами со стройки, - терпеливо повторила я, с некоторым беспокойством замечая, что Фиму вот-вот хватит удар. - Наверное, покушался на мою жизнь. Поэтому Виктор предполагает, из-за того, что я что-то такое узнала, только вот проблема - мы еще сами не выяснили, что именно. - Поподробнее, пожалуйста. К моему облегчению, в Фиме все же возобладал практичный юрист, а не истеричный влюбленный, видно, сильна в нем профессиональная жилка. Я покорно выложила требуемые подробности. Виктор, по своему обыкновению, молчал, считая, наверное, что был непростительно комфортно разговорчив последние несколько дней. А мог бы и помочь, пожалеть мои разбитые губы. - Значит, и в данном случае злоумышленником вполне мог быть Сергей Иванович, - задумчиво произнес Фима. - Знаете, хотя мы исходим из того, что он невиновен, у меня уже появляются сомнения. И все же насчет компании: Кряжимский уверен, что Алексей готовил какое-то преступление. Правда, до него доходили лишь обрывки информации от того же Степана, которому ситуация крайне не нравилась, а порою просто пугала. Одно дело - разгромленный магазинчик, другое - кое-что и посерьезнее... - Ребята намекали, что, если надо было какому-то орлу крылышки подрезать, достаточно обратиться к Алексею, - внес наконец свою лепту в разговор Виктор. - Это когда я общался со Степиным окружением, помнишь? Я выразительно хлопнула ресницами - шея по-прежнему не гнулась. - И разговорчики у них были соответствующие. Я, правда, тогда не стал заострять внимание, думал, выпендриваются, но, похоже, была в их словах доля правды. - Хорошо. Тогда кто у нас главный подозреваемый? Алексей? - Да, и пока единственный, не считая Кряжимского, - ответила я. - А что сам Сергей Иванович по этому поводу думает? - Он тоже склоняется к той же кандидатуре. Что Алексей и его пособники прознали про отъезд Степы, а он, кстати, должен был уехать в Калининград поздним утром того же дня, что и Кряжимский на юг, и из мести, по злобе или опасаясь, что он может рассказать то, чего рассказывать не следует, решили, что будет гораздо спокойнее убрать "отступника". И надежно, и для остальных поучительно. Вроде версия как версия, но что-то меня в ней в корне не устраивало. - Так почему же Кряжимский и Степа поссорились? - напомнила я заданный вопрос. - Сергей Иванович решил зайти к Степе и пожелать счастливого пути, помочь с последними приготовлениями - утрясти последние мелочи, а в результате застал парня в полной прострации, наполовину собранного и вообще передумавшего куда-то уезжать. Степе уже не в первый раз не хватило выдержки довести дело до конца, и Кряжимский устал с ним нянчиться, потому и вспылил. Тогда у парня просто начался психоз, видно, еще и без дозы трудно приходилось, и он начал орать, биться головой об стенку... - Кряжимский? - неверяще переспросила я. - Степа, - кротко пояснил Фима, списывая мою непонятливость на травму и пережитый шок. - И успокоить его удалось, только устроив ему небольшой нокаут. В итоге расстались они не слишком дружелюбно, Степан, понятное дело, злился, но зато у Кряжимского появилась надежда, что парень наконец одумается и поедет. Он ушел, а минут через пятнадцать не выдержал и вернулся, но, поразмыслив, не стал заходить к Степану, решив, что если у того еще не все мозги высохли, то он уедет, а если нет - то здесь уже никто ему не поможет. - Вообще-то насильно счастливым не сделаешь, - пробормотал со своего места Виктор. - Такова версия Сергея Ивановича, - подытожил Фима. - Официальную версию вы знаете. Еще предложения будут? - Года полтора назад у Степана была девушка, которую он бросил, влюбившись в Настю, а та, первая, ему этого, говорят, не простила, - вновь сообщил из своего угла Виктор и пояснил: - Это мне тогда же "собутыльники" поведали. Правда, по их словам, она пакостила ему по мелочам, хотя грозила здорово. *** - Так прошло полтора года. - сказала я. - Раз до сих пор пакостила, значит, не забыла. Ревнивых женщин никогда не стоит сбрасывать со счетов, - нравоучительно заметил Фима и покосился на меня. Наверное, считал, что я тоже могла бы проявлять побольше ревности по отношению к нему. Хотя бы из вежливости. - Фима, а теперь скажи честно, сколько у Кряжимского шансов? Он сосредоточенно изучал дно своей чашки - может, по чаинкам гадал? - потом вздохнул и ответи

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования