Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Болтунов Михаил. "Альфа" - сверхсекретный отряд КГБ -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  -
ьба совсем иная, и проникновение в дом, и многие другие элементы. А в чужой тир то пускают, то не пускают, то в одни часы, то в другие. В общем, все шло с мерзким скрипом... Неизбежно встал вопрос с транспортом. Одно дело - выехать на стрель- бище, другое - мчаться по боевой тревоге. Тут и скоростные машины нужны, и водители экстракласса, виртуозы. Их ведь тоже где-то обучать надо - не в школе же ДОСААФ. Не последнее дело экипировка. Она должна была полностью соответство- вать нашим жестким требованиям. Пришлось пересмотреть буквально все, во что одеваются солдаты и офицеры Вооруженных Сил, КГБ, МВД. Многое позаимствовали у летчиков, удобными оказались комбинезоны лет- ных техников, кожаные куртки, сапоги. Спасибо, армия всегда шла навстре- чу: обувала, одевала. Не было проблем и со штатным вооружением. Стрелковые упражнения расс- читаны на применение практически всех видов оружия - пистолета Макарова, автомата Калашникова (всех его модификаций), пулемета, снайперской вин- товки Драгунова и даже крупнокалиберных пулеметов Владимирова. Для ближнего боя использовался автомат "Скорпион". Конечно, были у нас и другие иностранные марки, но они оказались хуже наших. К тому же для них нужен запас патронов. И ведь именно для штатного оружия подогна- на кобура, комбинезон. Словом, в применении зарубежных "образцов" больше хлопот, чем пользы. Хотя, признаться, я очень любил американскую винтовку М-16. Бой у нее прицельный. Не хвалясь, скажу, что с оптикой на 100 метров попадал в круг немногим больше пятака. Но это что касается штатного оружия. Если же говорить о спецоружии, его разработка и внедрение растягивались на годы. Нет, оно создавалось, но не для нас. Мы порою с трудом пробивали себе несколько единиц. У нас ведь как: хотите - берите партию пять тысяч штук, а сотню кто будет де- лать? Кстати говоря, рядовые сотрудники НИИ всегда относились к нашим просьбам с открытой душой: помочь, подсказать, рассчитать - пожалуйста. А вот начальство морщило лоб: "Вы у нас не в плане..." И хоть головой об стену. Помню, как мучительно долго решался очень важный для нас вопрос о создании титанового бронежилета, который позволил бы приблизиться к мине или предполагаемой взрывчатке, заряду, рассмотреть их, а возможно, и нейтрализовать. Наша страна - морская держава, и потому в составе группы "А" было создано подразделение для борьбы с подводными диверсантами и террориста- ми. Готовили людей на Балтике, на Кубе. Разрабатывали свои программы, кое-что позаимствовали у кубинцев. Конечно, с завистью смотрели на зарубежные группы подобного типа, за- падногерманскую ГСГ-9, например. Но что сравнивать несравнимое? У них и штат иной, и обеспечение. Под Бонном своя резиденция, учебная база, ко- торая нам и не снилась. Транспорт сверхнадежный - автобусы, скоростные автомобили "мерседес", специально изготовленное вооружение. Интересно, что огонь автомата шмайстер последнего выпуска, которым вооружена ГСГ-9, я ощутил на себе, в Афганистане при штурме дворца Амина. Автомат принад- лежал одному из телохранителей Амина и оказался моим боевым трофеем. Вот таким было наше начало... Помните старую веселую частушку: "Поменяли хулигана на Луиса Корвала- на"? В середине семидесятых она была популярна в народе. Теперь мы до- подлинно знаем: в декабре 1976 года Советский Союз обменял известного диссидента Владимира Буковского на генерального секретаря коммунистичес- кой партии Чили товарища Лучо. Обменяли их в Цюрихе. Но как - доселе неизвестно. Приехавший в Москву через пятнадцать лет Буковский в телеинтервью обмолвился о людях, кото- рые сопровождали его из Владимирской тюрьмы и потом за границу, но кто они, оставалось гадать. Ни имен, ни фамилий Буковский не знал, да и знать не мог. А люди были из "Альфы". Операция по обмену диссидента стала своеоб- разным дебютом группы. Правда, за эти два года их несколько раз поднима- ли по тревоге: студенты блокировали эфиопское посольство, устроили де- монстрацию у диппредставительства африканского государства Того. Требо- вали повышения стипендий. Сначала их уговаривали, а потом заходили в по- сольство, выводили на улицу, упирающихся просто брали на руки, выносили, рассаживали в автобусы. На этом борьба с "террористами" закончилась. Еще двое сотрудников были в командировке в Ливане, обеспечивали безопасность посла. Но разве о таком мечтали бойцы группы антитеррора? Хотелось настоящей боевой работы. Два года только и занимались тем, что стреляли, бегали кроссы, водили машины, прыгали с парашютом, дейс- твовали на учениях в качестве разведывательнодиверсионной группы. Всякий раз, когда в подразделение наведывался генерал Бесчастнов, терзали шефа "семерки". Тот пытался успокоить: мол, не спешите, ребята, на ваш век работы хватит. И всякий раз повторял: главное, чтобы вы были готовы к работе, всегда, в любое время дня и ночи. При этих словах бойцы всегда шумели, пытаясь затащить Алексея Дмитриевича в тир, где на деле доказывали, что стрелки они отличные. И в стойке, и с колена, и в паде- нии цели поражали отменно. Бесчастнов удовлетворенно кивал, улыбался, но упрямо гнул свое. А од- нажды заставил призадуматься, спросив: как они считают, умеют ли стре- лять снайперы западногерманской антитеррористической группы ГСГ-9? Сом- нений не было, группа считалась одной из лучших в мире. - Значит, вы признаете, что их ребята стреляют так же лихо? - усмех- нулся генерал. Получив утвердительный ответ, он задал главный вопрос: - Тогда почему на Олимпиаде в Мюнхене два немецких снайпера, державших террористов на прицеле, не смогли выстрелить? Действительно, почему? Оказывается, мало уметь метко и быстро стре- лять, надо быть еще и психологически готовым. Ведь террорист тоже чело- век, не робот. Значит, надо быть психологически готовым убить челове- ка... Того человека, который ставит себя вне закона. Жестоко? Нет, гу- манно. В высшей степени гуманно. Ибо речь идет о чудовище в человеческом обличье, которое угрожает детям, как в Орджоникидзе, или убивает нес- колько человек подряд, как в Тбилиси. И все же вопросы остаются. Искать на них верные ответы учит старый генерал, опытный контрразведчик Бес- частнов. Ах, как он окажется прав! Пройдут годы, бойцы группы с улыбкой вспомнят свое нетерпение. Но это будет потом. А сейчас им предстояло выполнить конкретное задание - обме- нять Корвалана на Буковского. Никто из четверых, кому поручено проведе- ние операции - Ивон, Берлев, Леденев и Коломеец - за границей, в том числе и в Цюрихе, никогда не бывали. Да и многочисленные начальники, ко- торые инструктировали бойцов группы "А", сами не очень представляли, как осуществится обмен. Общие слова и призывы к постоянной бдительности, предупреждения о возможности провокаций только нагнетали нервозность. ...Для полета в Цюрих Андропов дал свой самолет. Ту-134 ждал Буковс- кого и сопровождающих его сотрудников группы в Чкаловском. Накануне Бу- ковского забрали из Владимирской тюрьмы и перевезли в Лефортово. Утром 17 декабря за ним приехали. Из камеры вывели бледного, щуплень- кого мужчину. В тусклом свете тюремных ламп лицо Буковского напоминало серую гипсовую маску и только глаза были живые, тревожные... О чем он думал в те минуты, диссидент, "хулиган", непроходящая головная боль со- ветской верхушки? Об обмене, о будущей эмиграции, о стране, которую по- кидает. Она не очень приветлива была к нему - тюрьмы да лагеря, и все-таки его Родина. А может, размышлял о человеке, который ждал его в конце коридора с наручниками? Может быть... Буковский протянул руки, на запястьях щелкнули металлические обручи. Он слегка поморщился. Берлеву стало жаль арестанта. - Давят, что ли? "Пожалел волк овцу", - подумал, небось, Буковский, но все-таки нехотя кивнул: - Давят... Николай Васильевич достал из кармана носовой платок, разорвал попо- лам, подмотал под наручники. Буковский чуть заметно усмехнулся: - Я еще вчера понял, что вы не из милиции. - То есть как - не из милиции? - пытался сыграть искреннее удивление Берлев, окинув взглядом свою новую, с иголочки, милицейскую форму. - Нет, - упрямо качнул головой Буковский, - воспитание другое. Эти за пять лет со мной ни разу не поздоровались. А уж чтоб посочувствовать... Голос его сорвался. Они вышли в тюремный дворик, сели в "рафик". Берлев и Ивон рядом с Буковским, Леденев и Коломеец - напротив. Теперь путь лежал в Чкаловс- кое. По дороге забрали мать и сестру Буковского, потом племянника. Маль- чик лежал в онкологическом отделении больницы, был тяжело болен, но дис- сидент настаивал: племянник должен лететь с ними. Разрешение получено, и бойцам группы "А" оставалось лишь исполнить свою миссию: доставить Буковского в Цюрих, а оттуда забрать Корвалана. Вылетели ближе к полудню. После пересечения границы Берлев снял с Бу- ковского наручники, предложил перекусить. Они сидели друг против друга, по существу, враги - бледный человек с гипсовым мальчишеским лицом, всю жизнь посвятивший борьбе с государс- твом, которое всю жизнь защищал Берлев. Что он знал об арестанте, которого сопровождал? Почти ничего. Разве только, что тот просидел по тюрьмам двенадцать лет, что антисоветчик и диссидент. Чего добивался Буковский, ради какой высокой цели променял нормальную жизнь на лагерные нары? А может, она стоит того, его идея? Никогда прежде не было у Николая Берлева сомнений: чему учили в шко- ле, тому и верил, в армии - тоже верил. Дай как не верить: ему, простому сельскому пареньку с Дона, довелось нести службу на посту N 1, у Мавзо- лея Ленина и Сталина. В 59-м стоял, в 60-м. Каждый день офицеры твердили о том, какая это высокая честь - охранять тела вождей. Но грянул 1961-й, XXII съезд партии, и оказалось, что охранял он вовсе не вождя, а крова- вого тирана. О, теперь на политзанятиях в их роте офицеры говорили сов- сем другое! И Берлев больше не верил. Не только офицерам, говорившим сначала од- но, потом другое. Он не верил никому. Вспоминал, как в их карауле случи- лось ЧП: кто-то из посетителей пронес и бросил в сталинский саркофаг бу- лыжник. Нарушителя скрутили. Как ненавидел часовой, Николай Берлев того человека, который посмел поднять руку на, как казалось тогда, святое! А может, это был сын невинно расстрелянного или замученного в сталинских лагерях? Поэтому прежде, чем ненавидеть, он хотел понять. Правда, такое не всегда удается. Помнится, когда пришло время перезахоронить Сталина, по- разил его не мертвый тиран, для которого Николай с товарищами по роте рыл могилу, а живой его соратник, Анастас Микоян. Тот отказался даже войти в Мавзолей, проститься с вчерашним кумиром. Лишь махнул рукой. Солдаты срезали маршальские погоны, золоченые пуговицы, сняли звезду Ге- роя, вынесли труп и закопали. Не было ни дальних, ни близких родственни- ков Сталина. Присутствовали комендант Мавзолея, дежурные офицеры, да вот они - солдаты кремлевского полка. Той же ночью имя "Сталин" на Мавзолее заложили плитой ДСП и закрепили клеенку, под цвет мавзолейного мрамора. Теперь на плите читалось одно имя вместо привычных двух. Солдат отпусти- ли в казарму. Берлев тогда ворочался всю ночь: хотелось спать и никак не уснуть. Опять привиделся Микоян, небрежный взмах руки, словно хоронили не чело- века, с кем Анастас Иванович прошел революцию, гражданскую войну и до самой смерти был рядом, а так, никому неизвестного бродягу. Неужто толь- ко теперь у Микояна, как у двадцатилетнего сержанта Коли Берлева, откры- лись глаза? Разве он раньше ничего не знал? Или знать не хотел, боялся? Вот и сейчас Берлеву говорили, что Буковский просто псих, ненормаль- ный. А завтра скажут наоборот, как тогда, в 61-м? От раздумий его оторвал голос Ивона. - Подлетаем, - сказал он, и в ту же секунду качнулся и вздыбился го- ризонт огней за иллюминатором. Самолет заходил на посадку. Не успели пилоты заглушить двигатели, как у трапа тормознула "скорая помощь" - шикарный "мерседес", весь в мигающих огнях. С борта самолета перенесли в машину больного мальчишку. "Мерседес" взвыл сиреной и рванул на выезд из аэропорта. Лайнер был окружен вооруженными швейцарскими полицейскими. Ивон при- кинул: человек семьдесят, не меньше. - Многовато что-то, Дмитрий, - наклонился он к Леденеву. - Уважают, Роберт Петрович, - мрачно пошутил тот. - Кого? Нас или Буковского? Леденев не ответил: к самолету через летное поле приближался огромный автомобиль. Такие машины приходилось видеть лишь в заграничном кино. Сверкая черными сияющими боками, он резко затормозил. - Ну вот и Корвалан, - сказал с облегчением Ивон, узнав среди поки- нувших машину генерального секретаря и его жену. Теперь оставалось про- водить Буковского. Однако тот отказался выходить из самолета. - Это же американцы! Мы хотим в Швейцарию, а не в Америку. Я протес- тую... Корвалан с женой уже поднялся в самолет, в передний салон, а Буковс- кий не соглашался покидать борт. Внизу у трапа произошло замешательство: Корвалан в самолете, а Бу- ковского нет. Люди, приехавшие в лимузине, выхватывают автоматы и окру- жают Дмитрия Леденена: "Господин Буковский! Господин Буковский!" Леденев отбивается, пытаясь жестами объяснить, что он не тот, за кого его принимают. Через командира корабля Ивон связывается с центром: Корвалана забра- ли, а Буковский выходить не хочет, оба на борту, что делать? Говорят, когда сообщили Андропову, он долго смеялся: опять "голоса" поднимут вой: вероломный Кремль обманул доверчивых американцев. Было приказано успокоить Буковского и передать, что все идет строго в соответствии с договоренностью. Насилу удалось убедить. Наконец, он с родственниками покинул борт самолета, блокада была снята, люди с оружием исчезли. Поступил приказ: "На взлет!" Командир экипажа сообщил: летим в Минск. Теперь заволновался Корва- лан. Поначалу думали, что беспокойство связано с изменением маршрута, оказалось, дело в другом. Советское руководство приняло решение: после обмена в течение суток никаких заявлений не делать. Но Корвалан возра- жал: "Как же так, исчез, а куда?" Доложили в Москву. Вскоре было дано "добро" и Корвалан с борта самолета сделал заявление для печати. В полете Берлев передал ему фотографию из журнала "Советский экран", где генеральный секретарь был изображен в национальной одежде, попросил автограф. Корвалан с удивлением рассматривал фото, потом написал нес- колько слов для Николая Васильевича. В Минске они доставили Корвалана по назначенному адресу и поездом возвратились в столицу. На Белорусском вокзале их встречал генерал Бес- частнов. Особая палка КГБ. Секретно. Экз. ед. "28 марта 1979 года в 14.30 неизвестный гражданин в сопровождении второго секретаря посольства США Р. Прингла пришел в консульский отдел посольства Соединенных Штатов Америки. Через 35 минут стало известно, что проникший в посольство гражданин требует у американцев разрешения на выезд в США, в случае отказа угрожает взорвать находящиеся у него 2 ки- лограмма тола. После переговоров с неизвестным официальные представители посольства высказали просьбу сотрудникам охраны диппредставительств, чтобы они с имеющегося согласия посла Туна любым способом убрали гражданина из по- сольства. В 15.35 к зданию прибыли 5 сотрудников спецподразделения 7-го управления КГБ." ...Террорист читал стихи. Левая рука его лежала на поясе, палец про- дет в кольцо взрывного устройства. Сотрудник группы "А" Михаил Карто- фельников видел, как побелел сустав, передавленный металлом, но преступ- ник словно забыл о руке. Он самозабвенно, прикрыв припухшие веки, читал: Язвы мира век не заживали: Встарь был мрак - и мудрых убивали, Ныне свет, а меньше ль палачей? Пал Сократ от рук невежд суровых, Пал Руссо... но от рабов Христовых За порыв создать из них людей! В иной обстановке могло показаться, что на лестничной клетке собра- лось пятеро друзей. Обступили одного, а тот, увлеченный поэзией, радует их прекрасными стихами. Увы, события были далеки от поэтической идиллии. Любитель стихов - Юрий Власенко пришел в посольство США не на вечер изящной словесности. Угрожая самодельным взрывным устройством, он требо- вал самолет и крупную сумму денег. Хотел, чтобы его вывезли на посоль- ском автобусе в аэропорт, где должен был ожидать готовый к отлету авиа- лайнер. Переговоры результатов не дали. Власенко запрещал к себе приближать- ся, лишь вновь и вновь повторял свое требование. Попытка выкурить его из посольства с помощью шашек со слезоточивым газом тоже оказалась неудачной. То ли газ на него не действовал, то ли перепутали расположение комнат на этаже и швыряли не в то окно. В общем, сами наплакались вдоволь, а Власенко хоть бы что. Решили пойти еще раз на переговоры. Долго прикидывали, что да как, спорили. Как всегда в таких случаях, было много начальников, различных команд, советов. Но советы - советами, а дело на контроле у председателя комитета. Председатель торопил - надо было принимать решение. У окна кабинета, где находился террорист, бессменно дежурили Михаил Романов и Сергей Голов. Они надежно перекрыли, по существу, единственный путь отхода террориста. ...Ивон назвал троих - Филимонова, Шестакова и Картофельникова. "Ты, ты и ты-за мной!" Вчетвером они поднялись на нужный этаж. - Эй, мужик! - играя под простачка, крикнул в открытую дверь Ивон, - иди, поговорим... - А ты кто такой? - на пороге стоял Власенко. Рубашка, свитер, поверх свитера широкий самодельный пояс, в нем тротил: 2 килограмма. Запас взрывчатки немалый, не дай Бог рванет - все они в одно мгновение покой- ники. Рука террориста на кольце. За всю их длинную беседу он ни на мгнове- ние не снял руки с кольца. - Вы откуда? - спросил Власенко. - Да мы военные. Наша часть здесь, по-соседству, - ответил за всех Ивон. - Звание у вас какое? - Звание? - удивленно переспросил заместитель начальника группы, - старшина я, а ребята... Двое представились сержантами, Картофельников - рядовым. Власенко ус- мехнулся: - Что ж с вами говорить, хлопцы. Вы же ничего не решаете... И вправ- ду, стоит ли тратить время на старшину и сержантов? Вот так пассаж. По- вернется сейчас и уйдет - и весь разговор. Однако Власенко не уходил. То ли вполне миролюбивый простецкий вид армейских "сверхсрочников" подкупил его, то ли нервы сдавали - поговорить захотелось, но он обратился к сто- ящей четверке: - А я-то думал, "митьки" набежали. - Кто-кто? - переспросил Филимонов. - Да "митьки", говорю, - милиция. Он опустил голову, оглядел пояс, палец на кольце, потом медленно, словно прощупывая, прошелся по ногам, добрался до лиц стоящих перед ним людей. - Если у меня туг ничего не получится, пойду и взорву "митьков". - Да что ты, Юра, - сказал кто-то из группы. Власенко помолчал, глядя в лицо возразившего, а потом спросил: - Тебя били когда-нибудь в милиции? - Нет... - А меня били. Ногами. Как мяч футбольный, катали. Установилась тиши- на. Ивон и его подчиненные понимали: их жизнь, безопасность посольства в руках этого человека. Надо было раскачать парня, может, удастся угово- рить сдать свою "игрушку". Посочувствовали. Вместе поругали "митьков". Стали отоваривать, мол, брось ты это дело, Юра. Пойдем, сядем как люди, выпьем, поговорим. Спро- сили: тебе чего надо-то? - Да ничего особенного, - загорелись глаза у Власенко, - учиться в институте хочу, два раза поступал, и никак. Квартиру бы в Москве выхло- потать. Картофельников смотрел в сияющие гл

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования