Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Болтунов Михаил. "Альфа" - сверхсекретный отряд КГБ -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  -
ись в толпу, стояли пленные гвардейцы. Оружия у них не было, но в руках они держали белые наволочки. Берлев взял у одного из гвардейцев наволочку, заглянул внутрь: там лежали десятка два автоматных магазинов. Он вспомнил ящики с гранатами у оконных проемов на втором этаже. "Основательно вооружились ребята, толь- ко вот не успели. Хотя как сказать, только что увезли тела убитых Генна- дия Зудина, Бояринова, Якушева, Суворова из "Зенита". Подошел Виктор Карпухин. - Николай, надо дочерей Амина в медсанбат отвезти. Берлев подогнал машину, усадил девчонок. У одной ранение в колено, у другой осколок про- бил икроножную мышцу. Теперь они ехали обратно, кружили вокруг дворца, спускаясь по серпан- тину вниз, в расположение "мусульманского батальона". Не верилось, что со времени сигнала, бросившего людей на штурм, прошел какой-нибудь час. Совсем недавно локоть к локтю сидели они за ужином с Генкой Зудиным, шу- тили, а теперь нет Генки и Димы Волкова нет. Паша Климов тяжело ранен в живот. Кто знает: выживет - не выживет? Говорят, сегодня ночью всех раненых перебрасывают в Союз. Вот только куда - в Москву, в Ташкент? Лучше бы в Москву, столица, врачи получше. Сюда бы Игоря Коваленко из института Склифосовского. Не врач, а Бог в своем деле. Берлев лечился у него. Да и других ребят устраивал по старой дружбе. Ивона, например, когда тот повредил ногу на парашютных прыжках. Он поглядел в бледные, испуганные лица девчонок, дочерей Амина, попы- тался улыбнуться, да как-то не улыбалось. За окном тянулись редкие сады по снежным склонам горы, дорога - серая, однообразная. "Размечтался, - горько подумал про себя Берлев, - где мы, а где Кова- ленко со своим "Склифом". Тысячи верст". А что если брякнуть ему по те- лефону? - мелькнула безумная мысль. Но так ли уж она безумна? ...В медсанбате сдали раненых, и Берлев занял место старшего машины. - Теперь куда, товарищ майор? - солдат-водитель ждал команды. - Давай-ка, родной, гони в посольство. Знаешь дорогу? Солдат кивнул: будет сделано. УАЗ рванулся с места. В посольстве помогли старые связи - его еще помнили по предыдущей командировке. Но телефонная линия была за- нята и занята. Телефонистка только со вздохом разводила руками и, убрав микрофон подальше, шептала: - Андропов говорит с послом. Когда через полчаса Берлев заглядывал вновь, она стучала пальчиком в наушники, едва шевеля губами. Николай Васильевич поначалу даже не понял: кто? Потом дошло: Брежнев! С четвертого или пятого раза ему повезло. Он назвал номер телефона в Москве, и в трубке через минуту услышал бархатный голос Коваленко. Каза- лось, он стоял рядом, вышел в соседнюю комнату. - Игорь Леонидович? Игорь! Ты меня слышишь? - Да слышу, Коль, чего шумишь? Привет. - Игорь, у меня времени в обрез. У нас ребята тяжело ранены. Собирай своих мужиков - и к нам. - Это куда - к вам, объясни толком, что случилось? - Толком не могу. - Понял. Но хоть куда лететь? - Думаю, в Ташкент. - Самолет нужен. Ладно, Коля, позвоню Ивону. Все сделаем. И он дейс- твительно сделал все. Через полчаса в московском кабинете замначальника группы "А" раздался звонок. - Здравствуй, Роберт Петрович. Это Коваленко. В общем, мы собираем группу врачей. Наверно, профессор Каньшин ее возглавит. Он - светило в гнойной хирургии. За тобой самолет. Ивон потерял дар речи. Суперсекретная операция КГБ стала известна в "Склифе". Роберта Петровича прошиб холодный пот: он, как никто другой, понимал, чем это пахнет. - Ты откуда знаешь, Игорь Леонидович? - Успокойся, я ничего не знаю и знать не хочу, что там случилось. Ко- ля Берлев с места событий позвонил: много серьезных ранений. Ты что, Ро- берт, хочешь своих ребят отдать в руки комитетских костоломов? Беги, докладай начальству, выбивай самолет. Ивон доложил по команде. Зампред Пирожков взъярился. Разглашена госу- дарственная тайна! Какому-то врачу чуть ли не по прямому проводу о поте- рях и раненых докладывает майор КГБ. "У нас что, в комитете врачей не хватает! - кричал генерал. - Не хватит, возьмем в Министерстве обороны и заставим их закрыть рот покрепче. Люди в погонах поймут. А тут какой-то Коваленко из "Склифа": "Здрасьте, я ваша тетя! Тоже мне светило меди- цинской науки, спаситель!" И добавил: "Ладно, вернутся - спросим с этих героев". Зампред снял трубку прямого телефона, доложил обстановку Андропову. Юрий Владимирович насчет государственной тайны не вспоминал, велел подготовить медикам самолет, оказать всяческую помощь и проявить внима- ние. Второго января, почти одновременно из Москвы и Ленинграда, вылетели два самолета: оба держали курс на Ташкент. В первом летели профессор Каньшин, Коваленко с группой врачей своего института, во втором - специ- алисты Военно-медицинской академии. А несколькими днями раньше в Ташкент из Кабула вылетали раненые участники штурма дворца. Их выносили из посольства и укладывали в сани- тарные машины со всеми мерами предосторожности, накрыв предварительно матрацами. Машины до аэропорта сопровождал бронетранспортер. В них боль- ше не стреляли. В передний салон положили "тяжелых" - Емышева без руки, Федосеева, Кувылина, Кузнецова, раненных в ноги, Климова, раненного в живот. Перед отлетом сделали уколы, боль слегка поутихла и Сергей Кувылин пытался уснуть. Уходил в прошлое рев "Шилок", свист пуль, стоны раненых в медсанбате. Рядом с ним, через проход, лежал Кузнецов. Кувылин услышал сквозь дрему как кто-то, склонившись над Кузнецовым, сказал: - Ну как ты, Гена? Ничего, держись. А мы узел связи распотрошили. Все нормально. Взорвали да и дело с концом. Сергей удивился: кто это там узел "потрошил"? Голос незнакомый, со спины человека не узнать. Может, Бояринов воскрес? Кроме него и Боярино- ва на узле никого не было. - Слышь, а когда ты узел взрывал? Склонившийся над Кузнецовым чуть повернул голову: - Утром, когда рассвело. - Так тогда его надо было уже восстанавливать. - А ты кто? - Я как раз из тех, кто узел уничтожил. Тот поднялся с колен и, не оглядываясь, вышел, скрылся в другом сало- не. Кувылин слушал, как гудят двигатели и думал. Нет, не лавры героя его беспокоили. Он впервые задумался о том, что станется с ними, когда вер- нутся в Союз, в Москву. По-старому не будет. Жизнь их изменится. Но как?.. Павел Климов попал в руки профессора Каньшина, и он буквально вытянул мужика с того света. Емышев с Федосеевым оказались в хирургии. На первом же осмотре Емышев увидел из-под халата доктора генеральские лампасы, удивился. А после долгого осмотра комиссией, кивнув на собственную куль- тю, брякнул, явно обидев медиков: - Ну что, ребята, пишите диссертации? Доктора притихли, а генерал нахмурил брови: - Мы не диссертации сюда приехали писать, а лечить. А пожалуй, зря обиделись, ведь его культя стала как бы первым практическим пособием для будущих врачей афганской войны. Часто ли им приходилось видеть тогда, в 1979-м, подобные огнестрельные ранения? Отечественная война закончилась почти тридцать пять лет назад - несколько поколений медиков учили воен- но-полевую хирургию лишь по учебникам. А тут все как на войне. Не хотел майор Емышев обидеть генерала, да вышло так нескладно. Хотя, может быть, кто-то и защитил диссертацию на их ранах - первых ранах афганской войны. Шутил майор, а сам мучительно думал, как жить дальше. Правая рука оторвана: ни писать, ни коробок спичек взять, чтоб сигарету самому при- курить. Вспомнился и Маресьев, и преподаватель в их Высшей школе КГБ Ла- рин, который без ног и без одной руки машину водил. Пример - дело хоро- шее, но каждый свое горе хлебает в одиночку. И тут никто не мог помочь Валерию Петровичу, эту дорогу ему предстояло пройти самому. ...Новый 1980 год они встречали в Ташкенте. В госпиталь с утра прие- хали ребята из Комитета республики, привезли угощения, поделились слуха- ми. Говорят, всем, кто ранен, - Героя, остальным - ордена Ленина. Позже к вечеру поступили новые данные, самые последние, уточненные. Привез их вместе с шампанским и фруктами веселый узбек, начальник отдела ташкентского УКГБ. Клялся, что выведал их от первых лиц Узбекистана, а те уж, знамо дело, из Москвы. "В общем, мужики, - смеялся узбек, распи- хивая по тумбочкам груши, яблоки, хурму, - пятерым или шестерым - Героя Советского Союза, всем другим - Ленина и Красного Знамени". Так нежданно-негаданно даже для себя самих они стали Героями. В Моск- ве их встречали радушно, но руководство было в растерянности. Отправляли на обычное задание - посольство охранять, а случилось по тем временам уму непостижимое: считай, всем поголовно ордена, да какие! О которых иной чекист, и не один десяток лет пропахав, не мечтал - Красного Знаме- ни, Ленина. И прошло-то совсем ничего - неделя. Что касается убитых, тут единодушие было общее - наградить надо. Убитым не завидовал никто. Вот с живыми сложнее. Тем не менее, представления готовились, писались, переписывались. По- том бумаги ушли куда-то по команде, и наступило затишье. Казалось, и не было 27 декабря, Кабула, дворца Долина в Дар-ульамане. Раскрыта, пожалуй, самая загадочная, тщательно оберегаемая и хранимая в тайне страница - штурм дворца и других объектов Кабула. Младший сержант Зудин. Однако мы не ответили еще на один вопрос, думается, не менее интерес- ный: где в эту ночь находился Бабрак, чем занимались он и его будущие министры в последующие дни, ведь в основной резиденции-дворце Арк оче- редной руководитель страны появился 7 января, спустя две недели после захвата власти. Чтобы прояснить ситуацию, вернемся к 14 декабря 1979 года, когда Баб- рак и его соратники были в срочном порядке вывезены из Баграма. Валентин Иванович Шергин, руководитель охраны Бабрака, вспоминает, что самолет, сразу оторвавшись от земли, резко пошел ввысь и пилот, тревожно огляды- вая город внизу, произнес: "Если сейчас не собьют, еще поживем". Судьба им улыбнулась - через несколько часов их принимал Ташкент, знакомая роскошная дача Рашидова. Четверо человек во главе с Юрием Изо- товым остались на охране, остальные были отозваны в Москву. Через два дня они вновь возвратились в Ташкент и уже 23 декабря все вместе, со своими подопечными, вылетели в Баграм. Случилось так, что при посадке в Баграме, по приказу начальника аэро- порта, выключили сигнальные огни на взлетно-посадочной полосе. Спасло лишь удивительное мастерство пилотов. Приходилось говорить с летчиками: они считают, самолет был обречен. Сразу после посадки начальника аэро- порта арестовали бойцы "Зенита". Вновь знакомые капониры. В одном из них, вместе с охраной, поселили Бабрака и Анахиту, в другом - Ватанджара, Нура, Сарвари, Гулябзоя и нес- колько сотрудников группы "А". Жили вместе, делились и хлебом, и консервами, запасенными еще в Моск- ве и Ташкенте. В капонирах самый жесткий режим секретности. Охранники Шергина старались не встречаться даже со своими товарищами из группы Ро- манова, когда те прилетели в Баграм. 27 декабря вечером Борис Чичерин позвал Изотова. - Пойдем, Юрий Анто- нович, поприсутствуем на историческом событии. Когда они вошли в капонир, за столом сидели все их подопечные, во главе с Бабраком и что-то горячо обсуждали. Изотов вопросительно взгля- нул на Бориса. Тот прислушался к разговору, кивнул: - Заседание Политбюро. Как у нас в революцию, перед решающим штурмом распределяют обязанности: кому куда идти. - Ну и что решили? - спросил Изотов. - По-моему, Гулябзой на дворец, Нур - на Царандой, Ватанджар - на узел связи... Когда закончилось заседание, первыми уехали Сарвари, Гулябзой, Ва- танджар, потом Нур. В капонире остались только Бабрак и Анахита. Стемнело. Колонна бронетранспортеров под прикрытием трех танков выд- винулась из Баграма. К утру, совершив марш, она должна была войти в Ка- бул. В середине колонны, в одном из БТРов находились Бабрак Кармаль и Анахита. Здесь же, как всегда рядом, Шергин и Изотов. Валентин Иванович сидел сверху, в люке бронетранспортера, когда в шлемофоне прозвучал взволнованный голос командира головного танка. - Первый... первый... Танки справа! Шергин уже и сам увидел башни афганских танков метрах в двухстах от дороги. Жерла орудий, словно принюхиваясь, повернулись в их сторону. - Стоп колонне! - скомандовал он. И тут же ближайший к бронетранспортеру танк сдал назад и прикрыл их своей броней. - Вперед! Валентин Иванович порадовался за танкистов: ребята знают свое дело. Афганские танки угрюмо и молча проводили их колонну черными зевами пу- шек. Но с места двинуться не посмели. С рассветом колонна входила в Кабул. По всему чувствовалось, что ночью здесь был бой: у дороги несколько подбитых танков, разрушенные до- ма. Однако ночной бой не напугал жителей столицы. Они по-прежнему спеши- ли по своим делам, некоторые останавливались, приветственно помахивали рукой. Никто не прятался, не убегал. Не прозвучало ни одного выстрела. Танки и бронетранспортеры выдвинулись к зданию Царандоя. Изотов со своими подчиненными остался охранять Кармаля, теперь уже Генерального секретаря ЦК Народно-демократической партии Афганистана, и его соратни- ков, а Шергин поехал в посольство. Там он встретил Михаила Романова и Глеба Толстикова, которые рассказали о гибели Зудина, Волкова, Боярино- ва, еще двух ребят из "Зенита", о тяжелых ранениях Емышева, Климова, Фе- досеева. Шергин, получив указание от резидента, возвратился в здание Царандоя. Ночевать решили здесь. Бойцам группы "А" была придана рота десантников. Ночь прошла сравнительно спокойно. Утром место пребывания сменили и сутки находились на территории одной из воинских частей афганской армии. Потом переехали на правительственную гостевую виллу, которая располагалась на самой окраине Кабула, за Дар-уль-аманом. Прежде здесь жили высокие гости, приезжавшие с визитами в страну. Здесь любил останавливаться Предсовмина А. Н. Косыгин. Однако вилла Шергину и Изотову не понравилась. Доложили в посольство, и тут же нарвались на окрик: что вы там капризничаете, условия для жизни отличные... И вправду, комфорта было достаточно, но охрану беспокоило другое: вилла располагалась у подножия горы, рядом с кишлаком. Если смотреть из кишлака, территория виллы как на ладони. Но смотреть можно всяко, и че- рез оптический прицел, например. Эти аргументы в споре с представителями резидента и привел Валентин Шергин, однако опасения охраны вызвали лишь раздражение руководства: мол, не успели приехать, оглядеться, а уже указываете старожилам. Что ж, приказ есть приказ. Продумали систему охраны, выставили посты. Однако жизнь не остановить. Решили Новый год отметить. Раздобыли бутылку шампанского, накрыли стол. Время уже к двенадцати, налили по бокалу, чтобы старый год проводить, неожиданно Изотова вызывает Бабрак. Юрий ушел, пришлось его ждать. Зато, возвратившись, он поднял бокал, улыбнул- ся товарищам: - Бабрак Кармаль поздравляет нас с Новым годом. Но выпить не успели. За окном, в морозной темени сухо простучала автоматная очередь. В комна- ту вбежал начальник караула: "Нас обстреляли из кишлака!" Пришлось взять в подмогу несколько солдат-десантников, пошарить в ок- рестностях виллы. Ничего не нашли. Ночь глуха и морозна. У водонапорной башни, которая была рядом с кишлаком, выставили пост. Вернулись за стол. Новый 1980 год уже наступил, выпили вдогонку. И вновь стрельба, опять тревога. Заняли круговую оборону. Вспышки выстрелов были видны рядом с башней. Кто-то открыл ответную беспорядоч- ную стрельбу, десантники даже из БМД снаряд выпустили. Потом, когда ра- зобрались, оказалось, по нашему часовому сделали несколько залпов из кишлака, он тоже дал очередь. Вспышки его автомата и увидели с виллы, поспешили обстрелять. К счастью, солдат укрылся, остался жив. Да, в ту новогоднюю ночь им не суждено было вернуться за праздничный стол. Пришлось прочесывать кишлак. На вилле Бабрак Кармаль и члены Революционного совета пробыли еще не- делю. Отсюда почти никто не уезжал. Чаще приезжали сюда. Здесь же Кар- маль, к тому времени Генеральный секретарь ЦК НДПА, председатель Револю- ционного совета, премьер-министр и главнокомандующий Вооруженными силами ДРА провел первую пресс-конференцию. С переездом во дворец Арк, резиденцию главы страны, у сотрудников группы "А" началась нелегкая каждодневная служба по охране и обеспечению безопасности Бабрака. Они неотступно несли внутреннюю охрану, дежурили в приемной и в комнате отдыха. По периметру дворца были выставлены посты десантников, за территорией резиденции - внешнее кольцо охраны - нацио- нальные гвардейцы. Многочисленные входы и выходы из дворца перекрывали бойцы "Зенита". На выездах главу государства сопровождали все одиннадцать его охран- ников. Впереди ехал и расчищал путь Юрий Изотов, за ним в бронированном "мерседесе", за рулем которого был Анатолий Гречишников, - Бабрак, сле- дом все остальные. Каждый выезд требовал полной мобилизации сил и возможностей охраны. Движение на магистралях Кабула практически не регулировалось, полиция о маршруте кортежа ничего не знала, да если бы и знала, вряд ли бы могла что-либо предпринять. Улицы столицы многолюдны, много бронетехники - танков, боевых машин пехоты, бронетранспортеров. Изотов так вспоминает первые выезды Бабрака. "Еду впереди, кулак по- казываю в окно и пру на танк. Другого выхода нет. Смотришь, отворачива- ет. Не выбежишь, не объяснишь каждому, что глава государства едет. Прав- да, потом гвардию стали выставлять на посты по маршругу. Но на них на- дежды не было. Надеялись только на себя". Хотел бы подчеркнуть эти слова, так как через несколько лет Кармаль на вопрос советского корреспондента, не смущало ли его, руководителя су- веренного государства, что помещения дворца (а значит, и он сам) находи- лись под контролем специальной охраны КГБ, ответит: "Я много раз возму- щался по этому поводу" А вот у руководителей той самой "специальной охраны" иное мнение. Валентин ШЕРГИН: - Отношения с Бабраком сложились самые добрые, совсем не такие, как у службы безопасности с охраняемым, а скорее, как у соратников. Мы были рядом с ним всегда, в самые трудные дни. 14 декабря, по тревоге, почти на руках выносили их всех из капониров, сажали в самолет. В феврале, когда в городе было неспокойно - жгли машины, обстреляли наше посольство, убили несколько советских граждан, а оппозиция, собрав под зеленое знамя ислама тысячи людей, двинула их на дворец Арк, - гото- вы были умереть, защищая Бабрака. В день празднования Саурской революции на трибуне за спиной Кармаля стоял наш Володя Тарасенко. Мы отдали ему бронежилет. И случись покуше- ние - нет сомнений, Володя пожертвовал бы собой. У него и задача была: если что - закрываешь собой Бабрака. Все это Кармаль видел, понимал и отвечал теплом и благодарностью. 23 февраля у Юры день рождения. Помню, его поздравить пришел весь Ревсовет: Бабрак, Анахита, Нур, Глябзой... А когда Анахита возвратилась из долгой зарубежной поездки, на аэродром от всех нас поехал встречать ее Изотов. Он привез огромный букет роз, но подойти не решался: там, впереди, стояли руководители государства, посол Табеев. Словом, офици- альная церемония. И вдруг Анахита видит его в толпе, отталкивает Табеева и с криком: "Юра!" - бросается к Изотову. На следующий день нас вызвал к себе и "пропесочил" генерал Иванов: вы что там себе позволяете?.. Думаю, если бы мы были просто наемными охранниками, к нам не относи- лись бы с такой теплотой и уважением. А потом

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования