Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Бондарь Александр. Альфонс -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  -
ет старый клен и несколько старых тополей. В центре стоит беседка. Есть змея-бум, скользилки на два ската, шведская стенка и садовые скамейки. За углом помойка, но на газонах густая веселая трава, и в ней от вес- ны до осени желтеют одуванчики, которые я люблю. На газоне расположилось человек двадцать незнакомых мне лично жильцов - мужчин и женщин. В ожидании лекции они пили пиво из бидонов. На кончи- ке змеи-бума сидели Гуськовы. Места на скамеечке заняли два кровных врага, не могущие существовать друг без друга: театральный критик Требов и драматург Страдокамский. Требов - наш главный ортодокс, консерватор, ретроград и вообще бол- ван. Служить Мельпомене начал в каком-то академическом театре суфлером. Голос у критика оглушительный и соответствует его ногам: случается и та- кое в жизни. Нижние конечности у Требова вызывают подозрение, что мама в раннем детстве посадила сына-малютку на водовозную бочку и связала ножки годика на два веревкой, в результате чего они замкнулись на круги своя. И голос у него как из чего-то круглого - бочки или иерихонской трубы. Говорят, глупость, чтобы не очень бросаться в глаза, должна быть оглуша- ющей. И это у Требова получается. - Фашисты! Фашисты виноваты! Раскачали петровское наше болото бомбами в войну! Теперь воды Финского залива фильтруются к центру города. Вот достроим дамбу, и никакой подвальной самодеятельности не надо будет! Ни одного комара здесь не останется - орал театральный критик, тыча в дра- матурга Страдокамского тростью с набалдашником. - Это откуда вы такую ерунду высосали? - хладнокровно вопрошал его наш главный оппортунист, нигилист и вообще левак Страдокамский, задирис- то потряхивая козлиной, меньшевистской бородкой. - Во всем до сих пор война виновата! А?! И комары у него от фашистов! Все дело в сибирских новостройках, если хотите знать. БАМ городят, пальба там, взрывы - и вполне закономерно насекомые покинули привычные сферы обитания. - Вы путаете комаров с лосями! - задыхаясь от смеха, протрубил орто- докс. - Отсюда видно, что у вас не божий дар, а яичница... Напевая старинную казачью песнь "Эх, комарики-комарики мои! Нельзя девушке по садику пройти!", возник из котельной детских яслей Митяй - наш поп Гапон. Именно кочегар внушил нам мысль о том, что комары вылета- ют из подвала, в результате чего мы ему собственноручно подвал и вычис- тили. Митяй - единственный, радикально решивший проблему комаров, потому что не рвет связь с землей, деревней и каждое лето получает с родины де- сяток здоровенных жаб. Комары боятся жаб панически и облетают Митяя за добрый метр. И на лекцию он явился не только пьяным, как десять дореволюционных сапожников, но и с жабой в кепке. Покрутив ею над головой, Митяй посадил жабу обратно в кепку, возлег на травку возле беседки и мгновенно заснул, а жаба бдительно таращила глаза и изредка квакала. Царственно проплыла к голове бума и села на нее колоритнейшая старуха Мубельман-Южина. Она подрабатывает на "Ленфильме" в ролях графинь, кото- рые торчат на заднике во время балов и обмахиваются там веерами. Это тя- желая работа, но дело в том, что, полюбив в Ташкенте душку военного и воспользовавшись сумятицей военного времени, она уменьшила себе в пас- порте возраст на энное количество лет. Естественно, это привело затем к полной путанице в пенсионных делах. И вот в старости платит за безрас- судную страсть, жарясь под прожекторами в съемочных павильонах, - сюжет, достойный пера Бальзака! В разговорах Мубельман любит подчеркнуть, что в детстве не знала никаких хлопот с лавровым листом. Лавры не покупали в бакалейной лавке, а просто надергивали нужное для обеда количество из венков, которые получал от поклонниц ее троюродный дядя Сумбатов-Южин. Удобно усевшись, Мубельман-Южина сказала глубоким, бархатным голосом: - Федя Шаляпин спел однажды Мефистофеля не стоя, а сидя на ступеньке лестницы к Маргарите, и в прессе сразу написали, что он был так пьян, что пел лежа, - и указала веером на спящего Митяя. - Нельзя ли убрать эту э-э-э... лягушку? Я их боюсь. - Пусть проспится. Это мелочи, - сказала хорошенькая техник-смотри- тель Аллочка, которая в беседке отмечала прибывающих по списку, одновре- менно нетерпеливо постукивая наманикюренным ногтем по золотым часикам. - И где же этого лектора черт носит? - Холодный пепел мелочей гасит огонь души! - сказала Мубельман-Южина и царственно откинулась на ствол клена. Из безликой массы, пьющей на газоне из бидонов пиво, донеслось: - В народе говорят: словом комара не убьешь! - А тем боле лекцией! - Цыц! - сказала техник-смотритель. - Не в пивной сидите! Безликая масса примолкла. Тут подошел Михаил Германович и сразу крепко треснул меня по шее, зазвенев орденами и медалями, ибо был в мундире, при всем иконостасе. - Вы бы полегче, - сказал я. - Зато я ему впиться не дал, - объяснил генерал. - Убить хотели? - насмешливо вопросил ортодокс Требов. - О, святая простота! Если комара голой рукой бьешь, надо обязательно ладонь смачи- вать водой, - пояснил он. - "Смачивать водой"! - саркастически передразнил Требова генерал. - Лейку с собой прикажете носить?! А плюнуть по-пролетарски на ладонь не годится, что ли? Тут мгновенно сорвался с цепи на помощь другу-врагу левак Страдокамс- кий: - А когда вы свои противовоздушные истории сочиняете, тоже в ладонь плюете? - вопросил он Михаила Германовича. И пошла-поехала коммунальная заваруха. Безликая масса, попивающая на газоне пиво, отстраненно комментировала происходящее: - Если еще пятилетку войны не будет, все друг другу глотки попереры- вают... - Раньше с керосинками и примусами братски жили, а теперь с газом друг другу смерти хотят... - Благосостояния много - вот корень где... - Точно. Цены низкие. Надо же: по пять кило курей сразу покупают... - Холодильники есть - вот и покупают... - А тут давеча видела, слив на лотке шестнадцать кило сразу тетка брала... - Серый волк тебе в трамвае товарищ... - Все ноги оттоптанные... - Тише тут! - цыкнула техник-смотритель. - Не на митинге! - Вы нам рот не затыкайте! - немедленно сменил объект атаки Страдо- камский. - Товарищи обсуждают вполне корректный аспект проблемы. Речь о необходимости увлажнения кожного покрова ладони в целях уменьшения воз- душной подушки перед ней. Эта подушка-прослойка отталкивает насекомое, с какой бы скоростью вы ни действовали. А смачивать руку можете хоть духа- ми "Коти"! Но вы их и не нюхали! - А вот и нюхала! - сказала Аллочка. - На потолке их давить бесперспективно, - вмешалась в разговор Му- бельман-Южина. - Надо сперва с потолка веником согнать. И убивать, когда они уже ниже на стенке сядут... В лучших традициях эстрады тридцатых годов на сцену, то есть в детс- кую беседку, ворвался лектор с портфелем-дипломатом, извинился за опоз- дание, объяснил его тем, что в субботу с такси стало очень трудно, дос- тал конспект, надел очки и попросил тишины. Лектор был средних лет, в лакированных туфлях и производил приятное, интеллигентное впечатление. - Товарищи! Я буду брать быка за рога! - жизнерадостно начал он. - Всех волнует вопрос снабжения мясомолочными продуктами. Как уберечь скот от вредного влияния окружающей среды? Над этим и бьется пытливая мысль ученых! На данный момент разработка методов сохранения бычьего семени в замороженном состоянии продвинулась далеко вперед. Большой вклад здесь внесли английские, американские и японские ученые. Однако, товарищи, приоритет в этих вопросах остается за Советским Союзом! - С фланга, издалека заходит! - заметил Михаил Германович. - Господи! И что делают!- жалостливо шепнул поэтичный Гуськов. - Единственная радость у Буренки была, и ту... - Тише, товарищи! - цыкнула Аллочка. - Позвольте все-таки вопрос! - воскликнул, наставляя на лектора меньшевистскую бородку, Страдокамский. - При чем тут какое-то семя? - Не мешайте слушать! - прошипел Требов. - Как при чем? - удивился лектор. - Появилась возможность получать потомство от лучших племенных оплодотворителей и после их смерти! - Здесь лектор трахнул себя по лбу: комары не дремали, наступало их люби- мое вечернее время. Техник-смотритель Аллочка встала, сорвала лопух с газона и дала лек- тору. Из безликой массы донеслось: - Эт, однако, как понимать?! Ежели, к примеру, мужик сегодня помрет, жена еще десять годков от его может детей нести? - Да. Нынче этот вопрос технически решен, - сказал лектор, обмахива- ясь лопухом. - Но остается моральная сторона. Здесь, правда, еще есть сложности. - Надо спасать только лучших людей, - вклинился нигилист Страдокамс- кий, - сейчас в США, как известно, создан банк спермы лауреатов Нобе- левской премии. А у нас как с этим вопросом? - Попрошу вопросы подавать в ручном виде, - сказала Аллочка. - Иначе, товарищи, мы здесь и до утра не закончим! - И постучала ногтем по часи- кам. (Девица явно опаздывала на свидание.) Лектор понес дальше: - Во многих странах созданы хранилища замороженного семени, но здесь мы немного отстаем... - Замолчите! Я - вегетарианка! - царственно заломив руки, вскричала Мубельман-Южина. - Умоляю! Замолчите! Где лекция "Комар - человек - об- щество"?! Вы перепутали аудиторию или тему! - Скорее всего, я перепутал и то и другое, - пробормотал лектор. - Значит, вам о комарах? Так бы сразу и сказали! Дальше он проявил удивительную гибкость и ассоциативность мышления, ибо перешел на комаров, но и мяса не бросил. - Между комаром и говядиной существует прямая зависимость, товарищи! Во время массового лета комаров снижается не только работоспособность людей, но и у домашних животных резко падают надои молока и привесы мя- са! - Продолжая говорить, он судорожно искал в портфеле новый конспект. - Итак, среди многочисленных насекомых ученые выделяют группу двукрылых. Их, в свою очередь, делят на длинноусых и короткоусых... Товарищи, мо- жет, прервемся, покурим? - вдруг предложил взмокший лектор: он не мог найти конспект. Закурившая лекционная группа на пленере двора по композиции напомина- ла некоторую смесь из "Завтрака на траве" Мане и бессмертных "Охотников на привале" Перова, хотя чесались все уже как самые вшивые павианы. Мимо проходили к мусорным бакам жильцы соседних дворов с мусором в пакетах. (Ныне модно выносить мусор не в ведрах, а в пакетах из рваной газеты.) Проходящие поглядывали с издевочкой, ибо квартал отлично знал о нашей подвальной самодеятельности и нынешней расплате за нее. Штук пять бесхозных кошек, проживающих в котельной, бродили вокруг, рассчитывая на то, что кто-нибудь погладит лишаи на их спинах. Коыки настырно лезли к ногам и начинали мурлыкать еще за метр, демонстрируя извечное у бездомных сушеств соединение наглости с подхалимством. Митяй на травке безмятежно посапывал. Жаба вылезла из кепки и сидела у него на груди. От всего вокруг веяло стабильностью и миром, если б только комары не вызванивали свои леденящие кровь симфонии. Лектор наконец нашел конспект и просто, по-домашнему, повел рассказ дальше. Было интересно узнать, что биомасса насекомых на планете значи- тельно превосходит биомассу человечества и продолжает стремительно рас- ти; что в Африке самые ядовитые комары выводятся в ямках от слоновых следов... - Слушай, ты, морда! - вылетело из безликой массы. - Ты нам про Афри- ку не заливай! Чего делать с ними будете, морды?! Лектор легко и привычно перевел вопрос на культурный язык: - Вот тут спрашивают: "Что конкретно можно сделать с комарами?" Уже многое делается, товарищи! Не так давно в южные районы нашей великой страны завезли из Америки рыбку гамбузию, которая питается личинками ко- маров. Рыбок запускают на рисовые чеки - количество комаров уменьшается, гамбузии же отлично развиваются и, несмотря на незначительную величину, могут служить украшением любого стола! Но, товарищи, гамбузия может жить только в теплых водоемах, а мы с вами пока живем в Ленинграде... - Вези гамбузию! Я ей валенки с галошами куплю, - вылетело из безли- кой массы, - и - под пиво! Последнее слово произвело на Митяя чудодейственное воздействие. Он проснулся, вскочил и обвел вокруг выпученными, как у своей жабы, глаза- ми. - Не дам бить комариков! - заорал Митяй. - Мы не азиаты, чтобы живых тварей под корень из природы! Пущай азиаты мух душат, мать их, а мы на- шего комара жалеть должны! С этими словами он схватил жабу, раскрутил ее над головой и запустил в небеса. И пока жаба не шлепнулась где-то на крышу, мы все, обомлев, хранили мертвую тишину, которой первым воспользовался Требов. - Некоторые нетипичные азиаты - товарищ прав - действительно переду- шили всех мух, - протрубил его иерихонский бас. - И что из этого вышло? Культурная революция у них вышла! И нам пора перестать делать из мухи слона! Да, у нас развелись комары! Да, они нас кусают! Но в США наводне- ние крыс! Крыса - это вам не комар! Она загрызет ребенка! В Чикаго за труп крысы власти выплачивают доллар! Один негр там заработал на крысах семьсот двадцать долларов за сутки! И Чикаго вынуждено было обратиться с просьбой о федеральной помощи к президенту! А нам стыдно распускать ню- ни, товарищи! - Кстати говоря! - с новой энергией, но жалостливым голосом понес лектор. - Вы когда-нибудь думали о том, что у комара, как и у каждого массового вида в природе, очень много врагов? Беззащитных личиночек и куколочек комариков хватают прожорливые водяные жуки и клопы! А едва ко- марик вылетит? И в воздухе его подстерегают смертельные опасности: днем - птицы, ночью - летучие мыши... - Эх, комарики-комарики мои! - истошно зарыдал Митяй и бухнулся на колени, стуча в жилистую грудь кочегарскими кулаками. Допившая уже давным-давно пиво безликая масса тоже закручинилась по комарам, из нее донеслось: - Много комаров - быть хорошему овсу! - Попы поют над мертвяками, комары - над живыми! - Все ясно! - Давай закругляйся! Лектор удовлетворенно начал собирать бумажки, защелкнул дипломат, поклонился и задушевно произнес: - А что до самих комаров, то тут секрет простой: надо научиться не обращать на них внимание, и тогда их словно не будет. Еще вопросы? Нет? Благодарю за внимание... - Каких наук вы доктор? - кокетливо спросила Мубельман-Южина. - А кто вам сказал, что я доктор наук? - спросил лектор. - Я! - торопливо покидая беседку, крикнула техник-смотритель. - А вы академик, что ли? - Товарищи, это недоразумение, - объяснил лектор. - Я просто доктор, врач. Обыкновенный психиатр. Без степени. Моя профессия - снимать у на- селения стрессы... - Подожди еще минутку, благодетель! - странно прорычал Михаил Герма- нович. - Я тебя поблагодарить хочу! И тушу генерала как-то боком понесло к беседке. Поднявшись по сту- пенькам, он стал прямо против лектора и, бездарно теряя фактор внезап- ности, сказал: - Сними очки! Я тебя бить буду! Толпа загоготала. Толпа всегда готова принять намерение шутить за саму шутку. Даже больше. Толпа часто не оценивает шутку, если эта шутка не предварена яв- ным намерением оратора вскоре пошутить. И вот этого именно намерения-на- мека массе вполне достаточно для гогота. Тут даже так получается, что саму шутку толпа чаще всего и не замечает, и над ней не смеется, ибо, чтобы оценить шутку, надо хоть чуточку, но подумать, а времени на это нет. Психиатр послушно снял очки, спрятал их в дипломат, потом зачем-то снял лакированные туфли и покорно подставил физиономию генералу. Михаил Германович сокрушительно замахнулся. Лектор подпрыгнул, перевернулся в воздухе и врезал генералу пяткой левой ноги в лоб. (Таких номеров нашему Октавиану и не снилось!) Это бы- ла великолепная демонстрация смеси самбо с джиу-джитсу. Оказалось, пси- хиатр был из тех международных мастеров этой штуки, которым категоричес- ки запрещено использовать в деле кулаки, голову и правую ногу. А левой ногой - в целях допустимой самообороны - можно пользоваться, но без бо- тинка, то есть голой, мягкой пяткой. В результате Михаил Германович добрался на седьмой этаж (лифт не ра- ботал) самостоятельно, с самой незначительной моей помощью. После каждо- го марша, правда, он садился на ступеньку и щупал лоб. Конечно, я не мог оставитъ все это безобразие без соответствующей ре- акции. Всю ночь писал статью в газету "Советская экология". Назвал "Ко- маринская". Статья получилась страстной, гневной, честной - в лучших традициях отечественной публицистики. По жанру где-то между "Не могу молчать!" Толстого и "Что делать?" Чернышевского. И вот здесь, в Певеке, получил свою гневную статью обратно с сопрово- диловкой: "Наш журнал комарами не занимается. Рекомендуем адресовать Ва- ше произведение в "Вопросы философии"". СЦЕНАРИСТЫ И РЕЖИССЕРЫ В МОРЕ Началом киноэпопеи можно считать момент, когда режиссер Георгий Дане- лия, знаменитый ныне фильмами "Я шагаю по Москве", "Не горюй! ", "Трид- цать три", "Совсем пропащий", и режиссер Игорь Таланкин, знаменитый ныне фильмами "Чайковский" и "Дневные звезды", отправились вместе со мной в путь к причалу арктической бухты Тикси. Вернее, в далекий путь отправились тогда только Таланкин и я. Неваж- но, по каким обстоятельствам, но Гия обострил отношения с бортпроводни- цей и за минуту до старта покинул самолет полярной авиации в аэропорту Внуково. Конечно, мы могли бы договориться со стюардессой, но гордыня забушевала в режиссерской душе с силой двенадцатибалльного шторма, и он выпал из самолета с высоко поднятой головой, оставив в моем кармане деньги и документы, в багажном отделении вещи и в хвостовом гардеробе теплую полярную одежду из реквизита "Мосфильма". Было 03.09. 1960 года. В Москве было жарко. Мы взлетели. И я увидел внизу на огромной пустыне столичного аэродро- ма маленькую фигурку в ковбойке. Фигурка не махала нам вслед рукой. Мы с Таланкиным мрачно молчали, ибо чувствовали себя предателями. Ве- роятно, нам следовало покинуть борт самолета вместе с Гией. Мы с Таланкиным как раз работали над сценарием фильма о мужской друж- бе. О том, как товарищ спешит к товарищу по первому зову на противопо- ложную сторону планеты. А в нашем собственном поведении явно сквозило некоторое двуличие. С Внуковом удалось связаться только через сутки с Диксона. Радисты сообщили, что на трассе Великого Северного пути обнаружен странный гру- зин. Он собирал хлебные огрызки на столах летной столовой то ли в Амдер- ме, то ли в Воркуте. Но не это потрясло полярников. Их потрясло, что грузин пробирался через Арктику в рубашке. Обратите внимание: Георгий Николаевич не вернулся домой, чтобы прих- ватить деньжат и пальтишко. Он продолжал демонстрировать вселенной неук- ротимую гордыню. Возможно, правда, что короткое возвращение домой и не- избежная встреча с мамой по разным причинам не устраивали молодого, но уже знаменитого режиссера. Отступать он не любит. Он одиноким голодным волком догонял нас. Уже тогда я понял, что работать над сценарием с Данелией будет труд- но, что он будет держаться за свои точки зрения с цепкостью лемура, ко- торый вцепился в кочку. Мы воссоединились в Тикси. Аэродром там был далеко от поселка, машину из капитана морского порта было не выбить, к самому прилету Гии мы опоздали, в аэропортовском бара- ке его не было, и мы уже собрались уезжать, когда выяснилось, что вокруг давно пустого самолета кто-то бегает. Бегал Гия - согревался: снежные заряды налетали с Ледовитого океана. Он сразу, но сдержанно высказал в наш адрес несколько со

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования