Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Кларк Мэри Хиггинс. С тех пор, как уснула моя красавица -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  -
чательное решение в течении сорока восьми часов. "Мы надеемся, ответ будет положительным, - сказал ему помощник. - Сенатор Моунихэн тоже склонен так думать". Майлс улыбнулся. "Я никогда не противоречу Пэту Моунихэну". Чувство душевного равновесия улетучилось, как только Майлс зашел к себе в квартиру. Он оставил открытым окно, и в столовую залетел голубь. Птица кружила по комнате, садилась на подоконник и в конце концов, покинув комнату, полетела над Гудзоном. "Голубь в доме - к смерти, " - вспомнились Майлсу слова матери. "Чушь, глупое суеверие, " - подумал он раздраженно, но не смог отогнать от себя дурное предчувствие. Ему захотелось услышать Нив и он быстро набрал номер магазина. Трубку взяла Юджиния. "Комиссар, она только-только ушла на 7 Авеню. Я сейчас попытаюсь ее догнать". "Не надо, это не очень срочно, - сказал Майлс. - Но если вдруг она объявится, передай, что я бы хотел с ней поговорить". Едва он успел положить трубку, как телефон зазвонил. Сал тоже тревожился за Нив. В течение получаса Майлс размышлял, стоит ли побеспокоить Херба Шварца. Но что он ему скажет? Майлс прекрасно понимал, что потерять сто миллионов на наркотиках - вполне достаточная причина для Стюбера и его сообщников, чтобы искать мести. А Нив указала на Стюбера, и по ее милости началось это расследование. "Может быть, мне удастся уговорить Нив уехать со мной в Вашингтон, " - рассуждал Майлс, но тут же понял нелепость этой идеи. Вся жизнь Нив здесь, в Нью-Йорке, здесь ее работа, а сейчас, если он еще как-то разбирается в людях, у нее еще есть и Джек Кемпбелл. "Тогда надо забыть о Вашингтоне, - решил Майлс, шагая взад и вперед по столовой. - Я останусь здесь и буду за ней приглядывать. Хочет она или нет, я найму ей телохранителя". Китти Конвей должна была прийти в шесть. В четверть шестого он пошел в спальню, разделся, принял душ, потом принялся придирчиво выбирать костюм, рубашку и галстук, которые наденет к обеду. Без двадцати шесть он был полностью готов. Еще много лет назад он сделал открытие: столкнувшись с какой-нибудь неразрешимой проблемой, ему необходимо чем-нибудь занять руки. Это действовало упокаивающе. Вот и сейчас он решил в оставшиеся двадцать минут заняться поломанной ручкой от кофейника. Майлс снова поймал себя на том, что то и дело невольно бросает оценивающий взгляд в зеркало. Совершенно уже седые волосы тем не менее оставались густыми - в их семействе мужчины не лысели. Но какое это все имеет значение? Что за интерес может представлять бывший комиссар полиции, да еще и с никуда не годным сердцем, для красивой женщины лет на десять младше его? Стараясь гнать от себя эти мысли, Майлс оглядел спальню. Кровать с пологом на четырех столбиках, большой платяной шкаф, комод, зеркало - все это старинное - свадебный подарок от семьи Ренаты. Майлс смотрел на кровать, живо вспомнив, как Рената, опершись на подушки, держала у груди маленькую Нив. "Cara, cara, mia cara", - ворковала она, легонько касаясь губами лобика ребенка. Майлс сжал руками спинку кровати, снова в его ушах прозвучало предупреждение Сала: "Береги Нив". Боже мой! Никки Сепетти тоже говорил: "Позаботься о своей жене и дочке". "Все, хватит! - приказал себе Майлс, выходя из спальни и отправляясь на кухню. - Я превращаюсь в старого неврастеника, который подскакивает от мышиного шороха". На кухне среди кастрюлей и сковородок он выудил кофейник для эспрессо, из которого в ту встречу в четверг Сал обварил себе руку, принес его в столовую, положил на стол, достал из кладовки инструменты и попытался войти в роль, которую Нив называла "Мистер Починяй". Рассмотрев кофейник, он никак не мог взять в толк, почему же отвалилась ручка, все винтики были целые и на месте. "Что-то очень странное!" - сказал он вслух сам себе. Он попытался припомнить, что же именно произошло тогда вечером, когда Сал обжегся... *** В понедельник утром Китти Конвей проснулась в приятном предвкушении. Она уже давно не испытывала такого чувства. Смело отказав себе в удовольствии еще немного вздремнуть, она одела спортивный костюм и отправилась на свою обычную утреннюю пробежку через Риджвуд. С семи до восьми часов - ее обычное время. Вокруг деревьев по обеим сторонам широких улиц появилась та характерная розоватая дымка, по которой мы определяем, что весна уже пришла. Лишь неделю назад, совершая здесь свою пробежку, Китти увидела, что набухают почки. Она тогда думала о Майке и у нее в голове крутились строчки одного стихотворения: "Что может сделать весна? Только заставить еще больше тосковать по тебе". На прошлой неделе она с грустью наблюдала за молодой парой, своими соседями. Уезжая утром, молодой муж махнул прощально своей жене и двухлетнему карапузу, и пока машина отъезжала от дома, жена махала ему в ответ. Китти показалось, что только вчера она сама вот так же держала на руках Майкла и махала на прощанье Майку рукой. Вчера... Тридцать лет назад. А сегодня она рассеянно улыбалась соседям, подходя к своему дому. С полудня она работает в музее, домой вернется к четырем, как раз, чтобы успеть переодеться и отправиться в Нью-Йорк. Размышляя, не зайти ли к парикмахеру, она в конце концов решила, что сама уложит волосы лучше. Майлс Керни. Китти вытащила из кармана ключи и, зайдя в дом, глубоко вздохнула. Пробежки - это хорошо, но, что поделаешь, господи, пятьдесят восемь есть пятьдесят восемь. Она открыла стенной шкаф в прихожей и посмотрела на шляпу, которую "забыл" Майлс Керни. Когда Китти обнаружила шляпу прошлым вечером, то поняла, что это был всего лишь предлог для Майлса, чтобы увидеться с ней снова. Она вспомнила одну главу в "Доброй земле", где рассказывается о том, что муж оставляет свою трубку как знак того, что этой ночью он вернется к жене. Китти усмехнулась, махнула шляпе рукой и отправилась наверх принять душ. День пролетел незаметно. В половине пятого она, начав одеваться, никак не могла решить, надеть ли ей черное шерстяное платье простого покроя, с квадратным вырезом у горла, которое делало ее еще стройнее, или остановить свой выбор на бирюзовом костюме, выгодно оттенявшем рыжину ее волос. "Это не так важно, " - решила она и надела костюм. В пять минут седьмого швейцар позвонил в квартиру Керни и доложив, что пришла гостья, показал Китти дорогу. В семь минут шестого она вышла из лифта. Майлс ждал ее в холле своего этажа. Она сразу поняла, что что-то не в порядке. Он поздоровался с ней чуть ли не отчужденно. Но инстинктивно Китти почувствовала, что не она причина этой холодности. Майлс взял ее под руку и повел к дверям своей квартиры. Он помог ей раздеться и рассеянно положил пальто на кресло в прихожей. "Китти, - сказал он, - посидите со мной. Я бьюсь над одной загадкой, это очень важно". Они прошли в гостиную. Китти окинула взглядом комнату, восхитившись тому, с каким вкусом она обставлена. "Не беспокойтесь обо мне, - сказала она. - Делайте, что вам необходимо". Майлс вернулся к столу. "Дело в том, - сказал он, размышляя вслух, - что эта ручка не могла отвалиться сама. Ее как будто отломали. Тогда этим кофейником пользовались впервые, хотя, кто знает, сейчас так делают вещи... Но, боже ты мой, неужели Нив могла не заметить, что эта чертова ручка держится на честном слове?" Китти молчала, понимая, что Майлс не ждет от нее ответа. Она тихо ходила по комнате, любуясь прекрасными картинами и разглядывая фотографии. Она улыбнулась про себя, глядя на трех ныряльщиков, лица которых было трудно узнать на снимке, потому что все трое были в масках, но несомненно это Майлс, его жена и Нив, которой здесь на вид лет семь - восемь. Она, Майк и Майкл, отдыхая на Гаваях, тоже увлеклись подводным плаванием. Китти посмотрела на Майлса. С озабоченным видом он стоял и держал в одной руке ручку, в другой - кофейник. Она подошла и стала рядом. Ее взгляд скользнул по книге рецептов. Страницы были залиты кофе, но рисунки, потеряв цвет, как будто даже стали более четкими. Китти нагнулась, чтобы поближе их рассмотреть, потом взяла в руки увеличительное стекло. Она изучала их очень внимательно, особенно один. "Прекрасно, - сказала она. - Это, конечно, Нив. Она, должно быть, была первым ребенком, на которого одели модели из коллекции "Тихоокеанских Рифов". Уверена, она смотрелась очень здорово, не так ли?" Внезапно Китти почувствовала, как рука Майлса сжала ее запястье. "Как вы сказали? - спросил Майлс. - Как вы сказали!?" *** Надеясь найти нужное ей платье с первой же попытки, Нив зашла в "Эстразис". Демонстрационный зал был набит битком покупателями из "Сакс и Бонуитс", из "Бергдорф", и такими же, как она сама, хозяевами небольших магазинов. У всех на устах было только одно имя - Гордон Стюбер. "Ты знаешь, Нив, - пожаловался ей покупатель из "Сакса", - У меня застряла целая партия его спортивной одежды. Люди такие смешные. Ты не поверишь, но, когда Гуччи и Нипон были привлечены за уклонения от налогов, их одежда перестала раскупаться. Одна из моих клиенток так и сказала: "Я не собираюсь выкладывать свои денежки этим ненасытным жуликам". Продавщица прошептала Нив, что ее лучшая подруга, которая работала у Стюбера секретаршей, сейчас просто в отчаянии. "Стюбер был добр к ней, - рассказывала продавщица, - А сейчас, когда у него такие проблемы, она боится, что и ее начнут обо всем подробно выпытывать. Что ей делать?" "Рассказать правду, - ответила Нив. - И скажи ей, пожалуйста, чтобы она не была к нему столь великодушна. Он не заслужил такой преданности". Нив предложили на выбор три белых платья, одно из которых, несомненно, подошло бы дочери миссис Пот. Она заказала его, взяв два других на заметку. В пять минут седьмого она подошла к зданию, где размещался офис Сала. Улицы пустели. Где-то к половине шестого жизнь в Гарменте замирала. Нив вступила в холл и удивилась, не увидев охранника на своем обычном месте за столом в углу. "Вышел, должно быть, в туалет, " - решила она и шагнула в кабинку лифта. После шести часов вечера оставляли работать только один лифт. Дверь уже закрывалась, когда Нив услышала чьи-то торопливые шаги по мраморному полу. За секунду до того, как лифт начал подниматься, Нив смогла бросить взгляд сквозь почти сомкнувшиеся створки. Она увидела серый спортивный костюм и гребешок панка. Ее глаза встретились с глазами парня. Посыльный. В одно мгновение Нив вспомнила, что обратила на него внимание, когда провожала миссис Пот до машины, и потом еще раз, выходя из "Ислип Сепарейтс". У нее пересохло во рту, она быстро нажала кнопку нужного ей двенадцатого этажа, и потом еще девять кнопок, до самого верхнего. Выйдя из лифта, она пробежала несколько шагов по коридору в поисках Сала. Дверь в демонстрационный зал была открыта. Нив влетела и захлопнула ее за собой. Зал был пуст. "Сал! - позвала она, начиная паниковать. - Дядя Сал!" Он тут же появился на пороге своего кабинета. "Что случилось, Нив?" "Сал, мне кажется, кто-то за мной следит". Нив схватила его за руку. "Пожалуйста, запри дверь". Сал уставился на нее. "Ты уверена?" "Да, я видела его три или четыре раза". Темные, глубоко посаженные глаза, землистое лицо. Вдруг Нив почувствовала, как у нее помертвели губы. "Сал, - прошептала она, - Я знаю его. Он работает в кафе". "Зачем же он преследует тебя?" "Не знаю. - Нив подняла глаза на Сала. - Если только Майлс не оказался прав. Неужели все-таки Никки Сепетти хотел меня убить?" Сал открыл дверь в коридор. Слышен был звук опускающегося лифта. "Нив, - предложил он, - У тебя хватит смелости попытаться кое-что сделать?" Нив кивнула, не зная, к чему он клонит. "Я оставлю дверь открытой, и мы будем разговаривать. Если за тобой кто-то следит, то лучше его не спугнуть". "Ты хочешь, чтобы он меня видел?" "Да, да. Встань за манекен, а я буду стоять за дверью. Если кто-то войдет, я брошусь сзади. Самое главное, задержать его; необходимо узнать, кем он подослан". Они посмотрели на индикатор. Лифт какое-то время стоял в холле внизу, потом начал подниматься. Сал поспешно зашел в свой офис, выдвинул ящик стола, достал пистолет и быстро вернулся к Нив. "После того, как меня обокрали в прошлом году, я получил разрешение, - прошептал он. - Нив, встань за тот манекен". Как в полусне, Нив подчинилась. Даже при неярком освещении в зале она увидела, что одежда на манекене из новой коллекции Сала. Темные осенние цвета - красный, оттенка клюквы, и темно-синий; коричневый и глубоко-черный. Карманы же, шарфы и пояса блестели и переливались в духе "Рифов". Коралловый, алый, золотой, ультрамариновый, изумрудный, серебряный и голубой сплетались в крошечные копии тех нежных узоров, которые Сал зарисовал в Аквариуме много лет назад. Аксессуары и украшения служили автографом его неповторимого дизайна. Нив посмотрела на шарф, который коснулся ее лица. Этот орнамент. Наброски. Мама, ты рисуешь меня с фотографии? Мама, но на мне же другая одежда... О, bambola mia, это просто идея, это должно быть очень красиво... Наброски... Наброски, сделанные Ренатой за три месяца до ее гибели, за год до того, как Энтони делла Сальва потряс мир моды своей коллекцией "Рифы Тихого океана". А на прошлой неделе Сал пытался уничтожить книгу из-за одного из таких набросков. "Нив, говори мне что-нибудь". В тишине его шепот просвистел, как приказ. Дверь была приоткрыта, и Нив слышала, как остановился на их этаже лифт. "Я думала... - она старалась, чтобы ее голос звучал естественно. - Мне очень нравится, как ты ввел элементы "Рифов" в осеннюю тему". Заскользила, открываясь, дверь лифта. Послышались шаги. "Я отпустил всех пораньше, - весело сказал Сал. - Они и так с ног сбились, готовились к показу. Мне кажется, что это моя самая лучшая коллекция за последние годы". Ободряюще улыбаясь Нив, Сал отступил за приоткрытую дверь. Приглушенный свет бросал его тень на противоположную стену зала, на фреску, изображающую Тихоокеанские Рифы. Нив уставилась на стену, коснулась шарфа на манекене. Она пыталась ответить, но не была в состоянии выдавить из себя хоть слово. Дверь медленно открылась. Нив могла видеть очертания руки и дуло пистолета. Осторожно Денни вошел в зал, ища глазами Нив и Сала. Нив наблюдала, как Сал бесшумно вышел из-за двери и поднял пистолет. "Денни, " - сказал он мягко. Как только Денни обернулся, Сал выстрелил. Пуля прошла через лоб. Денни выронил оружие и, не издав ни звука, упал замертво. Ничего не соображая, Нив смотрела, как Сал вытащил из кармана носовой платок, чтобы поднять с пола пистолет Денни, не касаясь его руками. "Ты убил его, - прошептала Нив. - Совершенно хладнокровно застрелил. Как ты мог это сделать, ведь ты не дал ему и слова сказать!" "Иначе он убил бы тебя. - Свой пистолет Сал бросил на стол секретаря. - Я только хотел тебя защитить". Он двинулся по направлению к Нив с пистолетом Денни в руке. "Ты знал, что он будет здесь, - сказала Нив. - Ты знал его имя, ты все знал, потому что ты организовал это". Обычная отечески-добродушная маска сбежала с лица дядюшки Сала. Его щеки надулись и блестели от пота. Обычно смеющиеся глаза сузились в щелочки и совершенно исчезли в складках жирного лица. Еще красной от недавнего ожога рукой он поднял пистолет и направил его прямо на Нив. Вокруг его ног на ковре растекалась лужа крови, несколько капель попало на блестящий пиджак. "Ну, конечно, это моя затея, - сказал он. - Пошел слух, что Стюбер заплатил, чтобы тебя убрали. И никто не догадывался, что именно я пустил этот слух, и тот, кто заказал убийство - это тоже я. И я расскажу Майлсу, что пытался прийти тебе на помощь, но было поздно. Не переживай, Нив. Я утешу Майлса, у меня это хорошо получается". Нив остолбенела; охваченная ужасом, она не в силах была пошевелиться. "Рифы Тихого океана" придумала моя мать, - сказала она. - Ты украл у нее идею, да? А Этель каким-то образом раскопала это. Так это ты убил ее! Это ты ее переодел, а не Стюбер! Уж кому, как не тебе знать, какая именно блузка входит в костюм!" Сал удовлетворенно зафыркал, что должно было изображать смех, и тело его заколыхалось. "Нив, - сказал он, - Ты намного сообразительнее своего отца. Именно поэтому тебя и надо убрать. Ты почувствовала, что что-то неладно, когда Этель не появилась в твоем магазине. Ты обратила внимание, что ее зимние пальто остались дома. Я знал, что так будет. Когда я увидел наброски "Рифов" в книге рецептов, я подумал, что должен уничтожить их любой ценой. Даже если для этого придется обжечь руку. Рано или поздно ты докопалась бы. Майлс - никогда, даже если бы эти рисунки были размером с плакат. Этель разнюхала, что та моя история с вдохновением в чикагском Аквариуме - вранье. Я ей сказал, что мне надо кое-что объяснить ей и пришел. Она была не дура, наша Этель. Она сказала, что знает, что я вру и знает, почему я вру. То есть, что это не мой дизайн. И она собиралась доказать это". "Этель видела книгу рецептов, - Нив произнесла это помертвевшими губами. - Она скопировала один из набросков к себе в блокнот". Сал усмехнулся. "Ах, так вот, откуда ей стало известно. Ну, она умерла раньше, чем успела мне все рассказать. Если у нас с тобой будет время, я покажу тебе папку, которую мне дала твоя мать. Там полностью собрана коллекция". Это не дядюшка Сал. Это не друг детства ее папы. Это какой-то незнакомец, который ненавидит ее, ненавидит Майлса. "Твой отец и Дэв с самого детства относились ко мне, как к дурачку. Смеялись надо мной. Твоя мама. Высший класс. Красавица. От природы безукоризненный вкус. И все это достается такому болвану, как твой отец, для которого что домашнее платье, что королевский наряд - все одно. Рената всегда поглядывала на меня свысока. Ну, что ж поделаешь, нет у меня таланта. Она знала это. Но когда ей понадобился совет, что делать с ее идеями, как ты думаешь, к кому она побежала? Нив, ты так и не догадалась о самом интересном. Ты будешь единственным человеком, который все знает. Правда, ты не сможешь ни с кем этим поделиться. Нив, черт побери, как ты туго соображаешь. Я не просто украл у твоей матери "Вид на Рифы". Я ей глотку за них перерезал". *** "Это Сал! - Майлс говорил тихо. - Он отломал ручку от кофейника. Он пытался уничтожить наброски. А Нив! Она может быть сейчас у него!" "Где?" - Китти схватила Майлса за руку. "В своем офисе. 36-улица". "Моя машина внизу. В ней есть телефон". Кивнув, Майлс бросился к двери и выбежал в коридор. Минута, пока они ждали лифта, тянулась бесконечно. Они еще два раза останавливались по дороге, впуская пассажиров, пока добрались до холла. Держа Китти за руку, он бегом пересек холл и кинулся через дорогу, не глядя на несущиеся автомобили. "Я поведу, " - бросил Майлс. Взвизгнув шинами, машина сделала резкий разворот и помчалась по Вест-Енд Авеню. Майлсу надо было привлечь внимание дорожной полиции, заставить патрульную машину следовать за ним. Как всегда в критические моменты, он чувствовал, что леденеет. Его мозг превратился в независимую от него думающую машину, самостоятельно

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования