Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Детектив
      Коллинз Макс Аллан. Синдикат -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -
нья обменялся взглядом с другим - толстым, темноволосым, со сросшимися бровями над круглыми черными глазами. Кампанья, его сигарета и ствол уставились на меня: - Какой парень? - Я не знаю, как его зовут. Он ранен. Сказал, что работает на Нитти и приказал привезти его сюда. - Убирай его отсюда к черту, - посоветовал мне Кампанья. - У него пушка, - ответил я. Кампанья и толстяк отступили, но не ушли, все еще вглядываясь. - Думаю, он в отключке - сообщил я. - Дайте мне передохнуть и забирайте свое добро! Кампанья не спеша сошел по деревянным ступеням. Он явно мне не доверял и, не опуская револьвера, прилип к окну, у которого сидел блондин. Я тоже держал в руке пушку, между нами была машина. Надо мной, следя за происходящим, нависал вооруженный толстяк. - Господи, - заглянув в окно, пробормотал Кампанья. - Похоже, мертвец. - Может быть, - сказал я. - Его подстрелили. - Какого ж ты тащился с ним сюда, тупой ублюдок? - У него была волына. Ввалился ко мне в офис, кровь хлещет, сказал, что его подстрелили, и я должен его отвезти. Я сделал, что велели. Вы его знаете, верно? - Ну да, знаю. Впрочем... Двигай-ка отсюда. - На хрена мне это надо? Это твой жмурик. Кампанья уставился на меня. Я постарался принять извиняющийся вид. - Давай, принимай груз. Гляди, машина эта его. Можешь толкнуть ее кому-нибудь. А я возьму такси. - Ладно уж, дерьмо собачье. Фатсо! Фатсо слетел со ступенек колесом. Кампанья засунул пушку за пояс. - Катись куда-нибудь подальше. Геллер, там и воняй. - Он бросил на меня взгляд, не суливший ничего хорошего. Фатсо тоже убрал оружие и спросил у Кампаньи, что делать. Я же выключил мотор и, обойдя машину спереди приложил револьвером Кампанью по затылку так, что он рухнул, как полено. Фатсо разинул рот и вцепился в кобуру у пояса, но взглянув мне в лицо и увидев мою улыбку а я как бы улыбался, решил воздержаться от лишних телодвижений. У Кампаньи выступила кровь на затылке и около уха - похоже, он серьезно отключился. Наставив на Фатсо пушку с глушителем, я выдернул револьвер из-за пояса Кампаньи, разрядил, высыпав патроны на дорожку, отбросил его подальше, а затем проделал то же самое с револьвером Фатсо. Потом театральным шепотом приказал: - Свяжи ему сзади руки его галстуком. Он сделал, что сказали. Злобно пыхтя, но сделал. - Кто там наверху? - спросил я, опять же шепотом. - Кого вы имеете в виду? - сказал он вполголоса, оглянувшись на меня, и, так как он старался, линия бровей поднялась на лбу почти до волос. Я упер в него ствол: - Ты знаешь, о ком я спрашиваю. - Только Нитти. - Больше никого? - Один в комнате над аптекой. Он просто сидит на телефоне. - Кто еще? - Двое в квартире наверху; они через день меняются. Сейчас спят. - И? - Люди в доме, в основном, близкие или друзья. Дом-то мистера Ронги. Телохранителей больше нет. - А где сейчас Ронга? - В Джефферсон-парке, в больнице! - А когда он вернется? - Утром. Он всю ночь дежурит. - А жена Нитти? - Миссис Нитти с матерью во Флориде. - Не врешь? - Правду говорю! - Если наврал, я твои кишки по всей дорожке размотаю. - Если доживешь до этого. - Будем надеяться. - Я говорю правду. Геллер. Руки Кампаньи были крепко стянуты галстуком, он тяжело дышал, но все еще был отсюда далеко. - Что теперь? - спросил толстяк. - Поворачивайся, - приказал я. Он вздохнул и, тряхнув головой, послушался. Я двинул ему по затылку, и его туша с грохотом приземлилась на баки с мусором. А я просто стоял и ждал, что кто-нибудь сейчас высунется на крыльцо и глянет вниз. Дерьмовое ожидание. Но никто не высунулся. *** Галстуком Фатсо я связал ему руки за спиной и заглянул в один из мусорных баков. Нашел отличное грязное посудное полотенце, обгоревшее по краю. Я разорвал его надвое, скатал и заткнул им рты находившихся без сознания. Потом связал им шнурки на ботинках, а затем взвалил толстяка на Кампанью. Это должно было разозлить Малыша побольше, чем то, что я его оглушил. "Детские игры", - сказал я про себя, подумав о шнурках. Играю в детские игры... Я оглядел машину, за ветровым стеклом виднелся склонившийся на одну сторону блондин, глаза его все еще были приоткрыты. Где-то замяукал бродячий кот; потом опять стало тихо. Для конца июня было прохладно, я взмок от пота; что ж, я ведь поработал. Я поднялся по ступенькам на первую площадку - в квартире на этом этаже света не было. Я поднялся на следующую. Квартира Ронги. Здесь были открытая настежь прочная дверь с замком (из которой вышли Кампанья и Фатсо), а также решетчатая дверь, которая была закрыта, но не заперта. Я заглянул. В белой комнате передо мной передвигалась фигура; комната была кухней, а фигура, как мне показалось, - Нитти. Мне с чужим оружием было непривычно (мой пистолет все еще был у меня под мышкой), но я подумал, что раз оно принадлежит блондину, то и стрелять надо из него - неплохая идея в том деле, что я задумал. Итак, держа наготове бесшумную пушку убийцы я прошел через решетчатые двери, собираясь пристрелить Фрэнка Нитти, стоявшего в пижамных штанах ко мне спиной и рывшегося в холодильнике. Спина у него была мускулистая, худая и смуглая, отчасти из-за флоридского загара. Ближе к пояснице виднелся уродливый свежий красный шрам - от пули Лэнга. В правой руке у него была бутылка молока, левую он сунул в холодильник что-то там разыскивая. Он услышал, что я вошел, но не обернулся. - Что за суматоха, Луи? Пара малышек в машине потеряли невинность? - Ага, вот-вот кровь прольется, - ответил я. - А вы оказались порядочной дрянью. Нитти не двигался. Мускулы на спине напряглись, но позу он не изменил. Потом медленно оглянулся на меня. Не так уж много я увидел на его лице, но смятение заметил. - Геллер? - уточнил он. - Удивлены? - А где Луи и Фатсо? - В мусоре. - Ас тобой, малыш, все в порядке? - Выньте руку из ящика, Фрэнк. Медленно и без фокусов. - Ты что думаешь, я держу ствол в ящике со льдом? Да ты рехнулся! Откуда свалился. Геллер? - С большой высоты. Выньте руку и медленно повернитесь ко мне. Он повернулся. Там, куда попали пули Лэнга, на груди у него был небольшой, но тоже уродливый красный шрам и еще один на шее. Они были похожи на некрасивые родимые пятна. Он все еще держал бутылку молока, другая рука была пуста. - Я просто рылся в холодильнике, - объяснил он осторожно, но сузившиеся глаза были как пьяные. - Там оставалось немного ростбифа из ягненка. Не хочешь его со мной доесть, а? Кухня была белая, современная и уютная, со столом посередине. На столе валялись карты, отсюда, наверняка, и вышли Кампанья с Фатсо. - Кто-нибудь еще есть в квартире, Фрэнк? - Нет. - Проведите меня. Он пожал плечами и медленно провел меня по всему дому. По обе стороны холла располагались спальни, гостиная, кабинет. В конце виднелась большая жилая комната. Комнаты были большие, хорошо меблированные, стены там и сям украшены католическими иконами. Никого, кроме Нитти, в доме не было. Вернувшись на кухню, я позволил ему сесть на стол - спиной к двери. Сам сел спиной к раковине, так я мог следить за задней дверью и за коридором. Нитти изучающе меня разглядывал. Как я заметил; он отрастил свои усы в виде перевернутой буквы "V". Хоть он не очень походил на человека, стоящего на пороге смерти, но ясно, был уже не тем, что раньше - до выстрелов Лэнга - и выглядел постаревшим, худым и маленьким. - Малыш. Не возражаешь, если я хлебну молока? - Валяйте. Он сделал два хороших глотка прямо из бутылки, и на какой-то момент усы окрасились в белый цвет, пока он не вытер их тыльной стороной ладони. - Язва, - объяснил он. - В такие дни я пью только молоко. - У меня сердце кровью обливается. - Ты хорошо успокаиваешь язву, сопливый гаденыш. В чем дело, пропади ты пропадом? Подумай, ведь ты совершаешь, черт тебя побери, самоубийство!.. - Там внизу мертвец. - Луи? Если ты убил Луи, я... - С Кампаньей все в порядке. Пару часов он не вспомнит свое имя, а так он в порядке. Фатсо тоже. - Тогда кто?.. - Блондинчик. Не знаю его имени. Но встречал частенько. Нитти пристально посмотрел на меня, глаза - как щели. - Предпоследний раз я его встречал, - продолжал я, - в Бейфрант-парке, когда вы послали его помочь убить Сермэка. До того видел, как он бежал по Рэндолф-стрит - это было, когда Капоне послал его убить Джейка Лингла. А сегодня, сегодня вы послали его убить Натана Геллера. Но работу он не выполнил, верно? Нитти затряс головой. - Ты ошибаешься. Ошибаешься. - Ну так расскажи мне об этом. Скажи, что не посылал этого негодяя ухватить немного солнышка во Флориде. Он ткнул в меня пальцем, как пистолетом: - Я не говорю, что не посылал его во Флориду Я говорю, что не посылал его убить тебя. Пушка в моей руке прямо плясала. Я услышал свой голос: - Он толкнул меня с башни "Скай-Райд", Фрэнк. Шесть сотен футов. И, по всем законам, я уже должен был превратиться в мешок с костями и мясом и лежать на столе в морге, но я выжил. И я здесь, а он сдох. И с тобой, Нитти, будет то же самое. О, Боже! Ну почему Лэнг не убил тебя в тот день? Для какого же неблагодарного засранца я вызывал тогда "скорую". Пока я ораторствовал, Нитти сидел тихо, потом мягко, как бы утешая дитя, помахал в воздухе рукой. - Геллер, - сказал он. - Я не посылал его. Я даже не знал, что этот негодяй был в городе. На меня он не работает. - Заткнись, гад. Нет тебе веры! - Подожди. Просто послушай. Да опусти ты эту проклятую штуку, опусти. Послушай меня. Я не сказал, что он никогда на меня не работал. Он с востока. Это тот парень, которого Джонни Торрио рекомендовал Алю помочь справиться с Линглом; я тоже использовал его время от времени - в особо рискованных случаях. - Так вот кто я такой - рискованный случай. - Понимаю, каково тебе. Знаю, малыш, какие в тебе бушуют чувства. О мести я знаю все. Если бы "Тони Десять Процентов" не горел уже в аду, ты мог бы его спросить, понимает ли Нитти в мщении. Но на тебя контракт я не оплачивал. Клянусь всеми святыми. И, как бы доказывая это, зазвонил колокол в церкви Полночь. Хотел бы я знать, в Нотр-Дам или Помпейской Божьей матери. Я спросил: - Кто же тогда его послал? - На это у меня точного ответа нет. Но я могу предположить... Я почувствовал нарастающее смятение, которое вылилось в запоздалый вопрос: какого черта я здесь делаю? - Суд над Лэнгом будет в сентябре, - продолжал Нитти. - Ты что, забыл? Для тебя эта история в прошлом? Ну, а для некоторых она еще не закончилась. - Говоришь, Лэнг послал этого парня? Но у него ни денег нет, ни связей... - У него мозгов не хватит, да и кишка тонка. Нет. Не Лэнг. Никто. Никто его не посылал. Ты спел свое на свидетельском месте, Геллер. Стал в Чикаго новостью: сказал правду. Что, как ты считаешь, почувствовал твой друг-блондин, когда услышал, что ты так поступил? Ты ведь можешь опознать и его как истинного убийцу Джейка Лингла и как второго вооруженного человека при стрельбе в Сермэка. Какие же соображения, думаешь, появились у него, когда он обнаружил, что Нейт Геллер вдруг получил возможность говорить правду на свидетельской трибуне? Кто предскажет, что выйдет наружу при этом суде над Лэнгом? Ты ведь знаешь, Лэнг тоже был в Бейфрант-парке. Я положил на стол локоть руки, в которой держал ствол, и потер им щеку. Проглотил комок в горле. Рот пересох. Я почувствовал тошноту. Это же, похоже, чувствовал и Нитти - он выпил еще молока. Вытер рот, улыбнулся и сказал: - Положи пушку. Просто положи на стол. Это была, вероятно, очень неплохая мысль, но я еще не совсем дозрел. Я спросил: - А как же насчет Джимми Бима? - Забудь о Джимми Биме. И я оказываю тебе услугу, дав этот совет. Так что убери оружие, забирай совет и уходи. Просто уходи. *** Я почувствовал, как на меня накатила какая-то волна, лицо запылало. - Какую-то минуту я почти тебе поверил, Фрэнк. Но сейчас правда вылезла наружу, хотел ты этого или нет, Джимми Бим связался с Тедом Ньюбери, точно не знаю как, вероятно, это было связано со спиртным, шедшим через Трай-Ситиз. А потом он втерся в твою организацию, вы его вычислили и что? Убили? Улыбаешься. Ведь я прав, так? Я прав. Тут я стал совать нос в чужие дела а когда засек Дипера Куни - на этом чертовом матче где был и ты, Фрэнк, - ты попытался убить нас обоих, но удалось только Куни, и... - Куни погиб потому, что просто был рядом с тобой. И это сделал мертвый теперь блондин... Похоже на правду: именно его машина при стрельбе проскользнула мимо нас прошлой ночью. Голос Нитти был спокоен, говорил он медленно. - Знаю, ты долго искал Джимми Бима, - поежился он. - Я узнал об этом сразу же, как только ты стал проверять ночлежки на Северной Кларк-стрит. От меня ничто не укроется, малыш. - Однако он мертвец, верно? - Он делал кое-что для Ньюбери - крутился по каким-то поручениям Теда и его парней в Трай-Ситиз. Но кое-что ты упустил: между днем святого Валентина 1929 года (когда они с Багзи Моуреном пропустили ту встречу) и ямой в дюнах в январе этого года Тед был одним из наших. А когда малыш Бим работал на него, Тед работал на меня и Аля. Так что эта твоя сказка, что ты придумал, ни в какие ворота не лезет. - Тогда расскажи свою басню, которая пролезет. - Нет, иди-ка ты лучше домой. Я перед тобой в долгу за одну вещь. И именно сейчас собираюсь расплатиться с тобой: блондин в своей машине искупается этой ночью в реке, а Луи с Фатсо я скажу, что все случилось из-за недопонимания, и они тебя не убьют. Вот таким манером я верну тебе долг. Оружие оставь - оно ведь принадлежало блондину, верно? Сыщики не используют глушители; по крайней мере, я об этом никогда не слышал. Переложив волыну в левую руку, правой я достал свой пистолет, потом неловко разрядил чужую машинку, обойму положил в карман, а бесполезное теперь оружие на стол. Помолчав, я сказал: - Я еще не закончил. - А может хватит? - Нет. Тебе непонятно, почему, да, Фрэнк? Джимми Бим - не просто работа и не просто пропавший человек. Он брат моей возлюбленной. Именно так - моей возлюбленной. Я с ней познакомился несколько месяцев назад когда она пришла нанять меня найти парнишку. Узнав, что он мертв, она будет настаивать, чтобы я нашел убийцу. И я найду его, Фрэнк. Ну, а пока мне ясно одно - убийцу ты не посылал. А потому я вынужден признать, что ты, действительно, крутой мужик. Нитти грустно рассмеялся. - Собственно, - сказал Нитти, - я все еще перед тобой в долгу. Кое за что, о чем ты даже не догадываешься. Однажды, невольно, ты уже оказал мне услугу. Почти то же самое сказал мне и Капоне, там, в Атланте. - Я не знал малыша Бима под этой фамилией, - продолжал он. - А, главное, я даже не знал о его связи с Ньюбери. Я знал одного только Дипера Куни (который не все мне рассказал), похвалившего парнишку. Поговорив с малышом, я понял, что он непрост. Он немного умничал, но главное - был сообразительным. Когда я понял, что он учился в колледже, он попросил никому об этом не рассказывать (пусть это будет между нами). Мне это понравилось. Он умел работать с цифрами, и мы сделали из него что-то вроде кассира при телеграфе. В подчинении у Джо Пэламбо... Еще не сообразил, Геллер?.. У тебя есть фото Джимми Бима? Внезапно мне стало трудно дышать. Негнущимися пальцами я вынул из бумажника фотографию. Ощущение непоправимого стремительно нарастало. Разглядывая фото, Нитти сказал: - Никогда не видел его ни таким юным, ни таким пухлым. Здесь он еще ребенок. Волосы у него стали потом подлиннее, покудрявее. И усы появились. Должно быть, старался выглядеть постарше. Парнишка в окне! - Убил-то его ты. Геллер. Я оцепенел. - Ты его убил, - продолжал Нитти. - Это и есть та услуга, которую ты нам оказал. Видишь ли, один из моих людей опознал его как парня, который прокручивал кое-что для Ньюбери и мальчиков из Трай-Ситиз. Он знал только, что фамилия малыша не Харт, но никак не мог вспомнить, какая. По большому счету, масса людей и меняет фамилии. Я и сам, знаешь ли, по рождению Нитти но лучше перестраховаться, чем потом сожалеть. Я велел Луи обыскать жилище малыша. И Луи нашел кое-что нехорошее. Нашел тетрадки с записями. Бумага в линейку, как у школьника. Только писанина в этих тетрадках оказалась не школьными заданиями. Этот Харт записывал все, что видел и слышал, а ведь телеграф Пэламбо был тем местом, где я проводил немало времени, и малыш много чего успел. Луи также обнаружил водительские права малыша и узнал, что имя его Джеймс Бим. И записную книжку нашел с адресами, а в ней имя его отца. А отец - доктор в Айдахо или еще где-то, и кое-что вдобавок. Чертов молокосос держал на полке диплом об окончании колледжа и, догадайся, что он изучал? - Журналистику. - Точно! Малыш собирался отнести свою историю - нашу историю! - в газеты! Нужно было что-то предпринять. Луи обнаружил все это утром, в тот день, когда вы с Лэнгом и Миллером ввалились в телеграфное помещение на Уэкер-Ла-Саль. Парнишка был уже там, и у Луи не было возможности мне об этом шепнуть - ясно же, что лучше мне узнать о малыше до того, как тот узнает о разоблачении. Я делал кое-какие ставки, и Луи, схватив бумажку (это был счет из бакалейного магазина), обо всем этом мне написал, но тут заявились вы. У меня голова шла кругом. - И эту записку?.. - Ну да. Ее-то я и жевал. Но Лэнгу оправдания нет. Уже потом я узнал от Луи, что, когда меня подстрелили, малыш занервничал; он понимал - если попадет к копам, его раскроют. А ему, должно быть, очень хотелось исписать еще пару тетрадок, прежде чем появиться на публике. Так или иначе, Луи рассказывал, что малыш захотел бежать. Луи говорит: давай, беги. Тут заходишь ты, Луи кидает малышу пушку, и вот здесь ты нам всем и оказал услугу. Я только и мог, что сидеть, безвольно держа в руках пушку, из которой убил брата Мэри Энн, пушку, из которой застрелился отец. *** Тут в дверном проеме появился Кампанья, безоружный, но злой, зубы оскалены, половина головы в засохшей и крови. Он двинулся ко мне, презрев глядящий на него ствол, но Нитти вытянул руку и, поманив к себе, что-то прошептал ему на ухо. Вращая глазами, Кампанья вздохнул с явным разочарованием. - Что ж, понял. Пойду помогу Фатсо. Он еще не очухался. - Мысль хорошая, - одобрил Нитти. Я убрал свою пушку. - Хочешь выпить. Геллер? У меня есть славное винцо. Сам-то я пить не могу из-за этого проклятого желудка. Добьет он меня. Эй, развеселись! Придумаешь что-нибудь для своей девушки и все дела. - Я убил ее брата, - пробормотал я. - Это знаю я. Знаешь ты. А больше никто. Его просто похоронили в глиняном карьере, как еще один неопознанный труп. Пусть он там и остается. Ноги не держали, но я все-таки поднялся. Нитти обнял меня за плечи: - Крепко тебе досталось, дружище. Пойди отоспись. И давай с этим кончать. - Я собирался тебя убить. - Но ведь не убил. Ты помог мне, я - тебе. Теперь мы квиты. - Но блондин... - А что блондин? Забудь об этом. Все в прошлом. Пусть люди, думая о Чикаго, вспоминают Выставку, а не стрельбу и гангстеров. Кстати, а как тебе моя Выставка? - Твоя Выставка? Он кивнул, улыбнувшись: - Если на ней что-то и крутится, то только благодаря тому, что смазали все мы. И это только... начало. - Только начало? Для чего? Он махнул рукой: - Для всего. Для страны. Мы завоевали весь мир, будучи последними, находясь у подножья горы. Мы создали Союз барменов, а это означает, что каждый бармен в стране продает спиртное нашего производства. Они будут обя

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования